Татьяна Карасова.

Израиль и США: Основные этапы становления стратегического партнерства 1948–2014



скачать книгу бесплатно

ВВЕДЕНИЕ

Отношения между Государством Израиль и Соединенными Штатами Америки имеют не такую уж длительную историю – с 1948 по 2014 г. прошло всего 66 лет. Однако за эти годы неоднократно менялась мировая политическая ситуация, происходили события глобального масштаба, перекраивалась карта мира и структура международных отношений. Исторические события меняли облик Ближневосточного региона, который всегда был объектом повышенного внимания со стороны ведущих держав мира, зоной пересечения их интересов, связанных в первую очередь с его геополитическим положением и энергоресурсным потенциалом. Судьбу Ближнего Востока после Второй мировой войны во многом решали Англия, а затем, во все возрастающем масштабе, США – страны, возглавившие противоборство в этом регионе с растущим влиянием Советского Союза.

Ближневосточный регион исторически являлся и является зоной особых интересов СССР и России. Географическая близость его к границам Советского Союза определяла ближневосточную стратегию нашего государства, нацеленную на предотвращение всех попыток его противников в годы холодной войны превратить Ближний Восток в военно-стратегический плацдарм вблизи границ СССР.

Это был регион, где по воле великих держав и международного сообщества – ООН – возникали новые государства, в том числе Государство Израиль. В годы холодной войны противоборствующие державы пытались втянуть страны Ближнего Востока в орбиту своих интересов, связывая их экономическими, военными и политическими отношениями. Государства региона начали делиться на прозападных и просоветских партнеров, которым СССР и США поставляли оружие и с которыми устанавливались союзнические отношения. Государство Израиль быстро попало в орбиту региональных интересов США, оно фактически являлось основным союзником США на Ближнем Востоке и проводником американских интересов в регионе.

Бросается в глаза базовая несоразмерность возможностей Израиля и возможностей его старшего патрона. У Соединенных Штатов много сильных союзников, у Израиля только один – США. Америка – огромная, могущественная держава мира. Израиль – одно из самых маленьких государств на Ближнем Востоке, хотя и занимает там ведущее положение в области экономики и военных технологий. И вместе с тем между этими двумя странами существует альянс, который охватывает практически все сферы государственной деятельности – от международной политики и широкомасштабной военной помощи США Израилю до теснейших финансовых связей и сотрудничества в области разведки, научно-технических изысканий, культуры и т. д.

Сложившиеся союзнические отношения Израиля с США могут быть объяснены практически уникальной ролью Израиля в ближневосточной стратегии Вашингтона, его активной вовлеченностью в мировую политику глобальных и региональных акторов – как в период холодной войны, так и после ее окончания. Во время холодной войны роль Израиля состояла в активном противодействии советской ближневосточной политике и в первую очередь – сближению Москвы с арабскими странами.

Постепенно для Соединенных Штатов становилась все более очевидной ценность фактора израильского сдерживания просоветских арабских режимов в регионе, возможности неоднократной опоры на военный потенциал Израиля как рычаг устрашения Египта, Сирии и других арабских государств.

Основные внешнеполитические цели Израиля сводились в тот период к обеспечению своей безопасности, завоеванию международной поддержки своим действиям, развитию взаимовыгодных экономических отношений с внешним миром и поддержанию связей с мировым еврейством. Поставки оружия, поддержка по крайней мере одной великой державы и иммиграция – эти факторы, определяющие национальную безопасность Израиля, были его главными приоритетами. Обеспечению международной легитимности отводилось второстепенное место.

После окончания холодной войны отношения США с Израилем развивались под влиянием идей американского гегемонизма, которые определяли ближневосточную политику при администрациях Дж. Буша-старшего, Билла Клинтона, Дж. Буша-младшего и Б. Обамы. На начальном этапе этого периода с окончанием холодной войны, распадом Советского Союза и до 11 сентября 2001 г. ближневосточные проблемы явно потеряли свою остроту для американской внешней политики. Однако после событий 11 сентября 2001 г. Вашингтон стал все в большей степени рассматривать свои приоритеты в политике на Ближнем Востоке в контексте более широких задач борьбы с международным терроризмом. Роль Израиля как оплота американских интересов по борьбе с терроризмом значительно упрочилась.

Начало ХХI в. ознаменовалось активным взаимопроникновением американской и израильской экономических систем, попытками США монополизировать процесс палестино-израильского урегулирования (при администрации Б. Обамы они практически оттеснили международный квартет от участия в переговорном процессе) и жестким политическим давлением США на Израиль по вопросам урегулирования отношений с палестинцами. Это привело к значительному напряжению в отношениях между администрацией Б. Обамы и правительством Б. Нетаньяху. Между тем при всех сложностях развития двусторонних отношений США были и остаются основным и, пожалуй, единственным стратегическим партнером Израиля и гарантом его безопасного существования.

Этапы превращения Государства Израиль в стратегического партнера Соединенных Штатов отличались друг от друга в зависимости от исторического контекста и конкретной ситуации в регионе. От крайне сдержанного отношения американского руководства к Израилю в первые десятилетия существования еврейского государства (при администрациях Трумэна, Эйзенхауэра и Форда) контакты двух стран перешли к стадии складывания «неофициального партнерства» при Дж. Кеннеди. После войны 1967 г. (годы правления Джонсона и Никсона) начался этап активного американо-израильского сотрудничества, и Израиль стал «союзником де-факто».

Долгие годы руководство Израиля стремилось к официальному оформлению союзнических отношений с Америкой. Для Израиля было особенно важно вывести отношения с Соединенными Штатами за рамки только военных поставок и/или продажи американского современного оружия. В последние годы президентства Рейгана произошло наконец официальное признание новой роли Израиля как крупнейшего вненатовского союзника, что породило в израильских политических кругах большие ожидания расширения американо-израильского сотрудничества по всем направлениям в целом. Институализация альянса позволяла подводить официальный статус по сотрудничеству на всех стратегических направлениях – военном, экономическом, торговом и техническом. После окончания холодной войны этот статус подтверждался и укреплялся.

С годами менялась внутренняя и внешнеполитическая ситуация в Израиле и США. В соответствии с конкретной исторической обстановкой происходили изменения в национальных приоритетах Израиля и Соединенных Штатов, по-новому формулировались национальные интересы и доктрины национальной безопасности. Наконец сменились поколения политиков в этих странах. Личный вклад каждого отдельного американского президента и израильского главы правительства в становление партнерских отношений двух государств существенно отличался от вклада его предшественников, привнося заметные оттенки в непростой процесс развития стратегического сотрудничества.

Израиль традиционно рассматривал США в качестве главного экономического партнера и главного гаранта своей безопасности, более того – гаранта самого существования еврейского государства в военно-политическом противостоянии с соседними арабскими странами.

Однако история складывания стратегических партнерских отношений между Израилем и США не может быть представлена как неизменно поступательный процесс. Безоблачными эти отношения никогда не были, они переживали и взлеты, и периоды напряженности.

С одной стороны, американская политика на Ближнем Востоке никогда не была однозначно израилецентричной. Она была направлена прежде всего на противодействие тем процессам, которые противоречили интересам США в регионе, что не всегда совпадало с интересами Израиля в сфере безопасности. Американское руководство всегда стремилось к сохранению ровных отношений с арабским миром, прежде всего – с нефтедобывающими арабскими государствами, от позиции которых зависели бесперебойные поставки нефти из региона в США. Это, как правило, противоречило региональной политике Израиля, для которого все арабские страны долгое время считались элементами враждебного окружения. В той мере, в какой эти интересы совпадали с интересами безопасности их ключевого союзника, Соединенные Штаты поддерживали Израиль и противодействовали любым угрозам против него. Особо приоритетным направлением для США было и есть участие в урегулировании палестино-израильского конфликта, поскольку это напрямую связано и с необходимостью обеспечения поддержки Израиля, с задачей политической стабильности и поддержания равновесия общей региональной ситуации.

С другой стороны, Израиль никогда не был безоговорочно послушным, покорным «младшим» партнером США. С самого начала опора на Израиль имела для американской администрации свои издержки, поскольку израильская внешняя политика далеко не всегда полностью совпадала с ближневосточной политикой Вашингтона. Политика израильского руководства, начиная с Бен-Гуриона, отличалась определенной независимостью и, в первую очередь, исходила из определения собственных национальных интересов. Израиль всегда был для Америки «строптивым» союзником, который никогда беспрекословно не принимал все условия внешнеполитической игры, предлагавшиеся или навязываемые ему американцами. В различных документах, мемуарах и специальных исследованиях американских и израильских экспертов существует множество упоминаний о персональных стычках и принципиальных разногласиях между израильскими руководителями и американскими президентами по коренным проблемам, связанным с некоторыми действиями Израиля во время арабо-израильских войн, а также с урегулированием палестино-израильского конфликта.

В работе большое внимание уделяется как рассмотрению круга конфликтных проблем в израильско-американских отношениях (например, по таким принципиальным вопросам, как проблема возвращения беженцев, еврейских поселений на оккупированных территориях и возвращение к границам 1967 г.), так и сферам совпадающих интересов этих двух государств.

На характер израильско-американского взаимодействия оказывала и оказывает влияние внутриполитическая расстановка сил в Израиле. Подходы правительственных кругов Израиля к проблемам войны и мира, к урегулированию конфликта, да и к самим отношениям с Америкой сильно отличались в зависимости от того, какая из основных израильских партий стояла у власти и формировала правительство – Ликуд (объединение правых сил так называемого национального лагеря) или Авода (левая лейбористская партия). Не случайно главный прорыв в урегулировании палестино-израильского конфликта – мирный процесс – пришелся на годы правления лейбористов (1992–1996) и начал пробуксовывать, после того как к власти пришел Ликуд (1996–1999). Различные группы политической элиты Израиля имели собственные представления о том, какими должны быть их отношения с США. Несмотря на то что большая часть политического руководства Израиля позитивно относилась к складывающемуся уровню партнерских отношений с Вашингтоном, часть израильского истеблишмента опасалась и опасается чрезмерной зависимости Израиля от Америки. То же самое можно сказать и о политике влиятельных элитных группировок в США в отношении Израиля. Различия позиций израильских правительств и американских администраций на разных этапах также явились предметом анализа в данной работе.

Материал в книге расположен хронологически, что позволяет проследить эволюцию и этапы складывающихся отношений между Израилем и США. Хронологические рамки исследования охватывают в основном все годы существования Государства Израиль до настоящего момента (включая выборы в Израиле и в США 2013 г., а также переговорный процесс 2013–2014 гг.). Верхний временной ограничитель обусловлен необходимостью оценить стратегию новой администрации США Барака Обамы в регионе, чтобы сопоставить ее со стратегией его предшественников.

Монография состоит из двух частей: первая посвящена периоду складывания стратегического альянса между Израилем и Америкой в эпоху холодной войны; вторая часть охватывает более узкий исторический период – всего 24 года после окончания холодной войны и до конца 2014 г. Однако его насыщенность событиями, значение которых далеко выходит за рамки региональной ситуации, имеет большое влияние на мировое развитие, в частности – на изменение ситуации на Ближнем Востоке. Такая структура работы дает автору возможность объединить и проанализировать развитие концептуальных подходов и практических шагов израильской и американской сторон на фоне исторических процессов глобального и регионального масштабов.

Необходимо отметить, что, являясь специалистом по израильской истории, автор обращался к внутренней политике Соединенных Штатов и политическому раскладу в американском истеблишменте только в случае непосредственного отношения этих тем к исследуемой конкретной ситуации в процессе развития двусторонних отношений. Автор также не имел возможности в рамках данной монографии полностью рассмотреть вопросы, связанные с деятельностью произраильского лобби и организаций еврейской общины в Америке, хотя они играли в исследуемых процессах существенную вспомогательную роль, влияя на усиление взаимодействия между Израилем и США. Это – важнейшая для израильско-американских отношений тема. Она слишком обширна и значима и должна быть тщательно исследована в отдельной работе.

История израильско-американских отношений освещена в зарубежной литературе весьма широко. Исследованию ближневосточных стратегий Израиля и США, факторов, определяющих их эволюцию, посвящены многие работы американских и израильских специалистов. Перечисление работ, посвященных данной теме, даже если ограничиться публикациями последних лет, заняло бы слишком большую часть введения[1]1
  Все они приводятся в списке использованной автором литературы.


[Закрыть]
. Принципиальным при анализе многих работ по данной теме является то, что оценки одних и тех же событий и явлений зачастую существенно отличаются у израильских и американских авторов. Анализ подходов американских и израильских исследователей дает возможность сравнения позиций сторон по наиболее острым вопросам двусторонних отношений. Это прежде всего отношение американских и израильских авторов к разногласиям между Израилем и США по вопросам границ израильского государства, к проблеме возвращения палестинских беженцев, судьбе еврейских поселений на оккупированных территориях, а также оценки результатов Мадридской конференции и всех этапов мирного процесса. В работах израильских политических деятелей – непосредственных участников и организаторов мирного процесса (прежде всего Шимона Переса, бывшего президента Государства Израиль, и Ицхака Рабина, бывшего премьер-министром в годы мирного процесса, которые были архитекторами «соглашений Осло», а также Й. Бейлина, У. Савира, И. Рабиновича и др.) – содержится всесторонняя и заинтересованная оценка событий тех лет. Отмечается также и активная роль американской стороны, основного спонсора Мадридской конференции и мирных переговоров с палестинцами[2]2
  См.: Перес Ш. Новый Ближний Восток. М.: Прогресс, 1994; Peres Sh. Battling for Peace. Memoirs / Shimon Press. L.: Weindenfeld and Nicolson, 1995; Rabin Y. The Rabin Memoirs. 2nd ed. Bnei Brak, Israel: Steimatzky house, 1994; Savir U. The Process. 1,100 Days That Changed the Middle East. N.Y.: Vintage Books, A Division of Random House, Inc., 1998; Rabinovich I. Waging Peace // Maoz М. Syrian-Israeli Relations and the Middle East Peace Process. Truman Institute Reprints, The Hebrew University in Jerusalem. 1992. Vol. 14. № 3. Jerusalem.


[Закрыть]
.

Существенны, однако, принципиальные расхождения в оценках названных проблем у некоторых американских политиков, таких как Зб. Бжезинский, Г. Киссинджер, Д. Пайпс и другие, которые довольно критично высказываются относительно некоторых аспектов ближневосточной политики США в годы после холодной войны и их роли в мирном процессе[3]3
  Бжезинский З. Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы. М.: Международные отношения, 2007; Brzezinski Z. A Peaceful Intervention: The Israeli-Palestinian Conflict Will Never Be Resolved Without a US Blueprint // Washington Post. 24.12.2001; Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 1998; Kissinger H. Does America Need a Foreign Policy? Toward a Diplomacy for the 21st Century. N.Y.: Simon & Schuster, 2001; Киссинджер Г. Дипломатия / пер. с англ. В.В. Львова; послесл. Г.А. Арбатова. М.: Ладомир, 1997; Кисcинжер Г. Мои годы в «Белом доме». Тель Авив: Маарив, 1980. Ч. 1 и 2; Пайпс Д. Мирный процесс или военный процесс? Middle East Quarterly, Autumn, 2009 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.danielpipes.org/7911/mirnyj-protsess-ili-voennyj-protsess


[Закрыть]
.

Особняком стоят две вышедшие в 2014 г. книги американских авторов – Оливера Стоуна и Питера Кузника «Нерассказанная история США»[4]4
  Стоун О., Кузник П. Нерасказанная история США. М.: КоЛибри, 2014.


[Закрыть]
и двухтомник израильского специалиста Алека Эпштейна

«Ближайшие союзники? Подлинная история американо-израильских отношений»[5]5
  Эпштейн А.Д. Ближайшие союзники? Подлинная история американо-израильских отношений. Т. I, II. М.: Ин-т Ближнего Востока/Мосты культуры, 2014.


[Закрыть]
. Эти книги объединяет острокритический подход к американской внешней политике, объективное освещение подлинной природы концепции «американского гегемонизма» и ее разрушительной роли для всего мира и для Ближнего Востока. Однако вышеназванные авторы высказывают противоположное мнение по вопросу, являющемуся стержневым для автора данной монографии. Американские исследователи считают, что одной из основных причин провалов ближневосточной политики Вашингтона является однобокая поддержка Израиля, приведшая к потере американских позиций в мусульманском мире, к росту антиамериканизма на Ближнем Востоке. А. Эпштейн, напротив, утверждает, что установившееся мнение о прочном как гранит американо-израильском союзе – не более чем миф и что в целом американское руководство всегда считало США единственной страной, которая имеет достаточно влияния на Израиль, чтобы добиться от еврейского государства тех уступок, в которых они заинтересованы[6]6
  Там же. Т. II. С. 310.


[Закрыть]
. В принципе с этим нельзя не согласиться. Однако наиболее острой критике А. Эпштейн подверг те требования американского руководства, которые касаются наиболее сложных проблем арабо-израильского конфликта, прежде всего возвращение территорий, оккупированных в 1967 г., прекращения строительства и расширения еврейских поселений на этих территориях. Объективно говоря, это именно те проблемы, нерешенность которых препятствует урегулированию палестино-израильского конфликта. За их решение (и здесь стороны конфликта должны прийти к любому приемлемому для них компромиссу) выступают члены международного квартета, членом которого является Россия.

Что же касается общей оценки уровня израильских и американских отношений, то она, несомненно, достаточно высока, чтобы говорить об истинно союзнических отношениях. При этом США, несмотря на все отмеченные несовпадения своей политики с национальными интересами Израиля, являются гарантом существования этого государства, хотя в настоящее время эта «гарантия» имеет в основном символическое значение и речь скорее всего идет лишь о некоторых аспектах обеспечения интересов Израиля дипломатическими средствами.

В отечественных исследованиях эта тематика занимает довольно скромное место. Специальных исследований на данную тему практически нет. Большая часть имеющихся российских работ сфокусирована на анализе конкретных ближневосточных конфликтов или отдельно взятых аспектов двусторонних отношений. Следует, однако, упомянуть российских авторов, в работах которых этой теме было уделено значительное место. Среди них А. Г. Бакланов[7]7
  Бакланов А.Г. Ближний Восток на рубеже ХХI века: к созданию системы региональной безопасности. М.: МГИМО, 2001; Бакланов А.Г. Ближний Восток: «Дорожная карта» региональной безопасности. М.: Ин-т Ближнего Востока, 2006.


[Закрыть]
, И. Д. Звягельская[8]8
  Звягельская И.Д. «Конфликтная политика» США на Ближнем и Среднем Востоке (середина 70-х – вторая половина 80-х годов). М.: ГРВЛ, 1990; Звягельская И.Д. Специфика этнополитических конфликтов и подходы к их регулированию. М.: Навона, 2008; Звягельская И.Д., Карасова Т.А., Федорченко А.В. Государство Израиль. М.: ИВ РАН, 2005; Звягельская И.Д. История Государства Израиль. М.: Аспект-Пресс, 2012.


[Закрыть]
, В. А. Кременюк[9]9
  Кременюк В.А. Борьба Вашингтона против революции в Иране. М.: Международные отношения, 1984; Кременюк В.А. Международные конфликты: проблемы управления и контроля. М.: ИСКР АН, 2006.


[Закрыть]
, В. В. Наумкин[10]10
  Наумкин В.В. Ближний Восток в мировой политике и культуре: Избранные статьи, лекции, доклады 2009–2011. М.: ИВ РАН, 2012.


[Закрыть]
, Е. М. Примаков[11]11
  Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М.: Мысль, 2002; Примаков Е.М. Мысли вслух. М.: Изд-во «Российская газета», 2011; Примаков Е.М. Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина ХХ – начало ХХI века). М.: Изд-во «Российская газета», 2006.


[Закрыть]
, С. М. Рогов[12]12
  Рогов С.М. Серые кардиналы Белого дома. М.: Новости, 1986 (в соавторстве с А.А. Кокошиным); Рогов С.М. Советский Союз и США: поиск баланса интересов. М.: Международные отношения, 1989; Рогов С.М. Современный этап российско-американских отношений. М.: ИСКРАН, 1999; Рогов С.М. 11 сентября 2001 г.: реакция США и последствия для российско-американских отношений. М.: ИСКРАН, 2001.


[Закрыть]
, В. П. Румянцев[13]13
  Румянцев В.П. Ближневосточная политика США и Великобритании в 1956–1960 гг. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2010.


[Закрыть]
, А. И. Уткин[14]14
  Уткин А.И. Американская империя. М.: ЭКСМО, 2003; Уткин А.И. Американская стратегия для XXI века. М.: Логос, 2000.


[Закрыть]
, А. И. Шумилин[15]15
  Шумилин А.И. Энергетическая стратегия России и США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. М.: Международные отношения, 2008.


[Закрыть]
и др.

Автор выражает благодарность сотрудникам Отдела Израиля и Центра ближневосточных исследований Института востоковедения РАН, принимавшим участие в обсуждении работы; дирекции Института за помощь в подготовке публикации монографии, переводчику с иврита Жанне Гаукман, помогавшей автору при работе с израильскими архивами и изданиями на иврите.

Часть I
Израильско-американские отношения в эпоху холодной войны

Глава 1
Американо-израильские отношения 1949–1966 годов: от «неопределенного партнерства» к «неофициальному альянсу»
1.1. Создание государства Израиль
Дискуссия в американском руководстве: «Нужно ли нам еврейское государство?» (1949–1955)

История взаимоотношений Соединенных Штатов Америки и палестинской еврейской общины (ишува) не входит в рамки данного исследования. Однако необходимо рассмотреть как в годы, предшествовавшие созданию еврейского государства, сионистское руководство пыталось не только укрепить свои связи с американской еврейской общиной, но и перенести центр своей деятельности из Британии, переориентировавшись на связи с руководством США.

В Палестине, которая после Первой мировой войны была британским протекторатом, в тот период шла ожесточенная борьба ишува против английской администрации за расширение иммиграции евреев из Европы и создание еврейского государства[16]16
  Принятая в 1917 г. Декларация Бальфура, названная по имени министра иностранных дел Англии, признавала Палестину в качестве родины евреев и фиксировала их право на организацию там своего государства. В ходе Первой мировой войны декларация была одобрена всеми великими державами. В 1922 г. ее поддержала Лига Наций, которая и передала Палестину в протекторат Великобритании. На основе этой декларации британские власти уже в 1920–1930-е гг. позволяли евреям создавать там свои поселения. Однако декларация вызывала резкое противодействие со стороны палестинских арабов, которые ко времени ее принятия еще не обладали собственным государством.


[Закрыть]
. Британские власти были категорически против идеи его создания. А график иммиграции, предложенный англичанами в 1945 г., ограничивал число иммигрантов в месяц до полутора тысяч (из этого числа вычитались нелегальные иммигранты), что никак не могло удовлетворить руководство еврейской общины и сионистские организации[17]17
  В результате этих ограничений в 1945 г. в Палестину приехало даже меньше евреев (13 000 чел.), чем в военном 1944 г. (14 500 чел.). См.: Лакер В. История сионизма. М.: Крон-пресс, 2000. С. 798.


[Закрыть]
.

После окончания Второй мировой войны отношения населения ишува с британской администрацией Палестины резко ухудшались. По существу началась необъявленная война подпольных военизированных еврейских отрядов против британской администрации. В этой обстановке руководство сионистским движением – ВСО и Еврейское агентство (Jewish Agency, далее – ЕА) – поставило перед собой задачу поиска новых союзников и стало активно добиваться американской поддержки своих устремлений. Началась борьба между сторонниками президента ВСО Х. Вейцмана, отстаивавшими продолжение ориентации на Великобританию, и теми, кто поддерживал главу исполкома Еврейского агентства Бен-Гуриона, выступавшего за проамериканское направление.

Решение о переносе центра международного сионистского движения в США, естественно, поддержала еврейская община Америки. Американские сионисты, выступая против политики Англии в Палестине, требовали сначала отмены ограничений на еврейскую иммиграцию в эту страну, а затем и создания еврейского государства. Максималистская программа была принята еще в мае 1942 г. на конференции американских сионистов в отеле «Билтмор» в Нью-Йорке, где собрались около 600 делегатов из США и международных сионистских организаций во главе с Вейцманом, а также представители ишува во главе с председателем ЕА Бен-Гурионом. Несмотря на сопротивление Вейцмана, до конца придерживавшегося проанглийского направления, глава американской сионистской организации А. Сильвер и Бен-Гурион добились принятия так называемой Билтморской программы, которая требовала, чтобы «ворота в Палестину были открыты, а Еврейскому агентству был отдан контроль над иммиграцией в Палестину и необходимые полномочия для строительства страны… чтобы Палестина была превращена в еврейское государство»[18]18
  См.: Рогов С.М. Сионизм и американская еврейская община в политической жизни США. Ч. 1. М.: Ин-т США и Канады, 1980. С. 116; The Jewish Journal. 1978. Febr. 16.


[Закрыть]
. Тем самым впервые официально было потребовано создание еврейского государства, тогда как раннее употреблялся термин «еврейский национальный очаг». Билтморская программа расценивалась Бен-Гурионом и его сторонниками как начало переориентации сионистского движения с Великобритании на США. На повестку дня лидеры ишува поставили задачу мобилизации американской еврейской общины в поддержку создания государства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12