Татьяна Милях.

Пылающая гора. Часть 2



скачать книгу бесплатно

Бандиты почти сразу покинули кабак и с первыми лучами отправились готовить засаду супругам. В задачу злодеев входило убить графа и захватить девушку. Луи де Маси понимал, живой Анри де Круа им опасен, всё же речь шла не о простой девушке, а о его жене. Кроме того, чтобы иметь возможность снова выйти замуж, Шарлотта должна была стать вдовой. Но разбойники, услышав о богатстве де Круа, захотели ещё подзаработать и решили заставить графа принести выкуп, за жену, и только после этого его убить. Поэтому они не стали сразу стрелять в Анри, а вступили в переговоры, в результате чего и поплатились жизнями. Де Маси узнав о провале, не мог понять, как это графу удалось уложить сразу шестерых противников, не дьявол же он на самом деле? Но подумав, Луи предположил, что с де Круа был кто-то ещё, и успокоился лишь тем, что свидетелей не осталось, а потому никто не расскажет о причастности самого барона к делу и не сможет связать с ним это нападение.

Анри нахмурившись, слушал сыщика. Он и не думал, что этот гусь, каким Шарль ему казался, окажется на самом деле такой гадюкой, да и его отец, оказывается тот ещё негодяй. А Пьер де Форше пришёл в недоумение: – из-за его девочки кипят такие страсти и всё из-за титула, который она может передать своему сыну?!

– Это правда, граф? Вы женились из-за этого титула? – разочаровано спросил он.

Отвлекшись от своих мыслей, де Круа удивлённо взглянул на Пьера

– Из-за титула? – рассеянно спросил он, – При чём тут титул? – удивился Анри, – Я даже не задумывался об этом, – но немного подумав добавил, – Впрочем, вы правы. Отец, поэтому и отнёсся благосклонно к объявленной мною помолвке, потому что понимал выгоду от этого брака. Но я сделал бы тоже самое, если б у неё вообще никакого титула не было, – искренне ответил граф.

Взглянув на графа, Пьер почувствовал, де Круа говорит правду и успокоился.

– Самое страшное ожидало бы девочку, если бы их план удался. – уточнил Матье, – Именно эти подробности, которыми делились отец с сыном и вынудили бедного слугу, найти меня и рассказать всё. Бедный отец потерял дочь и, услышав, что говорил напившийся Шарль, как он отомстит девушке за связь с графом, просто возмутился. Слуга был вне себя и не хотел, чтоб ещё одна невинная душа пострадал от этого чудовища. А он видел, что вытворяли господа с теми, кто находился в полной их власти. Я не буду вам это пересказывать, милорд, это действительно ужасно.

Выслушав сыщика, Анри побледнел и раздавил в руке стакан, из которого пил, и заметил это, только когда вино потекло по его руке словно кровь.

– Спасибо Матье, вы хорошо сделали свою работу, – мрачно проговорил де Круа и достал кошелёк, – Держите, это вам за труды, – потом подумав, добавил, – У меня к вам есть дело, – задумчиво сказал граф, – Я хочу нанять вас на работу.

– Милорд. Если вы хотите меня нанять для убийства, то сразу предупреждаю, я этим не занимаюсь.

Граф удивлённо поднял на сыщика глаза:

– Убийства? Что вы, месье! Если мне понадобиться, я сам могу убить кого угодно.

Мне нужно чтоб вы следили за де Маси и сообщали обо всех их планах. Я должен знать, что ещё задумало это гнилое семейство и буду платить вам пятьдесят луидоров в месяц, плюс столько же на расходы. Меня не интересует как вы распорядитесь этими деньгами: – наймёте осведомителей, заплатите за отдельные сведения, или заберете себе, мне всё равно, главное я должен иметь информацию, что задумал Шарль и его отец в отношении моей жены. Потом, когда опасность минует, я обещаю утроить вас на полицейскую службу при дворе. Думаю, такой человек как вы будет полезен господину Ла Рейни. Вы согласны?

