Татьяна Русакова.

Закрытый клуб «Вход только для своих»



скачать книгу бесплатно

© Т. В. Русакова, текст, 2019

© Г. Г. Бедарев, иллюстрации, 2019

© ЗАО «Издательский Дом Мещерякова», 2019

* * *

Глава 1
Сыщик Питер


День, когда пропал господин Квакс, начался для Питера очень рано. С утра ему предстояло одно важное дело.

Мальчик сладко зевнул. Не открывая глаз, он протянул руку к тумбочке и нащупал лежащую там книгу. Спать хотелось зверски, и Питер с трудом преодолел соблазн поспать ещё хотя бы пять минут. Он снова зевнул, потёр кулаками глаза и перевернулся на живот. В комнате было уже светло. За окном распевали птицы, лёгкий ветерок шевелил занавеску. Мальчик полистал книгу, нашёл нужную главу и погрузился в чтение. Несколько долгих минут тишину в спальне нарушал только шорох страниц. Питер водил пальцем по строчкам и шевелил губами. Нелегко читать большие тексты, когда тебе всего восемь лет!

Но неужели книга и была тем важным делом, ради которого мальчик жертвовал крепким утренним сном? Не удивляйтесь! Просто весь остальной день Питер был так занят, что времени на чтение совсем не оставалось. А прочесть эту необыкновенную книгу нужно было обязательно! Она называлась «Юному сыщику». Питер надеялся, что, дочитав её до конца, научится без труда разгадывать самые запутанные преступления. Ведь стать настоящим детективом было его давней мечтой.

Каждое утро мальчик одолевал по главе. Надо сказать, что задания иногда бывали довольно трудными, особенно логические задачи. Вот и сегодня, дочитав страницу, он закрыл книгу и задумался.

«Так-так, – пробормотал Питер. – Три загадки. Первая: кто из трёх человек сказал неправду? Это легко. Соврал молодой человек. Он не мог проехать к своему дому через тупик, поскольку тупик означает, что дороги дальше нет».

Вторая загадка оказалась сложнее. На верхней иллюстрации были изображены подошвы нескольких пар обуви, а на нижнем рисунке располагались отпечатки, оставленные на месте преступления. Надо было определить, кто оставил следы. Для верности Питер водил по картинке пальцем и вскоре справился с заданием.

А вот над третьей задачей он задумался надолго. «У кого же из них нет алиби?» – пробормотал мальчик. Как будущий детектив, он знал, что слово «алиби» означает доказательство невиновности. Это когда человек ну никак не мог совершить преступление, потому что находился совершенно в другом месте.

Он снова открыл книгу. Там было нарисовано четверо детей. Хорошенькая девочка – Лили – горько плакала. У неё украли велосипед, пока она ходила в магазин. Её утешали подружка, рыжая Маргарита, и двое мальчиков, Том и Дик. Все они утверждали, что ничего не видели, и выглядели невинно.

«Может быть, автор ошибся, и все они ни при чём?» – подумал Питер и вздохнул. Надеяться на это было глупо.

– Так! – сердито сказал мальчик. – А ну, признавайтесь, кто из вас стащил велик?!

Он ещё раз перечитал задачу и важно произнёс:

– Будем рассуждать логически! Что нам известно?

Двое из детей любят пирожные, двое – играть в машинки.

Так.

Теперь – что они не любят?

Том терпеть не может девчонок. Дика тошнит от одного вида пирожных. Маргарита не любит играть в машинки.

Кто бы сомневался?! Дальше.

Маргарита говорит, что в момент кражи велосипеда была в кондитерской с одним из мальчиков. Том клянётся, что, пока Лили бродила по магазину, они с Диком смотрели на новые машинки в киоске на углу.

Питер погрыз карандаш. Ясно, что кто-то из них сказал неправду, ведь не мог же один из мальчишек быть сразу и в киоске, и в кондитерской. Но кто врёт – вот задача!

Мальчик снова перечитал условие. Том терпеть не может девчонок. Он точно не пошёл бы с Маргаритой в кондитерскую. Тогда получается, что она ходила с Диком? Но его же тошнит от одного вида пирожных. Значит, и с ним она пойти не могла.

Питер подпрыгнул от возбуждения.

– Ага! – торжествующе воскликнул он. – Я так и знал, что это она увела велосипед! А с виду такая хорошая девочка!

Питер показал язык рыжей Маргарите. Он был очень доволен собой.

Покончив с заданиями, мальчик поднялся и достал из ящика стола толстую тетрадь. На обложке неровным почерком с красивыми завитушками было написано: «Дневник сыщика». В эту тетрадь Питер записывал ежедневные наблюдения. Ведь настоящему детективу следует изучать людей, их привычки и характеры.

Дневник сыщика был сделан по всем правилам. На каждого, за кем наблюдал мальчик, была заведена отдельная страница с красочным портретом. Портреты он рисовал сам. Питер хотел завести страничку ещё и для Патрика, с которым жил в одном доме, но понял, что и с уже имеющимися едва справляется. И без того наблюдаемых было пятеро. Если бы кто-то нашёл этот дневник, Питеру бы влетело, ведь все попавшие под его наблюдение были очень богатыми и влиятельными людьми. Мальчик уважительно называл их господами.

Питер пролистал тетрадь.



Первым шёл господин Квакс, которому принадлежала большая лягушиная ферма на южной окраине города. Внешне он не отличался ничем особенным, кроме того, что лицо его было чисто выбрито.



Вторая страничка принадлежала Кряксу – высокому худому человеку с уныло свисающими усами. Этот господин владел несколькими огромными утиными прудами.



На третьей странице был нарисован толстенький господин Гавс – крупнейший производитель консервов для собак. У него тоже имелись усы, но очень пышные и закрученные вверх. Брови Гавса хмурились, и всё выражение лица было такое суровое, как будто он вот-вот гаркнет: «Смир-р-но!»



Дальше шёл господин Мякс с немного робким взглядом и усиками ниточкой. Он был очень маленького роста. Мякс содержал питомник для котов элитных пород.



Пятая страница была отведена Бряксу. Он попал в компанию богатых людей города совсем недавно и являлся самым молодым из них. Кажется, усы у него даже ещё не росли. Он был простой и весёлый и очень нравился Питеру. Поговаривали, что отец Брякса очень богат, но, вместо того чтобы жить припеваючи на его деньги, молодой человек решил открыть собственное дело. И какое дело! Фабрику фейерверков! Джентльменам вроде Крякса, Гавса и Мякса было трудно его понять, зато Питер считал Брякса почти волшебником. Когда в тёмном ночном небе над городом распускались пылающие цветы или прямо на зрителей падал искрящийся серебряный дождь, сердце мальчика замирало от восторга.



Листы после Брякса были пустыми. Питер пролистал дневник обратно, вернулся к странице Крякса и немного криво написал: «Суб 10 ию», а затем взял зелёный карандаш и нарисовал очки. Это означало, что в субботу, 10 июля, господин Крякс ходил в очках с оправой зелёного цвета. Рисовать Питеру было легче, чем писать, и он иногда заменял картинками некоторые слова. Так, вместо длинного «господин Гавс» он рисовал косточку. Имя Мякса обозначали кошачьи усы, Крякса – утиное яйцо, Брякса – длинная дуга со звёздочкой салюта на конце. И только господин Квакс обозначался буквой «Л». Рисовать лягушек Питер не умел.

Полюбовавшись последней записью, маленький сыщик закрыл тетрадь. Писать больше было нечего. Вчера не произошло ровно ничего интересного. Впрочем, как и обычно в последнее время.

Глава 2
Клуб «Вход только для своих»

Питер жил в старинном особняке в центре города Большие Холмы. Это было очень красивое двухэтажное здание, со всех сторон окружённое пышными кустами ярко-алых роз. Мальчику оно казалось дворцом, и Питер любил представлять, что он здесь хозяин. К сожалению, особняк вовсе не был его родным домом. Семья Питера обитала в маленьком домишке в бедном квартале. Но как же мальчик попал в такой роскошный особняк? Очень просто! Он устроился сюда на работу.

«В восемь лет?!» – удивитесь вы. Но эта работа как раз подходила восьмилетнему мальчишке. Как вы уже знаете, вместе с Питером в доме жил Патрик. Этот высокий седой старик и ходил-то очень медленно, а уж о том, чтобы сбегать в кондитерскую за пирожными или куда-то ещё, не было и речи. А потому ему нужен был маленький, быстрый помощник. Смышлёный Питер как нельзя лучше подходил на эту должность. А чтобы всегда быть под рукой, он на всё лето перебрался жить в старый особняк.


Патрик


Мальчику очень нравился этот дом, и не только потому, что он был красивым. Это старое здание таило множество секретов. Чего стоила только одна история о найденном здесь кладе! На втором этаже дома находилась таинственная закрытая комната. Патрик говорил, что клад хранится именно там. Питер отдал бы все свои богатства, чтобы заглянуть туда хоть одним глазком! Но входить в эту комнату ему было строго-настрого запрещено. Да и как в неё попасть, если дверь всегда заперта на ключ!

Снаружи дом тоже был необыкновенным. Особняк словно прятался за современными многоэтажками. Ох и намучился Питер, когда приехал сюда в первый раз! Искал дом больше часа, ходил совсем рядом, а нашёл совершенно случайно, когда решил передохнуть на скамеечке в соседнем дворе.

За всё время, что мальчик жил здесь, в дом никогда не приходили посторонние. Только туристы, гуляющие по центру города, иногда случайно натыкались на старинный кирпичный особняк и думали, что отыскали новый музей. Однако Патрик просто не открывал им двери.

Особо любопытные, бывало, бродили вокруг дома, пытаясь рассмотреть, что творится внутри. На этот случай все окна в особняке были закрыты плотными бархатными портьерами. Однажды господин Гавс застукал-таки туриста, заглядывающего в окно на первом этаже. Он очень разозлился, и на следующий день на двери появилась табличка с надписью:



В общем-то, Питер понимал этих любопытных туристов. Даже случайному человеку сразу становилось понятно, что это не обыкновенный дом! Но что же в нём располагалось?

Под сердитым предупреждением «Вход только для своих» была прикручена ещё одна золотистая табличка:



– А что такое клуб? – спросил Питер сразу, как только здесь появился.

– Это место, где собираются самые известные джентльмены города, – объяснил Патрик.

– Кто-кто? – переспросил Питер. (В той части города, где он вырос, никаких джентльменов точно не было.)

Патрик сказал, что так называют утончённых мужчин с хорошими манерами. Мальчик кивнул, хотя сомнения остались. Какие же они утончённые? Некоторые из членов клуба с трудом проходили в узкую дверь. Например, господин Гавс. По поводу манер Питер тоже был не совсем согласен. Если хорошие манеры – это умение правильно себя вести, так этим господа тоже не отличались. За то время, что мальчик работал в клубе, они уже трижды чуть не подрались. Не говоря уж о том, что тот же господин Гавс во время ужина выхватывал лучшие куски прямо из-под носа у остальных джентльменов.

И вообще, Питер считал, что клуб назвали неправильно. По его мнению, почётными жителями нужно было назвать тех, без которых город никак не мог обойтись. Вот без сапожника, например, все ходили бы босиком, а без пекаря остались бы без хлеба. А тут получалось, что господа Квакс, Крякс, Гавс, Мякс и Брякс считали себя почётными жителями только потому, что денег у них было больше, чем у других. С этим Питер никак не мог согласиться и про себя дал название клубу по первой табличке – «Вход только для своих».

Поначалу мальчику было любопытно, чем таким занимаются господа в своём клубе, и он не спускал с них глаз, но вскоре разочаровался в увиденном. Почти всё время джентльмены сидели в удобных кожаных креслах и читали газеты. А если о чём и говорили, так только хвастались друг перед другом удачными сделками или обсуждали цены на нефть.

Ещё так называемые почётные жители пили в клубе разные напитки: зимой – горячий шоколад, а летом, наоборот, холодную газировку. Шоколад и кофе готовил Патрик, а за газировкой бегал Питер.



Иногда обычная скукотища нарушалась игрой в шахматы. Патрик говорил, что зимой джентльмены выезжают на каток, но Питер не очень в это верил. Трудно было представить важных господ на коньках. Наверное, они и катались так же важно, по кругу, заложив руки за спину и следовав строго друг за другом.

Если бы не одно занятие джентльменов, Питер считал бы всю эту затею с клубом полной ерундой. Но у господ Квакса, Крякса, Гавса, Мякса и Брякса всё же была своя тайна! Каждое воскресенье, ровно к двенадцати часам, все они собирались в особняке. Патрик торжественно отпирал дверь таинственной комнаты, в которой хранился клад, и господа чинно входили внутрь.

Если бы Питер мог заглянуть в эту комнату, он бы увидел, что в ней нет никакой мебели, кроме большого овального стола, стоящего в центре, и нескольких мягких стульев вокруг. На них уставшие от работы джентльмены могли немного отдохнуть. Но что же они здесь делали?

Питер ошибался, предполагая, что в комнате стоит сундук с сокровищами. Если бы это было так, господа Квакс, Крякс, Гавс, Мякс и Брякс давно поделили бы драгоценности и растащили их по домам. Но всё дело в том, что клад не достался им готовым! Чтобы заполучить его, джентльменам предстояло немного потрудиться.

Посреди стола лежала груда разноцветных стёклышек. Полупрозрачные, по форме они напоминали кусочки мозаики. Тонкий рисунок, нанесённый на стекло, ни разу не повторялся. Джентльмены по очереди брали из этой кучи по одному кусочку и задумчиво ходили вокруг стола. Выглядело это так, как будто почётные жители Больших Холмов пытались собрать из мозаики гигантскую картину. Так оно и было на самом деле. Каждое воскресенье члены клуба собирали карту сокровищ! Откуда же они её взяли?

Кусочки стеклянной мозаики были найдены в тайнике, в подвале особняка. Они лежали в сундуке, вмурованном в толстую кирпичную стену. Джентльмены обнаружили сундук абсолютно случайно, когда занялись ремонтом старого дома. На груде запылённых стекляшек лежала пожелтевшая записка. Из неё взволнованные члены клуба узнали, что, для того чтобы найти клад, надо собрать мозаику с изображением города, и тогда луч полуденного солнца, отражённый от шпиля самого высокого здания, укажет на место, где зарыты сокровища.



Джентльмены долго спорили перед тем, как перенести сундук наверх. Было не совсем понятно, как луч солнца может отразиться от шпиля в зашторенной гостиной. Но так как в подвале и вовсе было темно, сундук с большими предосторожностями подняли по лестнице и аккуратно высыпали все стекляшки на стол в свободной комнате.

С тех пор каждую неделю джентльмены пытались собрать карту сокровищ. Правда, получалось у них не очень. А всё потому, что господа не доверяли друг другу и боялись, как бы один из них не собрал карту раньше других. Ведь тогда бы он первым обнаружил клад! Поэтому, когда какой-нибудь джентльмен выбирал сразу несколько подходящих по цвету кусочков мозаики и пытался соединить их, ему тут же делали замечание. Бедняга краснел и торопливо отодвигал от себя стёклышки, перемешивая их ещё больше. По правилам игры каждый из участников имел право взять и попробовать поставить на место только одно стёклышко, а если у него не получилось – тут же уступал место у стола следующему.

Дело продвигалось крайне медленно и наверняка заняло бы не один год, если бы не события, которые всколыхнули спокойную и скучную жизнь клуба.

Глава 3
День, когда были нарушены правила

Убирая свой дневник в ящик стола, Питер ещё не знал, что эти события уже начались. Пока всё было как обычно. Он сбегал в булочную за свежей сдобой, и через пять минут они с Патриком сели завтракать. Патрик пил кофе, а Питер – молоко с тёплой булочкой.

Мальчик сочувственно посмотрел на старика, когда тот, кряхтя, поднялся из-за стола. По утрам Патрик часто чувствовал себя неважно, что было и немудрено в его годы, но в течение дня держался стойко. Обязанностей у него было хоть отбавляй. Первая, самая важная, – хранить ключ от запертой комнаты. Эта ответственная должность называлась смотритель. Также он подстригал розовые кусты вокруг дома, как простой садовник; поддерживал порядок в особняке, как опытный дворецкий; подавал напитки и следил за тем, чтобы джентльмены случайно не подрались и не поломали мебель. Питер, как мог, помогал ему с уборкой, бегал на рынок и по магазинам, а также в ближайший ресторан, когда кто-то из посетителей клуба заказывал ужин.

Вот и сейчас, позавтракав, оба приступили к своим привычным обязанностям.

Питер протирал пыль и думал о том, что сегодня воскресенье и все господа соберутся в клубе. «Интересно, придёт ли вовремя господин Брякс?» – размышлял мальчик.



Брякс был очень занятым молодым человеком, и хоть он забегал в клуб каждый день, но совсем ненадолго. Остальные джентльмены не могли толком запомнить, как он выглядит. А господин Квакс, по чьей рекомендации Брякса включили в число почётных жителей, и вовсе видел его только мельком. Он пару раз столкнулся с юношей в дверях, и то, когда тот уже уходил. Поднявшись в гостиную, где члены клуба читали утренние газеты, Квакс огорчённо заметил, что молодёжь всегда торопится. Джентльмены согласно закивали головами. Они тоже не одобряли такого легкомыслия и считали, что новому члену клуба надо бы научиться себя вести. К тому же Брякс наплевательски относился к своей внешности. Видимо, причёсываться ему тоже было некогда, потому что его длинные чёрные волосы всегда были всклокочены. А в прошлое воскресенье он, по мнению джентльменов, и вовсе совершил преступление – не пришёл собирать карту сокровищ! И это в своё первое воскресенье в клубе!

Господин Гавс на следующий же день высказал Бряксу всё, что думает по этому поводу.

– Это же надо представить, – кричал он, – четыре почтенных джентльмена ждали молодого выскочку целых семь минут! Топтаться под дверью, оглядываясь на дверь, – что может быть унизительнее?

Брякс пожал плечами и улыбнулся:

– Простите, господа, у меня были действительно неотложные дела. Свадьба дочери мэра требует серьёзной подготовки.

– У всех нас есть серьёзные дела! – не сдавался Гавс. – Господин Квакс, например, по воскресеньям проводит учёт на своей лягушиной ферме. Представляете, сколько времени нужно, чтобы окольцевать каждую лягушку?

Брякс непочтительно фыркнул.

– И что здесь смешного? – спросил Гавс, разъяряясь. – Контроль и учёт, контроль и учёт – вот основа любого состояния!

Молодой джентльмен почтительно склонил голову.

– Господин Квакс никогда не позволил бы себе такого неуважения – заставить себя ждать целых семь минут! – закончил свою гневную речь Гавс.

– Простите, господа, – серьёзно сказал Брякс, хотя его озорные молодые глаза смеялись. – Обещаю вам, что в следующее воскресенье не потрачу ни секунды вашего драгоценного времени!

И вот воскресенье настало. Питеру было любопытно, сдержит ли господин Брякс своё обещание.


Питер


Мальчик протёр влажной тряпкой красивую рамочку, украшающую список членов клуба. Первая строчка в списке была пустой, и Питер знал почему. Она была оставлена для самого богатого и влиятельного жителя Больших Холмов – господина мэра. К сожалению, тот пока не принял предложение стать почётным членом клуба, сославшись на недостаток времени. Но джентльмены не теряли надежды. На случай, если господин мэр передумает, неподалёку всегда лежала ручка с золотыми чернилами, чтобы торжественно вписать имя главы города в список.

Мальчик поправил стойку для зонтиков, расставил в вазы свежие цветы, сбегал в кондитерскую за пирожными и поднялся на второй этаж. Здесь Патрик уже варил для джентльменов кофе. В воскресенье члены клуба собирались рано.



Первым обычно приходил господин Квакс, но сегодня он запаздывал. Питер немного удивился. Обычно по нему можно было сверять часы.

Скоро стали собираться остальные члены клуба.

Господин Крякс.

Господин Гавс.

Господин Мякс.

Они даже приходили строго по списку, что всегда смешило Питера. Каждый из них удивлялся тому, что господин Квакс ещё не появлялся, и просил Патрика позвонить ему домой, чтобы узнать, не случилось ли чего.

Патрик три раза беспрекословно отправлялся к телефону, но господин Квакс не отвечал. Джентльмены заметно взволновались. Они уже выпили свой кофе, просмотрели газеты и успели обсудить новости, когда по лестнице взбежал Брякс.

Члены клуба выразительно посмотрели на часы. Было без трёх минут двенадцать.

– Я не опоздал? – спросил господин Брякс и облегчённо вздохнул.

– Спасибо, что сегодня сделали нам одолжение, – ехидно поблагодарил его Гавс. – Вы едва успели.

– Но где же господин Квакс? – встревоженно спросил Мякс. – Патрик, вы звонили ему?

– Уже три раза, сэр. Господин Квакс не отвечает, – с достоинством произнёс дворецкий.

– Так пошлите к нему вашего мальчика, – посоветовал господин Крякс, и джентльмены с досадой переглянулись – как это смотрителю самому не пришло в голову такое простое решение?



Патрик покорно склонил голову и всё же сказал вполголоса:

– Хорошо, господин Крякс. Боюсь только, Питер не успеет обернуться за… – он взглянул на свой хронометр, – семь минут.

Все разом посмотрели на часы. Стрелки сошлись на верхнем делении циферблата. Ровно двенадцать!

Семь минут считались максимально возможным временем для ожидания. В правилах клуба было записано, что в случае, если один или несколько членов клуба не смогли подойти к оговорённому времени (то есть к двенадцати ноль-ноль), остальные должны ждать ровно семь минут, после чего обязаны открыть запертую комнату, чтобы не нарушать традиции.

Джентльмены снова перевели взгляд на часы. Гавс побагровел, заметив тонкую улыбку Брякса. Он сразу понял, о чём подумал мальчишка. И угораздило же господина Гавса сказать, что господин Квакс никогда не заставляет себя ждать! Но разве возможно было представить, что основатель клуба куда-то опоздает не то чтобы на семь минут – даже на мгновение!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2