Татьяна Форш.

Время Черной Луны



скачать книгу бесплатно

– Вообще всем? – Для пущего спокойствия уточнила Лера. Нет, что не говори, а старушка казалась весьма убедительной.

– Почти. – Не стала вдаваться в подробности нотариус. И сменила тему. – Салатик хотите?

– А еще сказала, что это кольцо не фамильный перстень, а какая-то приманка для этого Зверя! – Словно не услышала ее Лера. – Потому что не снимается!

– Давай мылом палец намажем, враз слетит! – Посоветовал Грон. – Кстати, я серьезно предлагаю. Если все же это колечко тебе не нравится, может я его у тебя куплю?

– Так оно не снимается!

– Вот как снимешь, так и куплю!

– Так, ладно, хватит… – Начал, было, Роман, но закончить предложение ему не дал телефонный звонок. – Да. Готово? Сколько? Хорошо. Сейчас подъедем.

– Машины сделали? – Поднялся Грон.

– Едем домой? – Лера принялась осторожно складывать разложенные перед ней исписанные блеклыми чернилами древние листы.

– Едем. Сейчас только за машинами смотаемся. Вернемся и поедем. Подождешь тут? – Рома чмокнул ее в макушку, и они с Гроном вышли.

Лариса наполнила две тарелки салатом, придвинула к Лере, нарезала хлеб, и села рядом.

– Ну и ладно. Нам больше достанется! И кстати, сегодня бабушка рассказала тебе одно из преданий нашего края. А их у нас очень много.

– Мне не понравилось, что из меня попытались сделать жертву, – хмыкнула Лера.

– А кому понравится? Она из всех пытается сделать жертв. Даже из меня! – усмехнулась Лариса.

– Из вас?

– Именно.

– А вы каким-то боком относитесь к роду Звенигородских?

– Хуже, – вздохнула Лариса. – К роду Ведищевых. Седьмая вода на киселе, но все же. И когда мой сын и муж умерли, баба Стася все списала на проклятие. Хотя никакого проклятия, ни в случае с тобой, ни в случае со мной нет, и не было. Просто случай, или судьба. Назови, как хочешь.

– А что случилось? – Лера даже забыла о салате. Так вот почему эта миловидная женщина одна. И тут же спохватилась. – Ой, извините, что спрашиваю.

– Ничего. Уже почти не больно. Мишеньке было полгода, когда он сильно заболел. Муж повез его в больницу, а в ту ночь гроза была сильная. Дороги размыло. Есть тут один поворот неудачный. Сейчас бордюры поставили, а раньше просто дорога была и насыпь к реке. Не знаю, что тогда произошло, но до больницы мои мальчики не доехали. Машину нашли в реке, сильно искореженную и мужа. Мишеньку тоже нашли. Только через несколько месяцев несколько километров вниз по течению. Я даже не смогла его опознать… – Лариса помолчала и печально улыбнулась. – С тех пор баба Стася одна у меня или я у нее. Замуж второй раз не вышла, хотя был у меня достойный мужчина… Бабуля, конечно же, все мои несчастья списала на проклятие. Так что… все, что с нами происходит рок, или судьба. Назови, как хочешь. Но не проклятие.

– Сочувствую… – Лера уже корила себя за то, что полезла с расспросами.

– Спасибо. Время лечит. Сначала никак не могла забыть мужа и сына. Все не верилось, что нет их.

А потом как-то все завертелось. Карьера, дом. Да и за бабушкой надо ухаживать. У нее каждую весну и осень теперь свой особый режим. Совсем плоха стала. Вот и вам голову проклятиями задурила.

– А! – Лера понимающе покивала и повторила. – Сочувствую.

– Да ничего. Привыкла уже. – Лариса поднялась, взяла опустевшую тарелку и отнесла ее в мойку. – Не против, если я пойду, навещу ее? Время позднее, надо укол ставить.

– Конечно-конечно! – Кивнула Лера. – Я пока подожду мальчишек. Почитаю.


На самом деле читать Лера не хотела, точнее не сейчас. Боялась не разобрать тонкий почерк с вензелями, но пролистнув несколько, уж больно истершихся страниц, на удивление с легкостью принялась разбирать слова.

Погрузившись в чтение, она не заметила, сколько прошло времени. От истории некой Лизаветы Ведищевой просто стыла кровь. Реальность растаяла, перемещая ее на столетие назад. И то, что в комнате она больше не одна, Лера поняла, когда ее заключили в объятия крепкие мужские руки.

– Рома? – Она попыталась обернуться, но мужчина держал ее крепко, а раздавшийся на ухо тихий голос, заставил толпу мурашек пройтись по спине.

– Нет, не Рома. Рома сейчас утрясает вопрос по оплате и прочей ерунде, а я взял машину и приехал сюда. К тебе…

– Грон? – Лера все-таки обернулась, едва не задев губами его губы. – Что ты…. Игорь, что ты себе позволяешь?!

– То, что уже давно должен был позволить. – Его дыхание, мятное, с легким ароматом дорогих сигарет обожгло, и хоть тело, вопреки рассудку, вдруг взбунтовалось, требуя большего, Лера попыталась отстраниться.

– Отпусти! Рома… У нас с ним все серьезно! Он даже позвал меня в ЗАГС!

– А отчего так вдруг? – Губы Грона манили. – Неужели за почти семь лет он все-таки понял, какое сокровище ему досталось? Лично я бы повел тебя в ЗАГС в тот же вечер, как мы с тобой познакомились! Помнишь наше знакомство? Ты была в майке, с оголенными загорелыми плечами и в джинсах, туго обтягивающих твою восхитительную…

– Так! Ну, все! Хватит! Что за шутки?! – Наконец дикое, пронзающее все нутро желание отступило, позволяя мыслить. Действовать. Лера вскочила. Грон не ожидал такой бурной реакции, поэтому пошатнулся, но устоял, удержавшись за барную стойку.

– Какие шутки, Валерия? – Он снова шагнул к ней. – Я потерял голову, как только тебя увидел! Да, Ромка друг, но именно из-за тебя, чтобы быть ближе, я отдал в его бизнес все свои накопления. Я умру за тебя, Лера. Но… понимаю, отношения, привычка и все такое…. Поэтому, готов ждать тебя вечность. Рома… он классный, но, подумай, любит ли он тебя на самом деле? А может быть, если бы он тебя действительно любил, то уже давно сделал бы своей женой!

От такой речи Лера замерла, чем Дрон и воспользовался. Подошел, сжал в объятиях и по-хозяйски впился в ее приоткрытые губы. В следующий миг дверь хлопнула. Какая-то нечеловеческая сила оторвала от нее Грона, а в следующий миг тот уже летел в угол, оглушенный ударом кулака.

– Ты охренел? – Хрипло дыша, Рома посмотрел на друга, затем перевел тяжелый взгляд на Леру и повторил вопрос. – Вы охренели? И как давно это у вас?

– Ром, я… я ни в чем не виновата! Я читала, а тут он… – Залепетала Лера, чувствуя, как щеки становятся пунцовыми. Ведь действительно – не виновата! А как доказать?

– А тут я! – Улыбнулся окровавленными губыми Грон, стянул футболку, снова продемонстрировав свой идеальный торс, и прижал к рассеченной губе. Поднялся. – Ромыч, Лерка реально ни в чем не виновата. Только в том, что выбрала такого придурка, как ты! Ты ведь даже женой ее сделать не можешь! Или не хочешь. Живешь на всем готовеньком, как у Христа за пазухой.

– И ты, такой добрый, решил ее облагодетельствовать? – Рома прищурился, сжав на миг кулаки, а затем подошел к Лере. – Собирайся, мы уходим!

– Но… надо же попрощаться… – Еле слышно пробормотала она, лихорадочно собирая старые листы в коробку.

– Не надо! И брось эту ветошь! Пусть забирают в музей, в антикварную лавку, куда хотят! – Он сжал ее плечо, и повел к двери, с болью выдохнув. – Не надо было сюда приезжать!

Возле самой двери он остановился, и посмотрел на Грона.

– А ты выводишь завтра свои вложения, и больше я тебя никогда не вижу!

– Мечтать не вредно! – Еще шире улыбнулся тот.

Ответом ему стал хлопок двери.

Сверху раздался скрип ступеней. Грон поднял глаза, глядя на стоявшую на самом верху лестницы женщину.

– Они ушли, Лариса. Спасибо за помощь, но… мне тоже пора…

_______________________

– Рома… Я… Не знаю, как так получилось. Он… – Лера заговорила первой, уже когда позади скрылись в ночи последние постройки негостеприимного городка. Машина летела по ночной трассе. Пустынность мест пугала и дарила ощущение единения с этими прекрасными, древними лесами, таящими тайны, о которых смертным никогда не узнать. – Ты меня простишь?

– За что? Тот поцелуй Грон тебе навязал! Надо было прислушаться к твоим словам, тогда бы этого ничего не было. – Роман зло стиснул зубы, вспоминая случившееся. Как он мог? Друг… бывший друг знал как он относится к Лере. О его чувствах. И о том, что не торопился он со свадьбой не потому, что не хотел сделать эту прекрасную, нежную женщину своей женой, а потому, что все эти почти семь лет, копеечка к копеечке, складывал деньги на покупку новой квартиры. Он не хотел, чтобы Лера считала, будто он приживалка. Он хотел купить квартиру, и подарить ее на свадьбу. И вчера он это сделал. Когда отвез Леру домой, то сразу поехал на договоренную встречу с риелтором, и уже вечером стал обладателем новой трехкомнатной квартиры в новостройке. И хотя какое-то время еще займет оформление документов, это уже не важно. Главное их будущее семейное гнездышко, где они будут воспитывать как минимум троих детей – готово!

Он хотел рассказать об этом Лере, как только они приедут домой, но их с Гроном поцелуй до сих пор жег сердце как раскаленный гвоздь. Но что самое ужасное, эта боль, злость не проходила. С каждым километром эти чувства становились только сильнее.

Роман взглянул на Леру.

Утомленная путешествием, она задумчиво смотрела на освещенную светом фар дорогу, но, как всегда, почувствовала его взгляд. Посмотрела на него.

– Спасибо, что поехал со мной. Я бы одна не выдержала. Узнать такое… трудно.

– Узнать что? Что единственный друг…

– Нет! – Раздраженно перебила она, качнув головой и снова уставилась на дорогу. – Дело не в друге. И не в бабушкиных проклятиях. Дело в нас! Как мы теперь будем жить? После всего? Неужели тебе не страшно?

Роман тоскливо усмехнулся и только покачал головой, не сводя с любимой женщины взгляда.

– Страшно? А что я должен бояться? Теперь я уверен на все сто процентов. Ты – моя, и я тебя никому не отдам. Знаешь, сегодня, после всего что случилось, я понял одно. Если бы не ты, я бы его убил. Глотку бы перегрыз.

Лера с нежностью посмотрела на Романа.

– Пророчества сбываются? Ты тоже заразился колоритом тех мест?

Тот усмехнулся.

– Не верю я ни в какие пророчества, тем более такого сомнительного качества! А вот в то, что твои предки были немного того, напридумывав себе страшилок – легко! Так мало придумать, они в них еще и поверили, как и некоторые тут!

– Да? – Лера посмотрела на мужа, угрожающе прищурив глаза. – Это значит что и я… того, да? Ну, спасибо за откровенность!

Роман вздохнул, понимая, что перегнул палку, покосился на обгонявшую их машину, и чуть ушел вправо, давая дорогу.

– Лерунь, да ладно тебе! Ничего такого я и не думал. Так, ляпнул не подумав! – Он, одной рукой удерживая руль, притянул к себе нахохлившуюся девушку, нежно касаясь губами ее виска. – Ну, не злись! Я тебя в обиду не дам! Никому-никому! Никогда-никогда! Правда-правда!

– Точно? – Она посмотрела мужу в глаза. – Даже Лунному Зверю?

– Тем более! – Их губы соприкоснулись, а в следующий миг, дикий визг любимой, заставил Романа дернуться, возвращая в реальность, только было уже поздно. Скрюченная точно от боли фигура появилась в свете фар так неожиданно, словно была нереальной. Роман, уже понимая, что не успеет, принялся выкручивать руль….


– Ром! Ромка! – Увесистая оплеуха заставила того приоткрыть глаза. Точнее один глаз. Второй был залит чем-то липким, и наотрез отказывался открываться. Перед глазами замаячила встревоженная рожа Грона. – Жив, мерзавец?

– На себя посмотри! – Попытался прохрипеть Роман, и попытался подняться. И это у него даже получилось попытки с третьей и то благодаря помощи друга. – Что случилось? Где Лера?

Грон помрачнел.

– Там. Лежит.

– Что?! – Роман вскочил, точно в него влились новые силы и, заметив у перевернутой машины безжизненно лежавшую девушку, бросился к ней. Упал рядом на колени, прижался ухом к груди. Прошла целая вечность, когда он услышал едва заметное, слабое биение сердца. И радостно обернулся к подошедшему другу. – Она жива!

– А я ничего другого и не говорил. – Тот пожал плечами. – Просто без сознания. Садись в машину, я Леру положу на заднее сидение и поедем. Машину твою завтра заберем. Хорошо, что я сзади ехал!

– Хорошо. Только Леру я сам в твою машину отнесу. – Роман сделал над собой усилие, и, стиснув зубы от боли в руке и грудине, поднял девушку, и, шатаясь, понес к машине Грона стоявшей на обочине. – И если ты, хоть раз, на Леру еще хотя бы осмотришь….

– Да понял я, понял. Не самоубийца!

– А где тот кого я сбил?

– Сбил? – Грон помог уложить Леру, дождался, когда Роман устроится рядом и уселся за руль.

– Нам навстречу кто-то выскочил. Я решил, что это был мужчина. Я его увидел поздно. Точнее Лера увидела. А я стал выкручивать руль, и улетел… – Роман подержался за раскалывающуюся от боли голову.

– Знаешь, я никого не видел. Ехал следом и когда увидел аварию, сразу же остановился. Но… дорога была пустая. Может, привиделось?

– Двоим сразу? – Ромка качнул головой. – Нет, там кто-то был. Надо вернуться…

– Совсем сбрендил? – Разозлился Грон. – Любимая девушка пусть умирает, зато мы потеряем время в поисках какого-то придурка, решившего прогуляться в полночь по пустынной трассе! – И взглянув на друга, примирительно добавил. – Ладно. Сам съезжу, посмотрю. Вот только в больничку вас сдам!

В больничке они оказались спустя два часа, и то благодаря Грону, который гнал как сумасшедший. Рома время от времени терял сознание, но всплывал из серой пустоты, чтобы посмотреть на Леру. Та в себя не приходила, и ее бледное лицо теперь все больше казалось ему восковой маской.

В больнице Леру сразу же куда-то увезли. Сонная медсестричка и не менее сонный врач проводили его в рентген кабинет, и, обследовав на отсутствие переломов, отвели сначала в душ, снабдив больничной одеждой и тапочками, а затем сопроводили в палату. После чего ему что-то вкололи, и серая пустота победила.

Утро наступило внезапно. Словно кто-то включил рубильник и звуки жизни влились в его сознание, отчаянно попытавшееся тут же сложить всю мозаику прошлого вечера.

Лера! Мысль о том, что любимая где-то тут, и скорее всего так же хочет узнать что произошло, заставила его с оханьем подняться. На стуле, стоявшем рядом с койкой, аккуратно лежал белый халат, а на полу его ждали одноразовые белые тапочки.

Как символично! Если бы мог – улыбнулся, но… разбитые скулы саднило так, что и без улыбок было больно.

Интересно, остался в живых тот бедолга, решивший прогуляться вчера ночью по трассе? Надо спросить у Грона, когда тот придет.

– Кушать будете? – В палату заглянула молоденькая медсестра, и уточнила. – Лежачий?

– Уже стоячий! – Попытался пошутить Рома, но девушка юмора не оценила.

– Значит, сами в столовую спуститесь! – И упорхнула.

После ее слов, в желудке Романа заурчало. Да, подкрепиться бы не помешало, но для начала надо найти Леру.

Выйдя в коридор, Роман не придумал ничего лучше, как подойти на санитарный пост.

– Доброе утро. Я Леру Звенигородскую ищу. Нас вчера вместе привезли. Мы после аварии.

Девушка в белом халате равнодушно посмотрела на него и пожала плечами.

– Наверное, тут где-то…

– А посмотреть можно, где именно? – С нажимом попросил Роман, понимая, что медленно, но верно начинает звереть.

– А чего вы на меня кричите? – В равнодушных глазах девицы появились искорки раздражения.

– Я?! – Роман даже искренне удивился. – Пока даже не начинал! Просто вежливо и с надеждой попросил вас посмотреть, в какую палату ее распределили! А когда мой друг вернется, то обязательно попрошу его, чтобы он за это купил для вас большущую шоколадку!

– Вы еще и подкупить меня собираетесь? – На полном серьезе заявила девица.

– Чем? Шоколадом?! – Не выдержав, рявкнул Рома. Может он бы наговорил ей еще много обидных слов, но проблему решил подошедший к посту врач.

– Сонечка, в чем дело?

– Да этот, больной… – Начала было девица, но Роман ее перебил.

– Я бы попросил! Кто из нас тут больной, еще очень спорный вопрос! – И взглянул на врача, собираясь высказать ему все, относительно качества общения и обслуживания, но тут же забыл, о чем хотел говорить. – Это вы?! Вы тот самый доктор, что увезли вчера мою жену! Что с ней? Где она?! Мы в аварию попали!

Мужчина кашлянул и, стянув очки, старательно принялся их полировать кончиком белоснежного халата. Наконец заговорил.

– Молодой человек, вы только не волнуйтесь. С вашей женой ничего страшного не случилось. Даже переломов нет. Только гематома головы, из-за которой она не приходит в сознание.

– Но… вы же что-то с этим делаете?! – Роман едва не схватил врача за грудки.

– Все что могли, мы уже сделали. Теперь остается только одно! Ждать.

– В смысле, ждать? Сколько? День? Два?

– Иногда бывает, что и год. И десять. – Доктор наконец-то перестал мучить очки, и снова водрузил их на чуть крючковатый нос. – Кома – вещь непредсказуемая….

– Кома?! Вы что, издеваетесь?! – Рома все таки ухватился за халат, но врач не сделал ни каких попыток усмирить больного. Только скорбно кивнул.

– Увы. Человеческий мозг, это загадочная и до сих пор не исследованная область. Будем надеяться, что ваша девушка вскоре придет в себя. Крепитесь, молодой человек. И… я бы посоветовал вам постельный режим. Ваше сотрясение и многочисленные ушибы тоже заслуживают особого внимания!

Рома разжал пальцы и отступил.

– А навещать ее можно?

– Я скажу когда. А пока поправляйтесь сами!

Грон пришел тем же вечером. Сел рядом с кроватью, нервно теребя пакет, что он принес с собой. Помолчав, выдал.

– Что, сильно хреново?

– Жить буду. – Рома с неохотой отвел взгляд от беленого потолка и посмотрел на мрачного друга. – Ездил? Нашел кого-нибудь?

– Ездил. Не нашел. Похоже, привиделось тебе.

– Хочешь сказать, я сам, добровольно, слил наши с Лерой жизни? Что это я виноват? – Он даже сел.

– Харэ к словам придираться! Ничего я такого не говорил! Может и был кто, но отделался легким испугом! Нет тела – нет дела! – Грон посмотрел на друга и, открыв пакет, принялся оттуда выуживать мандарины, яблоки, печенье и какие-то вещи. – Вот твоя одежда. Мать еще стакан и кипятильник дала. Вот чай. Да непростой. Целебный. Сам не заметишь, как все твои ссадины зарастут. А это – на удачу.

Грон последним выудил из пакета за черную веревочку кулон в виде треугольника, в нутрии которого, в капле золотистой смолы застыл самый настоящий коготь.

– Что это? – Рома взял побрякушку в руки, повертел.

– Говорю же, на удачу и здоровье! У меня мамка на этом деле повернутая. Видел же, сколько на мне побрякушек?

Рома с сомнением кивнул.

– Вроде бы…

– Ну вот! Короче бери. Хуже уже точно не будет. – Грон сам повесил на шею Романа кулон, и едва слышно что-то пробормотал.

– Что? – Роман взглянул на него.

– Выздоравливай, говорю!

– А… – Тот надел подарок, и повертел, разглядывая. – А чей это коготь?

– Да Бог его знает…

– У одного моего знакомого, был медвежий коготь, мне кажется этот меньше…

– Честно, без понятия! – Грон поднялся. – Ну… я пойду. Ты главное травки заваривай. И лечись. А я за нашей конторкой пригляжу. За это точно не волнуйся.

Рома спрятал кулон под футболку и спустил ноги, нашаривая под кроватью тапочки.

– Подожди. Я с тобой. К Лерке в гости схожу. Она же меня ждет…

– А! – Грон почесал бровь. – И как она?

– Спит. Но я ее разбужу. – Чуть прихрамывая, Рома направился к двери. – Ко мне врач незадолго до тебя приходил, который ее наблюдает. Сказал, что уже можно в гости приходить. Вот… Пойду. Схожу…

– Ага… Ты побольше говори с ней. И она вернется. Обещаю. – Грон распахнул дверь, придержал, дожидаясь пока Рома выйдет, и виновато улыбнулся. – Ну… полетел я тогда? Дел вагон!

Вместо ответа Рома поднял руку, развернулся и направился в палату, где его ждала Лера.

Приоткрыв дверь, он подошел к кровати. Сердце сжалось от равномерного писка приборов. От них, к лежавшей на кровати тоненькой фигурке девушки, тянулись проводки, а на мониторе рисовались зелеными огоньками всевозможные кривые, отражающие ее состояние.

– Лера… – Роман сел рядом с кроватью, и вглядываясь в бледное лицо, взял ее холодную руку. – Слышишь? Ты только не бойся. Где бы ты ни была, я тебя найду. Слышишь? Только проснись! Я буду ждать тебя здесь. Всегда. Ты, главное, проснись поскорее! Проснись!

Часть вторая

Вечерело, и город светился фонарями как рождественская елка. Лизавета улыбнулась мыслям. Причем здесь рождество? Ведь только начало августа. До рождества еще очень долго ждать, но ей безумно хотелось представить будущее рождество хотя бы в мечтах, пока она здесь, в большом городе. Ее разлюбезный муж, Павел Николаевич, пообещал на рождество свозить ее на бал, который каждый год устраивает государь. Самый главный бал страны!

Она никогда не была во дворце! За свои целых двадцать четыре года, она и в Новониколаевске-то была от силы раз десять. Шесть раз ездила с маменькой и отцом на день рождения кузенов и кузин, и четыре раза, если не считать этот, была вместе с мужем, когда он брал ее с собой, уезжая по делам.

Лиза счастливо вздохнула.

Ей просто сказочно повезло, что Павел Николаевич оказался деловым партнером ее отца, промышленника Звенигородского, первого лица в городском совете их небольшого городка. К несчастью, Павлуша, рано овдовел, и, не имея детей, принялся снова искать подругу жизни. Тем летом Лизе как раз исполнилось семнадцать. Она помнила, как на ее день рождения, в родовое имение приехали и двоюродные братья, сестры, и тетушки с дядюшками, и даже бабушка, которая не покидала своего дома вот уже лет десять.

Так весело, как в тот день рождения, Лизе не было никогда. Но больше всего запомнилась ее первая встреча с будущим мужем. Высокий, статный, светловолосый незнакомец, с хищным профилем, но добрыми карими глазами и ласковой улыбкой понравился ей сразу. И пусть он был немолод, может лет тридцати пяти – сорока, но такого приятного мужчину Лиза не встречала никогда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5