Татьяна Мелькина.

Большой секрет, или Всемогущий Шар. Фантастика



скачать книгу бесплатно

Фёдор Петрович

Осунувшийся профессор, от неописуемой давки вины за произошедшее на сердце и не дающему прохода для достатка воздуха кома в горле, отправился домой, чтобы обнять родных и побыть с ними немного, отвлечься если такое возможно.

Поднялся ветер, теребя волосы, тем самым открывая очки для солнечных бликов, слепящих глаза. Он шёл по улицам, ужасаясь творящемуся хаосу, за тем как люди избивают друг друга сами того не понимая зачем, грабят магазины, набирают продукты полные машины, мусор кружит повсюду. В его мозгу пульсировала жилка справедливости «это ты виноват, во всём ты виноват». Что теперь он может сделать? «что?! что?! что?!» кричала его совесть из глубин подсознания.

К его очкам прилип лист бумаги, заставив остановиться. На листе был детский рисунок одноглазого монстра. Тут его осенило «я же готов к подобному! В лаборатории уже есть, родились живые из растений летающие глаза, с внедрёнными камерами наблюдения и телепатическими возможностями, корректировщики! С ними уже проводили опыт на заключённых. Те стали послушными и порядочными! Осталось только размножить их. Пристроить по одному на каждого человека, на пожизненно, на круглые сутки! И всё! Будет идеальный порядок в стране! Будет идеальная жизнь!»

Радостный не по сезону, словно сумасшедший среди горестных лиц, что наблюдают за ним, он побежал в лабораторию. Не обращая никакого внимания на людей, которые посчитали, что он над всем происшедшим смеётся, рванули за ним вдогонку, чтобы наказать от накрывшего их непонятного общего чувства толпы. Каждый бежит не понимая зачем, но сильнее раззадоривается видя, что другие тоже глядя на них бегут и злятся на непонятно чему улыбающегося человека. А он ещё больше смеялся и бежал как окрылённый всё быстрее и быстрее. Только уже в лаборатории под охраной, на него обратила внимание его главная и любимая помощница, следящая абсолютно за всем, кроме его личного лабораторного кабинета (в который он никого не впускал как в собственную душу) Катя, и указала на кровь на руке и щеке. На что он просто отмахнулся «а, камнями пытались забросать, догнать то не смогли».


***


В лаборатории. Куда он не допускал не единой души. Все переговоры с работниками велись исключительно вне этого кабинета. Здание лаборатории огромного размера, но это маленькое вне сравнения место, казалось не таким уж нужным, но всё же было достаточно большим и очень секретным.

Фёдор Петрович возбуждённо носился меж разнообразной живой растительности, которую он уже отчаялся что создал. Зелёные живые существа кланялись своему отцу в приветствии, тянулись красивыми бутонами к его рукам за лаской. Движущиеся, перебирающиеся ветвями, будто в тапочках из густой растительной листвы, бесшумно передвигаясь что-то делали, выполняли каждый свою работу. Он подошёл к своей любимице валерьяной деве, она шикнула ему в лицо своим успокоительным свойством. Ему полегчало, сердце выровняло ритм. И собравшись с мыслями, он приступил к работе.

Но для начала созвонился с президентом, изложив свою задумку и получив одобрение, приступил к работе. Высаживая ДНК саженцев глазастых рышиков по пробиркам – летающих спасителей человечности в людях, чтобы не истребили сами себя, как это уже произошло во внешнем мире – внедряя в каждый плод зарождающегося в яйцеклетке микросхемы. Придётся делать их миллионы, для каждого человека, беспрерывно дни и ночи напролёт.

Придётся завести доверенного помощника, ведь скоро все эти творения уже не будут ни для кого секретом – тут он подумал о Кате, пора кому-то довериться, а кому как не ей. Она его ещё ни в чём ни разу не подвела, даже наоборот. Он уже многое ей доверил, теперь настал момент доверить и тут.


***


Один такой глаз с щупальцами выращивается в инкубаторе три часа. Это время для перерывов на отдых, чтобы загружать новых. А те что уже выросли, фиксируются по номеру чипа и компьютером определяется человек, к которому он пристроится. А тем временем, пока они познают жизнь в лаборатории, свободно перемещаясь по воздуху в пространстве зелёного помещения. Их становится очень много. Они прилепляются своими щупальцами к стенам, потолку и ко всему, чтобы больше было места для следующей партии.

А пока, государство психологически подготавливает население страны к их привитию. Утверждая, что это лучшее для их детей и них самих, что это такая безопасность и всё в таком роде. И только когда люди стали их ждать уже с нетерпением, когда правительство поняло, что народ не будет уничтожать зелёных из-за непонимания и нежелания иметь их, рышиков выпустили к своим подопечным.

Миллионы глаз – рышики, как перелётные птицы разлетались по всей территории России. Подлетев каждый к своему человеку, телепатически внедрился в мозг, стал наблюдающим хозяином положения, корректируя настрой хозяина только в хороший и добрый, летая рядышком стараясь быть менее заметным.

Катя

«Как интересно». – С энтузиазмом мелькало каждый раз в голове Кати. Она стояла, прижавшись к запылённому от времени толстому стеклу в двери. Пыталась хоть что-нибудь понять, из того что видит. Она знала и восхищалась Фёдором Петровичем, он всегда для неё загадка. Она всегда смотрит на него, как на что-то необыкновенное, он всегда для неё новый и интересный человек, может оттого у него разное настроение, что всегда работает над разными задумками. Он уже во многом ей доверил по работе, она следит за его работами, точнее рабочими в других отделениях и их качественности в деле, но здесь он не подпускает никого. «И как у него всё укладывается в голове?»:

То ли кудрявый, то ли лохматый и не знавший, что такое расчёска, толи седой, толи крашеный в белый дядька в белом халате, казалось настался по своей лаборатории, словно сумасшедший или взбесившееся животное, хотя он спешил успеть многое, находясь в самом уравновешенном состоянии. Его лаборатория вся была покрыта зеленью, словно, он никогда не убирался – зарос до такой зелёной степени. Но конечно это не так.

«Ух, ты» – Каждый раз изумлялась Катя, когда зелёные предметы начинали шевелиться и этот учёный, горя счастьем, поднимал руки вверх, начиная вытаптывать что-то вроде чечётки. Его глаз она не видела, только редкий блеск света от очков и, ещё хорошо выделялся его огромный нос из-под нависшей шевелюры. «Он далеко не красавчик, но сотворил здесь что-то потрясающее. Вот бы…». Её мысли прервались резким тычком в бок.

– Это больно! – покраснев от боли, яростно прошипела она.

– Не честно подглядывать за сотрудниками. – Решил подшутить проходивший мимо парнишка, один из новеньких только что выпущенных из курсантов, – Даже над теми, в кого вы влюблены до беспамятства.

– Чего? Ну и наглец! А ну, пошёл работать. – злясь на него прошипела она, и он ушёл, всё ещё улыбаясь, не смотря на ужасное положение в стране.

«Брычков Фёдор Петрович» – гласила вывеска на его двери. И чуть ниже был небрежно прилеплен белый лист скотчем, пожелтевший от времени с собственными каракулями:

«НЕ ТРЕВОЖИТЬ! Только в случае угрозы жизни моей персоны. ПС: имеются злые собаки». – здесь он не шутил, конечно не буквально собаки, но в его кабинете есть кому его защитить. Зелёные детища.

«Очень убедительно» – Улыбнулась Катя в который раз старой вывеске, не желая идти в свой кабинет и заниматься скучной бумажной работой. И как только она повернулась идти восвояси, как дверь с предостерегающей надписью отворилась и, оттуда вылезла белая мохнатая голова. «И всё же он не знает, что такое расчёска, – подумала она, не видя его лица»

– Катенька, – заговорил дядя Федя, как она при необходимости обращалась к нему, – я вот заметил ты мимо проходишь.

– Да, – мило улыбаясь и пытаясь хоть что-нибудь любопытное разглядеть за его спиной, промурлыкала она.

– Ты можешь мне помочь?

– Хм, – наигранно скривив губы, задумалась она, не отрывая взгляд от непонятной зелени в его кабинете, в этом что-то есть. И таинственно протянула, хотя сгорала от нетерпения утолить жажду засевшего где-то внутри любопытства, – Возможно.

– Входи. – и он быстренько закрыл за ней дверь.

– Что это? Бог мой, какая прелесть!

Над ней, под самым потолком парил гигантский овальный ЖИВОЙ шар. Он смотрел на неё своим единственным огромным глазом.

– Это моё любимое творение. Но это очень секретно. – Как бы между прочим вставил он, понимая, что его раскрытие не за горами, отклоняясь от ответов, на которые уйдёт уйма времени.

– Ах да, – нехотя отвела взгляд от гигантского зелёного глаза она, тоже понимая ситуацию происходящего за стенами и что время их поджимает, – Я хочу работать с вами.

– Вот и договорились, мне тоже это нужно и доверить я пока кроме тебя больше не могу никому.

