Татьяна Паршукова.

На земле и в воздухе



скачать книгу бесплатно


Глава 1 – В полёт


Зима. Аэропорт Чейн. Девять часов утра. На улице светло, но идёт густой снегопад, снег большими хлопьями покрывает всё вокруг. Кругом достаточно тихо, потому что, не смотря на то, что это один из крупнейших аэропортов Эринианы, сегодня – выходной, и не все компании спешат выпускать свои самолёты в снегопад, хотя для многих эту погоду можно назвать лётной. К тому же пассажиров куда не так много, как в предпраздничные дни.

В небольшой, но просторной комнате с большими окнами, через которые хорошо видно лётное поле, на пятом этаже здания аэропорта сидят четверо эринианцев в форме. У правого окна, сложив руки на подоконнике, сидит эринианец небольшого роста. Это радист Майлз. От своих товарищей его отличает свободное ношение формы. Видимо, начальник позволил ему это за какие-то заслуги, а может и за то, что он располагает к себе. Его рубаха расстёгнута и завязана на узел, манжеты тоже не застёгнуты, на голову нацеплены тёмные очки.

В этой команде Майлз относительно недавно – неделю. Конечно, она ему нравится, но он старается не навязываться с вопросами «Кто», «Что», «Чего». Остальные так же не хотят докучать ему вопросами, так как знают, что разговор сам пойдет, когда нужно. И к тому же они уже знают, что Майлз – из Сэнза – небольшого города за несколько тысяч километров отсюда на запад; что он любит читать разные справочники, хороший специалист в своём деле и шутник. Они видели, что по натуре радист весёлый, но порой почему-то становился задумчивым и грустным, а когда его спрашивали, в чём дело, говорил, что всё в порядке.

Майлз уже тоже знал кое-что о них и довольно достаточно, хотя бы для того, чтобы слаженно работать и чувствовать себя уютно в их компании. У него сложилось определённое представление о каждом и достаточно верное. Многое он узнал от Нэйли – дежурной по самолёту, как она больше остальных разговаривала с ним. Нэйли делала это, видя, что Майлз печалится. Она хотела помочь ему и, хотя он и не всё говорил ей, так как не хотел распространяться о причине своего настроения, результат всё же появлялся.

Дежурная сидела в кресле за столом и решала ребусы – одно из её любимых занятий. Радист знал, что она ответственная, предусмотрительная и добрая. Видимо, заботиться о других – это часть её характера. Майлз знал, что Нэйли всегда готова помочь ему, однако за помощью обращался не всегда, даже если очень хотелось. Скорее всего, он не хотел перекладывать свои проблемы на других. Но, обычно, дежурная сама чувствовала, что радисту нужна поддержка, и начинала действовать раньше, чем он успевал попросить. Иногда ей казалось, что Майлз боится, что её хорошее отношение к нему вдруг исчезнет, но она не могла сказать точно, так ли это.

Нэйли – из Роларна, столицы Эринианы. Эрвин, сидящий на диване – тоже роларнец. У него в Роларне – дом, на двоих с Нэйли, они – родственники, но почти никто об этом не знает. Эрвин – помощник командира, и работает с ним гораздо дольше, чем Майлз. Радист знает, что Эрвин находчивый и что с ним было бы интересно поговорить.

По словам дежурной, их взгляды во многом сходятся.

Справа от помощника сидит Гектор, с каким-то техническим журналом, он – командир самолёта. Гектор – из Чейна, там у него квартира в одном из высотных домов. Но в ней он появляется нечасто, так как, как и остальные из его команды, работает в Роларне, и организация предоставляет ему квартиру в небольшом доме, недалеко от аэропорта. Он довольно молчаливый, но, пожалуй, всегда может поддержать разговор. Майлз знает, что командир – ответственный и надёжный эринианец, и рад, что работает с ним.

Радист знает, что Эрвин и Гектор – друзья. О Нэйли он мог сказать то же самое, хотя ему всё же казалось, что её отношение к Гектору двойственное: он ей – и друг, и командир, и казалось, иногда вторая часть преобладала. Гектор говорил Майлзу, что тот может обращаться к нему как к товарищу, и, хотя радисту и самому хотелось этого, он всё же не мог ещё вот так по-простому разговаривать со своим командиром. Майлз понимал, что Гектор – большой специалист в своём деле и к тому же весьма серьёзный.

Как-то однажды, радист набрался смелости и спросил командира: «Гектор, скажи, ты – из Чейна, а работаешь в Роларне, ты не скучаешь по дому?» На что тот ответил: «Порой, даже если меня там никто не ждёт, это ведь всё равно дом». Майлз подумал: «Порой – это часто или нет?» А Гектор добавил: «Не грусти, мы вместе, это почти как дома». Радист не знал, прав ли командир и как его понимать, что он хотел этим сказать. Казалось, всё ясно, но Гектор представлялся ему каким-то немного загадочным. Однако, когда они собирались все вместе, Майлз чувствовал себя спокойно, и впрямь, словно дома. Проще говоря, команда из них сложилась хорошая.

Вылет их самолёта был назначен на час дня. Однако, снегопад всё усиливался, да и ветер с морозом крепчали. Так все молча просидели час. В десять Эрвин встал и подошёл к окну: «Думается, мы сегодня в Роларн не полетим».

– До вылета ещё три часа, – сказал на это Гектор.

– Вот-вот, а буря-то к тому времени как раз разойдётся. Не выпустят нас, – помощник хотел лететь и не куда-то, а в Роларн. Ему не хотелось сидеть в выходные здесь и ждать, пока им разрешат взлёт. Майлз достал из своей сумки, стоявшей рядом, радиоприёмник, здесь каждый час давали информацию о погоде. Сейчас сказали то же, что и час назад: ветер, мороз и снегопад усиливались, буря двигалась на север.

– Похоже, скоро погода везде станет одинаковая, – сказал радист, выключив радио, и убрал его обратно в сумку.

– Может, прогуляемся пока? – предложил Эрвин всем.

– Куда идти-то? – спросила Нэйли, не отвлекаясь от кроссворда.

– А куда-нибудь, может, до киоска или до столовой.

– Да ну…

– А если погода не прояснится, нас не выпустят? – спросил Майлз.

– Скорее всего, нет, – ответил помощник.

– Наверно, они всё-таки знают, что надо делать, – радист побаивался летать в такую погоду.

– Наверно, но я полетел бы. Так кто-нибудь идёт со мной? – Эрвин надел пиджак.

– Я иду, – Гектор отложил журнал в сторону и встал с дивана.

– Эрвин… а тебе охота в такую погоду-то?..

– А чего нет, нормальная погода, – выходя из комнаты, сказал помощник радисту. Тот немного помолчал и сказал: «или я ничего не понимаю в этом, или Эрвин далеко не как все». Дежурная ничего не ответила ему.

Полдень. Аэропорт Роларна. Народу здесь куда меньше, чем в аэропорту Чейна, потому как многие рейсы перенесены. Директор аэропорта принял такое решение для того, чтобы выпустить на поле как можно больше снегоуборочной техники. К уборке снега приступили сразу же после того, как эскорт из пяти чейнских самолётов поднялся в воздух.

В час дня стало известно, что «Стиэнэр-505» – самолёт Гектора и его команды никуда не отправляется. Команду попросили не расходиться и ждать указаний в комнате отдыха, где она сейчас и находилась.

– Как-то пасмурно стало. Что, и правда, в такую погоду куда-то ехать? – Майлз лёг на скамейку и закрыл глаза. Остальные сидели тоже на своих прежних местах.

– Если пассажиры станут думать так же, то мы, точно, никуда, не полетим, – сказал командир.

– А говорят, что многие уже меняют билеты, – добавил Эрвин, – похоже, на выходные мы останемся здесь.

