Татьяна Нильсен.

Приют соблазнов



скачать книгу бесплатно

– Он умер примерно три часа тому назад. Точнее патологоанатом скажет после вскрытия. И всё, хватит, не будем больше об этом.– Эрин сжал руку жены и натянул очки для сна, которые вместе с другими мелочами для удобства и комфорта пассажиров предоставляет авиакомпания «Туркиш Эйрлайн».

«В той жизни мужик видно был ничего, симпатичный, светловолосый, руки ухоженные. Только не брился пару дней и морда слегка помятая, как будто пил всю ночь.»– уже про себя продолжала рассуждать Наташа, прокручивая в памяти увиденное.– Да, похоже на то, опохмелялся с утра, раз недопитый мерзавчик в портфеле нашли. На вид где-то за пятьдесят, немного лишний вес. В его возрасте надо быть осторожным с алкоголем, перееданием и с избыточным, бурным сексом.

Она одела наушники, включила экран мини телевизора, вмонтированного в спинку предыдущего сидения, в программе выбрала музыку, и вскоре задремала, уткнувшись в плечо мужа.


Перед поездкой Наташа долго выбирала отель, просматривала отзывы в интернете, прежде, чем забронировать номер и не разочаровалась увиденным. Тем более, что рекламировался отличный сервис с завтраком, wi-fi и некоторыми мелочами типа фена, кабельного телевидения и минеральной водой в холодильнике. Ещё за это предлагались приличные скидки. Небольшой, уютный отель находился в самом центре города в старом, пятиэтажном, отреставрированном здании. На сайтах он заявлялся, как бизнес отель, потому что находился в деловой части города, но так же до многих достопримечательностей типа Храма Спаса на Крови, музея «Эрмитаж», Дворцовой площади было рукой подать. Пока получили багаж, пока добрались и нашли отель, пока милая девушка администратор заполнила необходимые формуляры, город начал наполняться вечерними огнями. Номер показался Наташе просто превосходным, недаром четыре звезды. В шкафах махровые халаты, тапочки, в белоснежной ванной куча полотенец, душистые шампуни и масса всяких бутылочек. Эрин особых восторгов не испытывал, для него, как для человека, неприхотливого и привыкшего к дисциплине больше волновал вопрос ужина. Он уговорил жену разобрать чемодан позднее, а прежде отправиться прогуляться, выпить кофе, ну, а потом поужинать в какой-нибудь, недорогой пельменной. Идею с пельменной придумала Наташа, она скучала по русской кухне и одно слово «пельменная» вызывало, как у собаки Павлова обильное слюноотделение. Жена умолчала о том, что самые вкусные пельмешки получаются из свиного мяса с луком, чесноком и чёрным перцем. Наташа мечтательно сглотнула слюну и решила про себя, что закажет мужу-мусульманину вареники с картошкой или капустой.

«Главное расписать в красках, что это самые вкусные блюда в русской кухне.– оптимистично подумала женщина.– Я же нахваливаю чечевичную похлёбку, которую готовит его сестра, когда приезжает в гости».

По ярко освещённым улицам торопливо шагала молодёжь, неторопливо люди пожилые, вертели головами кучки ряженых туристов, клерки возвращались домой с работы, молодые мамаши с колясками, не торопясь катили своих чад на вечерний променад.

Есть хотелось уже нестерпимо, в животе урчало и пара останавливалась возле каждой витрины с булками или колбасой. Наконец наткнулись на яркую рекламу, приглашающую всех желающих, жителей и гостей города посетить ресторан с интригующим названием «Приют странников». Высокое крыльцо нарядно светилось огнями и разноцветными шарами, а наверху висел баннер, который зазывал провести вечер в компании знаменитой исполнительницы русских романсов и только один день, в честь пятилетия ресторана, гарантировал скидку тридцать процентов на все блюда традиционной русской кухни.

– Вот это то, что нужно!– обрадовалась Наташа.– Уверена, что тебе понравится!

Эрин только улыбнулся и пожал плечами. Он был так голоден, что бегать по городу в поисках пропитания уже не хватало сил. День казался таким длинным и насыщенным впечатлениями, которые наслаивались одни на другие, что почти забылась утренняя встреча с трупом в аэропорту. Зал ресторана был заполнен посетителями, но услужливый официант нашёл местечко и для них. Они разместились за столиком со свечами возле огромного окна.

«С названием они немного промахнулись.»– подумала Наташа. Слово «приют» у неё ассоциировалось с какой-то печалью, одиночеством и сиротством. Но внутреннее убранство, да и вся атмосфера на убогость никак не тянула. Интерьер блистал парчовыми скатертями, вычурной роскошью бордового бархата тяжёлых штор и золотыми элементами в отделке стен. На небольшой эстраде, действительно пела романсы под гитару очень знаменитая и талантливая певица в длинном, белом платье, выделяясь ярким пятном в приглушённом свете зала. Наташе всё это нравилось больше и больше. Её родина не ударила в грязь лицом перед мужем иностранцем и открыла гостеприимные объятия.Ужин действительно получился превосходным, хотя жена некоторое время сидела в раздумьях над толстой книгой меню, выбирая блюда, которые не оскорбили бы религиозные чувства её мужа. Сделать выбор Эрину она не предлагала, всё равно запутается в названиях и начнёт переспрашивать по десять раз из чего это сделано и как это есть– руками, ложкой или с ножом и вилкой. Она и сама толком не знала чем эскалоп отличается от лангета и бифштекса или котлета по киевски от котлеты по белорусски или варшавски, поэтому заказала то, в чём разбиралась: для себя пельмени архангельские в горшочках, для мужа обжаренную утиную печень под соусом из лесных ягод, по кружке чешского пива и пирожки с капустой. Ценник рябил заоблачными цифрами, но с учётом скидки, и того, что встреча с Питером, всё-таки должна быть в русских традициях хлебосольной, решили не экономить. Тем более, в последующие дни, можно будет обойтись забегаловками, пирожковыми, в конце концов перекусить в номере. Ведь не жрать приехали, а с прекрасным соприкасаться. В отель возвращались так же пешком сытые, усталые, но радостные и счастливые от предвкушения завтрашнего дня. Они не выстраивали чёткий план экскурсий и посещений, решили пустить на самотёк. Просто отдыхать, наслаждаться городом, пейзажами, едой, каналами, мостами и красотами. Уснули, как только приняли душ, нарядившись в халаты и тапки, которые обнаружили в шкафу маленькой прихожей. Чемодан так и остался без внимания.

Наташа лежала с закрытыми глазами, медленно вспоминая, где она, с кем и что здесь делает.Так случалось иногда после глубокого сна, и ещё что-то было не так, как всегда. Она слышала много непривычных звуков– щебет и гомон птиц. В Турции в апреле с наступлением жары пернатые замолкали. Они начинали верещать в ноябре и не затихали до весны. Иногда Наташа размышляла об этих странностях природы. От лютого холода и недостатка еды птицы улетали из русских, северных краёв в теплую зиму, а от изнуряющей, летней, жары перебирались из Турции назад, туда, где прохладнее. В таком случае, где же у них родина? Там, где звенят ручьи, шумят берёзы или там, где оливковые рощи и бирюзовое море? Она сравнивала себя с этими птицами. В сознательном возрасте поменять место жительства, переехать в мусульманскую страну, это тебе не фунт изюма. Первое время она грустила, скучала, печалилась, и если бы не чуткое и внимательное отношение мужа, его любовь, то не известно смогла ли она прижиться на каменистой земле Анталии. И однажды она всё-таки поняла, где родное место для пернатых– там, где вьют гнёзда и появляются птенцы. И это происходит не в Турции! Гнездятся то они в российских лесах, значит и лететь будут домой, а отпуск проводить у моря. Всё, как полагается в приличных семьях. А так же она осознала, что где бы не жила, в каких райских краях, дом всегда там, где радостно душе и спокойно сердцу. Это, конечно, родной город Тамбов, родительская квартира на пятом этаже, дача за городом и речка Цна. Ещё лёжа с закрытыми глазами и слушая утренний, птичий гвалт, в сердце растеклось тепло от сознания того, что она дома, в своей стране. Наташа перевернулась, нащупала руку мужа и пощекотала ладонь, чтобы разбудить.

Завтракали в ресторане на первом этаже одни из первых. Большие напольные часы в холле не пробили ещё семи часов. Потом вернулись в номер, чтобы привести себя в порядок перед выходом в город. За закрытой дверью ванной комнаты слышалось, как шумит вода. Эрин с воодушевлением насвистывал свой турецкий фольклор. Наташа с самого детства знала, что свистеть в доме категорически нельзя-денег не будет и отучала от этой дурацкой привычки мужа, но он всё равно свистел, когда был уверен, что жена не слышит. И сейчас она действительно не обращала внимания ни на что, кроме телевизора. А когда Эрин вошёл в комнату одетый, чисто выбритый и готовый к восприятию прекрасного, то в первую минуту опешил– Наташа, вместо того, чтобы красить глаза и губы, сидела, уткнувшись в экран телевизора в халате, с влажными после душа волосами и с озабоченным выражением лица.

– А ты что ещё не одета?– возмутился муж.– Уж не собираешься ли ты провести весь отпуск в номере?

Наташа повернула голову, сняла очки и произнесла, как заговорщик:

– Ты знаешь, кого я сейчас видела?– и не дожидаясь ответа продолжила, округлив глаза.– Труп!

– Ты что с ума сошла? Какой труп? Это вчерашняя история в аэропорту произвела на тебя такое впечатление?

– Вот именно его я сейчас и видела!

Наташа рассказала, что местный, питерский канал передавал новости. Телевизор работал, но она не обращала внимания, пока не услышала знакомое название. В репортаже речь шла о юбилее знакомого ресторана «Приют странников». Оказывается, владельцы в качестве рекламы и привлечения внимания наприглашали разных знаменитостей, телевидение и другие средства массовой информации. Известные личности давали интервью, всячески нахваливали кухню, персонал, интерьер и самих предприимчивых владельцев. Но дело не в этом, а в том, что оператор снимал посетителей и в камеру несколько раз попала пара, сидящая за столиком у окна. А потом, когда корреспондент брал интервью у одной олимпийской чемпионки, большой любительницы тусовок и дармовой еды, в кадре очень чётко, несколько минут наблюдалась эта пара. По всей видимости, это был деловой ужин. Два представительных мужчины, в костюмах и галстуках ведут деловую беседу за накрытым столом, ведь, как известно, на сытый желудок приходят правильные и положительные решения. И ничего бы удивительного в этом факте не было, если бы одного из них Наташа очень явно и чётко, прошлым утром видела мёртвым в аэропорту Стамбула.

– Нет, не может быть.– с лёгким недоверием покачал головой Эрин.– Может ты ошиблась?

– Не думаю. Я очень хорошо разглядела мёртвого мужика, и так же прекрасно рассмотрела этого из ресторана. Всё абсолютно одинаковое, глаза, цвет волос, причёска.

– Хорошо, предположим. А кто был второй?

– Второй похож на турка. Чёрные волосы, широкие брови, смуглый.

– Ну это не показатель. Под такое описание подходят и грузины, и армяне и цыгане в конце концов.

– Он чётки перебирал, такие из турецкого, синего глаза «Назар».

– И ты рассмотрела?– засомневался муж и повернулся к большому экрану телевизора.– Хотя, если смотреть близко, и если чётки крупные, то увидеть можно.

– Можно, можно!– горячо уверяла Наташа.– Эти мужики несколько раз в объектив попадали. На столе стояли тарелки уже пустые. Они или ждали следующее блюдо, или десерт с кофе, поэтому в руках не держали приборы. Один чернявый перебирал чётки из синего стекла, а у другого, светловолосого в руках находился какой-то пакет.

– Даже если так,– не сдавался Эрин,– мало ли похожих людей? У мёртвого наверное семья, может есть брат, отец. Да и вообще, прекращай всё это! Мы приехали отдыхать. Криминала мне на работе за глаза хватает!

Муж вяло возмущался, но Наташа видела, что ему тоже вся эта история интересна. Странные совпадения– мужик, который намерен лететь в Питер умирает в аэропорту Стамбула, в этот же вечер похожий персонаж встречается в питерском ресторане с турком. И если жена ничего не путает, то история пахнет интригой.

– А знаешь, что сделаем,– предложила женщина,– я позвоню на телевизионный канал и договорюсь о встрече с корреспондентом. Ему же нет резона что-то скрывать, он покажет нам этот репортаж ещё раз. Тогда ты убедишься, что я не придумываю.

Эрин ничего не ответил, лишь пожал плечами, мол делай, что хочешь, детка, твоя страна, ты здесь, как рыба в воде. А она уже открыла свой компьютер и набрала в поисковике «Питер ТВ». Через секунду на экране выскочили реквизиты редакции новостей. Наташа быстро набрала номер с телефона, который находился в комнате и прижала трубку к уху. Эрин только махнул рукой, жестами показывая, что будет ждать её на улице в парке напротив отеля и курить. Парадное крыльцо выходило на тихую, чистую улочку недалеко от Невского проспекта, рядом располагался сквер с круглыми клумбами, аккуратными скамейками и высокими липами возле проезжей части. В середине августа стояла прекрасная погода, правда иногда сбрызгивал дождь, но это только добавляло свежести и радовало после изнуряющего зноя Анатолийского побережья. Мужчина настроился на долгое ожидание, знал, что жена будет тщательнее наводить макияж и подбирать одежду, потому что не обойдётся без фото сессии. В честь этого на его шее висел новый, дорогой, отличный фотоаппарат «Никон». Но Наташа появилась на удивление быстро, присела на скамейку рядом с мужем и по-деловому развернула на коленях карту города.

