Татьяна Кожинова.

Управление развитием предприятий малого бизнеса в обрабатывающей промышленности (на примере Красноярского края)



скачать книгу бесплатно

Введение

В настоящее время в ряде стран продукция малого бизнеса в ВВП составляет более 50 %, соответственно его роль для мировой экономики трудно переоценить. Кроме того, следует отметить, что основным направлением экономического развития в России является инновационный вектор, что в свою очередь означает необходимость роста конкурентоспособности произведенной продукции, в основе производства которой должны лежать новые знания и технологии. Именно малый бизнес, как отмечает ряд экономистов, чрезвычайно восприимчив к изменениям, в том числе к инновациям.

Таким образом, основные причины необходимости и важности конкурентоспособного развития малого бизнеса – в следующем:

? Малый бизнес наиболее близок к «классическим» представлениям о рынке. Именно в секторе малого бизнеса наиболее полно реализуются все преимущества рыночной системы.

? Малый бизнес быстрее всего реагирует на изменения в запросах потребителей. Предприятия малого бизнеса наиболее восприимчивы к новым технологиям.

? В переходных экономиках развитие малого бизнеса важно, поскольку в процессе трансформации изменяется структура экономики, высвобождается большое количество ресурсов. Малый бизнес способен поглотить (абсорбировать) освобождающиеся ресурсы, тем самым смягчая как проблему незанятости (в частности, проблему безработицы), так и структурный спад, заполняя образующиеся ниши.

? Развитие сектора малого бизнеса важно также и для развития рыночных институтов, формирования конкурентной среды.

В то же время следует отметить, что страны с переходной экономикой «разделились» по критерию развития малого бизнеса на две группы. В одной группе стран (в нее входят страны Восточной Европы и Балтии – «успешные реформаторы») малый бизнес продолжал успешно развиваться, и его доля превысила 40 % ВВП. В другой группе стран (в нее входят страны бывшего СНГ, в том числе и Россия) развитие малого бизнеса стало испытывать стагнацию, т. е. доля малого бизнеса в ВВП и в общей занятости в экономике остановилась на уровне 10–20 % и перестала расти. Существование такого «барьерного» значения можно объяснить следующим образом. Малый бизнес заинтересован в развитии рыночной инфраструктуры и институтов, а значит, в скорейшем реформировании экономики. Если доля малого бизнеса не достигает этого значения (примерно равного 40 %), то малый бизнес не имеет достаточной силы для воздействия на институты и реформы в экономике, которые или «не работают», или реализуются лишь частично. При преодолении этого барьера малый бизнес получает достаточно большой политический вес, что способствует скорейшему и более успешному проведению реформ и строительству институтов, развитию адекватной рыночной инфраструктуры. Это, в свою очередь, несет положительный внешний эффект для всей экономики, поскольку при более развитых рыночных институтах общество в целом выигрывает (из-за снижения искажающих воздействий на «идеальную» рыночную инфраструктуру).

Следует также отметить и эффект «захвата» власти крупным бизнесом.

Поскольку малый бизнес создает конкуренцию для крупного бизнеса как на рынках продукции, так и на рынке труда, то крупный бизнес заинтересован в создании барьеров для развития малого бизнеса. Известно, что плановые экономики были ориентированы на крупные предприятия. Поэтому в начале реформ структура предприятий имела перекос в сторону крупных предприятий, которые зачастую были заинтересованы в торможении реформ, поддержании функционирования «плохих институтов». Развитие малого бизнеса способствует преодолению подобной «ловушки».

В России малый бизнес развит недостаточно. Об этом свидетельствует незначительная (по сравнению с переходными экономиками Восточной Европы – «успешными реформаторами» и развитыми странами) доля малого бизнеса в общем выпуске и общей занятости. Малый бизнес не имеет большого политического веса и соответственно не имеет возможности лоббировать свои интересы в органах власти. С другой стороны, он все же создает конкуренцию крупным предприятиям как на рынке труда, так и на рынках сбыта продукции. Однако крупные предприятия способны лоббировать свои интересы в органах власти (причем эти интересы не всегда совпадают с общественным оптимумом). Таким образом, зачастую принимаются решения, которые не являются эффективными с экономической точки зрения. Эти решения также могут напрямую противодействовать процессу создания рыночной инфраструктуры.

Все изложенное выше характерно и для отдельно взятого региона. Красноярский край, являясь крупным промышленным регионом с моноотраслевой структурой производства, ориентированной на экспорт, с огромным трудом переходит на социально ориентированный инновационный путь развития. И одним из факторов ускорения и успешности такого перехода может служить развитие сектора малого бизнеса. Кроме того, если говорить о способности к инновациям, то именно в промышленном секторе эта восприимчивость наиболее сильно выражена. По количеству малых предприятий обрабатывающая сфера в крае стоит на третьем месте после торговли и операций с недвижимостью (в разрезе ОКВЭД), а по доле отгруженной продукции в 20092010 годах этот сектор является лидером (22 % от общего объема отгруженной продукции малых предприятий).

Таким образом, актуальной становится проработка научно-методических и практических вопросов, связанных с управлением развития малого бизнеса именно в обрабатывающей промышленности Красноярского края.

Глава 1. Необходимость и предпосылки совершенствования подходов к управлению развитием малого предпринимательства в России

1.1. Современная модель развития экономики России и ее взаимосвязь с сегментом малого бизнеса

В настоящее время перед российской экономикой стоит задача ускоренного экономического роста, в основе которого лежит повышение конкурентоспособности как экономики в целом, так и отдельных ее составляющих. Одним из основных путей сохранения или повышения конкурентоспособности является инновационная деятельность, позволяющая создавать новые виды продукции или процессы (производства, управления, маркетинга и т. д.) и совершенствовать уже существующие продукты и процессы. Вследствие этих изобретений и усовершенствований компании переключаются на производство с использованием более совершенной технологии, что обычно приводит к производству продукции более высокого качества или продукции с более высокой добавленной стоимостью [6].

В современных условиях экономический рост отождествляется только с научно-техническим прогрессом и интеллектуализацией основных факторов производства. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании и организации производства в развитых странах, приходится от 70 до 85 % прироста ВВП [24].

По мнению мировых институтов, сильными сторонами российского инновационного процесса, которые пока составляют инновационный потенциал российской экономики, являются [25]:

? квалификация трудовых ресурсов;

? качество образования;

? количество исследований и разработок;

? количество полученных патентов и патентная защита.

Слабыми сторонами инновационного процесса в России, которые служат очевидным препятствием для накопления и реализации инновационного потенциала, являются:

? уровень расходов на исследования и разработки как общественного, так и частного секторов;

? качество и распространенность информационных и коммуникационных технологий, сетей, их относительная доступность;

? степень государственной поддержки инновационного процесса, в том числе сотрудничество с частными компаниями;

? соответствие организации бизнеса современным требованиям;

? степень внедрения полученных патентов в производство.

На среднем уровне развития находятся такие показатели, как степень интеграции науки и производства (трансферт технологий), инвестиции в исследования и разработки частных компаний. Очевидно, что общероссийские проблемы инновационного развития характерны и для ее регионов. Однако делать выводы о соответствии общероссийского профиля инновационной активности профилю инновационной активности региона или территории было бы существенной ошибкой. В России исторически сформировалась хозяйственная специализация регионов, которая до сих пор определяет тип их развития, влияет на инновационные процессы. Иными словами, для России характерно значительное технологическое, научное, техническое расслоение регионов.

Несмотря на значительные инвестиции в образование, науку и инновации, предпринятые в последние годы, Россия, к сожалению, в настоящий период продолжает заметно отставать от мировых лидеров по основным показателям, определяющим уровень научно-технологического развития (рис. 1).