И они работали не покладая рук увеличивая количество рышиков с самыми лучшими для людей побуждениями, принести мир в их новый дом.

Перемены к лучшему

Люди, привыкая потихоньку к новым переменам, благодаря рышикам постоянно летающим рядом и не мешающим своим присутствием, становятся уравновешенными и довольными всем. Нет проблем, нет ссор, всё именно так, как и не мечталось. Земля процветает живыми растениями. Просто Рай.

Иногда, отдыхая на природе, влюблённые наблюдают, как из-за защитного поля по небу движутся к ним воздушные облака или грозовые тучи, полные нового освежающего дождя. Просачиваются сквозь прозрачное поле в их защищённый мир. Видно воздушные лучи фильтруют их, обезопасив своих жителей, на дальнейшее процветание. Так и циркулирует теперь жизнь. Ведь чтобы кончилась радиация на внешней земле пройдёт несколько сотен лет…

Когда-то. Секрет жизни профессора

Когда-то профессор сделал искусственный человеческий мозг. Он и теперь стоит в его лаборатории под колпаком среди растительности как кубок за первенство в достижении, приятная глазу гордость.

Убедив себя в собственной гениальности, особо не задумываясь, ушёл в отпуск и отправился в Америку к другу, хирургу соотечественнику россиянину, чтобы тот внедрил в его голову это сооружение. Чего он так далеко забрался работать, Фёдор так и не понял, сам обожает Россию. Если ему что втельняшилось в голову, никак не выбить, а самое действенное проверять то, в чём уверен на двести процентов, так это на себе. Конечно, риск был огромный, но Фёдор Петрович всё продумал и составил для друга пошаговый хирургический план. «И не вздумай что-либо здесь изменить и сделать по-своему! – Сердито пригрозил он тогда. – Не забудь, перед тем как вставить мне в черепушку это чудо, вместо моего дряхлеющего мозга и теряющего память с информацией с возрастом, для начала соединить их этой штукой. Она читает мысли, память и передаст сюда. В общем, чтобы всё прошло как надо!» У хирурга не было ни дольки сомнения, он вообще был как бесхребетный. Сказали – сделал. Тем более перед ним был не просто друг, которому доверял на все сто, а профессор биологических наук, номер один во всём мире.

Всё прошло гладко. Голова зажила быстро. Мысли стали чётче и умнее. Ничего с памяти не теряется. Здорово! И главное, его новый мозг бессмертен. Поэтому, он задумал ещё хлеще. Он постепенно стал менять своё тело, по частям. После чего он стал действительно полностью бессмертен. И никто об этом не знает. Хирург пофигист, никому не расскажет, он в этом уверен.

Теперь, когда он с собою закончил, он это сотворил и с единственной кому доверяет в этой жизни, с помощницей Катей, без которой он как без рук. Ему почему-то всегда казалось, что смерть – это какая-то нелепость, которую он обязан преодолеть, но также она и необходимость, благодаря которой нет необходимости переживать за излишнее перенаселение и ненужные воины. А он тот человек, который должен следить за правильным развитием мира и миром внутри него.

Затем, переключился на создание созданий. Живые глаза, внутри каждого свой мозг. Долгие годы он добивался, чтобы они стали рождаться не из-под конвейера, а натуральным способом как люди, только в лаборатории. Вот только схемки он не стал отменять, чтобы они сами не развивались умственно, а были под чётким контролем. И самая большая его гордость, это целая компьютерная система в одном гигантском глазу. Он сам тогда не понимал, зачем его создаёт, но эта прихоть его затянула.

Он вырос настолько огромным, что почти не мог передвигаться, как мог бы на свободе. Почти восемнадцать метров в длину. Даже видно, как дышат его поры на зелёной затвердевшей коже почти как у крокодила внешне, но на много прочнее. Гигантские веки хлопают редко для смазки зрачка, ведь его длинные живые ресницы могут чему-нибудь навредить, задеть, сломать и разбить. Каждая ресничка живая антенна, улавливающая любые переплетённые воздушные волны. Он совершенен. Он будет богом, центром и главой всех рышиков, но под чутким контролем самого Фёдора. Множество щупальцев в два раза длиннее тела, они у него не только как присоски у осьминогов. Они ещё и дышат воздухом, перерабатывая в наилегчайший газ, за счёт которого эти существа могут летать.

Последствия внедрения в ядро

Профессор под защитой в защищённой территории после войны и разрушений. Он доволен собой, что вовремя всё это создал и вовремя обратился с идеей обороны страны к президенту. Все его мучившие подозрения пришлось исключить из памяти, так же и чувство вины за происшедшее. И чтобы яснее понять, что всё-таки произошло на самом деле, мальчишеская игра в войнушку или шутка матери земли. Ему придётся поступиться собой и подключить свой мозг к системе ядра. Это очень серьёзный шаг. Поэтому…

Он дождался, когда помощница удалилась по окончании рабочего времени и присев в свой рабочий трон перед компьютером, где он создал копию всей России до мельчайших подробностей, чтобы тщательно наблюдать и контролировать всё происходящее.

Сегодня он выпустил на волю своё дитя, большого рышика. Бога рышиков. Их всех, до единого, можно проследить на мониторе, а благодаря им их людей. Хоть он весь искусственный, душа и личная жизнь на месте. Поэтому он настроился психологически и, пытаясь отстраниться от страха, лично подключился мозгом через маленькое отверстие на затылке к компьютеру и вошёл в систему, соединённую с ядром…

Что-то произошло, Фёдор потерялся и забылся в компьютере на долгие годы, дальнейшую его работу выполнила на сколько могла Катя. И посчитав, что она сделала всё возможное она сама подключилась к компьютеру, чтобы найти его там и вернуть в реальность, так как просто отключить не рискнула, боясь его потерять совсем. Но там с ней произошло тоже что и с ним, она оказалась в плену и потерявшись забылась…

Земная суть вышла наружу. Началась массовая зачистка.

Уничтожение взрослого человечества, кроме детей, пока они отдельно находятся в детских садах. Остаются в живых лишь он профессор с помощницей программными марионетками и очень маленькие дети, не успевшие познать ещё ничегошеньки. Чтобы начать новую чистую подконтрольную цивилизацию. В это время в садиках учителя – растения, руководимые теперь разумной и великой природной силой, они заранее внушали детям и готовили их жизнь без родителей. И сделали так, чтобы омертвление взрослых с помощью привязанных к каждому рышиков, никто из малышей не заметил. Всё прошло тихо и гладко. Видно, чей-то древний и жестокий план зачистки земной поверхности сработал.

Неизвестно, в какой уже раз это происходит за всё существование планеты. «У всего есть свойство возвращаться к точке начала. И не важно какова была линия круга на пути»

…с тех пор прошло несколько сотен лет.

Книга первая


Часть первая

Жизнь мне казалась замечательной. Мир добился огромных возможностей. И как всегда кажется, что достигли пределов, но оказывается, есть что-то ещё и ещё.

Силой мысли мы можем многое, и, наверное, могли бы больше, если бы не летающий над землёй всемогущий шар, в виде гигантского человеческого глаза с развивающимися щупальцами. Он контролирует всё и всех, что кажется невозможным что-либо скрыть от него, как и спрятаться. Любые попытки уклона пресекаются мгновенными и беспощадными наказаниями. Он бог в нашем мире.

История его появления никому не известна. Да и никто на моей памяти из детства не интересовался. Кроме меня. Это тоже было загадкой – почему и как. В своё время я встретила мне подобных людей и многое поняла.

Думаю, не стоит сейчас говорить того, что произошло в конце, не упомянув начала. Милана.

Детство

Как удивителен этот мир. Никогда не устанешь удивляться его возможностям. Всё вокруг так прекрасно. Небо со своими причудливыми переменами, грациозное порхание птиц, в каком-то своём слаженном порядке. Волнующая душу очарованием и разнообразием ласковая и добродушная зелень: деревья, цветы. Где не принуждённо возвышаются редкие и не примечательные человеческие дома.

На веранде одного из таких, под лучами солнца, потягивается упитанная полосатая кошка, лишь лёгкая рябь выдаёт её голограммное происхождение. На перилах лестницы бабочка, столь же естественная на первый взгляд, аккуратно сложив крылышки, беззаботно сидит и чистит крохотными лапками чёрную головку с длинными усиками.

Этот прекрасный момент прервался, вихрем вбежавшей по ступенькам маленькой девочки. Бабочка запорхала и закружила, ища новое место, а кошка предусмотрительно отпрыгнула в сторону и, секундой позже признав маленькую озорную хозяйку, замурлыкала, но притираясь к ногам как спасителю, тут же сидевшей бабушки.

– Ната, помоги мне! – Скомандовала маленькая девочка бабушке, нахмурив пушистые чёрные бровки. Бабушка, сидя в кресле-качалке, улыбнулась и отложила вязание (не смотря на сложность перебора петель) и, чуть присняв очки, поинтересовалась:

– Что на этот раз милая?

– Я хочу также! – тяжело дыша от нетерпения и подпрыгивания на месте, она указала пальчиком куда-то вверх.

Бабушка прищурилась и попыталась приглядеться, прикрыв от солнца глаза ладошкой, и заметила лишь движущуюся точку неподалёку в воздухе.

– Миланушка, ну-ка расскажи, что ты там увидела, а то моё зрение совсем уже не то.

– Уф. – Нетерпеливо возмутилась девочка. Ей всего-то ничего годков. А она уже хочет многого. – Там тётя летает САМА! Без крыльев! – усердно подпрыгивая и размахивая ручками, словно воображаемыми крыльями, воодушевлённо протараторила она бабушке.

– Милая моя внучка. И человеческим возможностям есть границы. Мы не можем летать.

– Но она летает! – Возмутилась Милана и насупившись на бабушку топнула ножкой.

– Это всего лишь голограмма. Кто-то играется из соседей, как раньше с воздушным змеем. – Заключила она улыбаясь.

Милана разочаровалась, скорее в бабушке, чем в её ответе и, больше не задавая вопросов задумчиво вглядываясь в парящую женщину, побрела вслед за ней по траве. Где-то просто шагала, где-то вприпрыжку воображая, что сейчас подпрыгнет совсем легонечко и у неё всё получится. Ведь бабушка ничего не понимает, а она Милана добьётся своего. Она даже не сомневается, что ещё совсем чуть-чуть и у неё всё получится и будет она парить в небе и любоваться всем окружающим её мирком. И все будут показывать в её сторону – смотрите, Милана умеет летать.


***

– Ната, а откуда берутся голограммы? – спросила девочка, ложась в маленькую белесую кроватку, парящую над полом в самом центре комнаты. Как только она улеглась, словно крылья кроватки открылись воздушные бока и нежно пригрели её одеялом. В комнате всё мгновенно меняется по одному лишь желанию или настроению голографически.

– Знаешь, мне ещё моя бабушка говорила, то, что сейчас расскажу тебе я. – Ласковым убаюкивающим шёпотом начала говорить бабушка, словно сказку перед сном: – Там на верху, в голубом небе, где плавают воздушные белые облака, прямо как твоя миленькая кроватка. Ты уже много раз видела парящий, огромный, неземного происхождения – шар…

– Это ты про солнышко? – С прикрытыми глазками поинтересовалась девочка.

– Нет, милая. Солнышко тоже покоряет нас своей красотой и дарит нам свет, но я про другой шар, который постоянно над нами, и он не прячется ночью как солнышко.

– Да, я его тоже постоянно вижу. Он мне надоел.

– Это почему? – рассмеялась бабушка.

– Я не знаю, но он мне не нравится. – Честно и заговорчески утвердила она кивком, резко приподнявшись с постели.

– Ну, ладно. Закрывай глазки и слушай дальше. – Она вновь уложила внучку, укрыла поудобней. И поцеловав в розовую маленькую щёчку продолжила: – Говорят, раньше наша земля была круглая, зелёная, текли по ней реки, бушевали моря и океаны. Разные животные населяли сушу и воду. После, ступил человек на землю.

– А какая же тогда она сейчас наша земля? – разыгралось в ней любопытство.

– Не знаю. Но сейчас мы живём как в колбе. – Честно нахмурившись, ответила бабушка.

– Это как?

– Ну, представь плоскую тарелку и накрой её сверху прозрачной стеклянной круглой тарелкой. – Вслед за словами, она, усердно жестикулируя руками, наглядно показывала внучке, накрывая одной ладонью другую.

– И что, мы живём в чьей-то тарелке?

– Нет, конечно, мы сейчас живём на плоской земле, а её защищает от внешнего мира невидимая оболочка, которая в свою очередь защищает нас.

– Так мы живём под этой оболочкой?

– Да.

– А откуда он пришёл?

– Кто?

– Человек. – Не доверяя, напомнила девочка и нахмурилась.

– А…, ну, тогда был бог на земле, может и сейчас есть. Поторопилась скорее поправиться бабушка и не потерять хрупкое доверие внучки, – Но его никто никогда не видел. Бог создал людей. Но это другая история. – Прищурив глаз, отмахнулась бабушка, и предупредительно приложила палец к губам, чтобы внучка не перебивала больше. – Так вот. Этот шар наш теперешний бог. Он сверху следит за нами, не позволяя делать что-то плохое. Он даёт нам всем жизнь, он лечит нас и даёт нам всё самое необходимое. Он же создаёт всяких зелёных помощников и следит за всем на нашем кусочке земли. Мы люди просто живём и радуемся всему, что он нам дарит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6