Татьяна Ганнибал.

Королева ариданов. Книга третья



скачать книгу бесплатно

– Я думала, что гора гораздо шире! ? озадачилась

Рика, раздвигая ветки, ? Думала идти и идти… ? и остановилась поражённая, не договорив: над безграничной равниной, в чёрном беззвёздном небе висела огромная спиралевидная фиолетовая дымка. То тут, то там, из неё вырывались искрящиеся голубые и белые нити, протягиваясь на многие километры в стороны охватывая всю землю и небо. Изредка паутина нитей с сухим треском рвалась, тускнела, и тут же набухала и набирала яркость в другом месте, чтобы вновь протянуться сквозь пространство, связывая небо и землю воедино.

– Ничего себе! Вот это гроза сегодня! – поразилась Рика.

– Это не гроза, ? настороженно поёжился Робин. – Нет ни грома, ни дождя…

Дети заворожено смотрели как медленно закручивается фиолетовая спираль, постепенно становясь малиновой по мере отдаления. Белые всполохи, рождавшие трескучие нити, стали затихать, и уже не могли протянуться от горизонта до горизонта. Перестав шарить по земле нити втянулись в дымку ещё некоторое время искрами проблёскивая то тут, то там. Чернота ночи стремительно начала светлеть, и шустрая маленькая голубая луна взлетела над горизонтом освещая всё неестественным голубым светом.

– Это ведь не наша луна, ? первым решился взглянуть правде в глаза Робин. – Это не наш, это совсем другой мир!

Рика поняла, крепче прижалась к плечу брата.

– Какой он странный… и какой замечательный… правда Роби?

Мимо на одной ножке проскакал Бегунок, весело размахивая передними лапками.

– Как я рад, как я рад! Как всё это здорово!

– Тебе весело? – удивилась Рика. – И совсем не страшно?

– Конечно! Всё так красиво!

– Не убегай пожалуйста далеко, Бегунок! Это может быть опасно! ? попросил Робин, и тихо объяснил сестре. ? Он слишком мал, чтобы понимать, что происходит, и поэтому не боится. – Будь рядом! К тому же мы скоро возвращаемся!

– Не скоро, не скоро… – протестующе замахал тот лапками. – Посмотрите, как здесь здорово, вы видели хоть где-нибудь, хоть когда-нибудь такие чудесные цветы?

И верно, вся поляна заросла странными глянцевыми цветами: на тонкой ножке торчали вверх вздыбившиеся лепестки, которые словно паутиной стягивали голубые потрескивающие разряды.

Бегунок осторожно тронул один из цветков, голубая паутина с сухим щелчком взорвалась, глянцевые лепестки, потеряв опору, с мелодичным звоном опали в стороны, открывая ярко-розовую сердцевину. Ещё одно прикосновение… ещё один щелчок, мелодичный звон, и новая вспыхнувшая малиновая звёздочка.

– Разве это не чудесно? – Бегунок принялся носиться по поляне, поднимая облако искрящихся разрядов, рождая музыку и оставляя за собой яркую звёздную полосу.

Дети увлечённо последовали его примеру, не замечая, как всё больше и больше удаляются от прохода.

– Прячьтесь! – неожиданно прокричал бегунок стремительно проносясь мимо. – Прячьтесь же скорее!

Дети торопливо присели за ближайший куст и прислушались. Действительно, занятые шумной беготнёй они совсем потеряли бдительность, и прозевали быстро приближающийся звук: звон доспехов и стук копыт.

Небольшая группа всадников, в чёрных доспехах, на таких же забранных в доспехи конях, стремительно вылетели на поляну, и остановились словно вкопанные.

Дети, оказавшиеся буквально в трёх шагах от них, также замерли, боясь привлечь взгляд чужаков неосторожным движением или блеском глаз.

Восемь всадников стали кругом, прикрывая со всех сторон статную фигуру в серебристых доспехах и ещё одну, по росту походящую на подростка. Словно изваянная из чёрного мрамора группа замерла, и даже кони, по обычной своей привычке не переступали с ноги на ноги. Полнейшая тишина внезапно нарушились сухим щелчком. Откинувшееся вверх серебряное забрало открыло красивое мужественное лицо с властным взглядом из-под черных сдвинутых бровей. Задумчиво огладив короткую седеющую бородку, и внимательно оглядев горизонт, вожак слегка смягчил взгляд и… неожиданно издал протяжный гортанный крик.

Ничто вокруг его не дрогнуло, но где-то высоко в небе эхом откликнулся протяжный птичий клёкот. Послышался свистящий шум крыльев, огромная птица с зелёными, по-кошачьи раскосыми глазами, спикировала с высоты вниз. На бреющем полёте пронеслась над самыми головами детей, заложив несколько крутых виражей поднялась вверх, и, неожиданно камнем упала вниз, выхватывая из травы маленькое серое существо.



– А-а! Помогите! – отчаянно завопил Бегунок.

Ответом ему стал громкий торжествующий хохот птицы, которая сделала круг в небе, спикировала на группу всадников, и оставила свою добычу в требовательно открытой руке человека

«Бегуночек!» – беззвучно, одними губами закричала Рика, чувствуя, как от жалости перехватывает дыхание. – «Что ж ты не уберёгся?!»

– Не дыши. – Еле слышно приказал Робин с силой прижимая сестру к земле.

По-видимому, уловив это мимолётное движение тотчас же вскинули всадники своё оружие, но, помедлив немного опустили.

Ухватив зверька за шкирку, человек в серебряных доспехах внимательно его оглядел, не скрывая удивления показал низкорослому всаднику. Откинувшееся забрало открыло взгляду бледное узкое лицо подростка с большими, грустными, тёмными глазами.

Мальчик медленно провёл по спинке Бегунка рукой, о чём-то попросил старшего, и осторожно убрал зверька в седельную сумку.

Короткий свист, и опустив забрала конный отряд стремительно унёсся проч.

Глава 4

Топот копыт давно растаял в фиолетовой дымке, а дети всё не находили в себе сил что—либо сказать.

– Катастрофа! – наконец прошептала Рика чувствуя, как предательски дрожит голос, а в глазах встала влажная пелена. – Просто раз! И всё сразу стало плохо.

Робин плотнее придвинулся к сестре, крепко беря её за руку толи для того чтобы приободрить, толи для того чтобы найти опору для себя.

– Надо успокоится, взять себя в руки и хорошенько подумать. Как говорит Учитель: «Если не знаешь, как поступить, представь на своём месте кого-то более мудрого, озадачь его своей проблемой и жди, когда в голове родится решение».

– Кто же может знать, что нам теперь делать?

– Например Орон. Думаю, он знает всё.

Робин приосанился, скрестил руки на груди и закрыв глаза прошептал.

– Я Орон. Я всемогущий Звёздный миротворец. Я знаю, как поступить…

Воцарилась тишина, которую Рика побоялась нарушить, и лишь выжидающе заглядывала в лицо брата, когда же родится решение?

Неожиданно тишина нарушилась потрескиванием сухих веток, покашливанием и натужным пыхтением. Дети мгновенно отпрянули в сторону, прячась за дерево.

Пыхтение и ёрзанье усилилось, и, наконец, сдавленный старческий голос сердито выкрикнул.

– Эй вы! Недотёпы! Да-да, бестолковые дети, это я вам говорю! Идите-ка скорее ко мне, да помогите выбраться!

Рика осторожно выглянула из-за укрытия, не сразу понимая откуда раздаётся голос. Буквально в трёх шагах от того места где они недавно стояли, из-под коряги, торчало что-то белое и лохматое, а среди этого блестели два глаза.

– Пошевеливайтесь, если не хотите нажить себе неприятностей! Быстро идите сюда и помогите мне выбраться!

– А ты кто?

– Я? Тьфу… полный рот песка… я Ваош-Куп.

– Это имя или ты такой зверь?

– Глупцы! Имя конечно же! Какая же лошадь скажет вам, что она лошадь?

– Ну, например, Бегунок. Вообще-то он… э-э… не знаю, мышь что ли…

– Какая мышь?! Помогайте же! Да не бойтесь, кажется ростом я не больше вас, да и не такой уж страшный… особенно если меня долго не сердить.

Робин подобрал с земли палку, для храбрости, и выставив её вперёд сделал несколько шагов.

– Что ты делаешь под корягой. Ваош… кто?

– Куп! Потому что сын Купа! И в жизни не думал, что встречу таких тупых детей. Разве не видно, что я тут застрял? Я спрятался от всадников, да один из коней прошёлся по моему схрону почти засыпав меня с головой! – и неожиданно смягчил тон. – Вытащите меня отсюда, и я вам помогу.

– Чем же ты сможешь нам помочь, если сам застрял? – пессимистично пробормотал Робин начиная отгребать землю в сторону.

– Ф-ф! Самым ценным, советом! Я слышал, что вы не знаете, как вам быть, так вот я как раз знаю, что вам делать.

– Советом! – сердито фыркнула Рика помогая брату. – Я уже слышу, как твой голос говорит: детки, идите домой, слушайтесь маму и кушайте кашу по утрам…

– Ты девочка глупая, как… как самая глупая девочка в мире! – пропыхтел ворчун, выталкивая маленькими ручками землю наружу. – Если Ваош-Куп сказал, что поможет, значит так оно и есть. Теперь отверстие достаточное для того чтобы я пролез… Хватайте меня за руки и тяните!

Дети ухватились за маленькие грязные ручки, потянули, на мгновенье подумав, что разорвут ворчуна пополам, и… перед ними оказался вымазанный грязью старичок.

– Вот видите, что вы наделали!? – сокрушённо покачал он головой, пытаясь выковырять комья грязи из седой бороды. – Надо же было тянуть аккуратнее! На кого я теперь похож?

– На гнома.

Робин начал аккуратно отряхивать старичка, опасаясь при этом, что и эта его помощь вызовет гнев.

– Чушь! Гномы злые, и живут в подземельях, и вообще это всё враньё. А я… м-м-м… просто здесь живу.

Он неожиданно резко развернулся и быстро пошёл прочь.

– Погодите! – дети увязались за ним. – Вы же обещали нам…

– Вы что, ещё и слепые? Видите, Харвик свернул усы?

Старичок сунул под нос Робину жука на верёвочке, и не успел Робин удивиться этому, побежал по еле заметной тропе проч.

– Догоняйте… ? прокричал он уже издали, и дети помчались следом.

Вот старичок юркнул под дерево, распростёршее ветки до самой земли, пробежал под ними до узкого прохода среди двух замшелых камней, и не оборачиваясь скомандовал.

– Быстрее! И не стукнитесь башкой!

Протиснувшись следом за ним, дети остановились, и хотя не было видно разницы между открытыми и закрытыми глазами, по запаху поняли, именно здесь странный Ваош-Куп и живёт.

Ругаясь себе под нос, и спотыкаясь обо что-то стеклянное и металлическое, старичок добрался до очага и начал раздувать еле тлеющие угли.

– Сейчас сейчас… ? пробормотал он уже весьма благодушно прижимая лучину к красному боку уголька и с силой дуя. Лучина вспыхнула ярко—жёлтым светом, не освещая ничего вокруг. – В честь гостей я, пожалуй, разожгу лампаду… Где же она? В том году находил… – старик начал шарить на полках роняя склянки. Нашёл. Крошечный фитилёк, приняв огонь на себя, вспыхнул яркой жёлтой звездой, разгоняя мрак.

Дети огляделись: небольшая круглая нора, вырытая в земле, была завалена всяческим, на первый взгляд бестолковым старым хламом. Пол устлан затоптанной соломой, а низкий потолок поддерживался тремя заплесневелыми столбами.

– Вы ведь наверняка не откажетесь от ужина… – ворчливо пробормотал старичок, роясь в груде плошек, заросших плесенью и паутиной. – Где-то здесь определённо оставалась еда… – он с подозрением обнюхал одну из плошек, пошкрябал её по дну деревянной ложкой и облегчённо вздохнул. – Ещё что-то осталось.

Он милостиво подал плошку Робину и скромно потупил глаза, явно ожидая благодарностей.

Мальчик повертел миску в руках и стараясь глубоко не вдыхать запах прокисшей тины, вежливо проговорил.

– Благодарю… но мы не можем съесть у вас последнее, когда у нас самих найдётся чем вас угостить! – Он сбросил с плеч мешок, ослабил стяжку и порывшись извлёк небольшую краюху свежего хлеба.

– Это вам, ? он оторвал половину для хозяина, ? А это нам, ? и разделил с сестрой оставшуюся половину.

– Хлебушек! Настоящий! – старичок прижался носом к свежему разлому и шумно втянул в себя свежий хлебный дух. – Ах! Ах как хорошо! – он прижался щекой к корочке и так сидел неподвижно некоторое время. Потом очнулся, быстро порылся вокруг себя, отыскал лоскут пыльной ткани, замотал в неё хлеб и затолкал в щель под очагом.

– Зачем вы его спрятали? – удивилась Рика. – Разве вы не голодны?

– О! Ещё как! Но когда хлеб свеж его можно съесть за одно мгновение, а вот когда он высохнет, я разломлю его на куски, а куски на крошки… И буду медленно, по одной крошке класть на язык…

Закатив глаза, он в предвкушении наслаждения почавкал пустым ртом.

Дети переглянулись, и Робин достал из мешка не доеденный ранее небольшой кусок пирога.

– Мы хотели бы угостить вас кусочком этого пирога, он правда с одной стороны надкусан… – смущённо проговорил Робин.

– Но только если вы съедите его сейчас же! – быстро добавила Рика.

– Вы дикари! Варвары! Злодеи! – неожиданно заплакал старичок, стремительно выхватывая кусок. – За такое кощунство, вас следовало бы отшлёпать и выгнать на улицу! – он затолкал кусок в рот, быстро пережевал, почмокал губами и затих, осмысливая вкус. Потом осторожно подобрал крошки с бороды и предложил их своему жуку, сидящему на верёвке.

– Зачем вы кормите этого таракана? – осторожно поинтересовалась Рика, с долей брезгливости наблюдая как тот запихивает лапками крошки в раздвигающиеся челюсти. – И зачем привязали к себе?

– У вас нет Харвиков? – поразился старик. – Вы верно совсем не кормили их, и замучили голодом?

– Нам и без жуков неплохо.

– О! Ах! – быстро замахал старик руками протестуя, и не находя слов для переполнявших его эмоций. – Харвики ? сторожа. Как можно жить без сторожа?! Как иначе заранее можно узнать о приближении Шорков? Как вообще можно было дожить до ваших лет, не зная этого?

– Мы это… не местные. А там откуда мы, жуков на верёвочках не носят, и кто такие Шорки мы вообще не знаем.

Старичок схватился за сердце.

– Дети, это где же живут другие такие же глупые люди? – он с хрустом поскрёб себя по плешивому темени. – И что, там у вас, совсем не слышали про Шорков? Там их, что, совсем нет? Хм… хм… хм… не знаю возможно ли такое… хотя, это наверно здорово, если их нет совсем! Шорки, это такие летучие твари, которые всегда появляются стаей, бесшумно и неожиданно, и не отвалятся, пока в теле несчастного останется хоть капелька крови.

– Ужас! – опешил Робин. – Они кусаются? Как птицы с зубами?

– Нет. Они прокалывают кожу как мухи, только очень большие и очень противные. А Харвик издалека слышит шум их крыльев, сворачивает свои усы и стремиться укрыться в какой-нибудь щели. Если бы не они, нас никого не осталось бы в живых.

– Так они и людей едят? – осторожно уточнил Робин.

– И людей, и лошадей, им всё равно. Только не едят, а забирают кровь, но без крови ты всё равно уже ни на что не годишься… ? Старик захихикал в кулак довольный своей шуткой.

– Теперь мы совсем пропали… ? в отчаянии прошептала Рика. – Теперь мы ещё меньшее чем раньше знаем, что нам делать.

– Э, детка, тот кусочек хлеба что ты так безжалостно мнёшь и терзаешь, не могла бы ты мне его подарить?

Старичок торопливо запрятал кусочек за щёку и уже совершенно благодушно произнёс.

– Вы спасли меня из завала и трижды покормили, теперь я отвечу на три ваших вопроса, а от смерти я вас уже спас, так что тут мы в расчёте.

– А что дедушка, ты колдун?

– Опять глупости! – протестующе замахал тот руками. – Я травник. Собираю и сушу травы, вылечить могу от чего угодно. Ведь вокруг нас растут растения от всех известных и неизвестных болезней!

– Даже если… даже если заболит язык? – сострила Рика.

– Уж у тебя он, похоже, никогда не устанет, а так, от болезни языка лучше всего помогает заячий капкан. Подходишь, наклоняешься, суёшь внутрь язык и… больше язык тебя никогда не беспокоит! – старик весело засмеялся, хлопая маленькими ручками себя по животу.

– Так вы сможете ответить на три наших вопроса? – вернулся Робин к теме разговора. – Даже на три очень сложных?

– Да. Что вы хотите узнать?

– С нами был наш друг Бегунок. Что с ним, он жив?



Ваош-Куп быстро расчистил от барахла на полу небольшое место. Сдёрнул с плеч Рики шейный платок, расстелил его на полу, что-то бормоча себе под нос, выложил сверху из обычных четырёх веточек квадрат.

– Значит Бегунок. – старик закрыл ладонями квадрат, а когда отнял, дети заметили Бегунка. Где-то в неведомой дали, увидели они неподвижное серое тельце, лежащее на голубой подушечке.

– Он умер! – ужаснулись дети.

– Посмотрим. – старик ткнул в зыбкое изображение пальцем, затем задумчиво пососал его и уверил. – Да жив он. Дурится.

– Что делает?

– Голову морочит.

И верно, вот к Бегунку протянулась узкая белая кисть, скорее всего ребёнка, осторожно приоткрыла зверьку рот… маленькая ложечка влила нечто похожее на жидкий мёд.

Бегунок шевельнул ухом, трагично приоткрыл глаз, вяло пошевелил губами, глотая с явным трудом, и беззвучно проговорил: «Ещё»

– Он жив! – возликовали дети. – А нельзя его оттуда как-нибудь достать?

– Отсюда? – развеселился старик, тыкая пальцем в платок. – Отсюда мы можем его только увидеть. Какой ваш второй вопрос?

– Где он сейчас и как его вернуть?

– Кхе… Это два вопроса! Считайте сами: где он – это раз, а как достать – два. А всего уже получается три. И ответив на них я ничего не буду вам должен. Вы уверены, что хотите знать только это? Может быть вас волнует, что происходит дома, или показать вам короткую дорогу домой?

Дети погрустнели.

– Дома и так ясно что… Ведь ни разу ещё не было чтобы мы не вернулись к ужину. Все сейчас на ногах, не спят, ищут нас, волнуются… Да уж, ничего хорошего.

– Вот и возвращайтесь скорее домой! Когда рассветёт я покажу путь.

– Но мы же не можем бросить своего друга! Он маленький, глупый, и без нас пропадёт!

– Пропадёт? Да правда ли? Вы ведь видели, как о нём заботятся? Ему там хорошо. Зачем же вам рисковать собой?

– Конечно, ? задумалась Рика, ? Я знаю, ЧТО скажет потом папа: «Надо было вернуться домой и рассказать о вашей беде! Неужели мы остались бы безучастны?» Только ведь мама никогда не отпустит нас в чужой мир, особенно в тот, где есть угроза нашей жизни.

Робин согласно покивал головой.

– Нет. Ни за что не отпустит!

– А ты веришь, Роби, что она сделает переправу и станет карабкаться со стражницами по песчаным стенам, только для того, чтобы выручить Бегунка?

– Нет. Это не случится никогда!

Дети притихли, быть может впервые в жизни размышляя о своём долге перед другими. Что важнее, не огорчить взрослых или спасти друга? Получалось, что выручить друга важнее.

– Мы его потеряли, нам его и выручать! – подытожила Рика.



– А если из двух вопросов выбрать один, у нас в запасе останется ещё один. ? нерешительно подал голос Робин.

– Это ты о чём? – наморщил лоб старичок.

– Скажи нам только КАК его найти.

– Хе-хе-хе! Какие глупые дети! Это ведь всё равно, что, захотев отведать рыбки, ты купишь на базаре рыболовные снасти, но не узнаешь ГДЕ водится рыба, в лесу, в горах или море.

Рика, вздохнув, пошарила в своём заплечном мешке.

– Вот, у меня осталось ещё яблоко. Оно большое и красивое… Может быть, вы сможете что-то ещё сказать нам за него?

– Яблочко?! – глаза старика жадно блеснули. Он поднёс блестящий, сладко пахнущий бок фрукта к самому носу, пофыркал от наслаждения. – Спеленькое! Сладенькое! – потом прижал к нему палец и начал медленно вращать. – Да ещё и бесконечное! Видите, оно нигде не заканчивается! Значит ли это, что оно бесконечно огромное? – старичок наморщил лоб задумываясь.

– Оно просто вкусное, и не такое уж большое… – Рика перехватила взгляд старика, отыскивающего укромный уголок для своей добычи. – И не прячьте его, съешьте сразу, иначе оно быстро испортится и будет плохо пахнуть. Пусть у вас прямо сегодня будет праздник: и гости, и подарки…



Старик повертел яблоко не в силах решить с какого бока его следует начать, и неожиданно впился в него, на удивление многочисленными зубами. Как мельница, начал он перемалывать фрукт, не обращая внимания ни на сердцевину с семечками, ни на веточку. Слопав всё он тщательно вылизал пальцы, обнюхал их, не осталось ли чего, и основательно вытер о бороду.

– Чудненькое яблочко… было. Пожалуй, я расскажу вам где ваш друг, как его найти, а за яблоко я вам завтра что-нибудь подарю. Давайте-ка уже спать, вон уже сколько масла в лампадке спалили! ? и не успели дети найти себе подходящее место для сна, задул огонёк.

– И почему надо всё время меняться? – тихо пробормотал Робин пытаясь пристроиться среди разношёрстного барахла. – Почему нельзя просто угостить, не ожидая ничего взамен.

– А какая от этого радость? – проворчал старик из темноты.

– Не знаю. Просто, когда вы ели яблоко мы чувствовали, как вам вкусно. А от этого и нам стало на душе веселее.

– Ты хочешь сказать, что если ты съешь мой ужин, мне станет сытнее и радостней? Молчишь? Ну молчи-молчи. И хватит уже болтовни, завтра у вас будет нелёгкий день.

Глава 5

Детям показалось, что они только-только сомкнули глаза, когда старик начал бесцеремонно их трясти и бубнить.

– Хватит спать! Сколько же можно? Бока отлежатся, пупки развяжутся! Солнце уже встало!

– Какое солнце? – сонно пробормотала Рика. – Темно ведь ещё совсем.

– Это здесь темно, бестолковая девочка, а на улице уже рассвело. Небо чистое, а значит в ближайшее время Шорки не появятся. Ваш друг ждёт не дождётся вас в городе. Думаете вы его выручать или нет? Собираетесь вы до сумерек успеть войти в город, или предпочитаете остаться наедине с голодными Шорками?

Он почти выволок детей по узкому проходу наружу, бесцеремонно толкая в спину.

– Давайте-давайте, не ленитесь! Шевелите быстрее своими бестолковыми ручками и ножками!

Зевая дети выбрались из-под ветвей огромного дерева на ещё влажную от росы поляну и огляделись.

Тёмно-синее небо, исчерченное от края до края малиновыми полосами, постепенно бледнело, освещаемое встающим огромным бордовым диском. Фиолетовые тени медленно синели, и трава, поначалу казавшаяся коричневой, приобретала странный сине-зелёный оттенок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8