Татьяна Чеснокова.

Что оставит нам Путин? 4 сценария для России



скачать книгу бесплатно

Интернет тоже способствует поддержанию функциональной неграмотности: основной поток продукции здесь – или копипасты ужасов, котиков и няшек, или штампы типа «мурзилка», «путиноид», «либераст», сдобренные сомнительными прилагательными. Очень часто на форумах можно видеть, как люди обсуждают совсем не то, что сказал автор текста. Они его вообще не поняли, да им и все равно: ухватились за отдельные детали и перекидываются «путиноидами» и «либерастами».

В странах Запада о функциональной неграмотности активно заговорили в 1980-е – проблема стала приобретать угрожающие масштабы в связи с усложнением жизни. Людям не хватало грамотности для понимания банковских и страховых документов, заполнения налоговых деклараций, для адекватного пользования купленной техникой и правильного применения лекарств. По мнению специалистов, функциональная неграмотность является одной из главных причин безработицы, аварий, несчастных случаев и травм на производстве и в быту.

По данным, приведенным в статье одного из российских исследователей функциональной неграмотности Веры Чудиновой, в конце прошлого века цифры были такими: «В Канаде среди лиц в возрасте 18 лет и старше – 24 % неграмотных или функционально неграмотных. Среди функционально неграмотных 50 % девять лет учились в школе, 8 % имели университетский диплом. Результаты анкетирования в 1988 г. свидетельствуют о том, что 25 % французов совсем не читали книг в течение года, а количество функционально неграмотных составляет около 10 % взрослого населения Франции. Данные, представленные в отчете Министерства национального образования за 1989 г., говорят о низком уровне школьной подготовки: примерно один из двух поступающих в колледж умеет достаточно хорошо писать, 20 % учащихся не владеют навыками чтения».

В США картина еще более печальная – там есть огромные слои населения, в которых функциональная неграмотность передается из поколения в поколение, плюс идет постоянная подпитка миллионами иноязычных мигрантов, усваивающих местную культуру более чем поверхностно. Вообще, характерное для наших дней перемещение десятков миллионов человек из стран «третьего мира» в более развитые значительно усугубляет проблему. Функциональная неграмотность тесно связана с речевой культурой, а люди, во взрослом возрасте переезжающие туда, где говорят на другом языке, устраивающиеся на малооплачиваемую тяжелую физическую работу, даже будучи функционально грамотными в своей языковой среде, пополняют ряды функционально неграмотных в новой стране. Как правило, их словарный запас очень ограничен, что мешает социализации. Если же такие мигранты оседают на чужбине и заводят там семью, это первейшая зона риска появления новых функционально неграмотных.

Как обстоят дела в России на общем фоне? Если верить Татьяне Жуковой, у нас проблема активно исследуется, но в закрытом режиме – данных не получить. Действительно, если ввести запрос «уровень функциональной неграмотности в России» в электронную научную библиотеку, ничего адекватного не получишь.

Может быть, данные закрыты, потому что мы уже пали так низко, что сообщать страшно?

Впрочем, и раньше, во времена СССР, с обучением тоже было отнюдь не все гладко.

Помню, как преподаватель истории, заслуженный учитель и обладатель многочисленных наград, заставлял нас зазубривать апрельские тезисы Ленина. Рассказал без запинки – «пять», пропустил или заменил слово – «четыре». Весь его принцип обучения строился на том, чтобы мы заучивали тексты и чтобы «даты от зубов отскакивали». А это была одна из лучших школ Ленинграда. Конечно, не все учителя так подходили к своей работе – например, нам повезло с математиком, который давал знания, выходящие далеко за пределы школьной программы. В общем, было по-разному, – как и сейчас.

К счастью, за прошедшие 25 лет Россия успела вписаться во многие международные исследовательские программы. Данные по ним открыты, надо только немного знать английский. Так что можно не гадать на кофейной гуще о нашем уровне, а просто посмотреть в иноязычных источниках.

Массированные исследования по теме функциональной неграмотности проводит OECD (ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития). Россия не является ее членом и в ближайшее время, увы, уже не станет – но в программы исследований до последнего времени была включена. Вот и в этом году исследования прошли в апреле-мае в 42 регионах России.

Программа тестирования подростков PISA (Programme for International Student Assessment, посвященная оценке успеваемости учащихся) действует с начала века. Каждые три года тестируются пятнадцатилетние школьники в десятках стран: по чтению, математике, естественным наукам, а в последнее время еще и по финансовой грамотности и умению решать проблемы. Отбор школ идет случайным образом. Тесты – на умение воспринимать информацию и использовать полученные знания: как заполнить страховую гарантию, какую мысль хотел передать читателям автор, как ту или иную схему применить к практической ситуации.

Вот, например, один из простых субтестов по чтению. Автор сообщает нам, что мы тратим за год столько же денег на покупку шоколада, сколько наше правительство тратит на помощь бедным странам. Вопрос: какое чувство хочет пробудить автор у читателя? Варианты ответа: напугать, развлечь, вызвать чувство удовлетворения, заставить почувствовать вину. Надеюсь, сообщать, какой ответ правильный, не надо.

А вот один из субтестов по математике. Хелен купила велосипед со спидометром, с помощью которого может определить, сколько она проехала и с какой средней скоростью. От дома до реки, которая расположена в четырех километрах, Хелен доехала за девять минут. Обратно она отправилась более коротким путем, преодолев три километра за шесть минут. Вычислите среднюю скорость (в километрах в час), с которой Хелен ехала до реки и обратно. Согласимся: сложной эту задачу назвать вряд ли можно.

Впервые российские школьники приняли участие в тестировании в 2000 году. И тогда, и в 2003-м результаты были более чем скромными – 2–3 место с конца среди нескольких десятков стран. Об этом много писали. Почему результаты оказались такими плохими, видимо, надо исследовать отдельно. Возможно, перевод был не лучший; возможно, детей неправильно информировали и готовили, форма представления материала была непривычной…

В дальнейшем о российских результатах в Рунете стали писать меньше. К счастью, на сайте OECD информация абсолютно открыта. Вот что можно узнать из данных за 2012 год. Среди 65 стран, включенных в исследование, Россия заняла 34 место, опередив США, Израиль, Швецию (самые хорошие показатели у российских школьников по математике). Семь первых мест заняли азиаты – Шанхайская административная зона, Сингапур, Гонконг, Тайвань, Южная Корея, Макао, Япония, и только вслед за ними идут европейцы – Лихтенштейн, Швейцария, Нидерланды. А дальше – вот сюрприз – Эстония. Очень радостно за нашего северного соседа. За Эстонией расположилась Финляндия, которая многие годы считалась образовательным лидером Европы. Опередила Россию и Латвия, а вот Литва и Казахстан располагаются ниже. Ну а последние места достались Катару, Индонезии и Перу. Африканских стран в списке нет, исключение – Тунис, тоже располагающийся в самом низу.

Так что в сравнительном ключе у нас все не так уж плохо. Между прочим, на том же сайте OECD можно найти все тесты, методики и критерии оценки. Можете зайти сюда и попробовать решить задачи по математике, финансовой грамотности, умению справляться с проблемами (ответы тоже можно посмотреть). Правда, все это на английском. Попытки получить от нашего Минобразования тесты на русском и выложить их в свободный доступ пока к успеху не привели – хотя все переводы уже сделаны. Но мы не теряем надежды и, если все, получится – непременно разместим на сайте «Росбалта». Ведь это отличная тренировка для мозга.

Ускоряющееся усложнение общества, рост информационных потоков ставят и еще одну задачу: чтобы поддерживать свою грамотность, надо не заканчивать учебу школой, институтом, или диссертацией, а учиться постоянно. Иначе выпадешь из жизни и обнаружишь, что ты уже не понимаешь контекста рассуждений, новых терминов, да и самих поворотов мысли. Все очень быстро меняется.

Пока функционально неграмотных можно разделить на три основные группы:

1. Молодые люди с недостаточным речевым развитием и невысоким интеллектом, не получившие необходимого стимула в семьях или детских воспитательных учреждениях.

2. Мигранты, не владеющие в достаточной мере языком и не стремящиеся к этому.

3. Пожилые люди, отстающие от быстро развивающегося информационного общества со всеми его технологическими наворотами.

Что будет завтра? Люди возьмутся за ум и начнут лучше учить своих детей, государство осознает проблему, взрослые поймут необходимость непрерывного образования? Или разрыв между творителями контента и копипастерами всего, что блестит, и преданными зрителями шоу будет только нарастать? Скоро узнаем…

Чем русские удивляют китайцев

В России издавна с повышенным вниманием и ревностью относятся к мнению европейцев о русских. А оно всегда было очень неоднозначным.

Один из самых известных подходов – так называемая «пеленочная теория» британского антрополога Джеффри Горера. Он полагал, что в основе русского характера лежит манера тугого пеленания младенцев, которых лишь ненадолго освобождают, чтобы поиграть, помыть, переодеть. Ребенок стремится максимально использовать короткое время свободы. В итоге формируется личность, склонная к ярким вспышкам маниакальной активности и длительным периодам депрессивной пассивности. Этот же паттерн поведения Горер наложил и на общественную жизнь России: долготерпение, сменяющееся революциями.

Теория Горера родилась на волне послевоенного интереса к России, в дальнейшем ее неоднократно пытались обогатить и облагородить. В целом на Западе сложился взгляд на русских как на сильных, но недисциплинированных людей, нуждающихся в подчинении авторитету, эмоционально-нестабильных, теплых и человечных, зависимых от социального окружения.

Естественно, западные исследователи, сознательно или бессознательно, сравнивают «русский тип» с европейским или американским. Взгляд с других позиций дает несколько иной результат. С учетом случившегося недавно политического разворота России в сторону Китая, интересно посмотреть, как русских воспринимают в Поднебесной.

Одна из любопытных работ на эту тему – статья аспирантки Хэйлуцзянского университета Харбина Цзинь Хуа «Русский национальный характер глазами китайцев», написанная на основании социологических опросов, мнений китайских ученых и собственных наблюдений автора. Статья получилась не только о национальном характере, но и о некоторых особенностях социальной жизни в России.

Сначала Цзинь Хуа приводит данные соцопросов, проводившихся среди китайцев во время Года России в Китае (2007 г.). В частности, на вопрос «Считаете ли вы Россию близкой и дружественной для себя страной?» ответы распределились следующим образом: 6,24 % – «очень близкой и дружественной»; 36,47 % – «близкой и дружественной»; 46,9 % – «обычной, не более близкой и дружественной, чем другие»; 4,1 % – «не близкой и не дружественной»; 1,75 % – «совершенно не близкой и не дружественной»; 4,54 % – «затрудняюсь ответить».

Интересны причины, по которым часть опрошенных выбрали ответы «не близкой и не дружественной» – это «агрессия царской России в отношении Китая» (имеется в виду подавление антиевропейских восстаний в Китае объединенными силами Европы, России, США и Японии в начале XX века), «потенциальная опасность России для Китая», «отсутствие возможности бизнеса по определенным правилам», «презрение к китайцам со стороны русских», «неэффективность, с которой русские занимаются делами».

Можно предполагать, что в нынешних геополитических условиях результаты опросов показали бы более дружественное расположение китайцев к русским.

В то же время, отмечает Цзинь Хуа, многие китайцы чувствуют, что русские относятся к ним более «пренебрежительно», чем, например, к европейцам. Возможно, это отчасти связано с тем, что в Россию из Китая приезжало много низкоквалифицированных и малокультурных рабочих и мелких торговцев, оказавших сильное влияние на формирование образа китайца. И еще одно наблюдение Цзинь Хуа: русские относятся к иностранцам во многом так, как те сами позволяют. Не сумели китайские «первопроходцы» себя поставить высоко – вот теперь и приходится пожинать плоды…

Кстати, в отношении русских и китайцев к европейцам Цзинь Хуа отмечает некие общие черты: «Известно, что русские, как и китайцы, считают себя самым лучшим народом в мире. Слишком долгое время культура России, как и Китая, была традиционной, противопоставленной Западу, развивавшему собственные ценности. Отсюда как русское, так и китайское чувство превосходства перед западными людьми; как русские, так и китайцы считают западных людей, например, американцев, якобы «тупыми». Но обе цивилизации, как российская, так и китайская, каждая в свое время, были вынуждены прибегнуть к западным ценностям, западным технологиям, западным вещам, западным обычаям. Поэтому западная цивилизация приобрела как в глазах русских, так и в глазах китайцев новое содержание: западные люди из «еретиков» или «варваров» вдруг превратились в мудрых учителей. Как в сознании русских, так и в сознании китайцев существует диссонанс: «с одной стороны они хуже нас, но с другой стороны они лучше развиты, и мы учимся у них».

Цзинь Хуа пишет, что в России существует куда большая разница между взглядами и поведением «простого народа» и интеллигенции, чем в Китае. Российская интеллигенция, по ее мнению, – это люди, которые не имеют предрассудков и предубеждений, высококультурные и приятные во всех отношениях.

Тем не менее, она выделяет некоторые общие черты русского характера.

На первый план Цзинь Хуа выносит «громадные скрытые творческие силы и природные способности». Некоторые китайцы даже воспринимают это как источник опасности. «Сталкиваясь с трудностями или с несправедливостью, русские обычно не отступают, но могут вступить в спор и в борьбу, упорно настаивая на своем. Если китайцам требуются для этого усилия, то русские берут силу откуда-то изнутри себя и могут моментально превратиться в настоящих воинов. Все мы помним пример Павла Корчагина. Примерно так же русские ведут себя и в жизни».

Еще одна бросающаяся в глаза китайцам особенность россиян – эмоциональность. Цзинь Хуа цитирует китайского исследователя Жан Цзе: «Во время общения со многими русскими, у нас, в конечном счете, сложилось впечатление, что их эмоциональность содержит в себе великий подъем и великий упадок, великую радость и великую скорбь. И это породило у нас всевозможные недоумения. Как возможно, что эти русские в процессе беседы с вами способны то поднять крик, то внезапно сбавить тон? Как с ними договориться о деле, ведь они говорят то одно, то другое? Как сделать, чтобы они завершали дела в условленное время, для них это так трудно?»

Отмечая, что китайцы работают больше, чем русские, Цзинь Хуа высказывает мнение, что при этом русские работают лучше.

В целом можно сделать вывод, что китайцы видят в русских некий скрытый потенциал, природа которого носит не совсем понятный для них характер. Впрочем, истоки этого потенциала загадочны и для самих жителей России…

Другой аспект – «глубокий мессианский комплекс». Китайцы считают, что по сравнению с ними русские более религиозны, их национальный характер во многом сформирован на основе православия.

Удивление у китайцев вызывает отношение в России к преступному миру. Криминальная субкультура, которая занимает существенное место, например, в русских песнях, для китайцев явление совершенно непривычное. Как и череда бесконечных криминальных новостей, сюжетов, художественных фильмов. «Центральные новости российского телевидения подробно сообщают о гибели знаменитых воров, причем даже раньше, чем новости из правительства. Когда мы едем в Россию, нас подробно инструктируют о том, чтобы мы не выходили на улицу в темное время суток. Почти в каждом русском магазине сидит охранник в военной форме, иногда с оружием. В истории Китая тоже были периоды, когда наблюдалась высокая преступность, но это было время очень низкого уровня жизни. Теперь же, когда уровень жизни китайцев растет, воров становится меньше. Уровень жизни в России не ниже, чем в Китае, но на снижение преступности этот факт почему-то не влияет», – пишет Цзинь Хуа.

Вообще, Россия для китайцев – страна, в которой надо быть очень осторожными. В Китае даже существует термин «три страха» (сань па), которые поджидают их в России, – это полиция, пограничный контроль и скинхеды.

Как отмечает Цзинь Хуа, русская полиция гораздо жестче китайской и зачастую предвзято относится к гражданам Китая. «Мне и моим китайским коллегам в России не раз приходилось сталкиваться с этим, когда у нас русские полицейские без повода проверяли документы. Были случаи, когда с одного моего коллеги полицейские пытались взять большой штраф за то, что он перешел улицу в неположенном месте, но его спасло хорошее знание русского языка. А с другого, знавшего язык хуже, взяли штраф за то, что выбросил сигарету мимо урны, хотя сами русские постоянно так делают. Это все ужасно. Но, с другой стороны, в России, к счастью, отсутствуют некоторые специфические китайские преступления, например, воровство детей. Мы с коллегами, будучи в гостях у русских друзей, были удивлены, что они отпускают своего шестилетнего ребенка без присмотра гулять на улицу».

В сфере торговли Цзинь Хуа тоже видит различия: дешевый китайский товар зачастую продать не удается – низкая цена для россиян показатель невысокого качества, а русские в этом плане более требовательны, чем китайцы. В процессе торговли русские, по мнению китайцев, ведут себя жестче и требуют от продавца максимальных уступок, порой в грубой форме. Агрессивное стремление сбить цену китайцы расценивают как свидетельство жадности.

При этом они признают, что в личном общении россияне способны быть очень щедрыми. «Русские при знакомстве далеко не сразу пригласят вас в гости, но если пригласят – они покажут феноменальное гостеприимство», – отмечает Цзинь Хуа.

Китайцы, в отличие от европейцев, считают русских чистоплотными. «Очень чисто в общественных местах, например, в общежитиях. Если, по мнению русских, вы мусорите или выглядите неопрятно, они тут же начинают смотреть на вас косо и предосудительно, а иногда бесцеремонно говорят вам об этом».

Еще, по мнению китайцев, русские очень демократичны. «Аспиранты разговаривают со своими научными руководителями на равных и могут с ними горячо спорить. Народ имеет возможность общаться с руководством очень близко. Однажды мы принимали участие в торжественной церемонии возложения цветов в День памяти и скорби, который отмечается в России 22 июня (дата начала Великой Отечественной войны). После церемонии мы увидели, как простые люди окружили одного человека и каждый мог долго с ним беседовать на равных. Наши русские коллеги сказали нам, что этот человек – мэр Владивостока».

Подводя итог, Цзинь Хуа определяет русский характер как, с одной стороны, твердый и суровый, а с другой – веселый и озорной. По ее мнению, россиянам присущ «комплекс льда и снега»: любовь к зимним видам спорта и забавам на морозе свидетельствует о способности предаваться веселью, забыв про холод, ветер и прочие невзгоды.

«Всех порвем!»

Если посмотреть, что пишут о России и Путине западные медиа, то сложится образ жесткого агрессора, следующего худшим образцам XX века. «Тоталитаристская страна», возглавляемая «диктатором», не дает свободолюбивым и цивилизованным украинцам воссоединиться с матерью-Европой. Например, «Евроньюс» недавно показывал расстрел украинскими военными портрета Путина, на котором президент РФ был представлен в образе Гитлера…

Российские СМИ, в свою очередь, рассуждают о том, что европейские лидеры «кинули» нашего президента, отказавшись вместе с ним быть гарантами мирного разрешения ситуации на Украине. И более широко – о том, что Запад обещал не сдвигать границы НАТО на восток, но вероломно обманул, воспользовавшись периодом слабости России.

Таким образом, создаются две совершенно несовпадающие реальности. В одной – наглая агрессивная Россия и белый пушистый Запад, в другой – лицемерный подлый Запад и прямая, немного наивная Россия. При этом если среди россиян есть достаточно большой процент читающих англоязычные медиа, то на Западе количество тех, кто знает русский, ничтожно мало. Для формирования стереоскопического зрения просто недостаточно данных.

Наряду с нарастанием противоречия в информационных потоках идет и другой процесс – противопоставление символов и знаков, зачастую затрагивающих более глубокие эмоциональные струны нашей души.

В России сейчас наблюдается всплеск спроса на патриотическую продукцию. Наиболее яркий пример – футболки с изображением Путина и соответствующими лозунгами. В Москве они распродаются влет. Интересно, что среди покупателей подобной продукции оказался и Микки Рурк. Позже вокруг этого приобретения развилась целая история: российские СМИ сообщили, что с актером связались вежливые люди из Госдепа и дружески посоветовали футболки с Путиным не носить. Правда, пресс-служба Совбеза США на просьбу ИТАР-ТАСС прокомментировать публикацию о том, будто власти США рекомендовали звездам Голливуда Микки Рурку и Стивену Сигалу не слишком афишировать свою симпатию к России, ответила: «У правительства Соединенных Штатов имеются более безотлагательные заботы в сфере национальной безопасности, чем то, какие майки могут носить г-н Рурк и г-н Сигал».

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17