Татьяна Рябинина.

Леди и кот. Рассказы



скачать книгу бесплатно

– Какая ерунда! – не выдержала я. – Ничего себе благо – скорбеть о погибших родителях! Вы еще скажите, что для матери потеря ребенка может стать благом.

– Может, – пожала плечами соседка. – Очень хорошо известен такой случай. Мать молила Бога исцелить ее умирающего от болезни ребенка. В видении ей был показан ее сын в будущем – едущим на позорной телеге к виселице. Но она по-прежнему был упорна в молитве. И ее просьба была исполнена. Сын выжил. Знаете, кто это был? Кондратий Рылеев.

– Да не верю я в эти сказки! – фыркнула я и отвернулась. Хватит. Милая-то она милая, но разговоры подобные я просто не терплю.

В этот момент самолет как-то особо противно вздрогнул и накренился. Мгновенно замерзшее сердце провалилось в желудок и вместе с ним дальше – в область нижних конечностей.

– Наше судно вошло в зону повышенной турбулентности, – озабоченно заголосила в микрофон стюардесса. – Просьба пристегнуть ремни и без необходимости не покидать свои места.

Несколько минут самолет трясло и болтало, двигатели сипло гудели, а потом вдруг замолчали. Женщины, да и не только женщины, оглушительно завизжали. Я тоже открыла рот, но не смогла выжать из себя ни звука.

Самолет падал, время, похоже, остановилось. Я смотрела прямо перед собой, в одну точку, и в голове было ужасающе пусто. Даже страха больше не было. Только одна мысль с настойчивостью дятла долбила череп изнутри.

«Вот и все. Вот и все».

А потом – мощный удар и яркая вспышка. Боли я не почувствовала.

Через какое-то время я поняла, что как-то существую. Тела не ощущалось, но я думала, а еще слышала какие-то негромкие звуки и видела ослепительный свет. Он постепенно становился менее ярким, и скоро я обнаружила, что нахожусь в каком-то обширном помещении, похожем на накопитель в аэропорту. У стен стояли пассажиры нашего злополучного «судна». Я поискала глазами свою соседку, но не нашла.

Между тем начало происходить что-то странное. Стоило мне посмотреть на кого-то, и перед моими глазами за одно мгновение проносилась его жизнь, и не только прошлая, но и та, которую он мог прожить, если б не погиб сегодня в авиакатастрофе.

Вот молоденькая мамаша, слепо обожающая своего рыжего отпрыска. Мальчишка растет и ни в чем не знает отказа. Вырастает, становится наркоманом, выносит из дома вещи и убивает ножом случайно заставшую его за этим занятием мать.

Вот мужчина в очках, увлеченно читавший в самолете книгу. Знаменитый, талантливый врач, добрый и щедрый, из тех, кого зовут бессребрениками. Оперирует днем и ночью, богатых и бедных, отказывается от денег. А потом уже не отказывается, а потом уже требует и не соглашается оперировать бесплатно…

А вот мой сосед справа – сотрудник нашего посольства в Париже. Во всех отношениях хороший человек, но слабый и безвольный. Когда одолевают неприятности, не прочь выпить. А потом сесть за руль и поехать куда глаза глядят. Чтобы однажды встретить на перекрестке автобус с детьми. Я видела, как он вылезает из своей слегка помятой машины и тупо смотрит в реку, куда, проломив заграждение, упал автобус…

– Девушка, просыпайтесь! – чья-то рука бесцеремонно трясла мое плечо. – Прилетели.

Я с трудом открыла глаза.

Самолет, бодро жужжа, катил по асфальту аэродрома. Пассажиры оживленно переговаривались, вставали со своих мест, застегивали пальто.

Так это был только сон! Снотворное наконец-то подействовало, но вызвало при этом такой кошмар, навеянный разговором с соседкой. Я повернулась к ней, но кресло слева оказалось пустым. Странно. Куда же она могла деться?

Сняв с багажной карусели свою сумку, я пошла к выходу.

– Вас подвезти?

Вздрогнув, я повернулась и увидела дипломата.

– Меня брат встречает. Нам на Васильевский, а вам? – спросил он, улыбаясь.

– На Петроградскую.

– Вот и отлично, поехали. Вас как зовут?

Мне совсем не хотелось куда-то с ним ехать, последний эпизод кошмара по-прежнему стоял перед глазами: как он смотрел, оттопырив мокрую губу, на бурлящую реку, откуда еще доносились детские крики. И тем не менее я представилась и походкой сомнамбулы двинулась за ним к синему «опелю».

Всю дорогу Антон Василенко – так он назвался – трещал, не закрывая рта. Рассказывал всевозможные дипломатические байки, пел оду Парижу, делился планами на будущее. Он прилетел в Питер всего на неделю – к родителям, а другую часть отпуска хотел провести в Москве и в Сочи. Вскользь сделал намек, что не прочь отдохнуть с такой красивой девушкой, как… Но я сделала вид, что намека не поняла. Тогда он пошел в лобовую атаку, стремительно переходя на «ты»:

– Я еще в Париже на тебя обратил внимание, в аэропорту. У тебя такой ужас был на лице… Слушай, Петька, что ты плетешься, как раненая черепаха? – на секунду он повернулся к брату, а потом снова ко мне. – Люблю быструю езду. Если неприятности какие, сажусь за руль и еду куда-нибудь на скорости, чтоб в ушах свистело. Да, так вот, я хотел в самолете сесть рядом с тобой, успокоить, развеселить, но ты устроилась с краю, неудобно было просить подвинуться. Смотрел, смотрел на тебя всю дорогу, но…

– Подвинуться? – удивилась я. – Но у меня же была соседка.

– Какая соседка?! – Антон уставился на меня с недоумением. – Ты всю дорогу сидела одна.

Дальше разговор не клеился. Я что, совсем спятила от страха? Или это все из-за снотворного? Перебрала с таблетками, начались галлюцинации?

Телефон Антону я не дала. Вышла из машины и поплелась к своему парадному, волоча за собой сумку. Колесики противно визжали, царапая обледенелый асфальт.

– Таня!

Я оглянулась, но никого не увидела. Пожала плечами и только сделал шаг, как сзади раздалось, громко и грозно:

– Татьяна!!!

Испугавшись, я остановилась и принялась озираться по сторонам. Никого. Вообще никого. Переулок пуст, даже в окна никто не выглядывает. Здравствуйте, с приездом! Вот так вот и сходят с ума.

Огромная сосулька с грохотом сорвалась с крыши и разлетелась мелкими осколками прямо у моих ног. Лицо обдало морозными иголками. Если бы я сделала еще шаг…

В воздухе таял свежий, с горчинкой запах. Я могла поклясться, что рядом со мной кто-то стоит. Стоит и улыбается…

Через месяц я прочитала в газете сообщение об авиакатастрофе. Разбился самолет, совершавший чартерный рейс Москва – Париж. Первым в списке погибших значился Антон Василенко.

Следующая моя командировка была в Финляндию. Можно было поехать на поезде. Подумав, я выбрала самолет.

***
«Консул», №1 (4), 2006

Господин в синем фраке


Февральский вечер 185* года, которым начинается наше повествование, был исполнен какой-то смутной тревоги. Ветер с Невы влажно дышал близкой оттепелью, сочно похрустывал под полозьями замаслившийся снег. Подходила к концу сырная седмица, до начала Великого поста оставались считанные дни. Балы, маскарады, домашние концерты давались и при дворе, и в каждом богатом доме, с таким размахом, словно в последний раз. Вдохнуть поглубже пьянящий воздух веселья, танцев, флирта – и туда, в глубину покаяния, истинного или мнимого – неважно. Даже там, где в обычное время гостям предлагали лишь вино и легкие закуски, устраивались ужины или хотя бы угощения. Громадные носатые осетры, стыдливо розовеющая лососина, золотистая стерлядь, икра во льду – красная, похожая на ягоду костянику, зернистая белужья. И, конечно, блины – пышные, ноздреватые и наоборот, тонкие, кружевные, сквозь которые можно увидеть лицо собеседника. А еще… Но нет, лучше остановиться, дабы не вводить читателя в соблазн чревоугодия. Скажем только, что даже молоденькие барышни, считавшие хороший аппетит за моветон, тайком просили своих горничных не затягивать шнуровку корсета слишком туго.

Бал-маскарад, о котором пойдет речь, предполагался закрытым, попасть на него можно было лишь по особому приглашению. А поскольку устраивал его в своем особняке высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел, то и приглашены были в основном лица, имеющие непосредственное отношение к дипломатии. Впрочем, не были обойдены вниманием и бальные завсегдатаи, cr?me de la cr?me, а также несколько знатных иностранцев, пребывавших в столице.

Время шло к полуночи, веселье набирало обороты, и только князь Андрей Иванович Бобровский, коллежский асессор двадцати семи лет от роду, состоящий на службе в министерстве иностранных дел, одиноко стоял в нише, облокотившись на подоконник и мрачно поглядывая на танцующих. Он то и дело одергивал фалды черного фрака, приглаживал светлые, слегка вьющиеся волосы, нервно поправлял маску. Бокалу шампанского, из которого князь изредка отпивал, казалось, грозила смертельная опасность – так судорожно он сжимал его в руке.

В приглашении указывалось, что все гости на балу должны быть замаскированы, – этим предполагалась большая и даже, может, рискованная по сравнению с обычными балами свобода. Но Бобровский и среди тысячи подобных узнал бы ту изящную брюнетку в голубом домино, которая разговаривала неподалеку сразу с тремя кавалерами. Узнал бы по нежным локоткам с мягкими ямочками, по крохотной атласной туфельке, которая выглядывала из-под шелкового подола чуть дальше, чем это дозволялось приличиями, по горделиво приподнятому подбородку и смеху, похожему на звон хрустальных шариков. В княжну Зинаиду Яковлеву, младшую дочь своего начальника, он был влюблен уже второй год. Девушка эта буквально с первого своего выезда в свет стала всеми признанной модной красавицей, однако ее ветреный нрав приводил поклонников в отчаяние. Бобровский порой пользовался ее расположением, настолько явным, что он позволял себе мечтать об алтаре, но… Расположение это внезапно сменялось ничем не объяснимой холодностью. Князь страдал и все более терял голову.

Так случилось и в этот раз. Накануне он встретил княжну в театре, и та сказала, что с нетерпением будет ждать встречи с ним на «дипломатическом» маскараде. И что же? Стоило ему подойти к ней, княжна демонстративно полистала свою бархатную бальную книжечку и заявила, что все танцы у нее уже расписаны. И это на балу-маскараде, где записи вообще не приняты?! Бобровскому осталось только откланяться и издали наблюдать за княжной, мрачнея с каждой минутой. Что она позволяет себе, эта девчонка, которая совсем недавно бегала в коротких платьях и ловила в ручье лягушек?! Князь давно покинул бы особняк, он даже направился было к выходу, но вспомнил, что уйти раньше определенного часа считалось нарушением хорошего тона. Стоя на лестнице, он с завистью посмотрел на гостя в темно-синем бархатном фраке и черной маске, который торопливо шел к двери, перекинув шинель через руку. Бобровскому показалось, что он совсем недавно видел эти седеющие виски, гордый римский нос и чуть раздвоенный подбородок. Однако вспомнить, кто же это, так и не смог. Вздохнув глубоко, князь вернулся в зал и встал на прежнее место у окна, намереваясь продержаться хотя бы еще полчаса.

Между тем по залу словно пробежал ветерок. Так бывает, когда кто-то приносит в собрание новость. Один шепнет другому, другой – третьему. Четвертый, повинуясь тайному инстинкту, повернет голову и, встретившись взглядом с уже посвященным, приподнимет брови: «Что-то случилось?». А через несколько минут новость обежит зал, и публика загудит, сладко предчувствуя пикантный скандал.

Прикрываясь веерами и лорнетами, замаскированные дамы и кавалеры шептались о том, что посланник одного из немецких княжеств господин N. закрылся в покоях с баронессой Ольгой Дорн и не открывает дверь, несмотря на требования барона и хозяина дома. Шокированные столь явным нарушением приличий, гости прекратили танцевать и ждали дальнейшего развития событий.

После долгого стука, угроз и уговоров, на которые не последовало никакого ответа, барон потребовал, чтобы хозяин дома распорядился взломать двери. Когда же их сняли с петель, все поняли, что скандал будет не только пикантным, но и страшным.

Баронесса лежала на полу, ее широко раскрытые глаза неподвижно смотрели в потолок. Она была задушена – на белоснежной коже проступили багровые следы пальцев. Посланник полулежал в кресле, в его грудь был вонзен дамасский кинжал, взятый из коллекции хозяина. На губах пузырилась кровавая пена.

Кто-то из дам лишился чувств, кто-то спешил достать флакончик с нюхательными солями. Сбившись в стайки, гости сняли маски и оживленно обсуждали происшествие. Срочно послали за городовым, в посольство, в министерство иностранных дел и даже в III отделение царской канцелярии – ведь убит иностранец, да еще к тому же посланник, что чревато дипломатическими осложнениями!

