Татьяна Абиссин.

Пара для принцессы вампиров. Книга третья



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использована фотография автора Sofia_Zhuravets по стандартной лицензии ID 165823430 и фотография автора bloodua (Sergii Figurnyi)по стандартной лицензии ID 48926943 c сайта https://ru.depositphotos.com.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, ЗА 4 ГОДА ДО СОБЫТИЙ «ПРИНЦЕССЫ».


Глава 1.Тайны тети Вероники

На маленькой кухне  Вероники Гамильтон шипел чайник-свисток. Симон, протирая заспанные глаза, вышел из спальни и бухнулся на диванчик, опустив ноги на мягкий пуфик под столом. Несмотря на то, что его тетя строго соблюдала режим дня, и завтракала в одно и то же время, в отношении Симона она всегда делала послабление. Женщина старалась соблюдать порядок во всем, но единственный племянник, сонный и взлохмаченный, умилял ее настолько, что она дозволяла ему даже забираться на диванчик с ногами. Конечно, без тапок.

– Доброе утро, совеныш! С Днем Рождения! Тебе двенадцать, возраст серьезный, верно? – улыбнулась Вероника, выкладывая горячие вафли на чистую тарелку. Она кинула взгляд через плечо, собираясь спросить, помыл ли он руки, прежде чем сесть за стол, но так и застыла, глядя на мальчика.

Тот, не смущаясь ее взгляда, нетерпеливо постучал вилкой по столу, намекая, что не откажется от горячих вафель:

– Спасибо, тетя Ника.

– Симон, очки и шарф на тебе… Они же… принадлежат Джону?! Ты опять лазил на чердак, хотя я строго-настрого запретила? – тетя резко опустила тарелку с вафлями на стол, так что зазвенели чашки и блюдца, приготовленные для утреннего чаепития.

Мальчик растер виски, подражая одному клиенту тетушкиного магазина канцелярских товаров, который перед покупкой долго смотрел в кошелек, вздыхал и лишь затем расплачивался.

– Ты давно пообещала мне, помнишь? Когда буду старше, ты отдашь мне вещи родителей и расскажешь правду о том, что случилось во время их экспедиции в июне, десять лет назад.

– Мальчишка! Нос не дорос старших учить! Сначала повзрослей, получи образование и заработай денег, а потом беспокой единственную тетю! Как ты вообще пробрался на чердак?! Сломал замок? Хочешь две недели сидеть дома без сладкого, телевизора, мобильного, игр и интернета? Ты хоть понимаешь, что у твоего отца было очень слабое зрение, намного хуже, чем твое? Будешь носить эти очки и дальше, потребуется операция на глаза! – побушевав, тетя смягчилась. Ее колени все еще мелко дрожали, и она без сил  опустилась на краешек углового дивана.

Симон почувствовал себя пристыженным. И, правда, может, и не стоило, сегодня копаться в семейных тайнах? Ему вспомнилось, о чем частенько вполголоса болтали соседи. Вероника долго работала в Красном Кресте и собиралась уехать в Африку,  волонтером. Однако трагедия, унесшая жизни родителей Симона, заставила ее поселиться в городке Чатем под Лондоном, открыть собственный магазинчик. С мужчинами у тети Ники не сложилось, она для них слишком гордая и независимая. Поднимая  двухлетнего ребенка в одиночку, Вероника Гамильтон чувствовала себя вправе решать за него любые вопросы.

И если она считала, что какую-то информацию лучше утаить, то так и поступала.

– Тетя Ника, я закрывал вчера магазин и… не удержался… стащил ключ от чердака из общей связки. Прости, – хмуро отозвался Симон, покраснев от унижения. Нет, тетя никогда его не била, но порой ее длительные отповеди действовали на него хуже, чем удары уличных мальчишек-хулиганов. Тете удавалось надавить на самые больные мозоли, например, на жалость.

Вероника устало вздохнула. Сколько раз она обещала себе, что начнет этот разговор с Симоном. Ей хотелось убедить его в том, что не стоит ворошить прошлое. Но как сделать это и утаить правду? Возможно, она бы собралась, наконец, с духом и все рассказала, но не в день рождения любимого племянника.

«Как же он не понимает, что я защищаю его от опасностей этого мира! Откуда такое упрямство! Ему нравится меня расстраивать? Его не волнует, что он испортит праздник и себе, и мне?»

Всем видом выражая неудовольствие, Вероника налила племяннику свежего кофе. Затем поставила на стол вафли, подхватила самую верхнюю, еще горячую, и задумчиво начала жевать, запивая апельсиновым соком. Симон проигнорировал ее очередную попытку «замолчать проблему».

– Тетя, хотя бы в мой День рождения, скажите правду. Кого вы боитесь?

– Никого! – гневно вспыхнула женщина, комкая фартук на коленях.

– Тогда вы не вздрагивали бы каждый раз, когда я говорю о папе и маме. И не запрещали бы трогать их вещи!

Мисс  Гамильтон молчала ровно минуту. Затем хмуро кивнула:

– Сегодня я собиралась отвезти тебя в Лондон. Сходить в кино, в зоопарк, или  куда сам  захочешь. Но, раз ты твердо решил испортить нам настроение… Я расскажу, что знаю. Днем, во время прогулки. Устроит?

Симон ответил ей радостной улыбкой. Все, чего он хотел сегодня от тети, – поговорить о родителях, о том, что давно отдавалось болью в груди, но вслух не произносилось. Тетя запрещала обсуждать эту тему, как дома, так и  за ее пределами, с друзьями или случайными знакомыми.

«Узнаю, что ты опять болтал языком, уши надеру, так и знай!» – говорила она, и пусть никогда не приводила угрозу в действие, Симон не хотел огорчать единственного близкого человека. К сожалению, услуги  детского психолога Веронике не по карману, а к школьному специалисту она обращаться запретила.

«Не стоит доверять свои тайны никому, – говорила она, – верь тете, совёныш! Ты же не хочешь, чтобы историю твоих родителей обсуждали чужие люди. Меньше знают, меньше судачат за спиной».

Так они и жили. Тетя успешно притворялась, что все в порядке. Симону приходилось поддерживать версию их счастливой семьи, потому что, время от времени, к ним заглядывали люди из органов опеки. Но сегодня, в собственный День рождения Спенсер решил, что выжмет из Ники все. И никакие уловки не помогут ей  избежать серьезного разговора.

Что он, Симон, знал о смерти родителей? Они были археологами. Уехали в экспедицию в Сахару, когда ему исполнилось два года. Размышляя об этом, Симон еще мог понять отца, который содержал семью. Но почему мать бросила маленького сына на попечение сестры и отправилась в Сахару, вслед за мужем?

Мистер и миссис Спенсер погибли во время песчаной бури. В Англию не удалось вернуть даже останки. В истории родителей, Джона и Риа, существовала некая тайна. И Симон поклялся ее разгадать. А, когда повзрослеет, станет независимым и соберет достаточно денег –  отправится в далекую Сахару. Вот о чем мечтал Симон, коротая вечера за стойкой продавца в пустом магазине.


Глава 2. Корона и письмо, преодолевшие время

Симон блаженствовал, сидя на лавочке в Риджент-парке, и глядя на здание Лондонского университета, находящегося  в отдалении. После долгой прогулки по зоопарку, знакомства с лисами, волками и даже тиграми, хотелось немного отдохнуть. Они успели перекусить с тетей Вероникой в маленьком  кафе. Потом еще побродить между ухоженных газонов, наблюдая за целыми семьями, пришедшими в выходной позагорать на траве.

Тетя даже пожалела, что не догадалась устроить пикник, не приготовила корзинку с сэндвичами. Однако заполненные отдыхающими лужайки имели особый плюс. Скамейки в парке освободились, и Симон мог в одиночестве сидеть в тени, лениво наблюдая за тетей, которая решила купить мягкое мороженое в лотке напротив.

Она стояла в очереди из пяти человек, то и дело поправляла нелепую сумку-портфель, сползающую с плеча, а Симон мысленно прикидывал, сумеет ли, наконец, добиться от нее правды. Совместное поедание лакомства делает людей ближе друг к другу. И мальчик очень рассчитывал на откровенность тети Ники. Спенсер уже придумывал каверзные вопросы, которые собирался задать тете, но в этот момент рядом с ним раздался хлопок. Симон от неожиданности подскочил на месте. Звук показался ему знакомым – словно бы в метре от него разорвалась рождественская петарда.

Мальчик на всякий случай осмотрел скамейку, на которой сидел в одиночестве. И тут снова подпрыгнул, точно ужаленный, – рядом с ним лежала картонная коробка, в которой вполне могла уместиться пара туфель тети Вероники.


Но еще больше Симона удивило, что, по-видимому, коробка была почтовой, хотя таких штемпелей Спенсеру прежде видеть не приходилось. Мальчик развернул коробку, надписью к себе, и прочитал, чувствуя, как по спине пробежал холодок:


«Моему любимому  сыну, в двенадцатый день его рождения».

Остальные надписи Симон разбирать не стал. Дрожащими руками он принялся развязывать бечевку на коробке, отдирать липкую ленту. Спенсер молился только об одном – чтобы сейчас это не оказалось галлюцинацией или глупой шуткой тети. Если эта посылка действительно от отца, возможно, тот все еще жив?! Даже мизерный шанс заставлял сердце биться быстрее. То, что внутри посылки найдутся все ответы, Симон не сомневался.

И содержимое коробки не разочаровало его. Во-первых, сверху лежало письмо, написанное почерком отца. Стояла дата отправления. Накануне вечером Симон не зря  рылся в вещах на чердаке, чтобы, прочитав старые тетради отца, запомнить этот размашистый почерк!

«Дорогой Симон!

Мы находимся в большой опасности. Мы с твоей мамой сделали все, чтобы защитить нашу семью и эту ценную вещь. Даже воспользовались магией, способной пройти сквозь время. Перемещение в пространстве кажется ерундой рядом с отправленным нами артефактом. Чтобы спрятать этот предмет в будущем, чтобы он достиг твоих надежных рук, потребовались не только мои умения, но и магические навыки твоей мамы Риа. Она всегда гордилась тем, что обходила меня по практической экспериментальной магии. Заклинание переноса мы создали вместе. Вещь, которая достанется сегодня тебе…»

Симон не успел дочитать письмо, когда его окликнула тетя:

– Что ты делаешь? Откуда взял коробку? Немедленно покажи, что ты там прячешь!

Спенсер взглянул прямо ей в глаза:

– Мой отец жив! Это так, да? Почему ты скрывала это!

Тетя смертельно побледнела:

– О чем ты говоришь? Он и Риа давно мертвы.

– Тогда почему он прислал мне посылку на День рождения, и письмо? – Симон протянул ей письмо, прожигая женщину взглядом.

Тетя Вероника, мельком  взглянув на записку, уронила на землю оба рожка с мягким мороженым.

– Мне это снится, – даже не посмотрев под ноги, свистящим шепотом прошептала тетя, забирая записку и бессильно опускаясь на скамейку, – и правда почерк Джона.

Симон не ответил. Он смотрел на нее, пытаясь угадать, можно ли так хорошо притворяться. Но испуг и удивление тети выглядели настоящими. Мальчик выдохнул, собираясь с мыслями. Пока тетя пыталась взять себя в руки и прочитать письмо, комкая его  в дрожащих руках, Спенсер достал два листа плотного картона и тихонько ахнул, глядя на то, что занимало большую часть коробки. На потертом черном бархате сверкала золотыми бликами самая настоящая  корона.

Симон сразу почувствовал в ней что-то необычное. Желание дотронуться до этой вещи, спрятать ее ото всех прямо сейчас захлестнуло его целиком. Мысль, что кто-то посмеет забрать себе посмертный подарок отца, заставила его напрячься и даже слегка отодвинуться от Вероники. Опустив ладони на холодную поверхность золотой короны, он одновременно исследовал ее и глазами, и на ощупь.

Корона, инструктированная зигзагообразным рисунком из рубинов и изумрудов, дополненным золотыми листьями-филигранью по краям, оказалась тяжелой на вес. Двенадцать зубцов выглядели бы менее опасными, если бы один из них – центральный и самый большой – не венчал… самый настоящий череп, выполненный из золота. В глазницах черепа сверкали черные агаты, и Симон поймал себя на том, что не может оторвать взгляд от этих мрачных камней. Кажется, тетя что-то говорила ему, но ее голос звучал далеко, так ужасно далеко, что и не разобрать, ни слова.

…Прежде чем мальчик понял, что испытывает на себе влияние сильной магии, он уже оказался затянут в неясный мир образов и духов. Он стоял посреди пустыни. Справа и слева, где-то со спины покачивались тени. Каждое их движение пугало Симона до дрожи в коленках. Все вокруг застилал багровый туман. Из-за него болели глаза, словно в тумане содержалось нечто едкое, вредное для глаз. Но больше тумана и потери контроля над собственным телом, его пугали деревья, окружавшие со всех сторон. 


Точнее, сначала он принял эти создания за деревья. Но, приглядевшись, увидел части тела – ноги и руки, врастающие прямо в землю.

Сплетенные руки и ноги представляли стволы деревьев. Сросшиеся человеческие пальцы – листья деревьев. И прямо на раскрытых «листьях» пугающе вращались черные глазницы. Время от времени глазницы закрывались, и тут же появлялся рот с острыми, как пики тремя рядами зубов.

Деревья… могли передвигаться. Они, то уходили под землю, то вновь появлялись уже на другом месте, и песок пузырился там, где они исчезали. Симон отступал в страхе, а они окружали его. 

Вдруг, словно кто-то скинул с неба прочную паутину. Симон почувствовал, что его движения становятся медленнее, и сама жизнь вытекает по каплям, уходя в неизвестную Тьму. А тени, скользившие здесь и там, лишь тихонько посмеивались, перешептываясь… Самый худший кошмар его детства.

– Симон, Симон, очнись! Ты не можешь так со мной поступить! Мне страшно одной, я не вынесу еще одну потерю!

Симон почувствовал, что ему на щеку упала капля дождя. Слова, которые точно исходили от этой капли, принадлежали очень знакомому родному голосу. Тетя!

– Тетя Вероника! – крикнул он, и в ту же минуту туман расступился. Солнце, опалившее кожу, забирало с собой остатки мрачного видения. Его яркие лучи проникали сквозь сомкнутые веки, возвращая к жизни.

Симон очнулся в своей комнате. Первое, что бросилось в глаза – капельница рядом с его подушкой. Он лежал на кровати, в кресле всхлипывала тетя, сморкаясь в носовой платок. В перерывах между рыданиями она умудрялась отвечать незнакомым гостям, толпившимся в комнате.

Симон прислушался к их беседе, не открывая глаз.

– Вы не должны так расстраиваться, мэм! Ваш племянник здоров и невредим, несмотря на  инцидент в Лондоне, произошедший по вине организации «Пепел». Благодаря вашему воспитаннику, его удивительной магии, удалось защитить и людей, и вампиров от распространения «мора», так называемого вируса бешенства.

– Как он может быть здоров? Его выписали вчера, он нормально дышит, но все еще не пришел в себя! Кажется, что он спит, но разве это состояние не похоже на кому? Почему тогда Совет вампиров надавил, заставив забрать его из больницы?

– Об этом мы и хотели с вами поговорить. Как его опекун, вы оказали бы нам огромную услугу, если бы согласились передать присмотр за ним Совету вампиров. Вы скрывали от мальчика его способности… Думаете, очнувшись, он захочет снова жить с вами? А если он так и не очнется от магического забвения, нужны ли вам эти сложности? Ведь вы даже не его родная мать… В то время как мы обещаем использовать любые лекарства и подручные средства, чтобы поднять его на ноги!

– Вы лжете! – голос тети зазвенел от гнева, – Симон интересует вас в первую очередь, как «Туманный»! Все магические газеты пестрят заголовками, что он – уникум, надежда обеих рас! Вы хотите разобрать его, как часы, вытряхнуть по винтику, и посмотреть, что внутри! Вас волнует только одно – почему последствия от магического взрыва в Лондонском университете, который случился по вине «Пепла», смог остановить один-единственный ребенок!

– Даже если и так, мэм…

– Мисс! – вскипела тетя.

– Мисс Гамильтон, прошу, успокойтесь, – голос мужчины звучал мрачно и холодно, – мы не станем отрицать, что нам безумно интересно, как у Симона получилось обезвредить «мор». Если бы не он, катастрофа необратимо разрушила бы весь Лондон и выбралась за его окрестности. Страшно подумать, что натворили бы люди, зараженные бешеной вампирской кровью. Мы должны винить только тайную организацию «Пепел». Я всегда говорил, что Смертные – сами себе враги. Если часть магов-людей объединилась для подобных глупостей, как эксперименты с кровью вампиров, стоит ли предъявлять претензии Совету вампиров? Может, лучше вам сбавить тон?

– Успокойся, Дориан, – произнес женский голос, – мы здесь для того, чтобы разобраться, а не затем, чтобы обвинять. Мисс Гамильтон и ее племянник не имеет никакого отношения к организации «Пепел». Более того, магические способности Симона проявились, как нельзя кстати. И вампиры, и люди в долгу перед ним.

– Значит, вы хотите сказать, дорогая Илона, что этот ребенок и его тетя оказались там в день трагедии, совершенно случайно? И, конечно, это никоим образом не связано с тем, что родители Симона были потомственными охотниками на вампиров? Вполне вероятно, что они когда-то входили в подчинение «Пепла», так зачем перед ними расшаркиваться? Достаточно забрать мальчишку с собой, мы же за этим приехали, и пусть Совет вампиров разбирается с его магией…

– Дориан, ты, кажется, имеешь личную неприязнь к семье Спенсеров? Не знала об этом… Обвинять  людей в сговоре с убийцами, без всяких доказательств, не к лицу одному из «Летучих». Меня отправили  с тобой, чтобы я добилась мирного диалога с их семьей. Более того, Симон – не подопытный экземпляр, он – будущий ученик Совместной магической Академии вампиров и людей! – в голосе женщине зазвучал металл.

– Илона, он может вообще не очнуться! И задать необходимые ему вопросы мы не сможем!

Тут вмешалась тетя Вероника:

– Я ответила на все ваши вопросы. Мы не имеем никаких связей с организацией «Пепел». Ни я, ни мой племянник, ни разу не пересекались с ними. После смерти Джона и Риа мы переехали в этот город и замели все следы… Через нас вы не сможете их поймать. Что же касается того злополучного дня, когда мы с Симоном гуляли в Риджент-парке, то я  устала повторять одно и тоже. Я отошла за мороженым, потом вернулась, отдала Симону рожок. Присела на скамейку… Тогда все и началось. Небо почернело, словно при солнечном затмении. Но мы знаем, что его не было. Просто вдруг стало темно… Люди на улице падали на землю без всякой причины, один за другим. Симон тоже потерял сознание. Я не могла привести его в чувства… Он ведь до сих пор… В отличие от других людей и вампиров, мой мальчик до сих пор не пришел в себя! Но, если вернуться к тому дню, и его странностям…. Потом прямо из земли стал расти и заполнять собой все вокруг багровый туман. В Лондоне и его окрестностях туманы – не редкость… Но он казался таким необычным, словно орошенным кровью… Я потеряла сознание. И пришла в себя уже в лондонской больнице…

Симон слышал слова  тети, словно сквозь вату. Одно он понял сразу – Ника ни разу не обмолвилась о посылке отца, которую он получил в День рождения. Тетя не упомянула и загадочную корону. Интересно, что стало с подарком Джона?

Едва Симон потерял связь с реальностью, и стал видеть жуткие галлюцинации, как посылка исчезла из его рук. В том странном потустороннем мире у него в руках не было никакой короны! Что это может значить? Ему все привиделось, или тетя специально скрывает информацию от незваных гостей и успела спрятать посылку? Или, может, у него в тот день от жары разыгралось воображение, и он помнит все детали не так, как тетя Вероника? В любом случае, Ника явно боится посетителей, и не собирается рассказывать лишнего.

– Ну, что ж, возможно, это правда, – неохотно заметил Дориан, – вы ни разу не споткнулись, во время рассказа. Но, когда дело коснулось багрового тумана и Симона, вы отвели глаза. Что-то скрываете? Не надо этого делать, прошу. Поверьте, мы найдем способ выяснить, какую именно информацию вы хотите от нас утаить! Боюсь, нам придется забрать Симона с собой в…

– Тетя…Ника… – Симон попробовал позвать родственницу, но голос звучал так, словно он набрал в рот горсть песка и пытается говорить.

– Совеныш! – всплеснула руками Ника и присела к нему на краешек кровати, – ты… как себя чувствуешь? Принести воды?

Симон с огромным усилием заставил себя кивнуть. Тетя Вероника, счастливая до слез, обернулась к гостям:

– Вам придется оставить нас сегодня! Мальчику нельзя напрягаться. Можете зайти через несколько дней. Как его опекунша, я требую, чтобы вы дали ему время окрепнуть!

Мужчина, которого называли Дорианом, издал смешок, после чего кивнул:

– Отлично. Живой юный Спенсер гораздо лучше, чем тот, который выглядит, как овощ. Мы вернемся через три дня. Поставьте его на ноги, мэм.

– Мисс! – окончательно разозлилась тетя.

Гости, тем временем, молча, раскланялись и вышли.


Глава 3. Правда о гибели Джона и его жены

Весь следующий день Симон провел в кровати. Он проваливался в глубокий сон без видений, затем снова приходил в себя, ворочался, чувствовал боль во всем теле, ломоту, как при сильной простуде. Но на утро следующего дня признаки болезни исчезли. Он даже смог сесть в кровати, и  покушать, после чего решился, наконец, озвучить вслух вопросы, которые его мучили.

– Тетя, кто эти люди, что приходили сюда вчера? Ты давно с ними знакома? Они… не душевнобольные? Говорили про магию и вампиров, словно те и, правда, существуют.

Тетя свела тонкие брови на переносице:

– Пришло время тебе узнать правду о родителях, Симон. После того, что произошло в твой День рождения в Риджент-парке, я не могу больше скрывать все это. Но прошу тебя сохранить все, что услышишь сейчас, между нами. Это ради твоей же безопасности!

Симон хмуро согласился:

– Хорошо.

Ника, в этот момент сидевшая в кресле рядом с ним, тщательно разгладила край своей и, без того идеально прямой, юбки. Она уперлась ладонями в колени, словно ученица, приготовившаяся к сложному уроку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4