Рис. 1. Доля наукоемкой продукции на мировом рынке


Доля инновационно активных предприятий в российской промышленности (9,4 % в 2009 году) в несколько раз ниже, чем в развитых странах, результаты инновационного процесса характеризуются существенной неэффективностью. Так, доля высокотехнологичной продукции в экспорте не превышает 4–5 %, в то время как для Китая этот показатель составляет 22,4 %, Южной Кореи – 38,4 %, Венгрии – 25,2 % [34].

Наша страна отстает от большинства развитых государств и по объему затрат, который приходится на одного исследователя: 50,1 тыс. дол. Для сравнения в Германии на одного исследователя приходится 236,4, в США – 233,8, а в Корее – 179,4 тыс. дол. С учетом стратегических планов основных экономических конкурентов России по наращиванию инвестиций в науку высока вероятность того, что указанное отставание в перспективе может еще больше увеличиться [37].

Структура затрат на исследования и разработки России по источникам финансирования и социально-экономическим целям в некотором смысле «уникальна». Спрос на научно-техническую продукцию формируется преимущественно за счет государства, которое вынуждено компенсировать низкую инвестиционную активность бизнеса, а также недостаточную эффективность налоговых, законодательных и других инструментов поддержки научной и инновационной деятельности. В отличие от стран с развитой рыночной экономикой, в которых 60–75 % расходов на науку финансирует частный сектор, соизмеримые «проценты» обеспечиваются бюджетом. При этом зависимость науки от бюджета в последние годы даже усиливается [6].

Отечественная научная система лишь в незначительной степени ориентирована на потребности экономики и общества. По данным 2008 года, на социальные цели приходилось 4,1 % общего объема внутренних затрат на исследования и разработки, а на повышение экономической эффективности и технологического уровня производства (в рамках цели «развитие промышленности») – 2,9 %. Мало ресурсов направляется на поддержку наукоемких отраслей: производства автомобилей и прочих транспортных средств – 5,0 %, электронной промышленности и производства оборудования для радио, телевидения и связи – 3,2 %, производства электрических машин и аппаратуры – 0,4 %, приборов – 2 % [30].

Сдвиг промышленности на восток в достаточной мере не обеспечен инновационной инфраструктурой. Практически все крупные объекты инновационной инфраструктуры сконцентрированы в западной части России, преимущественно в городах-миллионниках. В то же время в старопромышленных регионах возникает другая проблема: там не будет хватать, прежде всего, новых индустриальных парков для размещения новых предприятий («гринфилдов»), а также технопарков для отработки технологий. Для них чрезвычайно остро встанет вопрос о том, как удержать на своей территории инновационно-технологические модули фактически уже эмигрировавших отраслей.

Барьером для развития инновационно-технологического сектора является дефицит в стране научных кадров, обладающих необходимой квалификацией. По количеству работников сферы исследований и разработок Россия занимает 5-е место в мире: 144 занятых исследованиями и разработками на каждые 10 000 чел. При этом по доле расходов на НИОКР в ВВП мы занимаем 24-е место в мире. По индексу цитирования научных работ и количеству выданных патентов Россия занимает одни из последних позиций среди стран ОЭСР, что показывает неэффективность исследовательского труда российских ученых [6].

Значительная нагрузка в решении всех этих сложных проблем ляжет на корпорации. Задача же государства – осуществление координации развития научно-технологического модуля посредством «мягких» способов управления, среди которых кластерная политика и общестрановой и региональный форсайт.

В последние годы приоритеты инновационной деятельности отечественных промышленных предприятий неуклонно смещаются от интеллектуальной (научно-исследовательской) к практической, внедренческой стадиям инновационного цикла. В долгосрочной перспективе такая динамика может привести к снижению качества и уровня нововведений и в конечном счете к дальнейшему ухудшению показателей инновационной активности. Сегодня рост заметен только для тех типов инноваций, которые непосредственно связаны с внедрением: приобретение оборудования, производственное проектирование, технологическая подготовка производства и др.

В Концепции долгосрочного развития России до 2025 года заложена перспектива образа страны, привлекательной для жизни, с динамичной инновационной экономикой [27].

Всесторонний анализ текущего положения Российской Федерации в мировом экономическом пространстве с точки зрения инновационности развития был представлен в базовом докладе «Национальная инновационная система и государственная инновационная политика Российской Федерации» [6]. Не останавливаясь подробно на детализированном рассмотрении всех аспектов инновационного развития, приведем SWOT-анализ Российской национальной инновационной системы (табл.1).


Таблица 1

SWOT-анализ Российской НИС


Примечание. Источник – базовый доклад министра А. Фурсенко к обзору ОЭСР национальной инновационной системы Российской Федерации «Национальная инновационная система и государственная инновационная политика Российской Федерации». М., 2009.


Выделим наиболее принципиальные в настоящее время внутренние и внешние угрозы и проблемы, без преодоления которых динамичный переход на инновационную траекторию развития будет проблематичным:

? при сильной фундаментальной науке по ряду направлений развитие научно-производственного сектора России осуществляется в логике ресурсно-экспортной модели развития. Высокоинтеллектуальный продукт деятельности научных коллективов, как правило, не трансформируется в технологии в России, а экспортируется, чтобы затем вернуться в виде импортных технологий в страну. Тем самым научно-технологическая рента оседает в других странах и зарубежных компаниях;

? российские научные коллективы участвуют в международных научно-технологических проектах, но Россия не выступает интегратором ни по одному ключевому направлению научно-технологического развития из ядра нового технологического уклада;

? участие российской науки и образования в аутсорсинговых схемах взаимодействия с мировым научно-технологическим сообществом не всегда создает конкурентные преимущества, а зачастую может являться препятствием для инновационного развития;

? большинство крупных российских компаний слабо ориентированы на внедрение и разработку инноваций, предпочитая получать доходы от природной ренты;

? отраслевая структура экономики с большим удельным весом ресурсных отраслей (как правило, на уровне первого-второго переделов) и высокой степенью монополизации будет создавать механизмы торможения инновационного развития;

? технологическая многоукладность большинства отраслей экономики РФ (как правило, 3–4-е технологические уклады) с высоким износом основных фондов препятствует быстрому распространению новых технологий;

? неразвитость институциональной среды и инфраструктуры на уровне РФ и регионов существенно тормозит продвижение инноваций.

Таким образом, осознавая необходимость инновационного пути дальнейшего экономического развития, мы должны понимать трудности, связанные с переходом на этот путь. То есть необходим выбор инструментов, которые бы позволили ускорить данный процесс. Важнейшими структурами национальных инновационных систем являются корпорации предпринимательского сектора. Причем речь идет не только о крупных предпринимательских корпорациях, но и о малом бизнесе. Соответственно одна из ключевых задач экономики лидерства и инноваций есть создание конкурентной среды и благоприятного предпринимательского климата. В связи с этим в программных документах социально-экономического развития одним из путей модернизации и внедрения инноваций в экономике является вариант, связанный с поддержкой и развитием малого и среднего бизнеса.

Уточним смысл понятия «малое предпринимательство», которое, на наш взгляд, отвечает целям исследования. Предпринимательство подразумевает целенаправленную предпринимательскую деятельность физического или юридического лица, связанную с повышенным риском, основанную на использовании инновационной идеи, предполагающую максимизацию прибыли за счёт производства и продажи товаров, а также выполнения различных работ и оказания разнообразных услуг, учитывающую социальную, экологическую составляющую хозяйственной деятельности, с обязательным соблюдением норм законодательства. Под малым предпринимательством понимается не только целенаправленная предпринимательская деятельность физического или юридического лица, связанная с повышенным риском, основанная на использовании инновационной идеи, предполагающей максимизацию прибыли за счёт производства и продажи товаров, выполнения различных работ и оказания разнообразных услуг, но и обязательное соблюдение норм законодательства, а также соответствие критериям отнесения к малому предпринимательству.

Для стран-лидеров рынка инноваций существует одна общая макроэкономическая закономерность – приоритетная роль малого бизнеса в национальных экономиках. Об этом говорят следующие цифры: доля субъектов малого предпринимательства в 2009 году в общем количестве предприятий составляла от 97,6 % (США) до 99,3 % (Германия), в общей численности занятого в экономике населения – от 50,1 % (США) до 69,3 % (Япония), в ВВП – от 52 % (США) до 57 % (Германия)11
  Основные характеристики систем государственно-общественной поддержки и развития МСП зарубежных стран. X Всероссийская конференция представителей малых и средних предприятий / НП «Московский центр развития предпринимательства», 2009. URL: http://www.giac.ru.


[Закрыть]
.

Эти данные свидетельствуют, что МСБ в развитых странах занимает исключительное экономическое и политическое место, поскольку:

1) существуют сферы бизнеса, в которых именно форма малого, среднего и микробизнеса позволяет максимизировать доход по отношению к издержкам за счет использования локальных преимуществ: местоположения, минимизации транспортных издержек, расходов на менеджмент, сокращения числа финансовых транзакций, возможности поддерживать высокий уровень сервиса и т. д.;

2) доля малого бизнеса в ВВП большинства развитых стран (США, Япония, Германия) составляет около 50 % (иногда достигает 70 %);

3) при этом доля инновационных предприятий также высока – до 40 % от общего числа малых и средних компаний. В России в разных секторах экономики доля малых инновационных предприятий составляет, по данным Росстата, от 1,5 % (в сфере производства и распределения электроэнергии) до 10 % (в обработке);

4) для государства наличие значительного числа малых и средних предприятий создает экономический и социальный буфер, некоторую «подушку безопасности».

Крупные предприятия, с одной стороны, практически всегда стремятся оказывать существенное влияние на государственную политику, а с другой – представляют потенциальную угрозу для социальной стабильности (крах крупного предприятия может привести к социальной и экономической катастрофе).

МСБ в силу своей природы и размеров такими качествами не обладает. Но, возможно, даже более важно то, что большое количество средних и малых предприятий содействует формированию социальной связности общества. Здесь имеется в виду, что количество социальных связей и контактов (именно социальных, а не административных и контрактных) у МСБ на единицу больше и разнородней, чем у любой крупной компании. Именно структуры МСБ являются одними из ключевых элементов для формирования общественного доверия.

В политической действительности владельцы и работники таких предприятий чаще всего менее подвержены социальным и политическим возмущениям и различного рода объединениям (профсоюзное движение является порождением крупных предприятий, на предприятиях МСБ те же проблемы решаются за счет иных механизмов).

Следует отметить, что в отечественной экономической науке еще не сформировалась выверенная теорией и практикой концепция о роли и месте отечественного малого предпринимательства и представление о том, как можно в реальной жизни, с учетом специфических условий, сложившихся в нашей стране, обеспечить его всестороннее развитие. На первый взгляд, за многолетний период перехода к рынку было сделано немало: приняты важные законы, возникли многочисленные экономические и правовые институты, связанные с предпринимательством, опубликовано много работ в этой области. Однако наша страна так и не смогла войти в число государств мира, достигших в этом серьезных результатов.

В ряде стран, как уже отмечалось, продукция малого бизнеса в ВВП составляет более 50 %, соответственно его роль для мировой экономики достаточно велика. Основная часть этих предприятий сосредоточена, конечно же, в сфере торговли и сфере услуг. Но в развитых странах малые промышленные предприятия (МПП) занимают существенную долю в промышленном производстве и являются важнейшим компонентом институциональной структуры рыночной экономики [37]. Сбалансированная структура хозяйства предполагает наличие как рациональной пропорции в развитии малых и средних предприятий, так и их сбалансированного развития во всех отраслях. Сегодня в отечественной экономике эта диспропорция достаточно велика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3