Татьяна Карасова.

Израиль и США: Основные этапы становления стратегического партнерства 1948–2014



скачать книгу бесплатно

Представители СССР также отвергли план опеки ООН и потребовали, чтобы резолюция о разделе Палестины была выполнена. По мнению известного автора, специалиста по истории сионизма В. Лакера, предложение об опеке было нереалистичным: ООН не располагала полномочиями даже для надзора за осуществлением раздела Палестины. События в самой Палестине развивались своим чередом и подталкивали к естественному разделению[41]41
  Лакер В. Указ. соч. С. 821.


[Закрыть]
.

Между тем ситуация в Палестине продолжала обостряться. Лидеры еврейской общины приняли решение провозгласить независимое государство 15 мая 1948 г., как только кончится мандат Англии, и обратиться к странам мира с призывом признать его. В свою очередь, арабы активно разрабатывали планы административного управления всей Палестиной, готовили вооруженные формирования. Военные части окружающих Палестину арабских государств постепенно перемещались на ее территорию. 8 мая Клиффорд сказал президенту, что вероятность практического создания еврейского и арабского государств в самое ближайшее время очень высока, и США должны быть готовы к тому, чтобы быстро действовать в новых условиях. Поручить это Государственному департаменту Трумэн не мог, поэтому он попросил Клиффорда подготовить предварительные материалы для разработки возможной реакции США на провозглашение еврейского государства[42]42
  Там же. С. 24.


[Закрыть]
.

Решение президента Трумэна: признание Соединенными Штатами Государства Израиль

12 мая состоялось решающее совещание американского руководства по палестинскому вопросу. От лица сторонников признания нового государства выступал Клиффорд, который призвал США в случае провозглашения нового еврейского государства признать его как можно скорее, главное – до того как это сделает Советский Союз. Клиффорд предложил даже публично объявить о готовности Белого дома признать новое государство еще до его официального провозглашения. По распоряжению Трумэна Клиффорд вместе с представителями Еврейского агентства в Вашингтоне стали срочно готовить документы для признания. Как выяснялось, никто не знал, какие документы и бумаги для этого нужны. Ситуация была уникальной – надо было готовить признание государства, которого еще не было. Наконец какие-то документы были приготовлены, но место для названия государства в них оставалось пустым, так как никто еще не знал, как оно будет называться.

Трумэн все еще надеялся, что государственный секретарь Маршалл изменит свое мнение.

Вечером 14 мая США Маршалл позвонил президенту страны и сказал, что хотя он и не может поддержать позицию президента, но не будет публично выступать против. «Это, – сказал Трумэн, – все, что нам нужно»[43]43
  Hamby A.L. Man of the People. A Life of Harry S. Truman. New York – Oxford: Oxford University Press, 1995. P. 618.


[Закрыть]
.

14 мая 1948 г. Давид Бен-Гурион зачитал Декларацию о провозглашении государства. Он объявил: «Наше государство будет называться Государство Израиль». В официальный документ, созданный в Вашингтоне, Клиффорд вписал от руки название новой страны «Государство Израиль»[44]44
  Statement of the President re: recognition of Israel, May 14, 1948; Handwriting of the President; Alphabetical Correspondence File, 1916–1950; Ross Papers // http://www.trumanlibrary.org/exhibit_documents/index.php?tldate=1948-05-14&groupid=3429&pagenumber=1&collectionid=ROIexhibit


[Закрыть]
(см. копию письма).

15 мая 1948 г. Бен-Гуриона разбудили ночью и сообщили, что президент Трумэн признал еврейское государство. Как только было получено подтверждение факта признания Соединенными Штатами Израиля, министр иностранных дел переходного правительства М. Шерток (Шарет) подготовил послание остальным правительствам, включавшее Декларацию независимости и создание временного правительства. Телеграммы были посланы в СССР, Францию, Канаду, Австралию, Южную Африку, Польшу, Чехословакию, Гватемалу, Новую Зеландию, Швецию, Данию и Бельгию. Бен-Гурион предложил также послать телеграммы в арабские страны[45]45
  Ben-Gurion D. Op. cit. P. 95.


[Закрыть]
.


Фотокопия постановления президента Трумэна: признание Израиля 14 мая 1948 г. Написано рукой президента.


Таким образом, борьба, развернувшаяся в американской столице осенью 1948 г. по вопросу признания Израиля, закончилась поражением оппонентов Трумэна. Президент подписал заявление о фактическом – де-факто – признании нового государства всего через одиннадцать минут после его официального провозглашения. Он одним взмахом пера положил конец усилиям Форрестола, Маршалла, Кеннана и других высших чиновников предотвратить или, по меньшей мере, отсрочить это решение. Он приказал немедленно информировать о признании свою делегацию в ООН. Однако, если США первыми признали Израиль де-факто, то СССР сразу принял решение не только о фактическом, но и о полном признании нового государства, т. е. о признании его де-юре. В ноябре 1948 г. Г. Трумэн был переизбран на второй срок.

Следует еще раз подчеркнуть, что в данном случае имело место исключительно личное президентское решение. Многие специалисты, американские и израильские, объяснявшие мотивы принятия Трумэном такого решения, искали их не только в плоскости политических интересов президента, но и в ценностной, этической и духовной сфере. Известно его знаменитое высказывание: «Я верил в Израиль до того, как он был создан, я верю в него и сегодня. Я верю, что его ждет славное будущее – он будет не просто еще одним суверенным государством, но воплощением величайших идеалов нашей современности»[46]46
  Truman Liberary. Truman’s quotes // http://www.brainyquote.com/quotes/authors/h/harry_s_truman.html; http://www.trumanlibrary.org/hst/h.htm


[Закрыть]
. «Это почти уникальный случай в истории американской дипломатии, – подчеркивал израильский автор Бар-Он, – очевидно, что тут были также вовлечены весомые политические и электоральные соображения, но при этом трудно освободиться от впечатления, что если бы Трумэн не руководствовался базовыми этическими мотивами… чистые политические аргументы не затмили бы доводов национального интереса»[47]47
  Бар-Он Х. Указ. соч. С. 379.


[Закрыть]
.

Авторы ряда научных исследований по истории американо-израильских отношений считали, что большую роль сыграли решимость и упорство Клиффорда и Найлса, а также таких еврейских лидеров еврейской американской общины, как раввина Уайза, Сильвера и других, поднявших свой голос за создание Национального еврейского дома, который предоставит приют и защиту выжившим в Холокосте беженцам. Они считали это этическим долгом американской нации по отношению к еврейскому народу, который недавно был брошен на произвол судьбы[48]48
  Бен-Цви А. Указ. соч. С. 22.


[Закрыть]
. Многие авторы писали, что Трумэн воспринимал «еврейскую проблему как базовую человеческую проблему», и это заставило его в течение двух лет, предшествовавших решению, предоставить особый статус уцелевшим жертвам Холокоста, находившимся в лагерях беженцев в американской оккупационной зоне в Германии; поддержать эмиграцию в Палестину 100 000 изгнанников из Европы, несмотря на сопротивление Британии, и признать Израиль[49]49
  Бар-Он Х. Указ. соч. С. 379.


[Закрыть]
.

Признав новое еврейское государство де-факто, Трумэн, несмотря на продолжающуюся оппозицию в Госдепе, решил признать Государство Израиль также де-юре и идти с ним на полные дипломатические отношения. Первым послом США в Израиле был назначен Джеймс МакДоналд. Американцы были очень заинтересованы в том, чтобы Израиль был признан другими странами до заседания Генеральной Ассамблеи в сентябре. Бен-Гурион записал в дневнике: «16 августа 1948 г. днем я посетил американского посла Джеймса МакДоналда и его помощника Чарльза Ф Кнокса. Они показали мне телеграмму от Президента (Трумэна. – Т.К.), в которой он спрашивал о возможности полного признания государства, прекращения эмбарго и финансовой помощи Израилю»[50]50
  Ben-Gurion A. Op. cit. P. 201, 239.


[Закрыть]
.

Когда 25 января 1949 г. в Израиле прошли первые демократические выборы, Соединенные Штаты признали новое государство «де-юре». Трумэн, только что сам победивший на чрезвычайно трудных президентских выборах 1948 г., писал Хаиму Вейцману, ставшему первым президентом Государства Израиль, что он понимает свою победу как мандат от американского народа на практическое осуществление платформы демократической партии, включая, естественно, поддержку государства Израиль[51]51
  Truman H.S. Memoirs. Vol. 2… P. 169.


[Закрыть]
. С этого дня не сразу, постепенно, очень непросто и не гладко, между США и Израилем начала складываться уникальная модель «особых отношений». Поддержка Израиля стала одним из постоянных элементов внешней политики США, а Израиль стал надежным союзником Соединенных Штатов и стран Западной Европы. Что касается самого Гарри Трумэна, то сегодня, спустя полвека, и американцы, и израильтяне включают его в число самых выдающихся президентов страны за всю ее историю. Однако только в конце 1950-х гг. для американской стороны начал намечаться процесс превращение Израиля из обузы в партнера, и в восприятии администрации пропасть между этими двумя моделями начала постепенно сокращаться.

План раздела Палестины резко обострил отношения между палестинскими евреями и арабами. Обе стороны начали активно готовиться к надвигающейся войне. С конца декабря 1947 г. в Палестине, одновременно с началом эвакуации английских войск, начались очередные вооруженные столкновения между ними. Первоначально они носили незначительный, разрозненный характер, но с 1948 г. эти столкновения становились все более ожесточенными и кровопролитными. В ходе первой арабо-израильской войны власти США поддерживали эмбарго на поставку оружия воюющим сторонам, что создавало трудности американским добровольцам, желавшим принять участие в этой войне. Несмотря на это почти 1000 американских добровольцев участвовало в войне на стороне Израиля. Израильтянам срочно нужны были деньги на покупку оружия и Г. Мейерсон (в последствии Голда Меир, премьер-министр Израиля) сумела собрать в США добровольных пожертвований на сумму в 50 млн долларов, которые пошли на военные нужды – корабли с оружием были отправлены в Израиль. В это же время в Нью-Йорке находилась группа во главе с Тедди Коллеком (впоследствии прославленным мэром Иерусалима), которой удалось купить в Америке аэропланы, разобрать их на куски и с помощью мафии под носом у ФБР отправить морем свой груз в Израиль[52]52
  Bregman A. Israel’s Wars. A History Since 1947. L.—N.Y.: Routledge, 2010. P. 25.


[Закрыть]
.

В Англии и США пристально следили за ходом арабо-израильских военных действий. После официального провозглашения государства Израиль 14 мая 1948 г. военные действия на Ближнем Востоке вступили в новую фазу. 15 мая на территорию Палестины вошли войска Египта, Сирии, Ливана, Ирака и Трансиордании (формально войну Израилю объявили Саудовская Аравия и Йемен). Общая численность арабских армий составляла 23 тыс. человек (по другим данным – 30 тыс.), имевших на вооружении авиацию, танки, бронемашины и артиллерию. Командовал объединенными арабскими силами король Трансиордании Абдалла. Молодая израильская армия с трудом добивалась военных успехов. Но когда 27 декабря 1948 г., преследуя египетского противника, израильтяне пересекли египетскую границу и вторглись на территорию Синайского полуострова, Англия и США немедленно приняли меры. 1 января 1949 г. Д. Макдональд вручил израильскому правительству английский ультиматум, в котором говорилось, что если израильские войска не будут выведены из Синая, то Великобритания по условиям англо-египетского Договора 1936 г. будет вынуждена оказать военную помощь Египту. Вечером того же дня посол Макдональд лично встретился с Бен-Гурионом и передал ему официальную ноту президента Трумэна: «Правительство Соединенных Штатов Америки будет вынуждено пересмотреть свое отношение к вступлению Израильского государства в ООН… а также характер отношений с государством Израиль… Во избежание разрастания конфликта минимальным требованием со стороны правительства США является немедленный отвод израильских войск с территории Египта»[53]53
  Паршин А.П. Когда началась и закончилась Вторая мировая // http://www.x-libri.ru/elib/parsh000/00000316.htm.


[Закрыть]
.

24 февраля 1949 г. Израиль подписал с Египтом соглашение о перемирии. Согласно документу полоса Газы была оставлена под египетским контролем, а стратегическая зона Эль-Ауджи демилитаризована. В марте соглашение о перемирии было подписано с Ливаном: израильские войска ушли с ливанской территории. В апреле Израиль подписал мирное соглашение с Трансиорданией, в соответствии с ним демаркационные линии поделили Иерусалим на две части – израильскую и арабскую. Соглашение с Сирией было подписано в июле того же года. Первая арабо-израильская война 1948–1949 гг. завершилась.

29 ноября 1949 г. израильское правительство подало официальную просьбу в СБ о принятии Израиля в члены ООН. Израильское руководство почти не имело шансов на принятие страны в ООН, пока действует только временное правительство. По Уставу ООН, заявка на членство должна быть сначала одобрена Совбезом и только после этого может быть вынесена на Генеральную Ассамблею для окончательного голосования. Израиль опасался вето Британии. После того как в стране прошли первые выборы и было создано правительство и Кнессет, Государство Израиль было принято в Организацию Объединенных Наций 11 мая 1949 г., став ее 59 членом.

1.2. Америка и Израиль в первые десятилетия «холодной войны»
Политика США в отношении Государства Израиль в период первого президентства Д. Эйзенхауэра

Большинство исследований, посвященных анализу отношений между Вашингтоном и Иерусалимом, мало внимания обращают на период президентства Дуайта Эйзенхауэра[54]54
  Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, 34-й президент США, возглавлял администрацию в Белом доме два срока – с 20 января 1953 по 20 января 1961 г.; родился 14 октября 1890 г., Денисон, Техас. Американский государственный и военный деятель, генерал армии (1944). В 1922–1925 гг. служил в Зоне Панамского канала, оккупированного США. С 1933 по 1935 г. работал помощником начальника штаба армии генерала Макартура. С марта по декабрь 1941 г. был начальником штаба 3-й армии под командованием генерал Дж. Маршалла. С ноября 1942 по октябрь 1943 г. командовал силами союзников при наступлении в Северной Африке, Сицилии и Италии. После Тегеранской конференции, когда был открыт второй фронт, Эйзенхауэр занял пост Верховного главнокомандующего экспедиционными силами, руководил англо-американскими силами при высадке войск в Нормандии 6 июня 1944 г. В декабре Эйзенхауэру было присвоено звание генерала армии. Кавалер советского ордена «Победа» (1945). С сентября 1950 по июнь 1952 г. он командовал объединенными вооруженными силами НАТО. После прихода к власти Эйзенхауэр закончил войну в Корее. Безусловной заслугой Эйзенхауэра как президента следует считать прекращение работы Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и дискредитацию самого сенатора Маккарти. После окончания войны Эйзенхауэр поддерживал дружеские отношения с маршалом Жуковым. Два раза – в 1955 и 1959 гг. – устраивал советско-американские встречи на высшем уровне. Однако он был сторонником продолжения «холодной войны» и гонки вооружений. В 1960 г. после ухода из Белого дома Эйзенхауэр ушел из политики. Умер 28 марта 1969 г.


[Закрыть]
. Обычно почти все исследователи рассматривают Шестидневную войну как основной катализатор формирования этого партнерства. Десятилетие, предшествовавшее войне 1967 г., было, как правило, вытеснено на периферию данной проблемы, а весь период президентского правления Эйзенхауэра представлялся как время глубокого упадка американо-израильских отношений. В какой-то степени это верно: Соединенные Штаты до войны 1967 г. не воспринимали Израиль в качестве партнера на Ближнем Востоке. Между тем, именно в те годы, несмотря на напряженные отношения США с Израилем, была создана основа для развития дальнейшего партнерства между двумя государствами, но это оставалось обычно скрытым от глаз исследователей данного периода американо-израильских отношений.

Результаты выборов в США 1953 г. насторожили израильское руководство. Израильский посол в Вашингтоне А. Эбан высказался по этому поводу вполне определенно: «Израиль не заинтересован в избрании Эйзенхауэра, который не понимает особенностей Израиля, а как генерал видит на карте лишь пространные территории арабских стран»[55]55
  АВП РФ. Ф. 089. Оп. 5. П. 11. Д. 7. Л. 19–22.


[Закрыть]
. Казалось, опасения израильтян были не напрасны. В 1953 и в 1956 гг. проводилась политика широкомасштабных экономических санкций по отношению к правительству Бен-Гуриона. Кроме того, в следующие после избрания Эйзенхауэра годы его администрация наращивала продажу оружия в арабские страны, что всегда являлось для Израиля наиболее болезненной проблемой. Эбан активно вел переговоры с госсекретарем Даллесом, отчаянно пытаясь убедить американскую администрацию не поставлять оружие арабам. Серия переговоров закончилась полным провалом. Даллес заявил Эбану, что США не намерены менять свой политический курс на Ближнем Востоке ради Израиля[56]56
  Ближневосточный конфликт. 1947–1967. В 2-х т. Сб. документов Архива внешней политики / Отв. ред. В.В. Наумкин. Т. 1. 1941–1953 гг. М.: МФД, 2003. № 138. С. 220 (АВП РФ. Ф.089. Оп. 7. П 1. Д. 36. Л. 32, 63–65).


[Закрыть]
. Но, несмотря на частые демонстрации политического и экономического давления со стороны президента и его администрации по отношению к Израилю, Эйзенхауэр все более убеждался, особенно в годы своей второй каденции в Белом доме, что Израиль является значимым фактором защиты американских интересов в условиях ослабевающего влияния Британии в Ближневосточном регионе.

На период правления Эйзенхауэра пришелся первый виток «холодной войны», которая в течение более 40 лет оказывала решающее влияние на глобальную расстановку политических сил. Ближний Восток после Второй мировой войны был очагом международной напряженности и узлом нарастающих противоречий между основными акторами, действовавшими в регионе. Британия и Соединенные Штаты отстаивали свои экономические интересы и стремились сохранить контроль над Ближним Востоком, создавая под своей эгидой новые региональные союзы – Багдадский пакт[57]57
  Багдадский пакт был создан 24 февраля 1955 г. вначале как турецко-иракский союз. 4 апреля 1955 г. к нему официально присоединилась Великобритания, а в сентябре – ноябре 1955 г. – Пакистан и Иран. США планировали, что Насер станет активным членом пакта. В условиях «холодной войны» Багдадский пакт был нацелен на сдерживание СССР и его союзников, поэтому США придавали данной организации, составленной из государств Ближнего Востока и Южной Азии, особое значение. Отказ Египта вступить в пакт и избранный президентом Насером курс на неприсоединение привели к обострению американо-египетских отношений.


[Закрыть]
и военные базы. Запад пытался преодолеть нарастающую напряженность отношений с набирающим силу арабским национализмом.

Израильское правительство приняло обязательство не участвовать в блоках и группировках против СССР и до 1956 г формально продолжало оставаться вне системы военных союзов, формируемых США и Англией на Ближнем Востоке. Более того, по отношению к турецко-иракскому пакту (Багдадский пакт) оно заняло отрицательную позицию. Израильское правительство неоднократно заявляло, что политика США и Англии по созданию военных группировок на Ближнем и Среднем Востоке без участия Израиля резко нарушает баланс сил не в пользу последнего и ведет к усилению напряженности в этом регионе. Турецко-иракский пакт и связанные с ним поставки оружия Ираку и другим арабским странам представляли собой прямую угрозу территориальной целостности и национальной независимости Израиля. Израильское руководство настаивало, что декларация трех держав от 1950 г. о сохранении «статус-кво» в данном регионе утратила силу и не может служить достаточной гарантией безопасности Израиля. Поэтому дипломатические усилия Израиля направлены на то, чтобы добиться заключения с США соглашения об оказании военной помощи, получения «действенных англо-американских гарантий территориальной целостности и безопасности Израиля, а также гарантий того, что полученное арабскими странами от США и Англии оружие не будет использовано против Израиля[58]58
  АВП РФ. Ф. 089. Оп. 8. П. 20. Д. 11. Л. 15–21.


[Закрыть]
.

План заключения договора с США о взаимной обороне и безопасности обсуждался в Кнессете 1 апреля 1955 г. Представлял план премьер-министр Шарет. План вызвал серьезные разногласия, особенно по поводу двух условий США: предоставить территорию Израиля для американской военной базы и в качестве предварительного условия заключения соглашения – урегулировать конфликт с арабскими странами, что в то время означало согласие на возвращение беженцев, «исправление» границ и принятие плана Джонстона. Против предложения Шарета резко выступила партия Общих сионистов, Прогрессивная партия, МАПАМ, КПИ и Ахдут ха-Авода. В итоге план все-таки был одобрен, и Эбан обратился с предложением о заключении оборонного союза к Даллесу. Госсекретарь ответил, что подобное предложение является беспрецедентным. США до сих пор не заключали ни одного военного союза, кроме договора со странами западного полушария, в котором не было бы указания, что он направлен против коммунистической угрозы. Договор же, предложенный Израилем, предусматривает лишь оборону одной страны от агрессии со стороны других (арабских) стран. Даллес заявил, что никакой американский Сенат, ни с демократическим, ни с республиканским большинством никогда не утвердит военного союза США с Израилем, пока Израиль находится фактически в состоянии войны с арабскими странами. Даллес добавил, что опасения Израиля по поводу своей безопасности могут быть рассмотрены, но лишь при условии, что напряженность на границах будет ликвидирована или серьезно ослаблена[59]59
  АВП РФ. Ф. 089. Оп. 8. П. 19. Д. 11. Л. 12–20.


[Закрыть]
.

В это время отношения на Ближнем Востоке завязались в тугой политический узел. Одновременно усилилось традиционное соперничество между Ираком и Египтом за лидирующую роль в арабском мире; углублялись разногласия между Ираком и Сирией из-за претензий королевской династии Ирака на роль монархов всего «Благодатного полумесяца» путем слияния Ирака и Сирии; усиливались противоречия между Британией и Францией, которая до Второй мировой войны контролировала Сирию и считала, что Британия подталкивает Ирак к овладению Сирии. Наблюдалась усиливающаяся враждебность между Францией и всеми арабскими странами из-за военных действия Франции в революционном Алжире (по оценке французских политиков Насер был моральным вдохновителем и опорой восставших). Параллельно с этим расширялись противоречия между Британией и США, которые после отхода от политики изоляционизма начали проникать в Ближневосточный регион и, делая ставку на арабский национализм, активизировали политику вытеснения Британии; и, наконец, не забудем враждебное отношение всех мусульманских государств региона к Израилю[60]60
  Hugh T. The Suez Affair. L.: Weidenfeld and Nicolson, 1966. P. 10.


[Закрыть]
. В условиях «холодной войны» Ближневосточный регион превращался в плацдарм противостояния великих держав, в первую очередь – США и Британии, которые стремились укрепить свои позиции в арабском мире.

Президент с военным прошлым, Эйзенхауэр рассматривал Ближневосточный регион как арену борьбы с «коммунистической угрозой». Главной его целью на глобальном и региональном уровне было сдерживание СССР, а основной ареной противостояния советскому влиянию признавались арабские страны. Опасаясь изменения мирового баланса сил в пользу коммунистического лагеря, он начал проводить на Ближнем Востоке политику формирования некого «пояса» дружественных прозападных государств, которые могли бы блокировать растущее влияние СССР в этом регионе. Первостепенную важность для США имели страны «северной линии» – Египет, Турция, Ирак и Пакистан. Этим странам оказывалась щедрая военная и экономическая помощь, и политическая поддержка. Египту отводилась ключевая роль в сдерживании советского влияния и в качестве проводника американских интересов. Значение Израиля в этом раскладе региональных сил для США в те годы было второстепенным. Поэтому администрация Эйзенхауэра с самого начала своей деятельности придерживалась крайне сдержанной линии в отношении Израиля, воздерживалась от любых шагов, которые могли бы быть расценены как «произраильские». Вашингтон демонстрировал свое «понимание» арабских требований в отношении урегулирования арабо-израильского конфликта, который рассматривался как фактор, подталкивающий арабских националистов к Советскому Союзу.

В конце войны Эйзенхауэр, впервые своими глазами увидев концлагерь Бухенвальд, в письме к жене писал: «Я никогда не думал, что возможна такая жестокость, зверство и дикость…»[61]61
  Eisenhower Library // www. eisenhower. archives.gov/


[Закрыть]
. Но, несмотря на огромное эмоциональное потрясение, испытанное будущим президентом в Бухенвальде, сам Эйзенхауэр и его госсекретарь Дж. Ф. Даллес были решительно против идеи «особых отношений» с Израилем, считая, что такая позиция противоречит американским интересам на Ближнем Востоке. Они резко критиковали бывшего президента Трумэна – инициатора такого подхода. Эйзенхауэр открыто заявлял, что, если бы он был президентом в 1948 г., то не поддержал бы создание Государства Израиль[62]62
  Eisenhower Library // http://zionismandisrael.wordpress.com/2009/04/05/dwight-eisenhower/


[Закрыть]
. В сентябре 1948 г., будучи еще начальником Генштаба американской армии, он своим подчиненным говорил об этом как об акции, которая потребует присутствия американских войск в Палестине или «отвернет народы Ближнего Востока (арабов. – Т.К.) от западных держав, что противоречит жизненным интересам Соединенных Штатов в этом регионе». Он также подчеркнул, что значительная часть американской военной мощи и жизненный уровень базируются на арабской нефти[63]63
  Foreign Relations of the United States (FRUS): Diplomatic Papers, 1948–1957. US State Department. September 29, 1958, P. 1450.


[Закрыть]
. Настороженное отношение к Израилю американской верхушки, в том числе военной, подкреплялась тем фактом, что во главе еврейского государства стояли левые лейбористские партии, которые, по ее мнению, строили там социализм, а их внешняя политика ориентировалась на отношения с коммунистическими странами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12