Сыщик задумался, он давно мечтал, найти постоянную работу, а не перебиваться случайными заработками, тем более многие его клиенты были совсем не богатыми. Годы шли, а как это сделать Матье не знал. А теперь, похоже, удача сама идёт в руки. И на такие деньги, которые обещал платить граф, они с женой, наконец, смогут купить домик, и перестанут скитаться по чужим углам, не юнцы уже оба. Да и граф ему понравился. Борель разбирался в людях и почувствовал, от де Круа, не стоит ждать подлости и мужчины ударили по рукам.

– Пока никто не должен знать, что вы работаете на меня, – предупредил Анри, – Я не хочу их спугнуть, тогда они затаятся, и мы не узнаем, что затевают эти де Маси. Будем держать связь через Пьера.

Борель согласился с графом.

– И ещё, – задумался Анри, – Мне нужен человек, который охранял бы мою жену, когда я не смогу находиться с ней рядом. Шарлотта может постоять за себя, но она наивна и доверчива и не чувствует опасности. Вы Пьер не подойдёте. Вы должны присутствовать при герцогине, – увидев, что старик хотел предложить себя, возразил де Круа, – И кроме того этот человек не должен вызвать кривотолков о Шарлотте, – добавил граф условия к претендентам в телохранители.

– Ну, тогда лучше моей Адель, никого не придумаешь, – хмыкнул Матье, – Эта женщина двух мужчин стоит. Правда на шпагах она сражаться не умеет, но рука у неё тяжёлая, – засмеялся мужчина, потирая подбородок, ему порой доставалось от разъяренной супруги, когда он неосторожно задерживался в кабаке, – Да и ножом она владеет мастерски.

Пьер посмотрел на графа и кивнул головой в подтверждении слов сыщика. Он хорошо знал жену друга и мог доверить ей свою воспитанницу. А Борель рассказал историю своего знакомства с женой.

Это произошло в тюрьме Шатле,11
  Шатле – замок в Париже, построенный в конце IX века для охраны проложенного в южной части острова Сите через реку Сена Малого моста. С 1369 году король Карлом V, устроил в нём государственную тюрьму. Здание было разрушено в 1782 году, при участии многочисленных толп парижан


[Закрыть]
куда он захаживал по своим делам. Обычные горожане старались обходить это место стороной. Квартал где располагалась тюрьма пугал мрачными, узкими улочками, зловонными и опасными. Территорию здесь давно поделили между собой парижские бандиты, собиравшиеся в тавернах, и владельцы скотобоен, из которых исходила тошнотворная вонь.


Днем на задворках этих уличных лабиринтов резали животных, а ночью та же участь постигала случайно или по незнанию забредших сюда прохожих, становившихся жертвами разбойников. Впрочем, сами названия улиц рассказывали о профессиональных качествах обитавших здесь жителей: улица Большая Скотобойня, улица Требухи, улица Пьера-Рыбака, улица Резни, улица Живодерни…, не забыть бы еще улицу, которая называется Долина Несчастья – тут уж никакой комментарий не нужен. А сам замок называли «Тюрьмой смерти». Здесь и заметил тогда ещё молодой мужчина Матье Борель свою Адель. Он приходил в Шатле по делу на одного злостного разбойника и, когда Матье следовал мимо клетушек, огороженных решётками, увидел крепкую молодую женщину, отрешённо уставившуюся в потолок. Она заинтересовала сыщика, и он спросил у знакомого надсмотрщика, за что заключена эта девушка. Тот, засмеявшись, ответил:

– Убийца. Порезала дворянина серпом, от чего тот откинулся.

– Врёшь! – воскликнула девушка и вскочила на ноги, гневно сверкая глазами, – Он хотел изнасиловать меня, а я только защищалась. Конечно! Кто я и, кто он! Дворянин имеет право делать с крестьянкой все, что хочет, – чуть не плача проговорила она и села на место, – Если бы господин надо мной надругался или даже убил, никто и не подумал бы его судить, – возмущалась девушка. – А теперь меня повесят, за то, что я сама защитила свою честь, – сокрушалась бедняжка.

Неожиданно парню стало жаль её, девушка тронула сердце молодого сыщика. Он провел расследование, и убедился, пленница говорила правду. Тогда Борель решил спасти её. Но он понимал тягаться с дворянином у него не получится и Матье подготовил побег. У него были небольшие накопления, и сыщик отдал деньги тюремщику, который и помог осуществить задуманное.

На первом этаже Шатле находилась небольшая комната, в которую через маленькое окошко проникал свет с улицы. Это был морг. Туда сваливали трупы утопленников, выловленных в Сене, а также, многочисленные жертвы людей, убитых ночью на парижских улицах. Оттуда и стащили мужчины труп похожей девушки и посадили его вместо Адель, будто та умерла от пыток. Никто и не думал разбираться, та ли это девушка и от чего умерла и с тех пор Адель оставалась преданной Матье. Они уехали из Парижа, поженились и поселились в провинции, где их никто не знал, вырастили троих детей, у которых теперь своя жизнь в городе, и вот уже почти двадцать пять лет супруги вместе.

– Кроме того она может заменить вашей жене конюха, так мастерски Адель управляется с лошадьми. А ещё она отлично готовит. Моя жёнушка всю жизнь мечтает завести свою харчевню, и готовить вкуснейшие пирожные – поведал Борель достоинства своей Адель.

– Хорошо, – согласился Анри, – И вы согласитесь расстаться с супругой на некоторое время? – удивился он.

– Милорд, мы уже столько лет вместе, что небольшая разлука будет только на пользу нашим отношениям, – засмеялся сыщик.

Договорились, что в ближайшее время Пьер привезёт женщину в замок де Круа, а Анри нужно постараться и убедить Шарлотту в необходимости ещё одной служанки. Ещё раз обговорив все детали, мужчины разошлись. Анри потренировался с Пьером и вечером они с женой вернулись домой.

По дороге граф сообщил девушке, что Пьер просит взять в прислуги жену его друга. Дети уже выросли и женщина, оставшись одна скучает, и хотела бы поработать, и накопить на свою харчевню. Шарлотта не понимала, зачем ей ещё одна служанка, но она готова была помочь Пьеру. Анри рассказал, как женщина замечательно ладит с лошадьми и может сопровождать её в прогулках, когда ему самому будет некогда, и девушка согласилась.

Через день, Пьер представил миледи новую служанку и перед Шарлоттой предстала крепкая женщина, с не лишённым женственности волевым лицом. Адель несколько неуклюже поклонилась госпоже, и сложила руки, не зная, куда их деть. Юная госпожа, заметив её смущение, улыбнулась, что-то в женщине придавало девушке уверенности в себе, и она окончательно согласилась принять её. В обязанности новой служанки вменили уборку в комнатах миледи и сопровождение её на прогулках. Женщина не досаждала Шарлотте своим присутствием и незаметно Адель стала её тенью, и девушка быстро привыкла к ней.

Глава 2

Шла третья неделя совместной жизни Анри де Круа и его молодой жены. Мужчина продолжал наслаждаться жизнью и совсем забыл про свои дела при дворе. Но как выяснилось, сами дела про графа не забыли, и когда вся семья только заканчивала обедать, с дороги, которая вела в Париж, выскочил всадник, направляясь прямиком к замку.

Заметив гонца, Анри помрачнел, он узнал дворцового курьера, которого и сам частенько посылал по срочным делам. «Не иначе опять Жерома завалили делами, и он один не справляется», – с досадой подумал де Круа, и оказался прав. Гонец, спрыгнув с коня, подбежал к графу и передал ему письмо. Как и предполагал Анри, помощник жаловался, что завален бумагами. Оказывается, совсем недавно произошло событие, из-за которого получило новое развитие дело об отравлениях и господа пачками взялись писать доносы, которые вместо министерства полиции постоянно попадали на стол де Круа, поскольку аристократы рассчитывали с помощью графа попасть на аудиенцию королю, и лично пожаловаться монарху на обидчиков. Анри поморщился: – «Ну неужели не могли сами разобраться с этим и не тревожить меня?» – подумал он. Жером опять перестраховывался понимал граф, а ему вовсе не хотелось возвращаться в Париж. Тем более де Круа рассчитывал, что к концу отдыха итальянец закончит декорирование дома, и они вернуться в него вместе с Шарлоттой. А сейчас куда везти жену? Во дворец? Ему был предоставлен кабинет со спальней, но там можно переночевать одинокому холостяку, но эти комнатушки никак не назовёшь супружескими апартаментами. Даже просто снять квартиру или дом потребуется время, – расстроенно размышлял Анри, а домашние вопросительно смотрели на него.

– Придётся завтра возвращаться в Париж, – недовольно проронил он, – Жером пишет, что завален делами и важность дела требует моего присутствия. Я так рассчитывал ещё отдохнуть от дел двора, – посетовал граф и взглянув на Шарлотту добавил, – к сожалению, я не могу взять тебя с собой, в доме не закончен ремонт и вместе нам пока не где жить, как только всё закончится, я сразу пришлю за тобой или приеду сам, – пообещал супруг и заметил, как у девушки сразу потускнели глаза. Он понимал, переживания супруги, ему самому было не легче, Анри не хотелось расставаться с любимой. Вечером, когда супруги вдвоём прогуливались по парку, граф почувствовал, как опечалена его жена. Погружённая в свои думы Шарлотта почти ничего не говорила и только бросала на мужа взгляды полные тревоги и тоски. Анри остановился, обнял её и заглянул в глаза:

– Ну что ты так расстраиваешься? – попытался успокоить он, девушку, – пройдёт всего неделя и мы снова встретимся. Для меня эта разлука так же невыносима, – заверил жену де Круа, и попытался её взбодрить, – Луиза порой месяцами не видит Рамона, и не страдает так.

– Да, но Рамон уезжает в часть, а ты в Париж, – грустно уточнила девушка и прижалась к мужу. Анри догадался, чего боится Шарлотта, и, поцеловав в лоб, произнёс:

– Глупенькая, я люблю только тебя. Мне не нужна ни одна другая женщина. Как ты этого не поймёшь?

Бедняжка немного успокоилась, услышав его признание и грустно улыбнувшись, посмотрела на графа и вздохнула:

– Всё равно я буду скучать. Я уже скучаю, – призналась она.

Вечером у Анри состоялся разговор с отцом. Генрих был решительно настроен в своей затее продвигать сына при дворе.

– Необходимо подумать, как тебе попасть в палату пэров, Анри, – начал беседу маркиз.

Сын вопросительно посмотрел на родителя:

– Отец, о чём ты? У нас ещё и ребенка нет, а ты уже начинаешь такой разговор.

– Надо заранее готовить почву, – уверенно произнёс маркиз, – Думаешь, такое можно провернуть в один момент? Нужно переговорить с Кольбером. Он прекрасно знает финансовые дела всех герцогов – пэров, наверняка найдутся такие, у которых есть проблемы с деньгами. Мы можем помочь им и заручиться поддержкой на будущее, а пока они подготовят общественное мнение, к тому чтобы узаконить твоё регентство.

– Но регентство существует для королей, а это совсем другое. – возразил Анри.

– Ну, опекунство или ещё как! Какая разница, как назвать? Главное, чтобы это сработало, и ты смог заседать в парламенте вместо своего малолетнего сына. Кроме того, ты знаешь все сплетни и распри между знатнейшими дворянами, подумай, где на этом можно сыграть и использовать в свою пользу.