– Так, давай будем прокладывать сегодняшний путь.

Они уткнулись в карту и решили для начала проутюжить Невский проспект от Адмиралтейства, до Александро-Невской лавры. Эрин не принимал особенно активного участия в разработке маршрутов, но чтобы не обидеть жену невниманием поддакивал и со всем соглашался. Собственно ему было всё едино, куда идти и что смотреть. И хорошо, что жена не решила воткнуться в кучку туристов, чтобы потом несколько часов таскаться за гидом, выслушивать и запоминать фамилии, даты, названия. Всё равно ничего не запомнит, достаточно того, что вся окружающая архитектура этого города радовала глаз и восхищала. Ещё он был счастлив от того, что счастлива его жена, что погода прекрасная, они не голодные, обутые в удобные кроссовки для долгих прогулок.

– Так ты поговорила с журналистом?– спохватился он, когда поднялись со скамейки.

– Поговорила.– Наташа подхватила мужа под руку и увлекла в сторону шумного проспекта.– Это Захар Вельяминов. Ни возраст, ни рост, ни вес, как ты догадываешься, я не знаю, но надеюсь исправить этот пробел. Мы встречаемся в редакции в семь вечера.

– Что ты ему сказала? Как он согласился?

– Что у меня есть интересная информация по поводу его вчерашнего репортажа из ресторана. Сказала, что он случайно снял человека, которого я видела мёртвым буквально сутки назад в Стамбуле.

– Интригующе! После этого он не мог не согласиться на свидание.


День прошёл здорово, только уже к шести часам они согласились друг с другом, что встреча с прекрасным забирает много сил и энергии. От многочасовой прогулки ноги гудели и ломило спину. Не хотелось ещё скитаться в поисках забегаловки, где можно было бы сесть и перекусить. Остановились у высоких столиков рядом с жёлтой закусочной на колёсах, откуда витали ароматы кур-гриль и жареных сосисок. У Наташи горели глаза от вида румяных, длинных колбасок, политых горчицей и кетчупом, а Эрин глотал слюну, когда прыткий юноша в кокетливой, поварской шапочке подал на картонной тарелке румяную, куриную ногу. Утолив голод они расслабились и отправляться на поиски редакции уже не очень хотелось. Пара присела на скамейке неподалёку, протянув гудящие ноги и допивая остатки кофе из пластиковых стаканчиков.

– Может пойдём в отель? Я перезвоню в редакцию и с журналистом встретимся завтра.– жена умоляюще посмотрела на Эрина. Она достала из кармана джинсов носовой платок вытерла его щёку, выпачканную в красном кетчупе.– Посмотри, а я не запачкалась?– она повертела головой перед его носом и краем глаза заметила какую-то бумажку, лежащую на коленях. В первую секунду Наташа не сразу поняла откуда мог появиться этот скомканный листок, а потом ахнула, вспомнив.– Ты знаешь, что это?

– Ну, конечно, нет!

И жена во всех подробностях описала, как подобрала этот листок под креслом, где лежал покойник, как автоматически сунула его в карман и совсем забыла, даже когда рассказывала обо всех подробностях обнаружения тела полицейским в аэропорту. А сейчас, бумажка выпала, когда она доставала из кармана брюк носовой платок. Наташа быстрыми пальчиками развернула записку, и даже, как-то разочаровалась, обнаружив простой ряд чисел и букв:

– О, а я думала…

Эрин громко засмеялся, обнимая озадаченную жену:

– Ты думала, что здесь карта на которой указано, где спрятаны сокровища, или записка, называющая имя виновника смерти, или завещание, написанное за минуту до смерти, или банковский, много миллионный счёт.– мужчина осёкся.– Может действительно счёт?– он взял листок и рассматривал несколько секунд.– С этим должны работать специалисты. И потом, не известно точно, что это принадлежит покойному. В аэропорту такая проходимость, что обронить листок мог кто угодно и когда угодно. Положим время, когда и откуда выпала бумажка можно определить. Если даже камеры не зафиксировали из каких рук или кармана он вылетел, то примерное время можно узнать– уборщики чистят залы каждые четыре часа.

– Вставай, пойдём. У нас есть двадцать минут, чтобы добраться до студии. Здесь недалеко, я смотрела по карте.– Наташа подскочила. Подзарядившись сосисками у неё, как будто появилось свежее горючее для движения.

И всё-таки они немного задержались. Пятиэтажный, старинный дом находился не так далеко, но по незнанию они плутали, высматривая нужный номер. Остановились, переводя дыхание, у входа с вывеской «Питер ТВ», когда часы показывали семь минут восьмого.

– Надеюсь он ещё не ушёл.– Наташа взялась за массивную ручку.

В коридорах было пустынно, но за некоторыми дверями раздавались голоса. Рабочий день закончился, но кое-кто ещё не спешил восвояси, доделывал свою работу, а может не хотел идти к сварливой жене или в одинокую квартиру. В голове Эрина пронеслись воспоминания о том, как он был одинок до встречи с женщиной, которая согласилась (О слава Аллаху) стать его женой. Они быстро нашли нужную дверь. На табличке под стеклом они прочитали: «Редактор отдела шоу-бизнеса Вельяминов Захар»

– Прекрасно.– Наташка постучала костяшками пальцев, и, не дожидаясь ответа толкнула дверь.– Надеюсь он ещё не ушёл.

Кабинет оказался небольшой. В приоткрытое окно с улицы залетали детские крики, и лучи заходящего солнца окрасили белые стены в розовый цвет. Рядом справа стоял стол с компьютером, заваленный бумагами, напротив массивный шкаф с толстыми папками, пронумерованными по годам. Внутри никого не было. Но компьютер гудел монотонно, экран мерцал голубым светом и настольная лампа горела над чёрной клавиатурой.

– Тук-тук. Есть кто-нибудь? Наверное вышел, сейчас вернётся.

Наташа двинулась вглубь кабинета и заглянула за широкий шкаф, тотчас вскрикнула и повернулась к Эрину с дикими глазами, но он уже сам всё увидел. И помимо воли в нём включился полицейский:

– Ничего не трогай. Вызывай полицию и скорую, может он ещё жив!


Глава 2


Она ехала в час по чайной ложке, как всегда, в это время. Улицы города забились машинами, но она научилась быть терпеливой, и коротала время в размышлениях и воспоминаниях, иногда удаляясь в далёкое прошлое в своё детство и юность. Это была самая прекрасная пора, когда восприятие жизни было праздничным, нарядным, чистым и непорочным. Иногда она открывала самые дальние сундуки своей памяти и вспоминала, какие босоножки привозили ей родители из отпуска– с белыми, плетёными ремешками, на сплошной подошве, а потом, когда перешла на первый курс института, мать, протолкавшись в очереди больше пяти часов, принесла красные австрийские сапоги, с длинным голенищем в гармошку из невероятно мягкой кожи. Издалека всплывали ощущения и запахи. Вкус маминого борща и тушёной капусты, аромат первых, настоящих, французских духов «Сикким», которые она купила себе на сэкономленные деньги в небольшом универмаге аж за двадцать пять рублей! Женщина помнила всё, до мельчайших подробностей. Сейчас она уже большая девочка, ей сорок. Давно сбилась со счёта о количестве разных ароматов, сапог, борщей и босоножек, но ничто не могло сравниться с тем временем, когда она жила в состоянии постоянного душевного комфорта и покоя. Машину выбрала себе сама, не обращая внимания на габариты, цену и престижность марки. Важно было удобство, юркость в городском потоке и надёжность. Она не понимала тех баб, которые раскручивали мужей или любовников на люксовые автомобили, похожие на лакированные корабли. Недоумевала, зачем вытягивать из мужика бесконечное количество ювелирных украшений, бриллиантов и различных драгоценностей. Считала таких дам, даже при муже, содержанками, которые каждую минуту опасаются, что источник благосостояния иссякнет, и они останутся с тем, что награбастали за время проведённое возле этого источника. Как мусульманская жена, при разводе может покинуть дом только с тем золотом, которое одето на её теле. Она, Маргарита Новоскворецкая, не такая, она уверенная в себе, красивая, самодостаточная женщина. От неё никогда не уйдёт муж, а на случай развода, имеется брачный контракт. Да она его без трусов оставит! Имелась, правда, одна тайна, но на то она и тайна, чтобы хранить её ото всех. Маргарита периодически поглядывала то на ручные часики, то на светофор. Она опаздывала на встречу. Женщина ругнулась про себя:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное