Татьяна Ганнибал.

Королева миротворцев. Книга вторая



скачать книгу бесплатно

Прошла менее четверти ночи, но не привыкшая, к столь длительному переходу, хищница начала уставать. Сбитые, поцарапанные подушечки лап, требовали отдыха и зализывания, а тело когуараотдыха. Кошка отыскала взглядом птицу, протяжно рыкнула, сбавляя темп. Харэй оглянулся, сделал над головой хищницы круг, и коротко обронил.

– Уже близко.

Пару раз лизнув сбитую лапу, и шумно, совсем по-человечески вздохнув, кошка затрусила следом.

Чащоба закончилась весьма неожиданно. Сразу за последними деревьями громоздились каменные глыбы, обвалившиеся некогда с высокой горы. Масштаб камнепада впечатлял: некоторые из осколков были вдвое, а то и в трое выше человеческого роста. Чтобы пробраться через этот каменный лабиринт, кошке приходилось изощряться, то прошмыгивая в щели между валунами, то напрягать задние лапы для прыжка. Путь всё круче и круче забирал вверх, постепенно переходя в легко осыпающийся острыми осколками склон. Изрядно уставшая хищница, не раз уже поскользнувшаяся, и едва не съехавшая с высоты обратно вниз, начала рычанием высказывать свое неудовольствие, когда Харэй опустился над самой головой кошки на каменный выступ.

– Вход здесь. Еще немного усилий, и ты сможешь отдохнуть.

Измученная тяжелым восхождением, кошка вползла на неожиданно ровную, словно балкон, каменную площадку, бессильно вытянулась на холодной каменной плите. Не было сил даже порычать, высказывая Хорею свое неудовольствие. Тот спрыгнул к хищнице, вопросительно заглянул в полузакрытые глаза, клювом осторожно поерошил шерсть за ушами, заботливо снимая прицепившиеся колючки.

– А ты молодец! Не потеряла еще сноровку, не разжирела от сытой жизни!

– Р-ры!угрюмо оскалила кошка клыкастую пасть.

– Так я же и говорю: молодец! Чего обижаться? И вообще, лежи, собирайся с силами. Нам еще спускаться по проходу в пещеру.

– Р-ры?

– Надеюсь, что это не далеко…

Харэй напыжился, раздув свои перья, и улегся рядом с кошкой, прижавшись к ее жаркому вздымающемуся боку.

Неожиданно кошка встрепенулась, шумно вдохнула носом воздух. Из глубины пещеры потянуло дымком. К противному запаху застоявшейся затхлости явно примешался запах костра.

– Что?недовольно открыл глаза Харэй.

Кошка сердито фыркнула, потерла лапой морду. Ей не нравился едкий запах дыма, щипавший нос. Она навострила уши прислушиваясь к слабым звукам, доносящимся из пещеры. Что-то живое определенно там было! Усы слегка заколебались от прерывистого воздуха, исходившего из глубин, а ухо уловило приглушённые расстоянием звуки: гулкие постукивания и невнятные голоса.

Харэй вгляделся в кромешный мрак висящий в глубине хода.

– Думаю, даже ты не сможешь видеть в полной темноте, не говоря уж обо мне… Я, птица всё же не совсем ночная…Немного поразмышляв над этим, внезапно возникшим препятствием, Харэй соскочил с уступа вниз, некоторое время покружил над лесом отыскивая старый трухлявый пень. Светящиеся гнилушки обнаружились быстро, крепким клювом Вещий ловко выломал длинную гниющую щепу, торопливо возвратился назад.

– Держи! – бросил он мерцающую холодным зелёным светом трухлявую деревяшку к лапам кошки.

Заглянул в её огромные жёлтые глаза и поежился. – Может ТЫ вперед? Все-таки у тебя есть когти и зубы…

Ухватив тусклый «светильник» зубами, черная кошка сунулась в проход, но тотчас с ворчанием попятилась. На миг ей показалось, что она влипла усами в вязкую паутину, опустившуюся перед ней плотной завесой.

С омерзением фыркнув, отпрянула… потёрла морду лапой. Ничего. Усы и морда в порядке. Сунулась вновьтот же результат, только теперь добавилось ощущение каменной тяжести в челюстях, от которой заломило зубы.

– Это старое охранное колдовство, давно подрастерявшее былые силы. – ободрил Харэй.Иди вперед, не обращай на него внимания. Миражи не опасны!

Черная кошка бесшумно скользнула в темноту лаза, пристроившись идти за её хвостом Харэй последовал за ней. По-видимому, этим входом в подземелье очень давно не пользовались. То тут, то там, поперек дороги валялись камни, битые куски сталактитов, а кости неведомых животных легко рассыпались в прах под мощной лапой зверя.

По мере продвижения вперед ход сужался, а запах, тянувшийся из глубин, становился все нестерпимее. Стараясь избежать соприкосновения с дымной пеленой, тянущейся по потолку, кошке приходилось пригибать морду к самому дну, грубо выбитого в скале лаза. Один раз она чуть не свалилась в бездонный колодец, который отчего-то заметила только в самый последний момент. Край у ее ног, начал осыпаться гораздо быстрее чем она отступала, грозя увлечь в бездонную глубину. Коротко взвизгнув попятилась назад, с ужасом понимая, что её быстро затягивает вниз и падение уже не остановить…

– Это наваждение! – быстро крикнул Харэй. Он резво пробежал вперед по пустоте и оглянувшись повелел. – Закрой глаза и иди за мной! Колодца здесь нет. Он тебе только чудится.

Вскоре, они вступили в слабо фосфорицирующий зелёный туман. Едва лизавший подушечки ног в начале, он незаметно стал подниматься все выше и выше, быстро подступив к подбородку. Кошка в ужасе остановилась. Видение того, что она погружается в вязкую тину, ненавистную кошке стихию, не позволяли ей продолжить путь.

– Ну что теперь? – рассердился Вещий, оглядываясь на оцепеневшего зверя. – Это опять видение! Тебе что, больно от него? Может мокро или холодно? Никак не думал, что ты трусливее меня!

Хищник вздохнул, прикрыл глаза и опять двинулся вперед, полагаясь только на чуткое осязание усов. Очень скоро кошка утратила всякое представление о времени и направлении. Ей уже стало чудиться, что за ним крадется целое сонмище ужасных призраков. Ей, то мерещились далекие и близкие вздохи, то словно бы невзначай чья-то мягкая лапа, или паутина, касались её боков. «Это все наведенное колдовство. Здесь нет ничего и никого»,подбадривала хищника та часть сознания, что была от Элис.

На дрожащих негнущихся лапах, уткнувшись носом в хвост птицы, хищница осторожно пробиралась вперед. Притушенный человеческий разум панически бился в теле кошки, ища, и не находя выхода. Подвергать себя смертельной опасности в таком месте? Ради чего? Что ей до того, ЧТО происходит в этой пещере? Отказаться от безумной затеи и бежать, бежать…Кошка нервно тронула Вещего лапой за хвост, призывая к возвращению.

– Хватит толкаться! – проворчал Харэй. – Впереди светает. Кажется, мы пришли.

Впереди и в правду показались проблески света. Ход слегка расширился, и неожиданно закончился крутым обрывом.

Вещий первым подошёл к краю, осторожно заглянул вниз, нахохлился и попятился.

– Не доброе дело. – сказал он кошке на ухо. – Не думал, что у нас под боком такие соседи…

«Что за соседи?»,хотела бы спросить кошка, но только облизнула задымленные ноздри шершавым языком, подползла к краю и заглянула вниз: взгляду открылась огромнейший, освещенный факелами зал. На весьма приличной глубине, в которую не решилась бы спрыгнуть даже крупная хищница, на каменном возвышении была установлена огромная жаровня, над которой сильно парил и булькал гигантский котел. Худая высокая фигура, с головой закутанная в тёмную накидку, заглядывая через край котла, периодически подбрасывала туда неведомые кошке снадобья, которые и источали такое зловоние.

– Только не смотри ему в глаза,неожиданно тихо проговорил Вещий,а то заставит тебя делать то, что надо ему.

Кошка нервно поелозила брюхом о каменный пол. Что за глупое предположение? С чего бы ей смотреть в глаза неприятному существу?

Словно бы услышав мысли оборотня, существо подняло голову, накидка начала медленно сползать с серой головы…

Кошка больно ткнулась носом в камни, с трудом сдержав рык от острой боли, провела кончиком языка по болезненной ссадине.

Заметили её или нет? Чёрную шерсть в тёмном углу пещеры разглядеть невозможно, но вот отблеск света в глазах виден издалека…

Кошка прислушалась. Вот хозяин подземелья что-то сердито выкрикнул, послышалась суетливая беготня, стук, как от глиняных сосудов. Немного выждав и прикрыв глаза ресницами, кошка чуть приподняла морду, надеясь, что её чёрная шерсть в темноте не заметна, а глаза не должны отразить свет.

Увидела, что вокруг костра суетятся существа, которых кошка сразу и не заметила. Маленькие волосатые уродцы, похожие на нелепо одетых в фартуки зверьков, семеня кривыми ножками, кинулись подбрасывать в жаровню уголь, грохоча огромными каменными кусками. Нелепо сталкиваясь друг с другом, возмущенно шипя и плюясь, они все же сумели выполнить приказание своего хозяина до верха наполнив жаровню. Варево зашевелилось, забулькало, выпуская вверх длинные смрадные струи. Фигура в накидке обошла котел вокруг, воздела руки над котлом и громко пролаяла.

– Хат тогуКогот тогу!

Ничего не произошло.

Существо склонилось над мутной поверхностью своего варева, пассами рук закрутило длинные струи пара кольцом и пролаяло более злобно и требовательно.

– Хат тогуКогот тогу!

Варево булькнуло, выпустив на поверхность вонючий пузырь и все стихло. Существо опять наклонилось над котлом, мелькнул длинный, раздвоенный на конце язык, пробуя супчик на вкус.

– Кхакхега! – с отвращением пробормотало существо отступая в сторону. Долго перебирая травы, коренья и тушки дохлых животных, оно что-то бормотало себе под нос, заставляя цепенеть волосатых существ у своих ног.

Наконец забытая составляющая была обнаружена и со страшными ругательствами отправлена в котел. В этот раз варево издало глубокий вздох, поверхность затянуло темной пеленой, и существо торжествующе вскинуло руки.

– Хат-тогу – Когот-тогу!

Варево вздрогнуло, колыхнулось поднимая волну, заворчало, заворочалось, выпуская с поверхности десяток огромных пузырей. В глубине почудилось движение и… блестящее, маслянистое, змееобразное тело подняло над поверхностью чешуйчатое изогнутое полукольцо. Подчиняясь движению рук своего создателя, оно неохотно оторвалось от вязкой горячей массы и зависло в воздухе, роняя в котел большие гулкие капли. То, что кошка приняла было за змея, оказалось… кольцом. Слегка поворачиваясь в воздухе, под одобрительное бормотание «повара», оно начало приобретать огненно-красную окраску, словно металл, раскаленный для ковки, но, в то же время кошку не оставляло чувство, что она видит перед собой рождение живого существа из плоти.

Направляемый пассами рук, кольцо медленно поплыло по воздуху в дальний угол пещеры, освещённый чадно горящим факелом. Только теперь кошка обратила внимание на нечто темное и длинное, что теперь, при внимательном изучении оказалось цепью. Достигнув ее, кольцо остановилось, разомкнулось на мгновение, чтобы тотчас с хрустом вцепиться в последние звено цепи. Вся она на мгновенье полыхнула бордовым огнём, и медленно, будто остывая, погасла.

– Дракон! – неожиданно выдохнул Вещий достаточно громко, и тотчас понизил голос до хриплого шёпота. – Они создают дракона!

По-видимому, на этом магический обряд закончился, так как коротышки, засуетившись, забросали огонь в жаровне землей, с трудом ворочая огромной крышкой, надвинули ее на котел.

– Возвращаемся! – прошептал Харэй, клювом подергивая оцепеневшую кошку за ухо.Пока нас не учуяли… Мы должны принести дурную весть арахонцам.

Глава 5

Королеве Сежиен, младшей сестре Элис, в эту ночь также не спалось. Одолевшая, казалось бы, без причины, тревога, сначала просто не давала сомкнуть глаза, а затем подняла с постели. Сежи всегда чувствовала, когда сестра попадала в переделку. Если в сердце проникла боль и растеклась по телу, наполняя ее всю, значит сестра попала в беду. Так случалось не так уж редко: то кошка провалился в болото, не рассчитав прочности упавшего через топь дерева, то, сорвавшись с высоты вместе с отломившимся старым суком, разодрала себе шкуру через весь бок, то напоролась на колючего суника, не видимого в темноте, и Сежи пришлось потом доставать из руки Элис с десяток мелких ядовитых игл…

Уже давно привыкнув к ночным отсутствиям Элис, во время которых самые невероятные ощущения могли вдруг неожиданно передаться ей от охотящегося когуара, в это раз она была всерьез обеспокоена. От хищника, в лесу которому не было равных, шла сильная волна усталости и страха!

Почувствовав потребность подышать свежим ночным воздухом, девушка вышла из дома. Построенный по ее желанию небольшой, бревенчатый, светлый дом, находился за пределами нового, самого крупного поселения на побережье – Арахонии, названного так амазонками в честь покинутого ими славного города Арахон. Только если дом королевы Элис, в память о её прекрасном дворце, имел высокие узкие окна, многочисленные деревянные башенки с вымпелами, и, в отличие от крытых дранкой обычных домов, был покрыт обожженной красной глиняной черепицей, то дом младшей ей названой сестры Сежи, отличался бесхитростностью и скромностью. Просторная светлая гостиная, маленькая спальня, да широкая прихожая, граничащая с кухней, вот и всё, что разрешила построить для себя молодая королева. Она сама обсадила дом вьющимися цветущими растениями, и теперь он больше напоминал зелёный холм, нежели человеческое жилище. Сежи затворила за собой входную дверь, почувствовав свежий сырой ветер с моря, плотнее закуталась в тёплый шерстяной платок и пошла в сторону прибоя, который бился в десятке шагов от её окон. Дом стоял на крутом холме, в такой близости от моря, что в шторм, волны, бившие о берег, наполняли дом гулом и рокотом. Подточенный за шесть последних лет, холм постепенно осыпаясь сползал в море, и только плотное переплетение корней густого кустарника и близ растущих деревьев ещё удерживали его от преждевременного разрушения. Сежи знала, пройдёт еще три-четыре года, и дом будет не спасти. Жаль. Ей безумно было жаль потерять нечто собственное, принадлежавшее впервые в жизни только ей, и выстроенное по ее планам и желанию именно в том месте, где ей хотелось. Знать бы заранее о таком коварстве крутого берега! Но в старом мире мало кто видел море, и при строительстве никто опасность предвидеть не смог.

Сежи опустилась на самый край обрыва, бесстрашно свесив ноги вниз. Чутко прислушалась, окидывая взглядом серебрящееся от света ночного спутника спокойное море, и поняла, что не одна. Почти прямо под ней, у береговой черты, стояли две фигуры, плохо различимые в сумерках звёздной ночи. Пожилая женщина и мальчик лет четырёх, возились с большой корзиной, выкладывая на светлый песок плоды нового урожая и, скорее всего, кусочки хлеба, завернутые в чистую ткань. Заметив королеву, женщина степенно поклонилась, одернула малыша за рукав, требуя почтительности и от него.

Коротко кивнув, малец, задрав голову вверх, уставился на Сежи во все глаза, по-видимому впервые увидев так близко ту самую сереброволосую королеву о которой так много слышал. Ах, как знакомы были девушке эти взгляды! Сколько перехватывала она их, то скрытных, то пристальных… Невысокая среди рослых, светловолосая среди исключительно черноволосых, сероглазая среди кареглазых… Мало кто мог устоять от искушения разглядывать ее, изумленно качая головой, и мало кто при этом искал с ней не то что дружбы, но даже знакомства! Чудесное, загадочное создание, о котором ходили легенды и домыслы, живущее в странном доме на краю обрыва, и привлекало к себе и отпугивало. Живя возле сотен людей, Сежи была необыкновенно одинока! И это в двадцать два года, когда так необыкновенно сильно хочется любви, и когда единственный мужчина, кому она могла и хотела бы отдать свое сердце был… Кевин. Любимый муж любимой сестры, тот, о ком она запрещала себе даже думать.

Сежи вздохнула, плотнее кутаясь в платок. Ну отчего, среди десятков мужчин, вывезенных из старого мира нет ни одного, хоть на десятую долю достойного его? Ни одного, с кем могла бы она говорить, спорить, или просто молчать, старательно притушая блеск глаз…

Тихо шлепая ногами по воде, женщина и малец брели обратно в Арахонию, и Сежи знала, зачем эти двое в столь поздний час приходили к обрыву:

По странному стечению обстоятельств, пять лет назад, когда она сидела здесь, тогда ещё не на обрыве, а на откосе холма, укрытая густым кустарником, она случайно подслушала молитвы двух женщин. Приклонив колени у самой воды, они иступлено просили Хозяйку Ветров о милости, ниспослании дождя на посевы. Старательно отбивая поклоны, и произнося подобающие для такого случая слова, они выложили в полосу прибоя скудные остатки пищи, обещая вернуть гораздо больше, если пройдут дожди, и зёрна, набрав не хватающих ему силы, успеет вызреть до наступления осенних холодов.

Дождавшись, когда просительницы уйдут, и покорив себя за невнимательность к нуждам простых земледельцев, Сежи встала на вершине холма.

Подвластный её воле проснулся морской бриз. Закрутил барашки волн, поднял в воздух пенные соленые брызги. Ясное голубое небо, прямо на глазах, потемнело, налилось мощью, заклубилось тяжёлыми дождевыми тучами. Ласковый ветерок сменился шквалистым ветром, волны почернели, отразив небо, вздыбились, слились с низкими тучами в единую непроглядную стену воды.

Вихрь, наполненный влагой, прижал к земле траву, вывернул изнанкой вверх листья на деревьях, закачал, загнул ветви кустарников, загудел в трубах маленьких домов Арахонии. Прошло совсем немного времени и в неожиданно сгустившейся тьме, с грохотом разорвала небо первая молния, стена дождя обрушилась на иссохшуюся землю…

Вольно или невольно Сежи поддержала новую традицию поклонения Хозяйке Ветров. Именно ей молились теперь Арахонцы если не было дождя или если что-то не ладилось у рыбаков. Сежи, как могла, следила, чтобы «Хозяйка Ветров» не оставалась глуха к этим просьбам.

Глава 6

Утром Элис неожиданно объявила военный совет. Сежи показалось это странным, ведь в Арахонииии за пять лет не произошло ни одного серьёзного происшествия, если конечно не считать частых стычек из-за мужчин. Жизнь, в новом мире, можно было смело назвать пресно-скучной.

Сежи вошла в комнату для приемов. Это была самая большая и наиболее роскошно обставленная комната в доме королевы Элис: стены были украшены старинными шёлковыми гобеленами с изображением неведомых сказочных животных и отважных воинов. Словно картины, вставленные в деревянные тонкие рамы с позолотой, эти шесть прекрасных изображений легко уносили людей памятью в прошлое, позволяя забыть, что они уже не в оставленных арахонцами роскошных королевских дворцах, а в простом бревенчатом, хоть и весьма большом, доме.

На длинном, покрытом бордовой скатертью столе, стояли два изящных позолоченных подсвечника, в виде ветвистых деревьев по которым карабкались какие-то мелкие зверьки. Три поколения королев ценили и оберегали эту чудом оставшиеся ещё от Предшественников, реликвию.

На краю стола странно соседствовали разрозненные старинные обеденные тарелки из разных сервизов, и простые глиняные чашки, хоть и выполненные с мастерством и вкусом, но нелепо контрастирующие со старинным тонким и изящным фарфором. С каждым годом вещей, вывезенных из Старого Мира, оставалось всё меньше и меньше. Королева Элис, жившая с семьёй очень скромно, если не сказать бедно, без особого сожаления расставалась за еду с некоторыми безделушками, которые теперь так ценились арахонами.

Элис и Харэй уже были здесь. Элис выглядела уставшей и не выспавшейся, с обострёнными чертами лица, угрюмым взглядом и… неожиданной, для мирного времени, перевязью с ножнами и боевым кинжалом, поверх короткой шерстяной туники. Харэй молча сидел на спинке кресла позади Элис и раздражающе монотонно раскачивался взад-вперед.

Забежала Рика, сноровисто запрыгнула к Элис на колени, заглянула в глаза.

– И я хочу с вами. Ведь можно?

– Нет, моя милая,Элис вдруг, в порыве нежности, прижала к себе дочку, коротко поцеловала её в макушку. – Сбегай-ка за Хайлет. Пожалуйста! Она нам нужна.

Подошел Учитель, кутаясь в свой обширный черный плащ.

– Ты созвала военный совет, моя прекрасная Властительница? – спросил он с нескрываемой насмешливой интонацией, откидывая с головы капюшон. – И, как я смотрю, ты даже вооружилась? Захотелось поиграть в военные игры?

– О! – в тон ему язвительно отозвалась Элис. – Я тоже заметила в тебе перемены… Ты стал короче стричь бороду? Говорят, виной тому твоя новая подружка?

– Я пока решил повременить со старостью. – Учитель изящным движением откинул с плеч длинные седые волосы, и поудобнее устроился в своем любимом кресле.

Сежи украдкой поглядела на красивый мужественный профиль старца. По её примерным подсчётам выходило, что этому странному мужчине, о котором ходили легенды, но при этом о нём почти ничего не было известно, было лет семьдесят. По тому как он был подтянут и осанист, выходило, что предел его жизни пока не приблизился. Сежи постаралась припомнить самого старого человека, которого она знала ещё по прежним временам, но поняла, что она совсем не знала возраста тех нескольких старушек, которых смогла припомнить.

– Звала, Властительница? – в дверях появилась рослая Хайлет, на ходу снимая огромный кожаный фартук кузнеца, – Прости, я торопилась и не успела переодеться.

Она шагнула в комнату и, только теперь, разглядела Учителя и Вещую птицу.

– Нет-нет! – остановила ее Элис жестом руки. – Никаких церемоний! – упредила она неловкие долгие поклоны своей бывшей главной военоначальницы.Садись и слушай. – она указала Хайлет на свободный стул, оглядела собравшихся цепким мрачным взглядом и объявила.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6