Дам, конечно, удивляло неслыханное бесстыдство покойной баронессы, рискнувшей уединиться с кавалером в присутствие на балу мужа. Однако все сошлись на том, что есть гораздо более удивительное обстоятельство. Дверь комнаты была закрыта изнутри на ключ, окна – утеплены на зиму. По всему выходило, что господин N. задушил баронессу, а затем покончил с собой, ударив себя кинжалом в грудь. От князя Бобровского, который пытался рассказать жандарму о спешившем к выходу незнакомце в синем фраке, попросту отмахнулись – мало ли кому понадобилось срочно уйти. Да и потом не просочился же он в замочную скважину или в щель под дверью.

Тем не менее князь не успокоился. Что-то странное и подозрительное виделось ему в том человеке. Отозвав в сторону до нельзя разгневанного хозяина дома, он как мог попытался описать таинственного незнакомца – и синий фрак, и седеющие виски, и римский нос. Но тщетно – ни один из числящихся в списке приглашенных под это описание не подходил. Более того, слуги не смогли вспомнить этого гостя – его не видел никто, ни входящим, ни выходящим из дома. Как будто он в воздухе растворился. И даже далекому от всякой мистики князю стало не по себе.

Но, как известно, беда не приходит одна. Когда на следующий день безутешный опозоренный барон принимал соболезнования и готовился к похоронам супруги, а чиновники улаживали формальности, связанные с отправкой тела посла на родину, выяснилось еще одно пренеприятное обстоятельство. Из рабочего кабинета дипломата пропали крайне важные секретные документы. Предание их гласности могло повлечь серьезные осложнения дипломатических отношений между его страной и Россией. Тщательное расследование дела ни к чему не привело. Возможно, господин N. сам передал кому-то бумаги, но ведь их могли и выкрасть. И тогда нет ничего странного в том, что он, помутившись рассудком, задушил баронессу и покончил с собой. И хоть дамы утверждали в один голос, что баронесса Дорн, известная своим легкомыслием и непостоянством, даже не была до этого вечера знакома с посланником, но мало ли что может приключиться в горячке масленичного маскарада!

Начался пост, волна увеселений схлынула сама собой. Другие заботы захватили умы столичной знати. Скандалы, как бабочки-поденки, не живут долго. Барон Дорн ушел в отставку и отправился в свое имение, из маленького немецкого княжества прибыл новый посол, о неприятном происшествии на «дипломатическом» маскараде стали забывать.

Забыл о нем и князь Бобровский. Княжна Зинаида опять стала нежной и ласковой, просила почаще навещать ее и даже осмеливалась ответить на его поцелуй, когда компаньонка Софи ненадолго оставляла их одних. С трудом высидев присутственные часы в департаменте, князь спешил на Фонтанку, чтобы поскорее увидеть дорогую Зизи. Порою, сидя рядом с ней и читая вслух модный роман, он поднимал глаза, встречался с ней взглядом и терял нить повествования. И все чаще представлял, как скажет ей: «Позвольте поговорить с вашим батюшкой о нашем будущем».

Да, будущее казалось ему безоблачным. Но однажды воскресным утром он получил от княжны записку. Зинаида сообщала, что нездорова и по этой причине не сможет принять его. Огорченный Бобровский написал ей пылкое письмо с пожеланиями скорейшего выздоровления и отправился в церковь. Отстояв литургию, он решил прогуляться по набережной Фонтанки – благо, солнце светило по-весеннему. Ноги сами привели его к дому Яковлевых.

И вдруг… Князь не поверил своим глазам. В нескольких шагах от него стояла Софи, а чуть поодаль Зинаида разговаривала с тем самым незнакомцем, которого он видел на маскараде. Незнакомец повернул голову, и Бобровский наконец смог разглядеть его лицо, холодное и самодовольное выражение которого производило крайне неприятное впечатление. Светлые глаза с прищуром в упор смотрели на князя. Он сделал шаг вперед, но в это мгновение медленно едущий высокий экипаж преградил ему путь, скрыв собою незнакомца и Зинаиду. Когда же экипаж проехал, на тротуаре стояла одна лишь Софи.

– Софи, с кем только что разговаривала барышня? – бросился к ней Бобровский. – И куда они подевались?

– Барышня? – подняла на него удивленные глаза компаньонка. – Вы ошиблись, князь. Барышня нездорова и не выходила сегодня из своей комнаты.

– Но я же своими глазами видел. Я не мог ошибиться.

– Простите, – Софи наклонила голову и скрылась в доме.

Обескураженный, Бобровский отправился к себе на Фурштатскую, а там его ждало известие о смерти московской кузины. Елизавета упала на прогулке с лошади и скончалась через несколько часов, не приходя в сознание.

В последующие дни князь пребывал в крайне удрученном состоянии. Смерть родственницы, с которой он был дружен, странное поведение Зинаиды, появление таинственного незнакомца – все это мучило его и днем, и ночью. Он чувствовал между этими событиями какую-то странную связь, но никак не мог понять ее. Между тем княжна снова охладела к нему, на расспросы отвечала резко, а когда он попытался выяснить, действительно ли она не выходила из дома в то воскресенье, предположила у него «горячечные видения».

Как-то раз, находясь на службе, которая, увы, была больше синекурой и не могла полностью занять внимание, Бобровский вспомнил, где раньше встречал незнакомца. Здесь, в здании министерства, в Присутственной галерее. И было это недалече как осенью. И… (тут у князя захватило дыхание) и в тот же день он узнал о смерти на маневрах своего давнего знакомца ротмистра Аверина. Что же получается? Неужели появление этой загадочной персоны, которую, кроме него, не видит никто, предвещает чью-то смерть? Но если Аверин и Лиза были близкими ему людьми, то немецкого посланника он не знал вовсе, да и баронессе был едва представлен. Справедливо ли делать такой поспешный вывод? Что, если это всего лишь цепь совпадений?

И все же Бобровский решил нарисовать незнакомца и показать портрет служащим министерства. Пытаясь припомнить малейшие детали облика этого странного человека, он сидел в задумчивости над рисунком, покусывая перо, и вдруг услышал за спиной голос своего товарища Ивана Воронина:

– Живописуешь? Стой, знакомое лицо.

– Ты правда его знаешь?

– Ну да. Это же Чертанов, статский советник. Только он умер лет пять назад.

– Ты не путаешь? – не поверил Бобровский.

– Никоим образом. Была какая-то темная история, его обвиняли в служебных злоупотреблениях, и с ним случился разрыв сердца. А наш любезный Т. потом купил его дом – выморочное имущество. Наследников-то у Чертанова не было. Да ты знаешь, мы ведь были там зимой на маскараде.

Князь, будучи человеком богобоязненным, тем не менее категорически отрицал существование призраков и возможность общения с ними. И вдруг то, что он всегда считал вздором и суевериями, сказками темных старух, ворвалось в его жизнь.

Желая найти утешение, Бобровский отправился на Фонтанку к княжне, но в дом встретил его суетой, запахом успокоительных лекарств и чьими-то всхлипами, доносящимися в переднюю из комнат.

– Господа никого не принимают! – угрюмо известил его старый слуга.

Все разъяснилось через несколько часов, когда на Фурштатскую явилась заплаканная Софи.

– Я не знаю, что мне делать, князь, – рыдала она. – Меня выгнали, и мне некуда идти. Барышня Зинаида убежала из дома. Оставила записку, что уезжает с господином Чертановым. И чтобы ее не искали.

– Значит, тогда вы мне солгали, Софи? – едва сдерживая ярость, спросил Бобровский.

Софи зарыдала еще сильнее…

О княжне Зинаиде Яковлевой и загадочном статском советнике Чертанове никто больше ничего не слышал. Родители ее вскоре умерли, а сестра стала монахиней. Говорили об этом истории много. Одни считали, что княжну похитил призрак покойного и увлек ее в потустороннее царство. Другие напротив полагали, что Чертанов был хитрым авантюристом и шпионом, что он, боясь суда, устроил себе фальшивые похороны. И даже что это именно он выкрал или купил у немецкого посланника секретные документы, а затем, заручившись помощью баронессы Дорн, проник через потайной ход в свой бывший дом и убил их обоих. Но как обстояли дела на самом деле, мы вряд ли когда-нибудь сможем узнать. Да и нужно ли? Пусть каждый сам, руководствуясь своей фантазией, решит для себя, что же произошло той весной 185* года.

Скажем только, что князь Бобровский спустя несколько месяцев обвенчался с бывшей компаньонкой княжны Зинаиды Софи Захарьиной, девушкой из знатной, но сильно обедневшей семьи. Он прожил с ней долгую счастливую жизнь, достиг высоких чинов и мирно скончался в своей постели, окруженный детьми, внуками и правнуками, всего за несколько лет до начала эпохи страшных потрясений.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4