– А фирмы, которым надо перевезти груз, не отменяли ведь заказы, – заметил Гектор, – Если рейс, и правда, перенесут на пару дней, то можете пойти ко мне, если хотите, конечно.

– Конечно, чего тут и думать, – сразу согласился помощник. Радист сел: «А в этой комнате можно сидеть сколько захочется, если рейса нет?»

– Да, а что? – поинтересовался Эрвин.

– Да переночевать где-то надо…

– А что же, к Гектору не хочешь?

– Так ведь…

– Я это ко всем обращался, – пояснил командир.

– Тогда нет вопросов, – Майлз был бы рад остаться на выходные со всеми.

Но всё же, скорее всего, отдыхать они будут в Роларне, потому что сейчас, здесь в аэропорту, шло совещание по поводу перевозки груза.

– Нам надо отправить пять контейнеров. Это очень важный груз для исследовательской базы. Главное, чтобы контейнеры оставались герметичными, и чтобы температура вокруг них была минусовой, – объяснил представитель научной организации, – Надеюсь, у вас есть на чём его перевезти. Хотелось бы не медлить с отправкой.

– Если главное условие для перевозки – это холод, то мы нашли бы подходящий самолёт, но в Роларне сейчас снегопады, – ответил директор аэропорта.

– Но ведь рейсы там, вроде, не отменены. Насколько мне известно, час назад там приземлилось несколько самолётов.

– Это было на первой смене, сейчас у них пятичасовой перерыв, – пояснил директор.

– Но до Роларна около десяти часов полёта, этот промежуток покроется раза в два, – представитель всё же хотел, чтобы груз был отправлен в ближайшее время.

– Для нас это невыгодно, многие пассажиры в такую погоду не захотят никуда ехать, и так-то уже билеты меняют. А выпускать самолёт только из-за одного груза… – директор не очень-то хотел соглашаться с ним.

– Но ведь другим фирмам, наверняка, тоже надо отправить грузы, им же не нужны простои в работе, – заметил представитель.

– Ну, что ж, можно было бы сделать и так. Одной строительной организации надо перевезти технику, но в самолёт, предоставленный ей, ваши контейнеры уже вряд ли влезут. Я не ходу допускать перегруза.

– А как же «Стиэнэр-505»? В нём раза в три больше места, чем в большинстве других самолётов здесь.

– Этот самолёт недавно с ремонта, не хотелось бы без профилактической работы всех систем, выпускать его в бурю.

– Но раз он недавно с ремонта, то уже и так проверен, почему бы и нет?

– Хорошо, раз вам необходимо отправить груз как можно скорее, – всё же согласился директор и дал распоряжение, – Подготовьте «Стиэнэр-505» к полёту и сообщите команде, что вылет в 14:00.

В это время в аэропорту Роларна… На улице не так пасмурно, как в Чейне, буря до сюда ещё не дошла, но падает густой снег и морозно. В здании тихо и, казалось бы, совсем пусто.

– Что это такое?! Здесь есть вообще кто-нибудь?! – раздаётся голос.

– Есть! Мы тут! – слышится ответ с командного пункта, к которому ведёт широкая извилистая лестница. Директор аэропорта – Джэральд, чей голос раздался в зале ожидания, поднялся на второй этаж пункта. Пункт состоял из четырёх этажей: на первом – что-то вроде совещательной площадки, на втором – диспетчерская, на третьем – пункт связи и наблюдения, и на четвёртом – командный пункт и смотровая площадка. Джэральд – роларнец резковатой наружности в синей зимней куртке и в чёрной фуражке – обнаружил на втором и третьем этаже только Дарби – светловолосого диспетчера, и Дэмию Хэлди – техника-диспетчера, которую он считал уж действительно настоящей роларнкой по характеру, что для него ассоциировалось с сотрудником особого подразделения. Однако Дэмия Хэлди вовсе не выглядела суровой, а даже наоборот. В отличие от многих других сотрудников, воротник на своей рубахе она делала полустойкой.

