Татьяна Гутиеррес.

Первый поцелуй Анны



скачать книгу бесплатно

– Ладно, не обижайся. С кем не бывает. Хорошо, что мама знает что делать. А то ты была похожа на –

Я вопросительно поднимаю брови, и Макс принимает единственно правильное решение – заткнуться. До самого класса мы в неуютной тишине идем рядом. Что он вообще ко мне привязался?

В классе к моему огромному разочарованию все девочки, даже на вид самые непопулярные, сидят вместе. И видя мое замешательство в выборе места, Макс хлопает по своей парте.

– Садись со мной. А то одному скучно.

Его предложение одновременно и льстит мне и пугает. Что, я теперь так и буду с ним сидеть? Не сильно хочется. Хотя весь класс заметил, что Макс пригласил меня сидеть с ним рядом. Это, наверняка, утерло носы всем этим зазнайкам.

Черт, неужели у меня так и не будет подруги?

Я вижу как девочка с длинными белокурыми косами и огромными голубыми глазами шепчет что-то рядом сидящей подруге. Я улавливаю ее взгляд и улыбаюсь. Пусть видит, какая я общительная.

Что на самом деле полная ерунда. Более затюканного, спокойного и малословного человека, чем я сама, не встречала в жизни. Но здесь этого никто не знает. Посмотрите на меня, я сижу с мальчиком, который сам меня об этом попросил! Ха! Ха! Пять раз ха!

Глава пятая

Проходит две недели, за окном уже все листья желтые, а у меня даже намека нет на подругу. Даже мама, которая дома не бывает, гоняет чаи с соседкой Анабель. Они постоянно шепчутся и громко смеются. Так, что меня аж передергивает. Ее мама, когда была беременная ей, читала какой-то сентиментальный роман с главной героиней Анабель, вот и решила бедную девочку так назвать. Странная она какая-то, это Анабель. Позавчера сидела слезы лила, я так и не поняла почему – мама вытурила меня из кухни. А сегодня ржет как конь.

Я уже излазила весь интернет в поисках подсказок как найти подругу, но все, что нашла, это предложение вывесить объявление в социальных сетях о том, что я ее ищу. Это же все равно, что признать, что я полная неудачница. Еще и Макс не помогает. Он теперь сидит со мной абсолютно на всех уроках, даже на английском. Ходит со мной в столовую. И постоянно подшучивает. Вчера умудрилась ускользнуть в столовку пораньше. И по совету одного интернет сайта, подошла к рыженькой девочке, чтобы завязать разговор. Рыженьких ведь всегда притесняют, нет? И я решила, что она, наверняка, тоже в отчаянных поисках подруги. Выглядело это примерно вот так:

– Привет, сегодня вкусные котлеты. – Я, конечно, котлеты попробовать не успела, но, честное словно, больше ничего не пришло в голову.

Пеппи устремила на меня убийственный взгляд карих глаз и даже веснушки не спасли ее лицо от выражения экстремальной воинственности. Меня аж передернуло. Рыжая накалывает котлету вилкой и шлепает мне в тарелку.

– Возьми мою, я это дерьмо есть не стану. Приятного аппетита.

Прошло, наверное, минуты две, и только тогда я смогла вернуть себе дар речи.

– Класс, я ее слопаю, – из-за спины раздался голос Максима.

Ну, честное слово, кто так делает. Я чуть не выронила поднос из рук, но все же улыбнулась. Все лучше, чем рыжий войн.

Единственное место, куда он Макс не провожает – это туалет. Но я уже не жалуюсь. При отсутствии подруги, он – неплохая замена. С ним весело. Он не обсуждает новинки моды, а рассказывает до безумия смешные истории. Нас уже выгоняли с уроков один раз. А еще раз, когда мы в два совершенно немузыкальных голоса пели «гангстерс пэрадайз». Ну да, еще раз из библиотеки…

В библиотеку мы недавно записались. Библиотекарши там оказались настоящими грымзами. Нашипели на нас за то, что мы натоптали у них. А сами вместо того, чтобы работать, сидели, пили чай с медом.

– Спорим, я могу плюнуть им в банку с медом? – губы Максима растягиваются в забавной улыбке. Она, к слову, ему очень идет. Такая ироничная, с ямочкой. Я поневоле тоже начинаю ему улыбаться.

– Ты что? – говорю я и смеюсь.

Тут грымзы встают и уходят в другой зал, оставляя нас наедине со стеллажами скучных книг и банкой меда. Нас вдвоем неоправданно разрывает от смеха, который мы безуспешно пытаемся подавить.

Макс хватает банку и посылает туда огромный плевок.

– Неееет, – говорю я, не веря своим глазам.

Я хватаю банку и пытаюсь крутить ее словно в центрифуге, чтобы скрыть следы преступления. Не моего, к слову.

Тут в зал заходит одна из грымз, и безмолвно смотрит на меня. Я, обливаясь холодным потом, тоже смотрю то на нее, то на Макса.

В общем, из библиотеки нас исключили. Книги брать неоткуда. Хорошо есть Интернет. И когда меня мама уже замучила, почему я не схожу и не возьму книгу в местной библиотеке, мне пришлось расколоться. Все равно узнала бы.

Мы живем в маленьком таун-хаусе. Тут нечто вроде общины. Недалеко от мегаполиса, и в тоже время «наслаждаемся всеми прелестями загородной жизни». Другими словами, ни тебе торговых центров, ни кинотеатров, ни парков. Зато много шашлыков и полупьяных соседей их пожирающих.

Я ожидала любой реакции, ожидала, что мама начнет причитать, что я ее опозорила, что она теперь не сможет соседям в глаза смотреть. Но только не это.

– Это такая страшненькая, с мелкими кудряшками?

– Ну да, – отвечаю я, не понимая, как прическа библиотекарши связана с моей провинностью. – А ты откуда знаешь?

Тут мама разражается гомерическим смехом.

– Надо Анабель позвонить, – И мама снова прыскает смехом, и тут же старается сделать серьезное лицо. – Что с тобой вообще случилось? Ты всегда была такой тихой девочкой? – Она раздувает щеки, пытаясь скрыть свое веселье. – Этот мальчик явно идет тебе на пользу.

Честно? Разве мама не должна была отчитать меня за такое хамское поведение?

Что-то я не узнаю своих родителей.

– Так, завтра же пойдешь в библиотеку, попросишь прощения и скажешь, что это было большое недоразумение.

– Спасибо, помогла уж.

– Слушай, если я туда пойду с тобой, тогда тебе точно вход заказан. – И она снова смеется.

Ничего не понимаю. В мою маму бес вселился.

Она всегда была немного странная. Папа говорит, что поэтому и влюбился в нее. Но я-то знаю, что дело было в ее безумно длинных ногах и огромных зеленых глазах. При этом, если вы знакомы с моей мамой, то никогда не назовете ее роковой женщиной. Все потому что она невероятно неуклюжа. С частотой раз в два дня она что-то проливает на стол и при этом хохочет как ненормальная. Она постоянно что-то ломает. Иногда даже мне становится стыдно за нее. Один раз в гостях она долго восхищалась картиной, висевшей на стене, а потом пошла в туалет и по дороге снесла ее плечом. Картина рухнула и из стены даже посыпались крошки бетона. Хозяйка успокоила запричитавшую и извиняющуюся маму, но что-то больше нас не приглашала.

Я делаю вид, что поднимаюсь наверх, а сама остаюсь подслушать, о чем мама будет говорить с Анабель.

– Привет, подруга!

Она уже называет ее подругой! Подумать только! Они знакомы-то дней десять! Меня берет зеленая зависть.

– Не поверишь, что моя дочь учудила.

Тут мама пересказывает мой позорный случай, то и дело прерываясь, чтобы похохотать.

– Да, да, это еще лучше нашего плана. Только бы она не узнала, что Анна – моя дочь. А то решит, что это я ее подговорила.

А? О чем она вообще.

– Так и надо, не будет слухи распускать. Бедный твой муж. Надо же было такое придумать! Из-за того, что он ее послал к чертям, она наплела всем о бурной ночи. И ты, бедняга, поверила. А бабы тоже хороши, подцепили на языке и понесли по всей деревне.

Маме нравится называть наше сообщество деревней. Словно это умоляет умопомрачительную стоимость квадратного метра.

– Да я сразу же поняла, как только зашла и посмотрела на нее. Боже, вот уродина! Ты бы видела ее лицо, когда я устроила скандал, прямо в библиотеке.

Так, все ясно. Очень похоже на маму. Соваться в чужие дела и устраивать бесплатные шоу. Могла бы и рассказать мне. Я уже достаточно взрослая. Тем более, идей у меня как насолить сороке с длинным языком пруд пруди. Хотя нет. Тогда я совсем без книг останусь. Так, надо срочно позвонить Максу, рассказать ему. И когда я только превратилась в сплетницу?

Глава шестая

27 сентября.

Я сижу в большом уютном кресле на веранде. Вечерние солнечные лучики согревают мое лицо. На мне наш старый плед, который хранит запахи прежнего дома и прежней жизни. Мои волосы немытые и растрепанные и от этого еще уютнее. В данный момент мне ничего на свете не надо, лишь бы запомнить это ощущение, пронести его со мной по жизни.

Я очень часто запоминаю странные моменты. Не те моменты, которыми люди обычно дорожат. Я помню одинокий одуванчик в залитом светом поле. Я помню зимний вечер, в который фонари освещали падающий на ели снег. Я помню ординарные моменты: мама, рассказывающая какую-то шутку так эмоционально, что целая полка со специями полетела на пол, бабушка, показывающая мне, как делать тесто на пирожки. При этом я совершенно не помню свой первый день в школе.

Когда я вижу что-то безумно красивое или ощущаю себя по-особенному, я сама себе говорю: «Запомни это навсегда». И, как ни странно, запоминаю. И сейчас именно этот момент и я хочу, чтобы он остался в моем дневнике. Когда-нибудь, через много лет, я открою его и снова стану четырнадцатилетней девочкой с растрепанными волосами и чашкой чая с лимоном в руке. Счастливая и беззаботная. У которой впереди вся жизнь.

Я закрываю глаза, чтобы еще на мгновение продлить свое спокойствие, но на веранду выскакивает мама, и мне приходится поспешно закрыть дневник.

– Тебе тут мальчик звонит, – говорит она, и я вижу как ее распирает от любопытства. Передает трубку и стоит, ждет. Нет, серьезно? Она будет слушать?

– Это, наверное, Максим, – говорю я ей, и, стараясь не замечать ее вопросительное выражение лица, и с каменной мордой беру трубку.

– Алло.

– Эй, привет. Чем занимаешься?

Если честно, я немного злюсь, что меня потревожили. Я вообще люблю побыть одна, поразмышлять о разных вещах.

– Да так, чай пью на веранде.

– Здорово, выливай чай, я сейчас буду. Поедим на великах кататься.

– Я…я – Меня прервали телефонные гудки.

Честное слово, кто так поступает? Придется одеваться и натягивать бейсболку на немытую башку.

Я второпях следую в комнату, мама за мной.

– И куда это барышня собралась?

– Кататься на велосипеде собралась барышня.

– Угу.

– Что угу?

– Да нет, все нормально. Поэтому ты сменила уже три майки? Чем эта майка не подходит для того, чтобы покататься на велосипеде? – мама поднимает с пола только что брошенную мной белую майку.

– Она слишком белая, – тут же вру я.

Мама хохочет, как гиена и выкатывается из моей комнаты. С ней определенно что-то не так.

Через пять минут я уже с накрашенными ресницами, одетая в самые мои лучшие джинсы и толстовку, с бейсболкой на голове выбегаю на улицу.

Я до сих пор не могу привыкнуть, что у нас свой дом. Не квартира в подъезде, а самый настоящий дом. Ни тебе лифта, ни соседей, ни привычного шума соседских телевизоров. Почти как в американских фильмах. Все дома вокруг нашего абсолютно идентичные, только разных цветов. Мы живем в белом. Это мне нравится больше всего. В доме белое почти все (благодаря моей маме): кухня белая, ванная вся белая, белые двери, белые полы, белые стены. Но при этом на стенах и полках безумное количество сувениров и всевозможных поделок из разных стран. Там-там из Туниса, множество фигурок из Тайланда, Мальдив, Испании, Турции. Покрывала из Индии, слоны оттуда же. Так что, несмотря на свою белизну, дом плещет красками. Папа из каждой поездки привозит шахматы. Вернее, привозил, пока эти самые шахматы не заняли половину дома, и ставить их стало некуда. У мамы хобби куда более практичное (учитывая, что в шахматы папочка играть не умеет) – она привозит причудливые чашки из каждой страны, в которой бывает. Они все небанальной формы или с забавным рисунком, и когда к нам приходят гости, чай они пьют не из одинаковых сервизных фарфоровых чашек, а выбирают из маминой обширной коллекции. При этом мама каждый раз рассказывает, откуда какую чашку она привезла.

Я вывожу свой розовый велик из гаража. Я обожаю его, ведь более девчачьего велосипеда не придумать. А еще у него корзинка спереди. Но сейчас я смотрю на свой транспорт другими глазами. Глазами мальчика, который пригласил девочку на прогулку. И мне, непонятно почему, становится немного неуютно. Если бы это был не Макс, а, скажем, Катька, то я бы даже повыпендривалась перед ней. О, она бы обзавидовалась моему велосипеду в стиле Барби. Но…Другого у меня все равно нет.

Вот и Макс. Мое сердце радостно бьётся. К тому времени, как он приехал, я уже была в восторге от идеи, и от того, что он вытащил меня из меланхолического настроения. А поездка на велосипедах в такой замечательный вечер как нельзя кстати.

– Готова к приключениям?

Я хмурю брови и фыркаю:

– К каким еще приключениям?

– Тут километрах в десяти есть деревня. Поехали на разведку.

К моему огромному облегчению, Макс даже внимания не обращает на девчачий велик, так что я зря волновалась.

– Послушай, а не поздно уже ехать так далеко?

Смотрю по сторонам. Солнце еще довольно высоко, но уже откидывает розоватые тени на деревья и дома.

– Да брось ты, десять минут и мы там.

– Ну что ж, поехали, если знаешь, куда.

Макс откидывает свою челку и подмигивает мне, заставляя меня еще долго гадать, что бы это значило.

Через десять минут мы только добрались до шоссе. Я никогда еще не ездила на велосипеде по шоссе. Это необъяснимое чувство свободы от скорости и открытого пространства. Мимо пролетали машины, каждый раз обдавая нас ветром и теплом, заставляя крепко держаться за руль. По шоссе мы ехали друг за другом, и поэтому молча, да и шум оживленной дороги не особо настраивал на разговоры. На улице уже включили фонари, и я испугалась, что домой мы вернемся совсем не скоро. Но предложить окончить наше путешествие и повернуть обратно не решалась. Меня всегда берет бравада в компании мальчиков. Я боюсь показаться им ноющей девочкой, которой не под силу с ними общаться. Да и самой не хотелось, чтобы этот день заканчивался. Даже не верится, что не хотелось ехать.

Спустя какое-то время, когда я уже заволновалась, Макс помахал мне рукой на поворот. На табличке было написано: «дер. Ведьма».

– Ух ты. Вот это название.

– Да. Деревню неспроста так назвали. Тут живет настоящая ведьма. Ну, по-крайней мере, так думают несколько человек.

Я смеюсь, но меня почему-то передергивает от озноба. Такое ощущение, что кто-то дышит мне прямо в затылок.

– С чего ты это взял? Сказок начитался?

– А вот и не сказок. – Макс протягивает мне два листа.– Случайно наткнулся в интернете, оказалось совсем рядом с нами.

– Послушай, – я пробежалась взглядом по помятым бумажкам, в которых говорилось о каких-то странных происшествиях, странных звуках и непонятных шарах, которые летают в деревне по ночам. – Все это, конечно, здорово, но уже поздно, пора возвращаться. Если хочешь, проедим сюда завтра или послезавтра.

– Струхнула, да? – Он пододвигается ко мне и, наклонившись, заглядывает в глаза. – Мы сюда долго ехали не для того, чтобы сдаться у самих ворот! – И только сейчас, когда он в очередной раз убрал челку, я заметила, насколько красивы его глаза. Таких глубоких и огромных синих глаз я не видела ни у кого. Мне даже показалось, что раньше они были другого цвета, более светлые. В остальном черты его лица не имеют ничего примечательного. Он смотрит на меня в надежде, что я поддержу его приключенческий дух, и честно, сейчас я готова идти с ним хоть к самой этой ведьме. Тем более, вдвоем не так уж и страшно.

– Ты мне ничего не сказал, просто позвал покататься, я и понятия не имела, что мы охотимся на ведьм! – выпаливаю я. – Ты и правда веришь в это? – я стараюсь говорить скептически и для убеждения помогать себе мимикой, хотя сама всегда верю во все эти вещи всегда и сразу.

Мне не хватает сказки в жизни, не хватает адреналина, поэтому, когда мои будни наполняются чем-то необъяснимым, это делает меня самой счастливой на свете.

Я мельком кидаю взгляд на часы – уже полдесятого. Мама, наверное, уже беспокоится, а домой ехать еще полчаса, как минимум. Но я не хочу показаться занудой. И так выставила себя не в лучшем свете. Тем более, подводить людей я не люблю. Мы и вправду ехали сюда слишком долго, чтобы в самом конце развернуться, и так и не узнать, есть ли там что-нибудь стоящее.

Глава седьмая


– Ты – супер! – Делает мне комплимент Макс, и я вся горю изнутри. Мне еще не говорили таких слов. Я и вправду начинаю себя ощущать супер. И теперь хочется лезть везде вперед, чтобы доказать: я «свой парень».

–Знаешь, – продолжает Макс, – мне нравится с тобой дружить. С пацанами я бы никогда не поехал сюда, они бы засмеяли меня. А тебе я могу доверить такие вещи. Ты ведь не разболтаешь?

– Я? А кому, по-твоему, я должна разбалтывать? Ты видел меня хоть с кем-нибудь?

– Хм. Странно. Я думал, ты общаешься с девчонками тоже. Они про тебя много что говорят.

Мне не терпится спросить, что же они говорят про меня, но мне также хочется оставаться крутой, оставаться «супер», а это значит, что мне все равно, что про меня говорят.

– Тебе не интересно, что именно говорят про тебя?

Я безразлично пожимаю плечами, и Макс одобрительно смеется.

Черт, что же про меня рассказывают???? Но одно то, что мое имя знают одноклассники, мне уже льстит. В прошлой школе я была просто невидимкой. Не думаю, что они даже заметили мой уход.

Мы, сбавив скорость, подъезжаем к старому разваленному забору. Во дворе трава нам по шею, и старый покосившийся дом. Некоторые окна разбиты, но ничего кроме темноты они не открывают. Другие покрыты большим слоем грязи и пыли.

– Что дальше? – скривив рот, произношу я.

– Как что дальше? Полезли!

– Мы не можем. Это чей-то дом.

– Посмотри внимательно: если бы это был чей-то дом, за ним бы ухаживали. И тропинка от ворот до дома не заросла бы так.

Мы слазим с велосипедов, и потихоньку отворяем как назло скрипучую калитку. Вот это приключение! В груди от волнения и избытка адреналина бешено колотится сердце. Трава впитала запах прошедшего лета, а земля все еще помнит солнце. И только изредка встречающиеся пожухлые стебли напоминают о том, что уже осень. Сегодня наверняка что-то должно произойти, я уверенна, что этот вечер я буду помнить всегда.

Макс берет мою руку, и я уже не помню ни о какой ведьме. Мне совсем не страшно, и совершенно все равно, что дома прилетит под первое число.

Тут он замирает и говорит:

– Бежим, бежим, бежим!

Я разворачиваюсь и бегу что есть сил, хватаю велосипед, и мы уже вдвоем вовсю крутим педали, две минуты – и мы на шоссе.

– Что… Что ты там видел? – задыхаясь от смеха и физического усилия, едва выговариваю я.

– Послушай, я не хочу говорить об этом. Да ты и не поверишь.

– Почему же не поверю, поверю. Макс, что там было? – я уже не на шутку взволнована. – Иначе я напридумываю гораздо больше и хуже и спать не буду еще полгода как минимум.

О, Боже, я никак не переведу дух.

– Там. Там. Я не знаю. Была тень. Потом отворилась дверь дома. Я не ожидал, что там кто-то есть. Где ты была? О чем думала? Куда смотрела? – Он не на шутку взволнован, и даже мои смешки не заставляют его губы хотя бы дрогнуть в улыбке. – Зря я тебя туда потащил, тоже мне, нашел, с чем играть.

– Брось ты. Я ничего не видела, да и потом, ничего не случилось.

Он смотрит на мои растрепанные волосы, и тихо произносит:

– Случилось. Где твоя кепка? Ты ведь была в кепке, в красной? – Он с ужасом в глазах смотрит на меня, и я понимаю, что пришло время волноваться и мне. – Понимаешь? Это твоя личная вещь, – Макс продолжает шептать, чем окончательно сбивает меня с толку, – и теперь она может сделать с тобой что угодно!

В животе у меня закрутило, но я не хочу выдавать страх.

Я опускаю взгляд на землю. Он поймал меня. Мне действительно было все равно где мы. Мне было так приятно, что он держал меня за руку. Я забыла, где я и зачем я там. Тоже мне, решила, что такая как я может на что-то надеяться.

– Ладно, поехали домой, – бормочу я и начинаю медленно крутить педали. Ноги уже ноют, и я хочу скорее попасть домой.

– Мы просто обязаны приехать сюда еще раз. Сейчас слишком темно. Я ничего не разглядел. Но там кто-то был. Может, мне показалось, и твоя кепка просто упала. Мы приедем и заберем ее. – Макс говорил скорее с собой, чем со мной. Но мне это нравилось. Меня переполняло чувство спокойствия, которое ощущаешь только с близким другом. – Кто может жить в такой развалюхе?

Я усмехнулась его бормотанию. Он и вправду напугался. Но и я тоже. Ведь речь идет обо мне, кто бы там ни жил, у него моя вещь. И мне от этого не по себе.

У нас появился небольшой секрет. Только мой и Макса. И это только начало, я уверенна.

Вечером, когда я вернулась домой, на удивление никто ничего не сказал. Мама с папой были слишком увлечены просмотром очередного сериала 24 про суперагента и интриги власти, чтобы заметить, что на улице уже давно стемнело. Я поспешно поднялась к себе на второй этаж, чтобы до самой ночи делиться с дневником недавними событиями. А потом еще час искать в интернете оберег от ведьм. И, заказав в магазине эзотерики смоляной крестик, я успокоилась и легла спать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4