Татьяна Фаворская.

Фаворские. Жизнь семьи университетского профессора. 1890-1953. Воспоминания



скачать книгу бесплатно


Рекомендовано к публикации

Научной комиссией в области химических наук

Санкт-Петербургского государственного университета

Предисловие

Татьяна Алексеевна Фаворская – профессор Ленинградского Государственного Университета, доктор химических наук, родилась в Петербурге в 1890 году, в семье ассистента кафедры аналитической химии Петербургского Университета Алексея Евграфовича Фаворского. Впоследствии А. Е. Фаворский стал известным ученым, академиком, создателем одной из крупнейших школ органической химии.

Отец Татьяны Алексеевны был сыном настоятеля Троицкого собора в селе Павлово, Нижегородской губернии. Он учился сперва в Нижегородской классической гимназии, потом перевелся в Вологодскую гимназию. Здесь, в Вологде, он познакомился со своей будущей женой – Натальей Павловной Дубровиной, которая впоследствии окончила женские врачебные курсы в Петербурге. Выйдя замуж за Алексея Евграфовича, она полностью посвятила себя семейным заботам.

Каков был круг общения Татьяны Алексеевны в уже сознательном возрасте? Прежде всего, это родственники по линии отца – семья старшего брата Алексея Евграфовича, Андрея Евграфовича, адвоката, члена Государственной Думы. Сын Андрея Евграфовича – Владимир Андреевич – стал известным художником-графиком, он переписывался с Алексеем Евграфовичем, а позже (в конце 1940-х годов) его дочь, тоже художница, приезжала летом на дачу к семье Алексея Евграфовича и делала зарисовки с детей и внуков.

Кроме того, Татьяна Алексеевна дружила с детьми Елизаветы Евграфовны, сестры Алексея Евграфовича и жены профессора В. Е. Тищенко, которая жила в том же профессорском флигеле этажом ниже. Особенно близка она была с Андреем Тищенко, который трудился на кафедре русской истории в Университете. К сожалению, он погиб в 1914 году на фронте в Первую мировую войну.

Конечно, Татьяна Алексеевна была окружена многочисленными учениками Алексея Евграфовича и когда последние посещали учителя у него дома, и на регулярных приемах, которые устраивались в большой квартире Алексея Евграфовича. Атмосфера научного общения впитывалась ею с детства.

Большим горем для Татьяны Алексеевны (ей было 18 лет) была смерть ее матери, первой жены Алексея Евграфовича. Алексей Евграфович женился во второй раз на своей бывшей студентке Высших женских курсов Марии Маркеловне Домбровой. Так получилось, что Татьяна Алексеевна была с нею знакома раньше, через свою тетю, сестру матери, и очень ей симпатизировала. Так что женитьба отца ввела в дом не «злую мачеху», а близкую по духу женщину. Они прожили вместе вплоть до смерти Марии Маркеловны, и нужно сказать, что мачеха находила общий язык со своей падчерицей, пожалуй, гораздо лучше, чем с родными дочерьми. Тем не менее никакого соперничества между сестрами не было, Татьяна Алексеевна была ангелом-хранителем семьи, и все дети Алексея Евграфовича от второго брака (Ирина, Марина и Алексей) были чрезвычайно к ней привязаны.

Татьяна Алексеевна вообще была необыкновенно доброжелательна к людям, по семейной традиции человеком верующим и считала совершенно естественным для себя помогать всем нуждающимся, кому морально, а кому и материально.

Поражает сила духа, проявившаяся в ней в тяжелые времена после революции.

Воспитанная в тепличных условиях, дочь действительного статского советника не чуралась никакой работы. В голодные времена она выращивала овощи на организованном ею огородике на лужайке около бывшего Первого кадетского корпуса, недалеко от здания Химической лаборатории.

Вскоре семья эвакуировала Марию Маркеловну с тремя маленькими детьми в деревню Усадищи, в более чем ста километрах от Петрограда, где они прожили с 1919 по 1922 год. И все эти три года Татьяна Алексеевна регулярно ездила в Усадищи, привозила нужные семье вещи: зимнюю и летнюю одежду, вещи для обмена на продукты и разные услуги, кое-какую еду, лекарства. Ездила она на поезде дальнего следования до станции Чолово, а потом до самих Усадищ на попутной подводе. Если бы не она, не известно, спасла бы эвакуация в Усадищи жизнь и здоровье маленьких детей.

Татьяна Алексеевна в юности кончила гимназию Шаффе в Петербурге, потом Высшие женские курсы, а в 1917 году получила место лекционного ассистента в Университете и вскоре занялась исследовательской работой в области органической химии. К этому времени она уже была человеком, широко образованным не только в естественных науках: она владела тремя языками – немецким, французским и английским. Работая в Университете, Татьяна Алексеевна защитила сперва кандидатскую, потом докторскую диссертацию, а после войны стала заведующей лабораторией на кафедре строения органических соединений.

Видимо, Татьяна Алексеевна унаследовала педагогические способности своего отца, потому что у нее всегда было много и дипломников и аспирантов. С учениками у нее часто были неформальные отношения, она не только обучала их премудростям органической химии, но была советчиком по различным житейским вопросам. Её ученики разъезжались после окончания учебы по всему Советскому Союзу, но не забывали своего учителя, присылали письма, поздравительные телеграммы, посылки с разными вкусностями. Члены семьи особенно радовались посылками с крабами из Владивостока – у нас в Ленинграде тогда это было большой редкостью.

Не отказывалась Татьяна Алексеевна и от профессиональной помощи в других областях. Так, она принимала участие как эксперт в школьных химических олимпиадах, которые проходили под эгидой ленинградского Дворца пионеров. В конце своей научной деятельности Татьяна Алексеевна была награждена Орденом Ленина за большой вклад в подготовку кадров, развитие образования и науки.

Последние тридцать лет своей жизни Татьяна Алексеевна была членом семьи своей племянницы, старшей внучки Алексея Евграфовича. Как и в любом своем окружении, она умела создать атмосферу любви, взаимопомощи, учета интересов близких людей. Особое значение имело ее влияние на двух подрастающих в семье мальчиков. Естественно, между прочим она учила их добру, серьезному отношению к делу, которое они себе выбрали, стремлению к профессиональному росту. Её любимая поговорка была «Терпение и труд все перетрут».

Татьяна Алексеевна была чрезвычайно разносторонним человеком. Она обладала энциклопедическим знаниями в области географии и ботаники, была увлеченным и успешным садоводом, любила природу и органично с нею взаимодействовала. В этом плане характерна такая семейная история. Одним из любимых хобби Татьяны Алексеевны летом был сбор грибов. Она часто объединялась с Алексеем Алексеевичем, супругом ее племянницы Марии Никитичны, для поездок на мотоцикле по глухим местам Карельского перешейка в поисках лучших грибных мест. Однажды Алексей Алексеевич вышел из леса на небольшую поляну и увидел следующую картину: посередине поляны стоит огромный лось, а Татьяна Алексеевна подбирается к симпатичной сыроежке, находящейся практически под копытом этого лося. Как известно, лоси – животные очень чуткие и осторожные, и могут быть агрессивными. Алексей Алексеевич приготовился отвлекать внимание разъяренного животного на себя, но это не потребовалось. Татьяна Алексеевна очень спокойно и неторопливо добыла нужную сыроежку и не спеша отправилась к следующей. Лось постоял тихо, давая ей отойти, повернулся и бесшумно скрылся в лесной чаще. Наверное, если бы они провели больше времени вместе, то вполне смогли бы и подружиться.

При необходимости Татьяна Алексеевна могла прибегнуть и к волшебству. Она мастерски заговаривала детские ушибы и ссадины, так что боль и слезы быстро проходили. Кроме того, как известно, в окрестностях Петербурга, в особенности в июне, почти всегда идет дождь. Тяжело детям проводить целые дни на даче взаперти. Когда терпение иссякало, собиралась делегация к Татьяне Алексеевне с просьбой применить ее коронное заклинание «Сорок лысых». Им не следовало злоупотреблять, и Татьяна Алексеевна выжидала пару дней, но если дождь не кончался, писала на специальном листке специальными чернилами строго секретные имена сорока известных ей лысых мужчин, шла на перекресток, рвала список на мелкие кусочки и развеивала по ветру. Случаи, чтобы заклинание Татьяны Алексеевны не помогло, нам неизвестны – на следующий день всегда выходило солнце.

Светлая память о Татьяне Алексеевне Фаворской будет всегда жить в наших сердцах.


Семьи Киселевых – Домниных

История семьи, науки, общества в зеркале воспоминаний

Дорогой читатель!

Перед вами интереснейшая книга воспоминаний, связанная с историей одной из замечательных русских семей, в судьбе которой отразились разные эпохи истории российской. Воспоминания принадлежат Татьяне Алексеевне Фаворской (1890–1986) – известному ученому, преподавателю Ленинградского университета, профессору, автору научных книг и открытий. Центральной фигурой повествования является ее отец – знаменитый химик, академик, профессор Петербургского университета Алексей Евграфович Фаворский (1860–1945).

А. Е. Фаворскому посвящена значительная литература. Уже в 1920-е годы он прочно входит в пантеон выдающихся русских ученых-химиков как представитель школы А. М. Бутлерова[1]1
  См., напр.: Уинни У. П. О значении работ русских химиков для мировой химии. Речь президента Английского химического общества, произнесенная на годовом собрании общества 27 марта 1924 года / пер. В. Г. Хлопонина. Л., 1924. С. 45–47; Чичибабин А. Е. Успехи химии в СССР за последние десять лет. Л., 1928. С. 5, 15.


[Закрыть]
. После кончины ученого эти представления закрепляются целой серией мемориальных изданий второй половины 1940-х – начала 1950-х годов и текстов, направленных на прославление достижений русской науки[2]2
  См., напр.: Алексей Евграфович Фаворский // Вестник АН СССР. 1945. № 12. С. 10–16; Алексей Евграфович Фаворский (1860–1945) / вступ. ст. М. Ф. Шостаковского; библиогр. сост. О. В. Исаковой. М., 1945; Фигуровский Н. А. Чем наука обязана русским химикам: расширенная стенограмма лекции. М., 1950; Глинка М. Л. Роль русских ученых в развитии мировой химии: стенограмма публичной лекции. М., 1950; и др.


[Закрыть]
. Его имя традиционно примыкает к числу имен российских химиков первого ряда, среди которых А. М. Бутлеров, Д. И. Менделеев, Д. П. Коновалов, Л. А. Чугаев, В. П. Ипатьев[3]3
  См., напр.: Фигуровский Н. А. История химии: учеб, пособие. М., 1979. С. 290–291; Соловьев Ю. И. История химии в России. М., 1985.


[Закрыть]
. Особую роль в российской науке ученый занимает благодаря его поистине масштабной школе, питомцы которой развивали различные направления работы учителя[4]4
  Балезнин С. А., Бесков С. Д. Выдающиеся русские химики. М., 1972. С. 191; Проскуряков В. А., Макареня А. А., Авербух А. Я. Химические школы Петербурга – Ленинграда. Л., 1976; Трофимов Б. А., Иванов А. В. Развитие идей академика Фаворского в работах М. Ф. Шостаковского // Вестник СПбГУ. Сер. 4. Т. 1 (59). 2014. Вып. 4. С. 558–566; и мн. др.


[Закрыть]
. Его именем названы улицы и научные институты, на зданиях, в которых жил и работал А. Е. Фаворский, установлены мемориальные доски. Традицией стали научные чтения, посвященные ученому, проходящие как в Санкт-Петербурге, так и в других городах[5]5
  Домнин И. Н., Костиков R R Органическая химия – любовь на всю жизнь. К 150-летию со дня рождения академика А. Е. Фаворского // Вестник Российской академии наук. 2010. Т. 80, № 3. С. 245–250; Трофимов Б. А. Чтения памяти академика А. Е. Фаворского в Иркутском институте химии им. А. Е. Фаворского СО РАН // Вестник СПбГУ Сер. 4. 2013. Вып. 3. С. 131–135; Schmidt Е. Yu. New Horizons of the Favorsky Chemistry // Вестник СПбГУ. Сер. 4. 2013. Вып. 4. С. 103–110; Трофимов Б. А. Вторые чтения памяти академика Алексея Евграфовича Фаворского в Иркутске // Вестник СПбГУ Сер. 4. Т. 1 (59). 2014. Вып. 3. С. 427–432; и др.


[Закрыть]
. Однако настоящее издание – это особый, уникальный памятник А. Е. Фаворскому. Автор воспоминаний не только дочь, но и ближайший помощник ученого, его биограф, продолжатель его научных начинаний. Не будет преувеличением сказать, что отец был главным человеком в ее жизни.

И сразу надо отметить, что вторым главным героем книги является сама Т. А. Фаворская, события жизни которой, ее взгляды, эмоции, впечатления составляют живую ткань повествования, захватывают и ведут за собой читателя. Разумеется, важными героями воспоминаний оказываются и представители славной научной династии – младший брат автора воспоминаний Алексей Алексеевич Фаворский (1914–1943), сёстры Ирина Алексеевна Фаворская (1911–2002), Марина Алексеевна Фаворская (1912–2003) и их дети – внуки ученого. На страницах книги представлены и другие члены клана Фаворских – одного из выдающихся родов российской интеллигенции второй половины XIX–XX века, происходившего из духовного сословия. Первым представителем династии, получившим всероссийскую известность, стал Максим Андреевич Фаворский (1806–1867) – знаменитый врач, профессор Me дико-хирургической академии. Благодаря средствам М. А. Фаворского, у которого своих детей не было, образование получили дети его брата, священника Евграфа Андреевича Фаворского (1821–1876). Помимо будущего химика Алексея Евграфовича, это его старший брат Андрей (1843–1926), который был выдающимся юристом своего времени, общественным и политическим деятелем, членом партии октябристов, членом Государственной думы. Его сын Владимир Андреевич Фаворский (1886–1964) стал выдающимся художником-графиком. Младшая сестра А. Е. Фаворского Елизавета (1863–1941) стала женой коллеги брата по университету – профессора, впоследствии академика В. Е. Тищенко (1861–1941), – кстати, также одного из героев этой книги. На ее страницах мелькают и другие известные фамилии, в родстве с которыми в разное время оказались Фаворские, – Дервиз, Шервуд, Полежаевы, Римские-Корсаковы, Домнины и другие.

Перед читателем чередой проходят как политические и общественные деятели, с которыми довелось встречаться А. Е. Фаворскому или самой Татьяне Алексеевне (например, Николай II, Л. Д. Троцкий, И. В. Сталин), так и многочисленные деятели науки и культуры: ученые, писатели, художники, артисты. Очень важное место в воспоминаниях занимают ученые, трудившиеся в разное время в Петербургском университете – учебном и научном заведении, которое прочно ассоциируется с фигурой А. Е. Фаворского и его школой.

Герои повествования не только известные персоны, но и простые люди, яркие портреты которых дают представления о разных национальностях, профессиях, стратах населения России и тех стран, где побывала Татьяна Алексеевна.

Не вызывает сомнения, что в основе воспоминаний – дневниковые записи автора. Сама Татьяна Алексеевна отмечает, что начала систематически писать дневник только в 1907 году. Однако стиль изложения воспоминаний, изобилующий многочисленными подробностями, зарисовками частных встреч и событий, наводит на мысль, что какие-то записи делались еще в период детства и ранней юности – с начала 1900-х годов. Вероятно, преимущественно летом – каждый каникулярный сезон в эстонском Безо описан мемуаристкой с потрясающей детализацией. Вообще, значительная часть записей, охватывающих хронологически почти шестьдесят лет (с 1890-х по 1950-е годы), связана с описанием летнего отдыха семьи, иногда эти описания предельно детальны – скорее всего, данное обстоятельство как раз отражает возможность Татьяны Алексеевны подробно вести свои дневники. Всю жизнь она интенсивно трудилась и, по-видимому, время для подробных записей оставалось в основном на отдыхе.

В книге приведены не только воспоминания Татьяны Алексеевны с раннего детства до 1953 года. Специальная глава посвящена детству и юности отца, а отдельные эпизоды и фразы относятся к более позднему времени (вторая половина 1950-х – 1960-е годы). Последнее означает, что создание воспоминаний, вероятно, относится к периоду не ранее середины 1950-х годов, их редактирование несомненно проходило в более позднее время. В 1968 году появилась небольшая брошюра Татьяны Алексеевны об отце в серии «Выдающиеся ученые Ленинградского университета»[6]6
  Фаворская Т. А. Алексей Евграфович Фаворский. Л., 1968.


[Закрыть]
. В 1980 году в свет выходит уже книга Татьяны Алексеевны монографического характера, подготовленная в академической серии «Научно-биографическая литература»[7]7
  Фаворская Т. А. Алексей Евграфович Фаворский (1860–1945). Л., 1980.


[Закрыть]
. В ее текст в отредактированном и сокращенном варианте вошли отдельные части публикуемых в настоящем издании воспоминаний.

Безусловно, как и всякие воспоминания, текст Татьяны Алексеевны субъективен, иногда внутренне противоречив. Подобная противоречивость связана отчасти с тем, что ее воспоминания основываются на фрагментах дневника, созданного в разное время. Иногда это касается оценок людей, но чаще – явлений и событий, по отношению к которым позиция автора менялась, в чем видится достоинство данного текста как исторического источника. Воспоминания отражают мировосприятие автора, все многообразие событий, людей и явлений, с которыми он сталкивался. Это «роман» его жизни. Основная линия – история семьи Фаворских, на долю которых выпало много радости и горя. Но история семьи включает в себя сюжеты, связанные с историей науки и академического мира России, драматических событий социально-политической истории, яркие зарисовки бытового уклада русской интеллигенции. Текст Татьяны Алексеевны написан хорошим литературным языком. Режим плотного, насыщенного описания событий чередуется с четкими и глубокими аналитическими оценками ученого.

Вся жизнь героя воспоминаний А. Е. Фаворского неразрывно связана с университетом[8]8
  Кстати, Татьяна Алексеевна всегда пишет «Университет» с прописной буквы, когда речь идет об alma mater, и такое написание сохранено в данной публикации.


[Закрыть]
в славном городе на Неве. В 1878 году он поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. В воспоминаниях Татьяны Алексеевны отмечается, что ее отец попал в лабораторию А. М. Бутлерова в 1881 году и сразу активно включился в работу Этот факт вполне подтверждается тем, что в первый раз о работах студента Алексея Фаворского упомянуто в отчете университета за 1881 год, где указано, что он работал под руководством профессора А. М. Бутлерова и лаборанта М. Д. Львова «над уплотнением валериена»[9]9
  Отчет о состоянии Императорского С.-Петербургского университета и деятельности ученого его сословия за 1881 г., составленный экстраординарным профессором И. В. Помяловским и читанный на акте 8 февраля 1882 г. ординарным профессором О. Ф. Миллером // Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за первую половину 1881–1882 академического года. СПб., 1882. № 25. С. 93.


[Закрыть]
. Само упоминание фамилии студента в отчете о научной деятельности университета уже являлось определенным поощрением его работы, выделением его из общего ряда. Вообще, встреча с А. М. Бутлеровым – важнейшее событие в жизни А. Е. Фаворского. Свою принадлежность к школе А. М. Бутлерова он всегда подчеркивал, а память учителя глубоко чтил[10]10
  Фаворский А.Е. А. М. Бутлеров как глава школы русских химиков // А. М. Бутлеров. 1828–1928. Л., 1929. С. 73–92.


[Закрыть]
.

Университет конца 1870 – начала 1880-х годов – место формирования многочисленных революционных кружков, постоянного студенческого брожения и фронды. Ни в воспоминаниях Татьяны Алексеевны, ни в других известных источниках нет свидетельств участия А. Е. Фаворского в революционной деятельности. Происходящий из духовного сословия религиозный молодой человек вряд ли был склонен к чрезмерному радикализму. В то же время общее, характерное для молодежи 1870-1880-х годов оппозиционное отношение к тогдашнему политическому режиму он, вероятно, разделял и даже принимал участие в незаконных студенческих сходках. Во всяком случае, как свидетельствует журнал совета университета от 30 марта 1881 года, студент Алексей Фаворский получил выговор от университетского суда за участие в несанкционированной сходке и подписание петиции по поводу дела студента Ивана Шеталова. Последний был «репрессирован» университетским судом за попытку организации самосуда над студентом, которого «товарищество» подозревало в доносительстве[11]11
  Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за вторую половину 1880–1881 академического года. СПб., 1881. № 24. С. 64.


[Закрыть]
. Свои оппозиционные по отношению к самодержавию взгляды А. Е. Фаворский пронес до революции 1917 года.

31 мая 1882 года Алексей Фаворский решением совета был удостоен степени кандидата по разряду естественных наук при условии представления диссертации и одобрения ее физико-математическим факультетом[12]12
  Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за вторую половину 1881–1882 академического года. СПб., 1882. № 26. С. 65.


[Закрыть]
. Кандидатской диссертацией в рамках университетской системы того времени являлось дипломное сочинение студента. Отметим, что представляла такие сочинения (и становилась кандидатами) лишь меньшая часть выпускников университета, большинство кончало университет со званием действительного студента. Наличие кандидатской степени было необходимым условием оставления в университете и подготовки магистерской диссертации.

Судя по отчетам руководителя лаборатории А. М. Бутлерова, «кандидат Фаворский» продолжал в ней свои исследования и по окончании курса[13]13
  [Отчеты по химической лаборатории за 1884. 1885] // А.М. Бутлеров. Научная и педагогическая деятельность. Сборник документов. М., 1961. С. 141, 142.


[Закрыть]
. Однако сразу оплачиваемой позиции в университетской лаборатории не нашлось. Как отмечает Татьяна Алексеевна, с 1882 года А. Е. Фаворский «занял место лаборанта-химика в Первом реальном училище». Правда, официальная документация фиксирует начало службы А. Е. Фаворского с 22 апреля 1883 года. А с 1 июля 1886 года (с уходом в отставку Н.Н. Любавина) освободилось место лаборанта, которое занял А. Е. Фаворский (согласно воспоминаниям, это событие произошло также на год раньше – в 1885-м)[14]14
  Протоколы заседаний Совета Императорского Санкт-Петербургского университета за первую половину 1886–1887 академического года. СПб., 1887. № 35. С. 68.


[Закрыть]
. Надо отметить, что физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета отличался от гуманитарных факультетов более жесткими требованиями к кандидатам на преподавательские позиции. Поэтому официальное занятие должности даже младшего преподавателя (приват-доцента) до защиты магистерской диссертации было практически невозможным. С другой стороны, после введения в действие нового университетского устава 1884 года в университетском преподавании значительно увеличивается вес лабораторных и практических занятий, что приводит к тому, что лаборанты начинают нести значительную педагогическую нагрузку, работая со студентами. Таким образом, преподавательскую деятельность в университете А. Е. Фаворский начинает со второй половины 1880-х годов – до формального обретения преподавательского статуса. Как отмечает Татьяна Алексеевна, именно в это время у ученого появляются первые ученики – К. И. Дебу и К. А. Красуский. За почти шестьдесят лет преподавательской деятельности около девяноста химиков начали свой научный путь под непосредственным научным руководством А. Е. Фаворского. Ряд из них добились выдающихся результатов, сделали большую карьеру, сами воспитали многочисленных учеников. Среди питомцев школы А. Е. Фаворского можно назвать имена С. Н. Данилова, Н. А. Домнина, В. Н. Ипатьева, Ю.С.Залькинда, И. Н. Назарова, М. Ф. Шостаковского и многих других известных в России и мире ученых разных поколений[15]15
  Сосницкий Д. А., Ростовцев Е. А. Фаворский Алексей Евграфович // Сетевой биографический словарь профессоров и преподавателей Санкт-Петербургского университета (1819–1917). URL: http://bioslovhist.spbu.ru/person/627-favorskiy-aleksey-yevgrafovich.html (дата обращения: 23.08.2018).


[Закрыть]
. На страницах воспоминаний присутствуют фигуры многих учеников А. Е. Фаворского, становление которых как специалистов-химиков пришлось как на время сознательной жизни и профессиональной деятельности самой Татьяны Алексеевны, так и на более ранние годы. Некоторые первые ученики А. Е. Фаворского стали близкими к учителю людьми на всю жизнь. Особые отношения связывали А. Е. Фаворского с С. В. Лебедевым, который сам стал всемирно известным ученым. Татьяна Алексеевна описывает тяжелое состояние отца, узнавшего о преждевременной кончине этого любимого ученика и друга. Вообще, из книги мы узнаём, сколь много значили для него ученики, которые были частыми гостями в доме Фаворских, ездили к ним на дачу. Татьяна Алексеевна многократно описывает ежегодные приемы по поводу именин профессора, на которые ученики всегда приглашались. Один из поздних учеников А. Е. Фаворского, Никита Домнин (в будущем известный ученый и ректор ЛГУ), со временем вошел в семью профессора, женившись на Ирине Фаворской.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20