Граф вздохнул, ему совсем не нравилась идея отца. Может раньше такая перспектива его и увлекла бы, но теперь это ему казалось бессмысленной суетой. Конечно, Анри полагал, что сам в палате Пэров смог бы принести гораздо больше пользы для Франции, чем многие сидящие там, выжившие из ума знатные лорды, заботящиеся исключительно о собственном благополучии и занимающееся самолюбованием. Но граф понимал, что бороться с ними в парламенте всё равно, что драться с ветряными мельницами.

– Знаешь отец, я не стану обращаться к Кольберу с такой просьбой, – твёрдо ответил сын, – Он и так много сделал для меня, а здесь необходимо нарушать правила, принятые при дворе, мне право неловко.

– Хорошо, – недовольно заворчал отец. Генрих почему-то ожидал такого ответа. – Но встречу с ним, ты мне можешь устроить? Я сам поговорю с министром. А насчёт правил, ты зря беспокоишься. Они и так всё время нарушаются, и на замену одним придумываются другие, особенно когда это кому-то выгодно, – усмехнулся маркиз.

Организовать подобную встречу сын не отказался, и подумал, возможно, отцу и удастся получить задуманное? Анри знал, каким даром убеждения обладает его родитель, и Генрих де Круа остался доволен разговором.

В свою очередь сын пересказал маркизу о своём разговор с Матье Борелем, и попросил, отца позаботился о безопасности Шарлотты. Услышав какие козни строит барон де Маси, Генрих разволновался, он совсем не ожидал от дворянина подобного бесчестия, и, разумеется, в планы отца не входило терять невестку, и тем более единственного сына. Маркиз, конечно, пообещал сделать всё возможное, для защиты девушки и высказал готовность противостоять планам заговорщиков.

Утром граф попрощался с близкими, поцеловал жену и, вскочив в седло, помчался в столицу, а Себастьян по обыкновению поехал в экипаже следом. Карета, которую подарил король, осталась в замке, на ней позже планировали отправить Шарлотту.

Вернувшись в Париж, Анри, первым делом направился в свой особняк, надеясь, что архитектор закончил его декорирование раньше, и тогда можно будет послать за женой. Но когда граф зашёл в дом, то остолбенел. Завершением и не пахло! Наоборот, итальянец ободрал все обои, вскрыл старый паркет, а на потолке и стенах работали мастера, монтируя новомодную лепнину кажется в стиле Барокко, граф особо не разбирался в этом. Сначала де Круа стоял в полной растерянности, не понимая, что происходит, но потом его заметили рабочие и видимо послали за архитектором, который руководил работами. Марио подошёл к графу, сияя, и явно довольный собой, но заказчик тут же оборвал восторги итальянца:

– Чёрт побери! Что здесь происходит? – возмущённо, спросил Анри.

– Всё идёт по плану, – улыбаясь, ответил архитектор.

– Но я просил только поменять мебель, шторы и кое какой декор, – начал повышать голос Анри, – А вы что сделали? Вы разрушили мой дом! – закричал он.

Итальянец растерянно посмотрел на заказчика:

– Но как? – растерялся архитектор, – Вы же всё одобрили и сами подписали чертежи и сметы! Вот! – Марио побежал в соседнюю комнату и через некоторое время вернулся с бумагами, и ткнул в них пальцем – Вот! Смотрите! Здесь ваши подписи, все сметы тоже подписаны. По ним ваш банкир выплатил все необходимые суммы и материалы уже в работе, мастера трудятся целыми днями, – заговорил итальянец, с присущим этому народу темпераментом размахивая руками. Анри проверил – всё верно. На бумагах стояли его подписи. Он вспомнил, когда уезжал совершенно не вникал в суть того, что подсунул архитектор, и подмахнул все его идеи, и граф похолодел:

– Боже! И что это будет? – растерялся он.

– Bellezza! E bellissimo!22
  Красота! Прекрасно!


[Закрыть]
 – взмахнул руками Марио, – У вас будет самый блистательный дом во всей Франции! – стал уверять итальянец, – Мы сделаем его по самой последней моде! Все восхитятся, с каким вкусом он исполнен! У вас будет всё самое лучшее! Весь Париж будет завидовать вам! – заверял он.

– Да, а куда я привезу свою жену? – не сдержался и вновь заорал граф, не разделяя восторгов архитектора.

Марио захлопал глазами, явно не понимая, чем возмущён его заказчик:

– Ваша жена останется довольна. Вот увидите.

Анри зарычал, понимая, что с итальянцем разговаривать бесполезно, он увлечён своим проектом и не понимает негодования де Круа. Оглядевшись, граф понял, что и самому здесь оставаться невозможно и только спросил:

– И сколько это будет продолжаться?

– Месяца два, – неуверенно ответил архитектор.

– Два месяца? – снова возмутился Анри, – Чтоб через месяц всё было готово или я вас всех в порошок сотру! – закричал граф, – Все поняли? – мастера замерев, смотрели с лесов на господина, тоже не понимая его возмущения, – Чтоб работали с утра до ночи, без этих ваших перерывов. Сделаете, как я сказал, ещё сверху добавлю денег каждому! – пообещал де Круа, и рабочие, похоже, обрадовавшись сразу вернулись к работе, а раздраженный хозяин вышел на улицу. «Что ж остается только ждать и жить во дворце», – вынужден был смириться граф, куда он и направился, продолжая сомневаться, что такой ремонт продлиться два месяца даже с его пожеланиями.

Очутившись в своих апартаментах, Анри стразу встретился с Жеромом. Парень обрадовался появлению патрона и доложил о том, что произошло за эти три недели в Париже. Столица бурно обсуждала слухи по делу о ядах. Появлялись всё новые подозреваемые, а главное, фигурантами дела становились столь высокородные дворяне, и оно приобрело политический оттенок.

Граф вспомнил пролог этого дела – история, нашумевшая на всю страну, тогда задела и Анри. Все началось с того, что четыре года назад – в 1675 году после продолжительной болезни скончался его дальний родственник шевалье Годен де Сен-Круа, имевший чин капитана королевской гвардии. В квартире, которую снимал офицер, обнаружили предметы, весьма необычные для жилища бравого вояки. Оказалось, что де Сен-Круа располагал настоящей алхимической лабораторией с ретортами и перегонными кубами. Полиция опечатала квартиру покойного, но какие-либо следственные действия не предпринимала, поскольку шевалье скончался вроде как от естественных причин. Внезапно к королевским приставам явился лакей из дома маркизы де Бренвилье по имени Лашоссе, который потребовал доступа в опечатанное помещение. Слуга уверял, что у де Сен-Круа хранились его деньги, и просил позволения забрать их. Чиновники, разумеется, лакею отказали, но решили повнимательнее присмотреться к жилищу покойного офицера, и в результате в кабинете де Сен-Круа нашли шкатулку со склянками, наполненными какими-то веществами, непонятный список, а также письма маркизы де Бренвилье.33
  Дело о ядах – https://www.kommersant.ru/doc/1676162


[Закрыть]

Заинтересовавшись содержимым склянок, полицейские опробовали капли и порошки на кошках и собаках в результате чего бедные животные издохли, а сыщики убедились, что де Сен-Круа изготовлял яды, и похоже маркиза де Бренвилье как-то со всем этим связана. Позже лакей снова пожаловал на квартиру покойного и полицейские поинтересовались у Лашоссе, что он знает о интересной шкатулке, бедняга повёл себя неадекватно и пустился наутёк, тогда служители правопорядка всерьёз занялись и слугой, и самой маркизой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное