Татьяна Коган.

Клуб для избранных



скачать книгу бесплатно

Двое мужчин шли по парковке, останавливаясь у каждого автобуса и светя в окна фонариком. Он пригнулся, прикидывая дальнейшие действия. Он не успел понять, вооружены ли они; один из них точно держал что-то в руке – но был ли это пистолет, нож или второй фонарик, Майк не разобрал. Может, это охраняемая парковка и сторожа заметили, как кто-то пробрался в автобус?

Он снова вытянул шею, оценивая обстановку. Двое приближались к нему; между ними оставался всего один автобус. Тот, что шел впереди, внезапно указал на окно водителя.

Вот черт! Майк так обрадовался, когда пробрался внутрь, что забыл закрыть его!

Второй кивнул и подобрался, обхватив двумя руками пистолет, – теперь сомнений не оставалось.

Внутри автобуса было темнее, чем снаружи, – только благодаря этому они не увидели, как Нолан тихо сполз на пол и подобрался к двери. Он затаил дыхание, прислушиваясь. Осторожные шаги почти вплотную приблизились к автобусу; теперь его и нападавших разделяла лишь тонкая пластина двери. С той стороны чьи-то пальцы легли на ручку и надавили на механизм. Едва раздался тихий щелчок, Майк отклонился назад и со всей силы толкнул ногами дверь, впечатывая ее в лицо противника.

Он выпрыгнул из салона и едва успел увернуться от кулака – второй кинулся в атаку, пока его напарник приходил в себя от удара, согнувшись и обхватив ладонями голову. Майк добавил ему локтем в основание черепа, тут же переключил внимание на другого – и весьма вовремя: тот уже поднимал пистолет, целясь ему в грудь.

Нолан сместился с линии огня, шагнув влево-вперед.

«Если на вас направили оружие, уходим в сторону, хватаем левой рукой ствол, правой бьем в сгиб кисти с оружием, левой выворачиваем пистолет от себя и вырываем из захвата».

Эту комбинацию они отрабатывали до потемнения в глазах, спасибо капитану.

«Прием, доведенный до автоматизма, однажды спасет вам жизнь».

Они тренировались, как проклятые, в обстановке, приближенной к боевой. Их готовили к экстремальным ситуациям, их учили стрелять в людей. Ему даже довелось поучаствовать в нескольких военных операциях. Но сейчас Майк Нолан впервые прижимал дуло пистолета к виску живого человека. И это было совсем не то, что целиться в размытые силуэты врагов.

– Не двигаться! – угрожающе прошипел Майк, когда второй нападавший дернулся вперед. – Иначе я прострелю ему голову. А потом – твою.

Он сильнее придавил предплечьем горло своей жертвы, не убирая пистолет от его головы.

– Почему вы пытались меня убить?

– Тише, тише, парень, – примиряюще забормотал громила, поднимая руки вверх и демонстрируя открытые ладони. – Успокойся, пожалуйста.

– Почему вы пытались меня убить? – угрожающе повторил Майк, начиная терять терпение.

– Никто не пытался тебя убить! – Мужчина осторожно шагнул ближе, не опуская рук. – Мы всего лишь осматривали парковку, когда ты сам на нас налетел!

Он мягко улыбнулся и сделал успокаивающий жест рукой, будто пытался усмирить разозленного пса.

– Мы не хотим проблем.

А, Джоуи? Мы ведь не хотим проблем?

Мужчина, которого Майк держал на прицеле, издал жалобный звук, призванный подтвердить, что проблем они действительно не хотят.

– Опусти пушку, парень, и разойдемся по-доброму. Ты ведь не собирался красть автобус, да? Мы друг друга не поняли.

Нолан колебался, не зная, чему верить. Ночка выдалась ненормальной, и, возможно, он и сам перестал адекватно соображать. Вдруг эти двое и в самом деле не думали на него нападать? Он был на взводе, к тому же спросонья мог истолковать происходящее превратно. Он внимательно всмотрелся в лицо стоявшего напротив мужчины, словно пытался прочитать его мысли. Тот терпеливо ждал, давая Нолану время принять верное решение.

От напряженной позы ушибленное плечо свело судорогой, и Майк стиснул зубы, чтобы не скривиться от боли. Викки часто иронизировала над его импульсивностью; говорила, что он сперва реагирует, а потом думает.

– Отойди назад, – приказал Нолан. – Отойди назад и держи руки на виду.

– Хорошо, – согласился мужчина, отступая на несколько шагов. – Только давай без глупостей, а?

– Еще дальше! – гаркнул Майк, когда тот остановился.

– Ладно-ладно, только не горячись!

Когда противник отошел на приличное расстояние, Нолан оттолкнул от себя его напарника и медленно отошел к краю парковки, не опуская оружия. Он испытывал искушение прихватить пистолет с собой, учитывая обстоятельства, но не хотел навлечь на себя еще больше неприятностей. Майк велел двоим повернуться спиной, быстро протер пистолет рукавом толстовки, избавляясь от своих отпечатков, запульнул его на другой конец парковки и рванул в переулок.

Часы показывали начало пятого. Город еще спал, и лишь поэтому никто не косился на подозрительного пешехода в окровавленных джинсах, явно избегавшего освещенных участков дороги. Мысли в голове путались, но Майк отлично понимал, что единственная беспроигрышная опция – это попасть в квартиру, переодеться, взять сумку и документы и свалить оттуда подальше. Снять номер в ближайшей гостинице (бог с ними, с деньгами), привести себя в порядок, смотаться на собеседование, а потом уже обратиться в полицию. Пусть разбираются в этом чудовищном недоразумении, а он будет ждать отклика от работодателя и надеяться, что его кандидатура подойдет.

Пару часов он переждал на скамейке в парке, стараясь успокоиться, а затем направился к дому Бобби. Он топтался у дверей минут двадцать, пока первый жилец наконец не вышел на улицу. Майк нырнул внутрь, взбежал по лестнице, остановился напротив квартиры и подергал ручку – заперто. Несколько секунд постоял, а затем со всей силы пнул дверь ногой, выбивая хлипкий замок. С Бобби он объяснится позже.

Он обежал все комнаты, проверил шкафы – никого. Ночной гость, кем бы он ни был, покинул квартиру, не оставив после себя следов. Нолан умылся, выпил воды и сел, переводя дыхание. И только тогда понял, что не видит своих вещей. Ни бритвенного набора на умывальнике, ни спортивной сумки, ни брошенного на пол свитера. Он вскочил и снова обыскал все комнаты, сантиметр за сантиметром. Два стула, раскладной стол. На полу, экраном вниз, плазменный телевизор. В углу спальни – матрас и две подушки. Весь нехитрый скарб, принадлежавший Бобби, остался. Пропали только его, Майка Нолана, вещи. Телефон, документы. Как будто он никогда прежде не заходил в эту квартиру.

Он вернулся в кухню и замер у закрытого окна, засомневавшись в собственной адекватности. Сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь унять подступающую панику. Майк Нолан боялся двух вещей. Первая – сойти с ума.

Нет-нет. Он в здравом уме. Произошедшее было слишком ярким, слишком реалистичным для галлюцинации. Он нормальный, здоровый человек, попавший в странную ситуацию. Нужно постараться собрать воедино все детали, и рано или поздно картинка сложится, ответ найдется.

«Соберись же!» – мысленно приказал он и едва не хлопнул себя по лбу. Точно! В него стреляли, когда он сбегал через окно. А значит, должны остаться следы от пуль. Он кинулся к стене, миллиметр за миллиметром изучая поверхность. И почти сразу же заметил замазанное белой штукатуркой отверстие. Работу выполнили наспех, но довольно качественно. Если не знать, где искать, можно пропустить. Нолан перевел взгляд на оконную раму и обнаружил вторую дыру, тоже заделанную.

Напрашивались два вывода. Он не сходит с ума – это хорошо. Его преследуют неизвестные – это плохо.

Утреннее солнце заполняло закоулки Бикон Хилл, просачиваясь в окна и обещая погожий день. Майк обшарил все шкафы в надежде отыскать какую-нибудь одежду, но, кроме полотенец, ничего не нашел. Чертов Бобби, мог бы оставить хотя бы спортивные штаны. Как ему выйти на улицу в подобном виде?

Он забрался под горячий душ, осторожно промыл и заклеил рану на бедре – в шкафчике в ванной валялись антисептик и лейкопластырь. Застирал кровь на джинсах – пятно полностью не исчезло, но уже не привлекало внимания. Просушил мокрое место полотенцем, натянул еще сырые брюки. И хотя Нолану не удалось отдохнуть, почувствовал он себя намного лучше.

Теперь добраться до полицейского участка, связаться с работодателем, объяснить форс-мажор, попросить перенести собеседование на другой день. Все будет хорошо. Пусть копы выполняют свою работу и разгадывают загадки.

Часы в телефоне показывали восьмой час. Майк вышел из квартиры в тесный коридор и уже двинулся вниз по лестнице, когда услышал, как скрипнула уличная дверь. Казалось бы, ничего особенного – жильцы просыпались и спешили на работу, – но чутье заставило Нолана остановиться. Он колебался не дольше секунды, а затем тихо поднялся на пару пролетов вверх и замер, прижавшись к стене. Лучше быть параноиком и ошибаться, чем довериться миру и сдохнуть ни за что ни про что.

Кто-то не спеша поднимался по лестнице. Старый палас приглушал шаги. Майк готовился к тому, что в пролете вот-вот покажется седая макушка и старичок из квартиры этажом выше, с теплым, только что купленным багетом под мышкой, удивленно поздоровается. Кто-то остановился на площадке у квартиры Бобби, и сразу же раздался негромкий щелчок выключаемого предохранителя пистолета.

Пульс мгновенно участился, но Майк не позволил себе запаниковать. Кто бы ни вернулся в квартиру, он наверняка решит проверить лестничные пролеты, а значит, медлить нельзя. Спуститься незамеченным вряд ли удастся: рассохшиеся доски лестницы скрипят.

Нолан задержал дыхание и ринулся вниз, перепрыгивая через несколько ступеней. На улице он сразу же свернул в переулок, потом в еще один и побежал, не оглядываясь, пока не начал всерьез задыхаться. Наконец он позволил себе остановиться и согнулся, упершись ладонями в колени. Похоже, ему удалось оторваться от погони.

Он привалился спиной к шершавой кирпичной стене и какое-то время стоял, восстанавливая дыхание. В этот момент в кармане брюк зазвонил мобильник.

– Майки, чертов ты придурок, ты поперся в квартиру? – раздался в трубке уже знакомый женский голос. – Я же тебе говорила туда не возвращаться. Найди себе другое убежище, да побыстрее!

– Я не знаю, кто вы такие и что вам от меня нужно, – с холодной яростью проговорил Нолан. – Я иду в полицию.

– Нельзя тебе в полицию, – огорченно протянула незнакомка.

– Почему?

Повисла пауза.

– Почему мне нельзя в полицию? – повторил Майк, борясь с раздражением. Лимит его терпения почти исчерпался, кроме того, его бесил фамильярный тон собеседницы.

– Найди телевизор и включи местный канал, – сказала она и отключилась.

Нолан выругался на потухший дисплей. Кто-то задумал играть с ним в странные игры, не объяснив правила и заставляя чувствовать себя дураком, – чего он терпеть не мог.

Ладно. Все по порядку. Ситуация абсурдная, но какая-то логика в ней есть. Судя по всему, баба из телефона на его стороне. По крайней мере, ее предупреждение не возвращаться в квартиру имело основания. В таком случае ему следовало прислушаться к ее очередному совету. А там уж он сам примет решение.

Мимо проехали двое велосипедистов. Вдалеке послышался вой машины парамедиков. Из лабиринтов улиц доносился мерный бой башенных часов. Город просыпался. Майк прикинул, в какую сторону идти, и двинулся на шум оживленного перекрестка. Сейчас, когда солнце щедро рассыпало лучи на мощенные булыжником улицы, Бостон выглядел приветливым, вылизанным, как фотография в глянцевом журнале. Словно с наступлением утра злые чары развеялись, и взору предстала истинная красота. Было сложно поверить, что буквально пару часов назад Нолан в отчаянии блуждал по мрачным подворотням, вздрагивая от любого шороха и в каждом прохожем видя врага.

Пиццерия «У Джованни» уже открылась. Майк остановился у широкой прозрачной витрины, украшенной цветами, и невольно сглотнул слюну. Огромная аппетитная пицца (тонкое поджаренное тесто, хрустящий бекон, крупно нарезанные шампиньоны, зеленые оливки, густой слой расплавленного сыра), казалось, даже через стекло источала дурманящий аромат. Нолан ничего не ел со вчерашнего вечера и здорово проголодался. Но мысли о еде придется отложить на потом. Он заметил внутри работающий телевизор, толкнул дверь, звякнув колокольчиком, и прошел в помещение.

От запахов съестного закружилась голова. Майк взял меню и попросил переключить телевизор на местный новостной канал. Молодой смуглый официант жизнерадостно кивнул.

Сначала крутили бесконечную рекламу, затем пошли скучные сюжеты.

Массачусетс признан лучшим в стране штатом по условиям труда преподавателей средней школы. К такому выводу пришли эксперты журнала «Валлехаб», проанализировав легкость в трудоустройстве, уровень зарплат, бюджет на каждого студента. Кроме того, в пятерку передовых штатов вошли Вирджиния, Миннесота, Вайоминг и Нью-Джерси.

Представители Бостонского общественного комитета по здравоохранению пытаются найти женщину, контактировавшую с летучей мышью, у которой впоследствии выявили бешенство. Женщина подобрала раненую мышь в районе Джамайка Плэйн и отнесла ветеринарам, а на следующий день анализ подтвердил, что животное заражено.

В список самых богатых граждан США, по версии журнала Forbs, вошли несколько жителей Бостона. Так, например, Абигайль Джонсон, главный управляющий компании «Фидэлити», заняла 31-е место с состоянием 14,2 миллиарда долларов. Немного отстают председатель компании «Нью Баланс» Джим Дэвис и владелец компании «Бридженс» Джереми Олсен, на их счету порядка пяти миллиардов долларов.

– Вы готовы сделать заказ? – поинтересовался официант.

В столь ранний час Майк был единственным посетителем.

– Дайте мне еще пару минут, – попросил Нолан, не переставая следить за новостями.

– Только что нам поступила срочная информация, – сообщил ведущий. – Сегодня ночью в районе Бикон Хилл на стоянке школьных автобусов неизвестный совершил вооруженное нападение на охранников, один из которых скончался на месте от огнестрельного ранения в голову. Нападавший – молодой белый мужчина, приблизительно 180–185 сантиметров, был одет в светлые джинсы и коричневую кожаную куртку. Составлен фоторобот преступника. Просьба всем, кто видел предполагаемого убийцу, немедленно связаться с полицией.

На экране появился компьютерный портрет, и Нолан похолодел. Сходство было не феноменальным, но довольно точным и не ускользнуло бы от цепкого наблюдательного взгляда.

– Прошу прощения. – Майку стоило неимоверных усилий сию же секунду не вскочить с места и не кинуться к выходу. – Я передумал. Что-то есть расхотелось.

На телеканале сменилась заставка, начали передавать прогноз погоды. Осадков не ожидается, воздух прогреется до 15 градусов тепла.

Он медленно поднялся из-за стола и покинул пиццерию, следя за тем, как бы не рухнуть на подгибающихся ногах. Вокруг творилось что-то немыслимое, мозг генерировал одну гипотезу за другой, но внятная картина все равно не складывалась.

Один охранник скончался на месте от огнестрельного ранения в голову?

Давай, Майк, ты же не конченый псих, ты отлично помнишь, как все было. Ты оборонялся, отобрал пистолет, а затем выбросил его, ни разу не выстрелив. Так, черт побери? Откуда же взяться убитому охраннику? Может, он как-то насолил своему напарнику и тот решил избавиться от него, когда подвернулся шанс, а вину свалить на другого? Возможно, хоть и маловероятно. За последние сутки произошло слишком много маловероятного.

Проезжающая мимо машина резко засигналила – Майк едва не угодил под колеса, выйдя на дорогу и даже не заметив этого. Он отпрыгнул обратно на тротуар и огляделся по сторонам. На автобусной остановке четверо человек, все с наушниками, что-то изучают в телефонах, на их лицах обреченность от необходимости куда-то ехать в такую рань. Хозяин маленького магазинчика подметает и без того чистый порог, потом исчезает внутри и вскоре появляется с лейкой, чтобы полить стоящие у входа цветы в горшках. Студент в мешковатых брюках сворачивает в тупик, достает сигарету и долго пытается прикурить – зажигалка никак не высекает искру. Цокает каблуками молодая девушка в красных колготках и синей куртке, но яркий наряд, похоже, не улучшает ее настроения – она чем-то озабочена и спешит, мрачно глядя себе под ноги.

Обычные, нормальные люди со своими проблемами. Майк сильно сомневался, что кто-то из них всю ночь скакал по городу раненым оленем, спасаясь от преследования. Вечно у него все через одно место…

Мобильник в кармане брюк ожил, завибрировал. Нолан поспешно поднес его к уху.

– Ну как, убедился, что мне можно доверять? – Голос незнакомки звучал нахально.

Майк шагнул к фонарному столбу и привалился к нему спиной – внезапно навалилась усталость, ноги отяжелели. Вся его агрессия и гнев куда-то улетучились; хотелось только одного: узнать, кто все это затеял и когда его оставят в покое.

– Алло, Майки, ты там? – заволновалась собеседница на другом конце провода. – Ты там случаем в обморок бухнуться не собираешься? Я бы тебе не советовала.

– Объясни мне, что происходит, – попросил он лишенным интонаций голосом.

– Что происходит? Я объясню тебе, если ты до сих пор не понял. – Она помолчала. – Тебя хотят убить. Каждый человек в этом городе – твой потенциальный убийца. Это может быть случайный прохожий, продавец в магазине, остановившийся на светофоре водитель, полицейский, у которого ты спросишь дорогу. Твоя задача – продержаться неделю. Семь дней, слышишь, Майки? Не спрашивай меня о причинах. Я не могу тебе их назвать. Пока не могу.

– Что за…

– Семь дней, – перебила его незнакомка. – Постарайся выжить, пожалуйста, до следующего понедельника, – и положила трубку.

Нолан поднял растерянный взгляд и встретился глазами с наблюдавшим за ним мужчиной на автобусной остановке. Застигнутый врасплох, тот поспешил снова уткнуться в дисплей телефона.

«Каждый человек в этом городе – твой потенциальный убийца».

По спине пробежал холодок. Майк развернулся на сто восемьдесят градусов и быстро зашагал прочь – непонятно куда, лишь бы подальше.

Слова девчонки ситуацию не прояснили, но кое-что до него все-таки дошло: происходящее не игра больного воображения, не случайное совпадение, не ошибка. Кто-то действительно выбрал Майка в качестве мишени и собирается планомерно преследовать его. Судя по всему, в дело вовлечено несколько человек. Зачем, почему и какие у них ресурсы – об этом Нолан поразмышляет позже. А сейчас необходимо обезопасить себя, найти временное убежище и пищу. Может, его и собираются убить, но без еды он сдохнет без их помощи.

Ему было не по себе, но страха он не испытывал. Страх возникает, когда не знаешь, чего ждать. А Нолан теперь отлично знал, чего ждать – чего угодно.

Ажурная решетка беседки скрывала Нолана от посторонних глаз, при этом позволяла заметить любого, кто пожелал бы приблизиться к его временному убежищу. Ему нужно было подумать, понять, как действовать дальше, а это местечко в дальнем уголке парка подвернулось как нельзя кстати.

Он сидел на деревянной скамье под тенистым навесом и впервые за последние сутки чувствовал относительное спокойствие. Солнце разыгралось по-летнему, явно превысив обещанные синоптиками плюс 15 градусов. Наконец-то Майк не дрожал от холода и даже немного расслабился – насколько это было возможно в сложившейся ситуации. Ему посчастливилось найти питьевой фонтанчик и утолить жажду. Даже чувство голода на время притупилось.

Вдалеке, на пронизанной солнцем лужайке, компания подростков играла во фрисби. Два парня и две девчонки, одна из которых задорно визжала каждый раз, когда ловила тарелку. Чуть левее, на огороженной площадке для выгула собак, бегали две черные собаки, то ли ротвейлеры, то ли питбули – их хозяин бросал мячик, и те наперегонки пускались за игрушкой. Эта картина выглядела умиротворяющей, как реклама минивэна, где обязательно присутствует идеальная семья и чудесная погода. У них с Викки никогда не было ничего подобного. Ей нравились отношения с перчинкой, от любых проявлений семейной рутины она зевала и даже не пыталась этого скрыть. Не то чтобы Майк возражал против острых развлечений, но иногда ему хотелось просто поваляться на диване, посмотреть телевизор или съездить на озеро с любимой девушкой, полюбоваться закатом.

– Ты еще слишком молодой, Майки, чтобы любоваться закатами, – обычно язвила Викки, услышав его предложение. – У тебя будет для этого целая старость. А пока есть энергия, нужно накапливать впечатления и добавлять в свою жизнь драйва, – как можно больше драйва! – С этими словами она улыбалась своей похабной полуулыбочкой, способной пробудить самые грязные желания даже у железного дровосека.

Интересно, как бы она отреагировала, узнай о его нынешних приключениях. Небось подняла бы большой палец вверх в знак одобрения и захотела бы присоединиться. Она была больной на всю голову, его Викки. Может, поэтому и нравилась ему так сильно. А может, потому, что трахалась с огоньком.

Бомжеватого вида старик, судя по нетвердой походке уже успевший с утра принять на грудь, плелся по тропинке между деревьев. Возле пышного кустарника фотографировалась парочка. Молодой мужчина и женщина прижимались друг к другу, делая селфи, меняли дислокацию и снова фотографировались – вместе и по отдельности.

Викки тоже просила Майка щелкнуть ее на телефон каждый раз, когда выходила из душа голая, с мокрыми волосами.

Стоп.

Что делать бомжу в практически безлюдном парке? Попрошайничать здесь, в отличие от оживленной городской улицы, не у кого, а на созерцателя природы он не похож. Майк метнул внимательный взгляд в старика. Да с чего он вообще решил, что это бомж? Из-за неряшливой одежды? Можно подумать, он сам выглядел лучше. Да и не старик тот вовсе. Лет шестьдесят от силы. У них в армии пятидесятилетний капитан подтягивался тридцать раз без рывков и мог свалить подготовленного молодого бойца одним ударом в табло.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное