Татьяна Герцик.

Брак по контракту



скачать книгу бесплатно

Глава первая

Больничная палата угнетала холодным светло-серым цветом стен. Ужасно хотелось плакать, но Полина старательно улыбалась застывшими губами. Слезы стояли близко, у самых глаз, и она боялась моргнуть, опасаясь, что они польются потоком.

Лежавшая на узкой больничной койке мать сочувственно пожала ей руку и тихо попросила:

– Не переживай так, Поля! У всех свое время. Видимо, пришло мое. Мы же ничего не можем сделать, правильно? Значит, нужно смириться, как смирилась я. Не грусти обо мне, не надо. Ты молода, красива, у тебя вся жизнь впереди. Думай о хорошем, и все будет хорошо.

Сердце Полины сжалось от невыносимой боли.

– Мамочка, не надо сдаваться, я прошу тебя! Борись, ты не одна! Помни, я сделаю все, чтобы ты жила!

Ольга Михайловна грустно кивнула и закрыла глаза, давая понять, что она устала. Дочь тут же перестала натужно улыбаться и вытерла мокрые от слез глаза. Тихонько встала и пошла к выходу. Сидевшая за столом в коридоре медсестра в стандартном белом халате сочувственно посмотрела на ее бледное лицо и виновато отвела взгляд. Здесь ее матери никто помочь не мог.

Выйдя из унылого здания больницы, Полина дала волю слезам, жалко шмыгая носом. Мама никогда ни на что не жаловалась, почему-то считая, что не стоит грузить своими проблемами никого, даже единственную дочь. Вернее, ее особенно. И вот результат: затянутая болезнь оказалась смертельной.

Маму можно было спасти. Как сказал ей лечащий врач еще неделю назад, на западе это не проблема. В Германии операция и восстановительное лечение обойдется в сто тысяч евро. А если по линии здравоохранения – даже меньше, в восемьдесят. Если ей удастся раздобыть деньги, пусть она тут же позвонит в больницу, секретарь все организует, опыт имеется. Две недели в запасе у нее еще есть.

И вот из этих двух недель одна уже прошла. Где Полина только не была! И в благотворительных фондах, и в банках, и в разных компаниях. Везде отказ! Школа, где мама работала учителем иностранных языков, выделила двадцать тысяч рублей, да столько же собрали ее коллеги, тоже учителя. Плюс личные сбережения мамы и ее, Полины. Набралось сто тысяч рублей. Это было каплей в море. Жалкой каплей.

Сердце не просто болело, оно ныло так, будто кто-то ковырялся в нем тупым ножом. Ей никогда эти восемьдесят тысяч евро не набрать. Мамина квартирка в маленьком городке тянет на десять тысяч евро, и все!

Невдалеке затормозила черная «тойота». Полина шарахнулась в сторону. Из машины неторопливо выбрался крупный мужчина средних лет, и она с облегчением вздохнула. И тут же рассердилась на себя.

Доколе она будет нервничать, увидев черную «тойоту»? Давно забыть пора! Но перед глазами стояло упрямо-надменное лицо Анатолия, не желая исчезать. Полина сердито нахмурилась. Она забудет этого альфонса! Забудет!

Сколько они прожили вместе? Два года? Она, глупая, думала, что им хорошо вместе. Но оказалось, что хорошо было только ей.

Анатолий же мечтал о крутой иномарке, собственной квартире, возможности отдыхать на Майорке. Она тоже хотела того же, но вот пути достижения у них оказались совершенно различными. Она считала, что они всего добьются сами, конечно, со временем, а Анатолий хотел всего и сразу.

Как он сказал ей в их последний разговор? Он не собирается ждать, когда состарится, поэтому и уходит к той, кто может обеспечить его всем, что ему нужно?

А она еще плакала и умоляла его остаться! Какая же она дура!

Полина высокомерно вздернула точеный нос. Если бы она знала, что умудрится влюбиться в откровенного альфонса, то в сторону Анатолия никогда бы не посмотрела! Но хорошо, что они выяснили свои отношения вовремя, а не лет этак через десять-двадцать, когда жизнь была бы уже прожита.

Она прекрасно обойдется без него, а он пусть живет со своей распрекрасной женой, раз та смогла обеспечить его всем, о чем он мечтал! Правда, она старше его на пятнадцать лет, но сейчас это такие пустяки! Сколько подобных Анатолию купленных мужей, не счесть. Не он первый, не он последний. Как таких раньше называли на Руси? Подживотниками? В точку про него!

Показалось серое здание конторы. Полина замедлила шаг, глубоко вдыхая морозный воздух, пытаясь успокоиться. Она не любила выставлять напоказ свои чувства. Даже ее подружка Аня всегда говорила ей, что она скрытная. Наверняка это так и есть, но переделывать себя она не собирается.

В просторном вестибюле было пусто. Сидевший за столом охранник неохотно оторвался от монитора и окинул ее цепким взглядом. Кивнув в знак узнавания, снова уткнулся в монитор. Теоретически он глядел в камеры внешнего и внутреннего наблюдения, но Поля подозревала, что на копме открыт какой-нибудь завлекательный фильм, а то с чего бы ему так пристально пялиться в экран? Как правило, ничего особо интересного ни в здании, ни вокруг него не происходило.

Свежевымытый пол был скользким, и Полина шла осторожно, стараясь не поскользнуться. В зеркальных окнах отражалась высокая стройная девушка в элегантной дубленке до середины бедра. Дубленка была искусственная, но кому до этого было дело? Главное, что сидела она на стройном теле как влитая, без единой морщинки. Скинула с головы капюшон, освободив из плена волосы. Они привольной каштановой волной рассыпались по плечам, блестя в свете горящих ламп.

Удлиненное лицо с удивительными светло-карими глазами было редкостно красиво, но Полине по этому поводу в голову приходила лишь одна мысль – «не родись красивой, а родись счастливой». Красота ничего хорошего в ее жизнь не принесла. Скорее, наоборот. Вот ее подружка Анька была не красивой, но веселой и, как выяснилось, чувство юмора гораздо лучше внешней привлекательности. К тому же с годами оно лишь оттачивается, а не исчезает, как ненадежная красота.

Идя к лестнице, прошла мимо лифта. Тут же раздался лязг старого железа, и кабина зазывно распахнулась. С чего бы это? Она лифт не вызывала.

Полина заколебалась. Ехать на нем или нет? Их старый лифт обладал на редкость своенравным характером и мог в любую минуту остановиться между пятым и шестым этажами. Ремонтники многократно проверяли это сакраментальное для лифта место, но ничего не находили.

Еще раз с сомнением посмотрела на лифт, завлекательно распахнувший перед ней дверцы в уютную зеленую кабину. Перевела взгляд на неудобную, всю в выбоинах лестницу, и решилась. Не страшно, если она и посидит в лифте. Через вертушку она прошла, считается, что уже на работе. Солдат спит, служба идет. К тому же сидеть она будет одна, без компании, потому что с ней вряд ли кто поедет. Одиннадцать часов, разгар рабочего дня.

Она спокойно зашла в лифт и нажала кнопку седьмого этажа, где находилась бухгалтерия, в которой она имела честь служить вот уже пять лет.

Двери начали плавно закрываться, когда в щель внезапно просунулась длинная нога в черных джинсах, потом появились две большие мощные ладони и бесцеремонно раздвинули упирающиеся створки.

Однозначно чужой!

Никто из сотрудников не посмел бы так непочтительно обращаться со столетним мастодонтом. Этот раритет обладал весьма своенравным характером и мог отомстить в любую минуту. Его бы давно заменили, но к нестандартной, слишком узкой и длинной шахте современные лифты не подходили. Потому начальство и было вынуждено терпеть это металлическое чудище.

Без пиетета раскрыв двери, в лифт по-хозяйски вошел высокий крупный мужчина. Полина безмолвно ахнула. Стас! Анин поклонник!

От греха подальше решила выйти из лифта и подняться по лестнице. Кинулась к выходу, но Стас, едва вглядевшись в нее, перегородил выход своими широкими плечами.

– А, это ты, – не здороваясь, небрежно пощелкал пальцами перед ее носом, то ли вспоминая, как ее зовут, то ли давая ей возможность подсказать ему свое имя. Поскольку Полина с достоинством молчала, ему пришлось с натугой вспомнить: – Полина, Анькина подружка. – И по-деловому продолжил: – В общем, так. Я еду к этому наглому Владу поговорить по-мужски. На каком он этаже?

– И тебе доброго дня, Стас! Влад на десятом. – Полина не считала нужным скрывать общеизвестные факты. – Но ты лучше меня выпусти, я пешком пойду.

Стас тут же решил, что она боится ехать с ним в лифте, и презрительно заметил:

– Никто тебя лапать не собирается. Ты для меня слишком худосочная! Я на кости не кидаюсь!

Смеясь своей глуповатой шутке, нажал кнопку десятого этажа. Лифт послушно отправился к месту назначения. Полине ничего не оставалось, как покориться неизбежному.

До пятого этажа лифт добрался без происшествий. Двери открылись, но никто не зашел. Решив не пытать судьбу, Полина хотела выскользнуть из кабины, но нахальный попутчик ей это не позволил, ухватив за руку.

– С чего ты пытаешься так целенаправленно от меня избавиться? Ничего я тебе не сделаю, не бойся! Ну, может, поцелую разок, ты ведь против не будешь? – и, совершенно уверенный в своей неотразимости, с усмешкой посмотрел на ее загоревшееся от гнева лицо.

– Буду! Причем категорически! – Полину даже передернуло от отвращения. – И не думай, что я побоюсь дать тебе оплеуху!

Стас осмотрел ее со скептическим прищуром.

– Можно подумать, я позволю тебе махать руками! Никому не позволю, можешь не сомневаться!

Полина вызывающе сложила руки на груди.

– Да прямо! А что ж Владу ты это позволил?

Стас потемнел. Он не ожидал, что она знает о драке.

– А, подружка донесла? – и с гонором уточнил: – Он меня застал врасплох, только и всего. Больше ничего подобного не будет. Я его по стенке размажу. Прямо сейчас!

Лифт решил, что отведенное им на болтовню время истекло. Со скрипом закрыл дверцы и толчками пополз наверх, будто предупреждая: сами напросились. У Полины замерло сердце. Она согласна была посидеть в лифте полчасика, но не с этим же наглым типом!

– Черт побери! – у нее из груди вырвался вопль души. – Сейчас застрянем!

Стас удивленно посмотрел по сторонам.

– Что за глупости? С чего ты это взяла?

Подтверждая ее слова, лифт дернулся и остановился. Свет мигнул и погас, в кабине установилась полная темнота, сумрачно светилось лишь табло на стенке. Полина притиснулась в самый уголок и перевела дыхание. А вот сама виновата! Пошла бы пешком по лестнице и сидела бы сейчас на своем месте в бухгалтерии, и коленки бы не дрожали!

Стас в раздражении двинул кулаком по хлипкой стене. Кабина зашаталась и ответила угрожающим кряхтением. Табло погасло.

– Ты что, с ума сошел? – голос Полины сорвался на неприличный визг. – Мы же упадем! Лифт жутко старый!

Стас решил больше таким макаром лифт к порядку не призывать.

– Ладно, не буду. Где тут вызов ремонтников?

Полина повернулась в сторону табло.

– Здесь. Но, похоже, от твоего «нежного» ударчика все отключилось.

Потыкав на все кнопки подряд, Стас вынужден был признать:

– Вот ведь свинство! Кто же знал, что этот агрегат такой хлипкий?

Решив не лезть в бутылку, этого непрошибаемого типа все равно ничем было не пронять, Полина разумно предложила:

– У тебя сотовый с собой? Посвети, и наберем номер.

Стас вытащил телефон. Осветил табло. Там и в самом деле был написан номер вызова аварийной службы.

– Давай набирай номер, пока я подсвечиваю.

– У меня телефона нет. – Полина с горечью подумала, что сегодня все одно к одному. Вот уж в самом деле, подобное притягивает подобное!

Стас поразился.

– Что, совсем?

– Я его маме оставила, у нее сломался. Хотела в обед купить себе какой-нибудь простенький.

– Тогда запоминай давай! У меня в режиме фонарика набор не работает, батарейка на нуле!

Но Полина не надеялась на свою память, номер был слишком длинным.

– Я уж лучше запишу.

– Шустрей! Зарядка кончается!

Полине вовсе не хотелось сидеть в лифте в столь неприятной компании, и она принялась лихорадочно рыться в сумочке. Блокнот нашла сразу, но вот ручка оказалась где-то на самом дне. Вытащив, наконец, и то, и другое, быстро нацарапала на листке номер. Продиктовала его Стасу, и он набрал вызов аварийки. В ответ прозвучали короткие гудки.

– Блин! Занято!

Дисплей телефона потух, в лифте снова стало темно. Полина прижала руки к груди, стараясь усмирить сердцебиение.

– Чем заниматься будем? – голос Стаса прозвучал игриво, заставив спутницу напрячься.

– Ждать, естественно. А ты что предлагаешь? Попрыгать?

Он придвинулся ближе, и она ощутила его дыхание на своем лице. Сильнее вжалась в стену, снова попеняв на собственную непредусмотрительность.

– Нет, столь кардинальные меры я не приветствую. Ты сама говорила, лифт старый. Но, говорят, есть много способов развлечься во время сидения в лифте, тем более в такой завлекательной темноте. Что предлагаешь?

– Вести себя прилично! – это получилось слишком строго, как у школьной учительницы, воспитывающей надоевших сорванцов.

Стас вспылил, будто она наступила на его любимую мозоль:

– Скука это смертная – вести себя прилично! Мне это кто только не говорит! И ты туда же! Достали! Правильные все какие, просто жуть!

Полина с подчеркнутым спокойствием поинтересовалась:

– А как Аня? Ты же ее своей невестой объявил? Неужели тебе и с ней скучно? Она ведь тоже очень правильная. И, кстати, что ты собираешься делать? Аня за тебя замуж не пойдет, не надейся, не порти ей жизнь своими приставаниями! А Владу ты что, отступные предложить собираешься, чтоб не мешал?

Стас засопел. В темноте было непонятно, от злости, или наоборот, что-то соображая. Что он напряг мозги, стало ясно, когда заговорил:

– Ты что, меня не боишься?

Это прозвучало слишком уж вкрадчиво, но разгоряченная препирательствами Полина не обратила на это должного внимания.

– Почему я должна тебя бояться? Я никогда не боялась тупых нахалов!

Стас, казалось, искренне обрадовался.

– Тупых нахалов? Чудесно!

Внезапно облапив, прижал к себе и принялся настойчиво целовать. Ошарашенная Полина попыталась его оттолкнуть, но это было то же, что пихать бетонную стену. Оторвавшись он от нее, он радостно постановил, чуть не урча от удовольствия:

– Класс! Гораздо лучше, чем с Анькой!

– Это что, испытание было? – Полина не знала, как реагировать на его странное поведение.

Стас торжествующе хохотнул:

– Ага! И ты его успешно выдержала! Поздравляю! – И деловито предложил: – В общем, так: если не хочешь, чтобы я разбирался с этим твоим Владом и Аньке жизнь не портил, выходи за меня замуж!

В ответ Полина смогла только пораженно пискнуть:

– Что, перед гостями стыдно?

Стас согласился:

– Ты права, мне позарез нужна невеста. Сама понимаешь, свадьба на подходе, денег потрачено уйма. И дело даже не в деньгах, а в том негативе, который поднимется, если я заявлю, что свадьбы не будет. Да меня родители и вся родня с потрохами съедят. Чего только не припомнят! Так что другого выхода не вижу. Тебе терять нечего, ты не замужем, парня нет, соглашайся поживей!

Это было настолько дико, что Полина озадаченно рассмеялась.

– А как ты объяснишь, что в процессе подготовки торжества поменялась невеста?

Слышно было, как Стас задумчиво потер лоб.

– Надо подумать. Для чего я мог заявить дядьке, что женюсь на Аньке? Ей ведь квартира нужна была позарез, чтоб мать с братьями из своего разваливающегося городка перевезти, так? А для покупки квартиры деньги нужны, так? А в нашей фирме кредит можно получить беспроцентный, особенно если есть нужные связи. Вот чтобы эти связи обеспечить, я ее своей невестой и объявил! Комар носа не подточит!

– А с чего это ты вдруг подобный альтруизм решил проявить? – въедливо уточнила Полина. – На тебя это вовсе не похоже!

– А это потому, что об этом ты меня попросила, вот!

Полина не сразу сообразила.

– Когда это я тебя просила?

Стас продолжил сочинение легенды:

– А мы с тобой давно знакомы. Я жениться хотел на тебе, но ты меня попросила помочь подруге, вот и пришлось разыграть комедию. Надеюсь, ты меня разоблачать не будешь?

Это прозвучало с напором, но Полина только фыркнула.

– Вот еще! Зачем мне это надо? От таких мужей как ты держаться надо подальше!

Стас вкрадчиво предложил:

– Уверяю, это будет взаимовыгодная сделка. Сколько ты хочешь отступных?

Вспомнив о маме, Полина замерла. Неужели это ответ на ее моленья? Больше не колебалась:

– Сто тысяч евро!

Стас удивленно присвистнул.

– Дорогая из тебя невеста, однако!

Полина хмуро добавила:

– И двухкомнатную квартиру через год!

– Надо понимать, через год развод? – догадался он.

– А ты что думаешь, это брак на всю жизнь? – прорываясь через деланное спокойствие, в ее словах прозвучала горечь.

Несмотря на всю свою самоуверенность, Стас дураком не был.

– Что, есть негативный опыт?

– Есть. – Полина хотела, чтобы это вышло холодно и высокомерно, но голос предательски дрогнул.

– Это хорошо, – неожиданно мягко проговорил Стас. – Терпеть не могу сопливых девственниц. Тоска с ними зеленая. Так ты согласна?

Полина зажмурилась до красных пятен перед глазами. Неужто все так просто? И мама будет здорова?

– Хорошо! Но брачный контракт составим обязательно.

– Естественно, – поспешно согласился он, – чтоб не все имущество пополам! А то так и без штанов остаться можно.

Полина невольно рассмеялась. Напряжение, мучившее ее весь день, отступило, на душе стало легко.

– Я на твои штаны не покушаюсь, не бойся.

– Это радует, – серьезно заявил Стас. – В общем, так: я заеду сюда за тобой сегодня после работы, поедем к тебе, подпишем брачный контракт.

– Так быстро?

– А куда тянуть? Если ты забыла, напоминаю: до свадьбы осталась неделя. У тебя платье соответствующее есть?

– А что, платье для невесты еще не готово?

– Готово. Подгоним под тебя, только и всего. Анька его все равно ни разу не примерила. Надеюсь, ты не будешь требовать нового? А то времени в обрез. Если только готовое купить.

Полина знала, что платье шили по Аниным меркам, но без Ани. Мерки дала ее тренер по фитнесу. Вздохнув, согласилась.

– Ладно, и это сойдет. Мы с Аней не настолько отличаемся, чтоб новое платье покупать.

Стас поддержал:

– Она не настолько похудела, чтоб ты в ее платье не влезла. Ушить по бокам, и все дела. Оно все в оборках, никто и не поймет ничего.

Полина пожала плечами. Ей было все равно. Свадьба не настоящая, так что повода для волнений нет.

Насвистывая бравурный мотивчик, Стас вновь набрал номер аварийки. На этот раз трубку поднял дежурный. Записав адрес, чертыхнулся, заявил, что по этому адресу сегодня уже третий вызов, велел ждать.

И телефон Стаса тут же погас: зарядка кончилась.

– Здорово! Как раз успели, а то сидеть бы нам здесь до скончания века. Или тебя стали бы искать?

Полина не знала, стали бы ее искать или нет.

– Я отпросилась до обеда, вряд ли кто-то догадался, что я сижу в лифте, я обычно по лестнице хожу.

– Неужели лифт никому не нужен?

– А он застревает постоянно, поэтому все ходят пешком. В лифте ездят только смельчаки.

– Ага, поэтому ты и хотела выйти! – он не спрашивал, а просто констатировал факт. – Как хорошо, что я тебя не выпустил! А то остался бы без невесты. – Подвинувшись поближе, соблазняющее предложил: – Может, потренируемся для начала? А то ведь свадьба скоро, а мы еще толком ни разу не целовались. Непорядок!

Он попытался ее облапить, но Полина энергично запротестовала:

– И не вздумай! Мне работать надо! Представляю, как я буду выглядеть после твоей тренировки!

Он засмеялся.

– Хорошо будешь выглядеть, это я тебе гарантирую!

Полина чопорно отказалась:

– Спасибо, не хочу! И не вздумай меня провоцировать! Учти, я и передумать могу! – это было блефом чистой воды, но Стас вздохнул и уныло пожаловался:

– И что это такое? Никакой личной жизни! А у меня, между прочим, масса мужских потребностей!

Полина покраснела и порадовалась, что в кабине темно.

– Извини, но твои мужские потребности – не мои проблемы.

Он сально пообещал:

– Это пока. Через неделю станут твоими, – и ласково провел рукой по ее голове, взъерошив волосы.

Полина хотела сердито ответить, но кабина дернулась и рывками стала подниматься. На шестом этаже двери распахнулись, и дежурный монтер по лифтам хмуро предложил:

– Выходите уже! И не надоело вам в этом дурацком лифте сидеть? Ходили бы пешком, и проблем бы не было!

Полина понятливо на него взглянула. Наверняка пришлось оторваться от любимого дела, чтоб вызволить их из лифтового плена. Все знали, что этот монтер очень любит перекинуться в картишки с членами своей бригады, и всех, кто его от этого важного дела отрывает, распекает, невзирая на чины и награды.

Выпрямившись во весь свой гренадерский рост, Стас не замедлил поставить прислугу на место:

– Лифты для того и существуют, чтоб в них можно было спокойно посидеть. Конечно, не в одиночку!

Прозвучало это на редкость высокомерно, и монтер не знал, то ли ему возмущаться, то ли любопытствовать. А любопытство вызывало и алеющее лицо спутницы этого нахала, и припухшие губы. Он тихонько фыркнул, не рискуя вызвать откровенный отпор от этого нагловатого типа.

Если бы он не появился так вовремя, или, вернее, не вовремя, то неизвестно, чем дело бы кончилось. Так что этого недовольного мужика дежурный вполне понимал. А что? Существует еще мужская солидарность!

Бросив Полине – «до вечера!» – Стас умчался вниз, с грохотом прыгая по лестнице. Полина пошла к себе, провожаемая понимающе-уничижительным взглядом монтера.

Впрочем, о нем она быстро забыла, увидев свое отражение в зеркальном окне. На нее смотрела всклокоченная девица с красными губами и не менее красными щеками. Полина удивилась. И когда это Стас успел превратить ее в пугало? И поцеловал-то один только раз!

Пришлось идти в туалет. Зашла, закрылась, чтоб никто не видел ее в таком малоприличном виде, привела себя в порядок и пошла в отдел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное