Татьяна Карасова.

Израиль и США: Основные этапы становления стратегического партнерства 1948–2014



скачать книгу бесплатно

Гарри Трумэн возглавил американскую администрацию в самом конце Второй мировой войны, в апреле 1945 г. Он, будучи вице-президентом, сменил на президентском посту умершего Ф.Д. Рузвельта. Возможно, если бы после Второй мировой войны во главе Соединенных Штатов оказался не Трумэн, история Израиля была бы иной. В обстановке острых разногласий между администрацией и Государственным департаментом Трумэн предпринял ряд шагов, имевших решающее значение для официального признания еврейского государства Соединенными Штатами.

Прошло только шесть дней, как Трумэн занял президентский пост, и палестинский вопрос попал в официальную повестку дня Белого дома. Представители руководства еврейской американской общины, в частности раввин Уайз, начали активно добиваться встречи с президентом, и госсекретарь Эдвард Стеттиниус, опытный политик, бывший сподвижник Рузвельта, по этому поводу даже направил Трумэну памятку. В ней он предупреждал, что сионистские лидеры, очевидно, будут добиваться поддержки в вопросе о неограниченной иммиграции в Палестину и о создании еврейского государства. Госсекретарь предлагал, ввиду «особой сложности палестинского вопроса», получить полную подробную информацию по этой проблеме до того, как президент займет определенную позицию. «У Соединенных Штатов есть жизненно важные интересы в регионе, – писал Стеттиниус, – и мы считаем, что эта проблема из тех, к решению которых нужно подходить с особенной осторожностью»[19]19
  Truman H.S. Memoirs. 1946–1952. Years of Trial and Hope. Vol. 2. N.Y.: Smithmark Publisher, 1996. P. 132–133.


[Закрыть]
(см. фото).


Фотокопия письма Эдварда Р. Стеттиниуса мл. Гарри С. Трумэну, 18 апреля 1945 г.


Действительно, через две недели к нему обратились представители еврейской общины с просьбой поддержать требование Еврейского агентства о выезде евреев в Палестину. Трумэн поручил подготовить отчет о ситуации с беженцами, после чего обратился к английскому правительству с требованием предоставить 100 тыс. сертификатов для иммиграции еврейских беженцев в Палестину. В ответ на это осенью 1945 г. лейбористское правительство предложило создать совместный Англо-американский комитет по делам Палестины (Anglo-American Committee of Inquiry on Palestine). С американский стороны в комитет входили Джеймс Макдональд, будущий первый посол США в Израиле, и адвокат Бартли Крам. Трумэн согласился на предложение англичан, однако потребовал четкого плана изучения возможностей Палестины в качестве убежища для евреев и определения будущей ситуации в Палестине. Весной 1946 г. комитет представил свои выводы. В них содержалось предложение о разделе Палестины и разрешение на репатриацию 100 тыс.

еврейских беженцев из Европы в Палестину. США поддержали эти предложения. Однако Англия была против массового приезда еврейских беженцев. Палестинская администрация опасалась, что это приведет к усилению нестабильности в Палестине, в результате чего Англии придется перебросить туда дополнительные военные силы.

Неудовлетворенная таким решением Англия в апреле 1946 г. потребовала созвать еще одну комиссию, получившую название комиссии Моррисона – Грейди (по именам британского министра Герберта Моррисона и специального посланника Трумэна Генри Грейди). Решением комиссии снова стал план о разделе Палестины, но с продлением британского мандата и последующим переходом Палестины под юрисдикцию ООН, поскольку, по мнению комиссии, попытка создать самостоятельное единое Палестинское арабо-еврейское государство, либо два государства, приведет к гражданской войне. Кроме того, комиссия приняла решения о предоставлении 100 тыс. сертификатов для беженцев и об отмене Белой книги[20]20
  Лакер В. Указ. соч. С. 803.


[Закрыть]
. Моррисон предложил план раздела территории будущего еврейского государства на четыре района: Негев, Иерусалим, еврейскую часть (включая уже существующие еврейские поселения) и арабскую часть на остальной территории страны. Этим планом были не удовлетворены ни евреи, ни арабы. В декабре 1946 г. в Базеле проходил ХХII Конгресс ВСО, на котором Бен-Гурион резко раскритиковал план раздела Моррисона как не отвечающий интересам еврейского населения Палестины[21]21
  Ben-Gurion D. Israel: A Personal History. N.Y.: Funk and Wagnalls, 1971. P. 58.


[Закрыть]
.

Идея международного контроля над Палестиной в США также была принята неоднозначно. Поддержанная Государственным департаментом, она вызвала крайне скептическую реакцию у Пентагона. По расчетам министра обороны США Форрестола, такое управление потребовало бы присутствия в регионе не менее 100 тыс. военнослужащих под флагом ООН, в том числе не менее 47 тыс. из них должны были бы предоставить Соединенные Штаты. Это, по мнению военных, превышало возможности страны в условиях нарастания вероятности военного конфликта с СССР в Европе. Кроме того, было неясно, как отреагирует американское общество на неизбежную гибель своих солдат в Палестине. Однако в тот момент Трумэн оценил выводы комиссии как «лучший вариант решения проблемы для Палестины»[22]22
  Clark H. Truman and Israel: The power of the Lobby. June 3, 2006 // http://www.counterpunch.org/clark06032006.html


[Закрыть]
и согласился с предложением отказаться от Белой книги. Позже, накануне новых президентских выборов 1948 г., учитывая недовольство руководства сионистских организаций и израильского лобби, Трумэн изменил свое отношение к плану Моррисона – Грэйди и назвал его неприемлемым.

В октябре 1946 г., в канун праздника Йом Кипур, Трумэн сделал знаменитое заявление, в котором потребовал немедленной репатриации европейских евреев в Палестину. США выразили готовность взять на себя расходы на их перевозку и первоначальное устройство. В заявлении также впервые отмечалась возможность поддержки американским правительством идеи создания «жизнеспособного еврейского государства на адекватной части территории Палестины»[23]23
  Лакер В. Указ. соч. С. 807.


[Закрыть]
. Это заявление было расценено как поворотный момент в политической и дипломатической борьбе за еврейское государство[24]24
  Clark H. Op. cit.


[Закрыть]
.

Ситуация в Палестине к 1947 г., тем временем, накалилась до предела. Лондон, не будучи более в состоянии контролировать положение дел и поддерживать порядок, объявил, что прекращает действие своего мандата с 15 мая 1948 г. Арабские лидеры тут же публично заявили, что этот день станет началом «защиты прав арабов». ООН немедленно создала специальную комиссию (UNSCOP) по рассмотрению палестинского вопроса. В выводах комиссии предлагалось прекратить действие мандата, поддержать независимое развитие Палестины, обеспечить безопасность святых мест и решить проблему перемещенных лиц в Европе (250 тыс. человек).

29 ноября 1947 г. ГА ООН приняла резолюцию № 181/1 о разделе Палестины на два государства – еврейское и арабское, а также о выделении международной зоны Иерусалима. По решению ООН была создана Комиссия по Палестине для участия в ее управлении. В ходе голосования в ООН по плану о разделе Палестины США проголосовали «за», несмотря на предупреждение ЦРУ о том, что евреи не смогут защитить будущее еврейское государство.

Госсекретарь Э. Стеттиниус, который предупреждал Трумэна, оказался прав: «палестинская проблема» и судьба будущего еврейского государства стали сосредоточием яростной борьбы мнений и накала противоречий между основными государственными органами страны – администрацией президента, Государственным департаментом и Пентагоном. В этой борьбе активное участие принимали руководящие органы еврейской общины Америки и израильского лобби, а также общественные и религиозные организации США.

Вскоре опытные политики, работавшие с Рузвельтом, – Э. Стеттиниус, Г. Моргентау, Г. Гопкинс и другие – были заменены новой, более жесткой командой. Новым госсекретарем был назначен Джеймс Бирнс, бывший сенатор-демократ и глава Управления военной мобилизации. Он был близким другом нового президента и разделял его внешнеполитический курс. Американская дипломатия в то время полагала, что относительная стабильность в Палестине позволит арабскому миру интегрироваться в региональный оборонный союз под эгидой Запада и что создание еврейского государства в сердце враждебного арабского мира нарушит ключевые американские интересы в регионе. Исходя из этой посылки, Государственный департамент времен президентов Трумэна и Эйзенхауэра считал нужным опираться в основном на арабские государства, демонстративно дистанцируясь от руководства палестинского ишува. Чиновники Госдепа упрямо сопротивлялись идее создания еврейского государства, выступив также против программы раздела Палестины от 29 ноября 1947 г., которую поддержал президент Трумэн[25]25
  Ben-Zvi A. From Truman to Obama. The Rise and Early Decline of American-Israeli Relations. Tel-Aviv: Miskal; Yedioth Ahronoth Books and Chemed Books, 2011. P. 19.


[Закрыть]
. Второй госсекретарь в администрации Трумэна, Джордж Маршалл, который в прошлом служил командиром штаба объединенных войск Американской армии, его влиятельный заместитель Дин Аченсон, директор Ближневосточного отдела в Государственном департаменте Лой Хендерсон, директор Отдела государственного планирования в Госдепе, популярный политик, автор «доктрины торможения» Советского Союза и стран социалистического блока Джордж Кеннан, координатор американской политики с ООН Дин Раск, министр обороны Джеймс Форрестол, военный консультант президента Трумэна, адмирал Уильям Лихи – «самые лучшие и самые блестящие»[26]26
  Выражение «самые лучшие и самые блестящие» заимствовано из заглавия книги Дэвида Хальберштама, посвященной американскому поражению во Вьетнаме. – См.: Ben-Zvi A. From Truman to Obama… P. 19.


[Закрыть]
представители американской внешней и оборонной политики – все твердо выступили против идеи создания государства Израиль при поддержке США.

Противники признания и поддержки Израиля в Государственном департаменте и Пентагоне выдвигали в пользу своей позиции четыре главных аргумента. Во-первых, они были убеждены, что еврейское государство не сможет успешно справиться с объединенными арабскими силами в случае их нападения. Если начнется война, для спасения Израиля придется отправить в регион американские военные силы. Такой сценарий, по мнению американских высших чиновников, имел бы катастрофические последствия для будущего статуса США мире и в регионе, так как наносил ущерб всей системе отношений США с арабским миром.

В качестве второго аргумента представители Пентагона утверждали, что глубокая зависимость государств Западной Европы (которые администрация Трумэна пыталась экономически и политически реабилитировать посредством инициированной ею многогранной «программы Маршалла») от доступной и дешевой ближневосточной нефти вынуждает их, а значит и США, проводить однозначно проарабскую политическую линию. Другие чиновники, в особенности – в Государственном департаменте, вновь и вновь предупреждали о возможности усиления радикальных тенденций в арабском мире в результате воплощения в жизнь решения о разделе Палестины и возникновения мощной волны враждебности по отношению к американской администрации, так как она будет нести за него ответственность.

Наконец, последним аргументом было опасение, что на фоне поддержки Советским Союзом раздела Палестины и ввиду явного просоциалистического настроя элиты еврейского руководства в ишуве будущее еврейское государство может стать «филиалом» мирового коммунизма и естественным трамплином для Кремля при распространении его влияния на Ближний Восток[27]27
  Подробнее см: Steven L. Spiegel, The Other Arab-Israeli Conflict: Making America’s Middle East Policy from Truman to Reagan. Chicago: The University of Chicago Press, 1985. P. 16–18.


[Закрыть]
.

В январе 1948 г. глава Отдела политического планирования Госдепа Кеннан подал записку, в которой содержалось четко сформулированное обоснование его позиции против признания еврейского государства. В этом документе он достаточно прозорливо описал Палестину как регион острых глубинных противоречий, которые невозможно будет примирить и которые, следовательно, ввергнут Ближний Восток в эпоху катастрофического отсутствия стабильности. В силу враждебного отношения и противостояния арабского и еврейского населения в случае реализации программы раздела Палестины будущее еврейское государство будет вынуждено всегда опираться на экономическую поддержку и постоянную политическую и оборонную помощь со стороны США. По мнению Кеннона, проблема состоит в том, что такого рода обязательства не совпадают с американским национальным интересом[28]28
  Бар-Он Х. Пять десятилетий отношений между Израилем и США. (Хамиша асорим шель яхасей исраэль-арцот ха брит Анита Шапиро (ред.): Независимость: 50 первых лет (Ацмаут: 50 хашаним харишонот). Иерусалим: Мерказ Зальман Шазар, 1998 (на иврите). С. 378–379.


[Закрыть]
.

Кроме того, Кеннан и его сторонники считали, что уже набиравшая силу в 1948 г. «холодная война», тень которой начала омрачать ближневосточную сцену, еще более усилила важность арабских государств как естественных партнеров, призванных содействовать предотвращению угрозы советского проникновения в этот важный стратегический для Америки район. Поскольку Британия после завершения Второй мировой войны постепенно уходила из большинства своих владений, в том числе и из подмандатной Палестины, лицам, определяющим ближневосточную американскую политику, было очевидно, что задача торможения Советского Союза во всем регионе будет главным образом возложена на плечи США. Поэтому в повестке дня администрации Трумэна в конце 1940-х гг. стояла основная задача защитить свои существующие базы (например, Дахран в Саудовской Аравии) и достичь согласия региональных партнеров на создание новых военных баз внутри арабского мира с целью противостояния «возрастающей советской угрозе»[29]29
  Ben-Zvi A. From Truman to Obama… P. 21.


[Закрыть]
. Идея такого широкомасштабного регионального союза с арабскими странами приобрела реальную форму в виде Багдадского пакта после вхождения в Белый Дом в январе 1953 г. администрации президента Эйзенхауэра.

Исходя из доктрины «национальных интересов» США, американская дипломатия и сам президент прибегали к сложному маневрированию, стремясь создать видимость нейтралитета в конфликте между евреями и арабами. Лавирование администрации Трумэна нередко вело к расхождениям между официальной линией США и требованиям сионистского руководства. Очевидно, что Трумэн не был сионистом. Более того, в первое время он безуспешно пытался дистанцироваться от палестинских проблем и перспектив еврейского государства. Когда на Потсдамской конференции Черчилль заявил, что будет рад, если Соединенные Штаты пожелают заменить Англию в качестве главной силы в Ближневосточном регионе, Трумэн быстро ответил: «Спасибо, не надо»[30]30
  Harry S. Truman. Memoirs. Vol. 1. N.Y.: Da Capo Press, 1986. P. 379.


[Закрыть]
. Он заявил, что не имеет ни малейшего желания посылать полмиллиона американских солдат в Палестину, чтобы установить мир в этой стране[31]31
  Лакер В. Указ. соч. С. 795.


[Закрыть]
.

Для самого Трумэна борьба за создание Израиля означала борьбу президента за право самому определять внешнюю политику Соединенных Штатов. Вопрос стоял остро: кто направляет внешнюю политику – президент страны или профессиональные чиновники и дипломаты Госдепа. Еще в 1945 г. в беседе с раввином Уайзом Трумэн жаловался, что чиновники советуют ему быть как можно более осторожным, говоря, что он якобы не понимает, что происходит в Палестине и поэтому должен все оставить на рассмотрение так называемых «экспертов». «Некоторые “эксперты” Государственного департамента? – говорил Трумэн, – думают, что они должны вырабатывать политику. Но пока я президент, я буду вырабатывать политику, а их работа – лишь ее реализовывать. Те из них, кому это не нравится, могут уволиться в любое время, когда захотят»[32]32
  Miller M. Plain Speaking. An Oral Biography of Harry S. Truman. N.Y.: Berkeley Books, 1984. P. 232–233.


[Закрыть]
.

Учитывая то, что ко времени его президентства сионистское движение стало влиятельной политической силой в Америке, игнорировать его Трумэн не мог. В 1946 г. на встрече с американскими дипломатами-«ближневосточниками», предупреждавшими Трумэна о падении престижа США в этом районе из-за явных симпатий Белого дома к сионизму, президент сказал: «Прошу простить меня, джентльмены, но мне надо принимать в расчет сотни тысяч тех, кто стоит за успех сионизма. Среди моих избирателей нет сотен тысяч арабов»[33]33
  Donovan R.J. Conflict and Crisis. The Presidency of Harry S. Truman. Berkeley: University of California; Berkeley Press, 1974. P. 230–232.


[Закрыть]
. Особую роль сыграл доверенный помощник Трумэна Кларк Клиффорд[34]34
  К. Клиффорд, адвокат по профессии, первоначально вошел в администрацию Белого дома в качестве помощника специального юридического советника судьи Сэмюэля Розенмена, который при Рузвельте действовал как посредник между еврейскими организациями и Белым домом. Когда Розенмен в конце 1945 г. покинул свой пост, его место занял Клиффорд. Скоро он стал близким доверенным лицом Трумэна.


[Закрыть]
, который настаивал на важности электорального потенциала пяти миллионов американских евреев на предстоящих выборах. Евреи составляли значительное число сторонников Трумэна в штате Миссури, откуда он избирался в Сенат, очень много их было в штате Нью-Йорк, дававшем 45 голосов выборщиков на президентских выборах, от них во многом зависела финансовая и политическая поддержка демократической партии, большую роль играли они и в средствах массовой информации страны. Трумэн осознавал значимость евреев-избирателей для исхода предстоящих выборов в 1948 г. Наличие сильного произральского лобби сделало вопрос о Палестине частью внутриполитической проблемы президента. Ближайшие советники убеждали Трумэна, что все американские евреи поддерживают идею создания еврейского государства в Палестине, и его позиция в данном вопросе будет определять их поведение на выборах.

К 1948 г., когда главный центр активности международного сионизма переместился в США, руководство сионистских и еврейских организаций Америки, произраильское лобби стали еще активнее бороться за создание Израиля. Бен-Гурион[35]35
  Давид Бен-Гурион с мая 1948 г. по декабрь 1953 г. – премьер-министр и министр обороны, в феврале – октябре 1955 г. – министр обороны, с октября 1955 г. – премьер-министр и министр обороны.


[Закрыть]
и его соратники активно сотрудничали с еврейскими американскими лоббистскими организациями. Они считали, что пришло время для решительных действий и что американское еврейство должно сыграть главную роль в выполнении вековой сионистской мечты. Лоббисты пользовались поддержкой со стороны обеих партий и конгресса США. Уже в 1944 г. республиканская партия включила в свою предвыборную платформу «Билтморскую программу», то же сделали и демократы.

Чиновники Госдепа и руководители Пентагона были вынуждены помериться силами с политическими консультантами и советниками Трумэна в Белом доме, во главе которых стояли Кларк Клиффорд и Дэвид Найлс[36]36
  Дэвид Найлс был одним из двух помощников Рузвельта, перешедшим затем в команду Трумэна. Он был советником по вопросам нацменьшинств, к которым относилась американская еврейская община. Найлс, по происхождению еврей, выходец из Польши, был близок к сионистским лидерам США. Это позволило его идейному противнику Лою Хендерсону, главе отдела Госдепа по Ближнему Востоку и Северной Африки обвинить его в двурушничестве. Хендерсон утверждал, что Найлс все документы, связанные с «палестинской проблемой», немедленно передает сионистам. Это обвинение повторял Альфред Лилиенталь, стоявший на антисионистских позициях. Он писал, что Найлс «скармливал» сионистскому руководству секретную информацию, которая позднее становилась достоянием израильского правительства. – Cohen M.J. Truman and Israel. Berkeley: University of California Press, 1990. P. 77; Lilienthal A.M. What Price Israel? Haverford: Infinity Publishing, 2003. P. 72.


[Закрыть]
. Последние привлекли к внутренней борьбе давних личных друзей президента. Особое значение имела организованная ими встреча Трумэна с его давним другом Эдди Джекобсоном, с которым почти тридцать лет назад они были партнерами в галантерейной лавке в Канзас-Сити. Джекобсон должен был попросить президента встретиться с признанным сионистским лидером Хаимом Вейцманом, непревзойденным мастером убеждения, который, как считалось, мог уговорить любого политического лидера принять его точку зрения[37]37
  См.: Radosh A., Radosh R. A Safe Haven: Harry S. Truman and the founding of Israel. N.Y.: Harper Collins, 2009, P. 161–166.


[Закрыть]
. Вейцман был отправлен в Вашингтон Бен-Гурионом и ждал возможности встретиться с президентом. Нажим на администрацию был настолько явным, что Трумэн заявил о своем нежелании встречаться с представителями израильского лобби и сионистских организаций, отказался он и от встречи с Вейцманом. Но 13 марта 1948 г. Джекобсон посетил Белый дом и умолял Трумэна встретиться с Вейцманом и подтвердить признание государства. Позже Трумэн признавал, что «старый друг Эдди» сыграл поистине решающую роль в выработке им позиции по еврейскому вопросу – именно он все-таки уговорил президента встретиться с Вейцманом. В четверг 18 марта 1948 г. состоялась эта решающая встреча. Президент твердо пообещал Вейцману, что США будут поддерживать идею разделения Палестины, а он обеспечит признание нового еврейского государства.

Противоборствующая сторона решила сделать последний решительный шаг. Уже на следующий день представитель США в Совете безопасности ООН Уоррен Остин, сторонник линии Маршалла, в обход президента выступил с заявлением о необходимости отложить реализацию плана разделения Палестины. Вместо этого предлагалось после выхода Британии из Палестины установить там временный международный режим опеки под эгидой ООН. Заявление не получило предварительного утверждения Трумэна, однако он был вынужден смириться с самим этим фактом, так как предпочел не вступать в еще большую конфронтацию с пользующимся большой популярностью госсекретарем Маршаллом. Большинство дипломатов в ООН, как и Маршалл, считали, что установление опеки ООН, которая должна заменить британский мандат, является единственным средством предотвращения кровопролития в Палестине. Они знали, что соседние арабские страны концентрируют свои военные силы на границах ишува. Госдеп все еще пытался убедить Трумэна не давать дипломатического признания еврейскому государству после ухода англичан и предостерегали президента от откровенно односторонней поддержки евреев и Израиля.

Исполком Еврейского агентства, в ответ на американское предложение об опеке, на заседании 23 марта постановил, что немедленно по окончанию действия мандата будет создано еврейское правительство, которое возьмет власть в свои руки. Через несколько дней Еврейское агентство и Сионистский совет приняли решение о создании временного правительства (Национальная администрация) и временного парламента (Национальный совет). Эти органы новой еврейской администрации начали действовать еще до окончания мандата. В это время Моше Шерток (Шарет)[38]38
  Шарет c мая 1948 г. по декабрь 1953 г. – министр иностранных дел, с декабря 1953 г. по октябрь 1955 г. – премьер-министр, с октября 1955 г. по июнь 1956 г. – министр иностранных дел.


[Закрыть]
находился в Вашингтоне. Маршалл и Дин Раск уговаривали его убедить руководство ишува отложить провозглашение. На этот период Маршалл предлагал передать контроль Комитету по наблюдению за прекращением огня, который был бы сформирован СБ ООН[39]39
  Richard H. Curtiss Truman Adviser Recalls May 14, 1948 US Decision to Recognize Israel // http://www.informationclearinghouse.info/article4077.htm


[Закрыть]
. Шерток, вернувшись в Тель-Авив, предложил объявить о создании правительства, но отложить провозглашение государства. Бен-Гурион и его сторонники отвергли это предложение.

12 мая 1948 г. в Палестине состоялось заседание Национальной администрации – главного органа самоуправления ишува, на котором обсуждалось требование Маршалла отложить провозглашение государства и объявить прекращение огня на три месяца. Маршалл предупредил, что если еврейское руководство не поддержит его требования, то «пусть они не обращаются к Соединенным Штатам в случае арабского вторжения». Заслушав мнение военных руководителей Исраэля Галили и Игаэля Ядина, руководство ишува 6 голосами против 4 при участии 10 из 13 членов приняло решение отклонить предложение США. Лидеры еврейской общины в Палестине резко выступили против плана Маршалла и Остина. Бен-Гурион так прокомментировал это заявление: «Американское заявление нанесло больше вреда ООН… чем нам. Изменение американской позиции показывает, что США капитулировали перед арабским терроризмом. Но это не изменит ситуацию здесь (в Палестине. – Т.К.) и не помешает образованию Еврейского государства»[40]40
  Ben-Gurion D. Op. cit. P. 72.


[Закрыть]
. Бен-Гурион распорядился, чтобы его представители в ООН приняли план раздела, но не позволяли себя втянуть ни в какие обсуждения или соглашения, определяющие новые границы будущего еврейского государства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12