– Что, кроме вас никого здесь нет? – удивился Джэральд.

– Нет. Во всём аэропорту никого, – ответил Дарби. Он знал, что директор потребует объяснений, и, не дожидаясь вопросов, сам всё рассказал, – Вы ведь знаете, что первая смена уже ушла, вторая будет через несколько часов, а мы – дежурные.

– А как же рабочие и пассажиры?

– Самолёты из Чейна уже вылетели обратно, а наши рейсы всвязи с усилением снегопада отменены.

– Что за ерунда? Мы могли бы выпустить пару самолётов, – требовал больших объяснений Джэральд.

– Ну, вы же сами так сказали, чтобы они не мешали снегоуборочным машинам, – напомнил Дарби.

– Ах, да, – вспомнил директор, – Только я не вижу на поле никакой техники.

– Они всё убрали на первой смене.

– Что-то не заметно, – сказал Джэральд, глядя на заснеженные полосы.

– Так снег-то идёт не переставая, – со вздохом ответил диспетчер, откинувшись на спинку кресла.

– Вызови вторую смену, – приказал директор.

– Зачем их торопить? Всё равно сегодня самолётов к нам не ожидается, – воспротивился Дарби.

– Ну, раз так, то ладно. А вы всё же оставайтесь на местах, – распорядился Джэральд и поднялся на командный пункт.

Вскоре небо потемнело, и снег пошёл с большей силой.

– Ого, – отреагировал на это Дарби, – А можно вас спросить? – обратился он, не вставая с места, к Джэральду, – А правда, что сегодня снегоуборщики сами застревают?

– Правда-правда, – донеслось в ответ. Сам-то директор ездил на буране, поэтому у него проблем с зимними дорогами не возникало.

– С одной стороны, хорошо, – сказал не понятно кому диспетчер, заложив руки за голову, – такие ходы можно в сугробах нарыть. С другой стороны, похоже, придётся ночевать здесь. Как остальным это нравится – не знаю, – он не рассчитывал, что Джэральд подвезёт его. В аэропорту было тихо и спокойно, и это нравилось Дарби.

А Гектору и его команде засиживаться было некогда. Они уже, почти, собрались идти в самолёт. Эрвин подошёл к окну, поправляя пиджак: «Ни одного взлётного огня не видно, вон только какая-то мигалка краснеет, лично для нас полосу чистят».

– Минут через двадцать снова заметёт. Идёмте, – позвал всех командир. Они взяли свои вещи и вышли из комнаты.

Тем временем на «Стиэнэр-505» завершалась погрузка. «Стиэнэр» был уже, почти, готов к вылету. В качестве пассажира не захотел лететь никто, зато груза было вполне достаточно, чтобы рейс окупился. Грузом были несколько единиц малогабаритной строительной техники, электроинструменты и стройматериалы. «Стиэнэр» был раза в два больше остальных рейсовых самолётов. В его салоне было весьма уютно: мягкие упругие сиденья, ковровые дорожки.

Команда спустилась на первый этаж, к выходу на поле.

– Придётся вам пешком, там, кроме тропинок, другой дороги нет, – сказал контроллёр, – Осторожней на трапе, леденеет всё.

– Ну, как это так? – сказал сам себе Майлз, поднимая воротник свободной рукой. Контроллёр услышал его: «От ветра снег в ледяную корку превращается».

– А недавно он был мягким, – заметил, опять сам себе, радист и вышел вслед за остальными на улицу. За дверями на него сразу налетел шквалистый морозный ветер.

– Подождите, – Майлз схватил Эрвина за левое плечо, – Сдувает как на катке.

В это же время в самолёт загружали оставшиеся контейнеры.

– Поосторожнее с ними, – сказал один из грузчиков.

– Боюсь, погрузчик соскользнёт, – ответил другой.

– не городи ерунды, как только колёсами на платформу встанет чуть-чуть, так уж никуда не соскользнёт. Давай поскорее, – велел первый грузчик, – Ветер-то какой.

Погрузчик доехал до платформы грузового отсека лайнера, но задние колёса всё же заскользили: «Говорю, не проедет. Кто в такую погоду грузит?»

– Давай не бурчи, поднимай краном.

К контейнеру прицепили тросы и подняли его над землёй: «Ну, а дальше чего?»

– Давай-ка один край опустим, а потом затащим.

Но аккуратно это сделать не удалось, контейнер ударился о платформу.

– Ну вот, уронили. Цел хоть? – первый грузчик осмотрел замки, – Вроде цел. Помедленнее опускать надо было.

– Ты тоже не шуми, у меня от ветра глаза слезятся, – отозвался второй, – Давай-ка затянем его внутрь-то.

Работа продолжилась.

Команда зашла в салон.

– Пусто, весь самолёт наш, – сказал Эрвин, следуя за Гектором в кабину. Майлз остановился недалеко от входа, словно видел этот лайнер впервые. Нэйли заперла дверь: «Майлз?» Радист понял, что её интересует его состояние: «Тепло».

– Тебя что-то беспокоит? – спросила дежурная, снимая свою зимнюю куртку.

– Это действительно безопасно? – спросил Майлз, тоже сняв куртку и фуражку.

– Гектор может ответить тебе лучше, чем я, – Нэйли взяла его одежду и отнесла её в помещение напротив радиорубки, которое они называли инвентарной комнатой. А Майлз зашёл в кабину: «Гектор, я хотел тебя спросить…»

– Спрашивай, – не отвлекаясь от работы, отозвался командир.

– а насколько безопасно лететь в такую погоду? – радист-то, в отличие от остальных, находился в такой ситуации впервые.

– Мы полетим чуть ли ни по самому верхнему коридору, так что буря останется внизу, её будет, почти, незаметно, – ответил Гектор.

– Понятно, – Майлз не спеша, взглянув на помощника, вышел из кабины. Ему иногда хотелось, чтобы радиорубка была совмещена с кабиной, как на некоторых самолётах, потому что рядом с Гектором и Эрвином он чувствовал себя гораздо спокойней.

– Полоса леденеет, даже отсюда заметно, – сказал сам себе помощник, – И что? Приземляются же на льдины. Сейчас поедем, – он взглянул на командира. Тот никак не отреагировал на его слова. Иногда Эрвин думал, сам про себя, что порой он слишком много говорит чего-то лишнего. Гектор надел на голову тёмные очки.

– Зачем это? Скоро ночь ведь, то есть темнеет быстро же, – спросил помощник.

– Привычка, – командир вспомнил, что незачем, но не стал их снимать, они ему не мешали.

Самолёт выехал со стоянки на взлётную полосу.

– Проверьте ещё раз работу двигателей, – приказали по рации. Двигатели несколько раз громко взвыли и затем стали работать равномерно.

– Следуйте по второму сверху коридору, – поступило указание, – Взлёт разрешаю.

Поднялся оглушительный рёв моторов, самолёт с большой скоростью прошёл по полосе и когда оторвался от земли, рёв сменился раскатистым гулом. Меньше, чем через минуту, всё затихло. Аэропорт постепенно становился невидим в серо-белом «тумане».

– Качает маленько, – заметил Эрвин. Никто ничего ему не ответил. Довольно скоро самолёт выровнялся и полетел спокойно. Майлз услышал у себя в наушниках голос помощника: «Мне особо нравится взлетать, потому что, эх, как назад откидываешься. А тебе?»

– Да так, – ответил радист.

– Я что-то разболтался, уже молчу, – Эрвин замолк. Обычно Майлза огорчало то, что в его радиорубке нет иллюминатора, ведь смотреть на землю с высоты так интересно, но на этот раз он подумал: «Пожалуй, так даже лучше, не видно туч», – к тому же между Чейном и Роларном было море, и, по мнению радиста, в пасмурную погоду смотреть там не на что. Однако, он всё же спросил у командира по рации: «Гектор, мне можно будет иногда выходить отсюда?»

– Можно, только тогда переключай линию на меня, – разрешил тот.


Глава 2 – Рэдрелы


Тем временем в Роларн поступило сообщение о том, что в 14:00 к ним, из Чейна, вылетел самолёт. Дарби немедленно сказал об этом Джэральду. Тот спустился к нему.

– Он должен прибыть к нам к 24:00, – доложил диспетчер, – Им что-нибудь ответить?

– Выйди-ка на связь с Чейном, я сам с ними поговорю, – директор надел наушники, – Чейн, приём. Говорит главный диспетчер Роларна, – тут он перешёл с официальной речи на свою разговорную, – Вы хоть бы, прежде чем выпускать самолёт, сообщили о своих намереньях.

В Чейне тоже не стали официозничать: «Во-первых, мы, до завершения погрузки, были не уверены, что его разрешат выпустить. Во-вторых, у вас там диспетчеры спят что ли? Мы пять минут пытались выйти на связь. Остальную информацию мы отправляем вам сейчас по факсу. И к тому же это ваш самолёт», – на этом связь прервалась. Джэральд снял наушники: «Дарби, что это значит, в отношении диспетчеров?»

– У меня дежурная линия, а они, видимо, пытались связаться с основной. Надо было её переключить тоже на дежурную, – Дарби понял, что оплошал, но его волновало не то, директор устроит ему выговор, а то, что он мог кому-нибудь навредить, – Простите, я сейчас переделаю.

– Не передо мной извиняйся, – Джэральд, конечно, рассердился, – Да хорошо, что вообще не перед кем извиняться не надо. Смотри, не спи… Ну, куда я их теперь сажать буду? Да, это наша работа. Дарби вызови вторую смену, надо расчистить полосу.

– Как скажете. Только разрешите заметить, её тут же заметёт.

– Да, заметёт, погоди, – директор задумался. Мысли его были, примерно, таковы: «Полосу придётся постоянно чистить, а это немалые затраты. Но как можно думать о затратах, когда надо сажать самолёт? – он взял лист с присланной информацией, – «Стиэнэр-505»… только груз… Гектор… Можно повременить с расчисткой. Когда придёт вторая смена у нас будет ещё пять часов на всё про всё, за это время можно вполне успеть справиться, – принял решение Джэральд и сообщил о нём Дарби, – Пусть приходят по расписанию, – подумав ещё немного, он велел, – Выйди на связь со «Стиэнэром-505»».

– Какой у него бортовой номер? – спросил диспетчер, чтобы найти пароль.

– Дарби, а кто знать должен? – директор хотел, чтобы каждый сам хорошо знал и выполнял свою работу, это очень важно.

– Простите, я уже нашёл.

– Довольно извиняться, мне нужны не слова, а дела.

– «Стиэнэр-505» на связи, – сообщил Дарби. Джэральд надел наушники: «Гектор, доложите об обстановке».

– Летим выше фронта бури, скорость бокового ветра – в пределах нормы, не исключена возможность микро-порывов, видимость нормальная, – сделал доклад командир. В кабине было темно, но свет был включен в салоне, а дверь между ними не закрыта.

– Докладывайте обстановку каждые полчаса, – директор снял наушники и, ничего не говоря, отправился на смотровую площадку.

– ГлавДис Джэральд! Разрешите сообщения по радио послушать! – обратился к нему Дарби.

– Нечего ерундой заниматься! Лучше сделай запрос о состоянии погоды, поподробнее, на метеостанцию! – донеслось в ответ.

Меньше, чем через минуту, прогноз был дан, диспетчер включил его по громкоговорителю: «В ближайшие два-три часа температура воздуха будет держаться около отметки «-20?С». При усилении ветра, возможно понижение до -30?С. Вероятно обледенение линий электропередачи».

– И всё?! – послышался голос директора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное