Тара Пэмми.

Любовная греческая провокация



скачать книгу бесплатно

Blackmailed by the Greek’s Vows © 2018 by Tara Pammi

«Любовная греческая провокация»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

Боже… она была одета, как уличная проститутка.

Впрочем, нет, на проститутку она не была похожа.

Ни одна шлюха не обладает чувством стиля и врожденной грацией, которой было наполнено каждое движение его жены.

Она больше походила на женщину, оказывающую эскорт-услуги миллиардерам.

Прежде чем красная пелена перед взором Кайроса Константино рассеялась, прошло с полминуты.

Он ожидал от своей импульсивной своенравной жены всего, чего угодно, только не подобной выходки.

Когда нанятый им частный сыщик сообщил ему, что нашел Валентину и что она будет присутствовать на вечеринке, которая пройдет сегодня на борту яхты Кайроса, он нисколько не удивился.

Валентина всегда была королевой миланских вечеринок.

Она была энергичной и чувственной. Яркой, как бабочка, порхающая с цветка на цветок. В тот момент, когда брат Валентины Леандро указал ему на нее в окружении ее поклонников, Кайрос понял, что хочет эту женщину.

Через пару минут после того, как Леандро представил их с Валентиной друг другу, Кайрос решил, что она станет его женой.

Она была лучшим стимулом, с помощью которого Леандро мог уговорить Кайроса заключить деловой союз. Валентина получила богатого влиятельного мужа, а Кайрос – право на вхождение в круги потомственной аристократии, к которым принадлежала династия Конти. Но на самом деле единственное, что нужно было Кайросу от сделки с Леандро, – это Валентина.

К сожалению, через неделю их брака он осознал, что обрел в ее лице всего лишь статусную жену. Что Валентина эмоционально неустойчивая, импульсивная и очень ранимая.

Главным доказательством этого было то, что она ушла от него девять месяцев назад, не сказав ни слова.

И он встретил ее снова только на сегодняшней вечеринке.

Он увидел компанию, состоящую из трех русских инвесторов, своего друга Макса, мужчины по имени Николай, который был фотографом и приятелем Валентины, и пяти женщин, не считая самой Валентины.

Эти пять женщин определенно были из службы сопровождения, но самый провокационный наряд был на Валентине.

На ней было короткое золотистое платье, оставляющее открытыми ее загорелые плечи и руки. Корсаж плотно облегал ее маленькую грудь. Грудь, которую Кайрос целовал и ласкал в постели, когда Валентина выгибалась под ним дугой и стонала от наслаждения.

Наблюдая за тем, как трое русских пожирают Валентину взглядом, Кайрос стиснул зубы.

Но гораздо сильнее его злило то, как она энергично жестикулировала, рассказывая какую-то веселую историю по-английски с заметным итальянским акцентом, как она коснулась руки Макса в знак благодарности за предложенный напиток.

К счастью, Кайрос всегда умел сдерживать свои эмоции.

Он по-прежнему хотел Валентину, несмотря на ее взрывной характер и частые истерики.

Она нужна ему в качестве жены на следующие несколько месяцев. Потом он выбросит ее из своей жизни и забудет о ней навсегда.


Если Валентина Конти Константино думала, что ее муж прибыл на яхту, чтобы дать их отношениям второй шанс, она ошиблась. Если у нее и были призрачные надежды на это, они рухнули в тот момент, когда он увидел ее в компании женщин из службы эскорта и мужчин, которых они должны были развлекать. Должно быть, его вывел из себя ее вульгарный наряд, который она надела по настоянию Николая. Именно он убедил ее прийти на эту вечеринку.

Расправив плечи, она сказала Николаю, что он ее кавалер на этот вечер, и принялась развлекать русских. Единственное, что она умела делать, – это очаровывать мужчин. Она могла похвастать многолетним опытом в этом деле. Она была хорошо подкована в моде и политике.

Все шло гладко, пока не появился Кайрос.

Потягивая джин-тоник, она кивнула, когда Николай что-то прошептал ей на ухо. Она продолжала улыбаться, несмотря на то что у нее болело горло от фальшивого смеха и ее тошнило от необходимости играть роль беззаботной светской львицы, когда на душе у нее скребли кошки.

Когда на палубе появился Кайрос, ей пришлось приложить усилия, чтобы оставаться невозмутимой. Ей было трудно сохранять внешнее спокойствие, когда внутри у нее все кипело от гнева при виде женщины, которая бесстыже к нему клеилась.

Валентине хотелось заявить во всеуслышание, что этот мужчина принадлежит ей.

Вот только он никогда ей не принадлежал.

Ее рука задрожала. Кубики льда в стакане зазвенели, и она поставила его на стойку, чтобы никто не заметил ее волнения.

Мужчины собрались вокруг Макса, ожидая, когда он представит их Кайросу. Женщины в вызывающих нарядах соблазнительно улыбались ему. Очевидно, их притягивала его грубоватая мужественность и властная манера держаться.

Валентина не была исключением. Она смотрела на своего высокого темноволосого мужа, и внутри у нее все трепетало.

Белая рубашка облегала его широкие плечи. Ее покрой подчеркивал сужающийся книзу торс. Волосы его были коротко подстрижены. Вспомнив, как она запускала в них пальцы во время интимной близости, Валентина опустила руки и сжала их в кулаки.

Взгляд его серебристо-серых глаз скользнул вверх по ее ногам, задержавшись на краю подола ее платья. После этого он продолжил двигаться вверх, остановившись сначала на груди, затем на лице.

Одним лишь взглядом он пробудил в ней желание, дал ей понять, что она все еще принадлежит ему.

Тина задрожала от желания, но, вспомнив о том, сколько ей пришлось страдать по его вине, дерзко вскинула голову. По его мнению, она одевалась провокационно. Он не понимал, что ее кокетливость имеет природный характер. Они не раз ссорились из-за ее стиля одежды, прически и манеры держаться.

Стелла, блондинка с роскошными формами, которая до этого была симпатична Тине, похлопала Кайроса по руке. Его тонкие губы изогнулись в улыбке, и он тут же отвернулся от Валентины.

Горло Тины сдавило, и она поспешно отвела взгляд, пока никто не заметил ее унижения.

Девять месяцев назад она дала бы женщине пощечину. Вспомнив, как она в припадке неконтролируемой ревности ударила свою невестку Софию, Тина внутренне содрогнулась.

Девять месяцев назад она пошла бы на поводу у своих эмоций, закатила скандал, выставила себя на посмешище и показала Кайросу и остальным, что она сходит по нему с ума.

Девять месяцев назад она сильно заблуждалась, думая, что Кайрос женился на ней, потому что испытывал к ней чувства, хотя и не выражал их словами.

Но нет, он женился на ней только для того, чтобы заключить деловой союз с ее братом Леандро. Даже после того, как узнала горькую правду, она по-прежнему была готова дать шанс их браку.

Но у Кайроса не было сердца, и он не знал, как ему быть с женщиной, которую ему отдали в жены.

Она унизилась перед ним, сосредоточила на нем все мысли и чувства, и этого Кайросу оказалось недостаточно.

Ее оказалось ему недостаточно.


– Значит, между тобой и твоим сердитым мужем все кончено?

– Да, – машинально ответила Тина и пожалела об этом.

Когда вечеринка начала подходить к концу, она ускользнула под палубу, сославшись на то, что ей нужно в дамскую комнату, и спряталась в красивой спальне в серо-голубых тонах. Она была готова провести ночь здесь, лишь бы не видеть, как Кайрос уходит с другой женщиной. Она так устала изображать беззаботную светскую львицу, спрятав все свои чувства и переживания в самом дальнем уголке своего сердца.

Николай проследовал за ней вниз. За последние два месяца она поняла, что он безобиден, но сейчас он был пьян. Ее брат Лука давно предупреждал ее о том, что ей не следует доверять пьяным мужчинам.

– Я сейчас вызову тебе такси, – сказала она Николаю, доставая из клатча мобильный телефон.

Николай, сидящий на краю кровати, вытянул ногу и провел мыском ботинка по голой лодыжке Валентины.

– Может, мы лучше проведем ночь здесь, Тина, mi amore[1]1
  Любовь моя (итал.).


[Закрыть]
. Теперь, когда между тобой и этим здоровенным греком действительно все…

Тина ударила его мыском туфли по ноге, и он, вскрикнув, опустил ногу.

От усталости у нее кружилась голова, ноги ныли от высоких каблуков. С того момента, как она увидела Кайроса, в ней боролись зов плоти и голос разума. Меньше всего ей сейчас были нужны приставания Николая.

– Мы с Кайросом не разведены. Кроме того, меня сейчас вообще не интересуют отношения, – сказала она.

– Я наблюдал за ним сегодня, cara mia[2]2
  Моя дорогая (итал.).


[Закрыть]
. Он ни разу на тебя не посмотрел, как если бы вы были абсолютно чужими друг другу. Похоже, его заинтересовала та грудастая шлюха. Стелла, кажется.

К горлу Валентины подкатился комок. Ну зачем она сюда сегодня пришла?

– Per favore[3]3
  Пожалуйста (итал.).


[Закрыть]
, Ник, не называй ее так.

– Ты называла Клаудию Вандербильт еще более ужасными словами, когда она вышла замуж за шестидесятилетнего старика.

Чувствуя стыд и сожаление, Тина поморщилась.

Николай прав. Тина была избалованной и плохо себя вела. Ей следует оставить Николая в своей жизни хотя бы только для того, чтобы он напоминал ей, какой стервой она была когда-то.

Пока Валентина, подняв телефон, ходила по комнате, пытаясь поймать сигнал, Николай подошел к ней. Почувствовав, как его руки заскользили по ее бедрам, Тина замерла на месте и схватила его за руки, помешав им двигаться.

– Пожалуйста, Николай. Мне хотелось бы сохранить единственного друга, который у меня есть.

– Ты действительно изменилась, Тина. Превратилась из ядовитой змеи в… – он наклонил голову, и она почувствовала исходящий от него запах алкоголя, – невинную овечку? В прекрасную газель?

Очевидно, Ник сильно напился, если он называет ее невинной овечкой.

Прежде чем Тина попыталась снять с себя руки Ника, они сами куда-то исчезли. Затем Ник тяжело рухнул на пол и, ударившись о кровать, издал жалобный стон.

Тина повернулась, и у нее перехватило дыхание.

Глава 2

Кайрос неподвижно стоял, прислонившись к двери. Можно было предположить, что он сдерживает ярость, но лицо его не выражало никаких эмоций.

Тину они переполняли, но она не подала виду. Не обращая внимания на то, что ее платье задралось и, возможно, из-под него были видны ее трусики, она подошла к Николаю, опустилась перед ним на колени и погрузила пальцы в его слипшиеся от геля волосы. Его дыхание, пахнущее виски, щекотало ей грудь, но причиной того, что по ее коже пробежали мурашки, было не это, а взгляд серебристо-серых глаз, который сверлил ей спину.

Позади нее раздалось еле слышное ругательство. Она проигнорировала его точно так же, как пыталась игнорировать бешеный стук своего сердца.

– Что ты делаешь?

Она не видела Кайроса девять месяцев. Столько же времени она с ним не разговаривала. Надежда на то, что он за ней приедет, умерла уже через месяц после ее ухода.

Тина сглотнула, чтобы сохранить спокойствие.

– Проверяю, нет ли шишки.

– Зачем?

Она фыркнула:

– Николай мой друг, и мне небезразлично, что с ним происходит.

Тина посмотрела на красивое лицо Николая и вздохнула. Он был ее другом.

Он нашел ей второразрядную работу в модном агентстве, когда она вернулась в Милан из Парижа, готовясь признать свое поражение. Помимо этого он нашел ей жилье: она снимала крошечный домик с одной спальней вместе с четырьмя другими девушками.

Николай помогал ей не по доброте душевной. Он просто хотел видеть ее униженной. Ему доставляло удовольствие наблюдать за тем, как она утрачивает былой лоск. Возможно, он ждал, что однажды она ему отдастся.

Но каковы бы ни были мотивы Николая, он был единственным человеком, который протянул ей руку помощи. Он был единственным, кто не смеялся над ее жалкими попытками стать самостоятельной и добиться успеха.

Кайрос язвительно рассмеялся, и каждая нервная клеточка в ее теле зазвенела от напряжения.

– У тебя нет друзей. По крайней мере настоящих. Женщины ищут общения с тобой, чтобы ты одобрила их платья и туфли. Мужчины бегают за тобой, потому что они…

Все, что сейчас он сказал, было правдой. Эта правда унижала, причиняла боль.

– Не сдерживайся, Кайрос, раз уже начал. Говори как есть, – сказала она, игнорируя подступившие к глазам слезы.

– Потому что они предполагают, что ты необузданная и страстная в постели. Когда твой друг получит то, чего хочет, ты перестанешь для него существовать.

Ее муж думает о ней худшее. Если у нее и были какие-то сомнения на этот счет, теперь их совсем не осталось.

Она влюбилась в мужчину, который считал, что она хороша только в сексе и ни в чем больше.

– Да, я поверхностная и неинтересная, но ты получаешь то, что видишь. Я, по крайней мере, не даю лживых обещаний.

Кайрос явно не ожидал такое услышать. В воздухе между ними повисло напряженное молчание.

– Я не дал тебе ни одного обещания, которое не сдержал, – ответил он наконец. – Когда я брал тебя в жены, я обещал твоему брату, что обеспечу тебе тот уровень жизни, к которому ты привыкла, и я это сделал. Я обещал доставить тебе в нашу первую брачную ночь такое удовольствие, какого ты не знала прежде, и я уверен, что выполнил это обещание.

«Я никогда не говорил, что люблю тебя».

Кайрос не произнес этого вслух, но она поняла, куда он клонит.

Он ни разу не говорил, что любит ее. Она сама навоображала себе то, чего не было. Глупая наивная Валентина придумала романтическую сказку, в которой этот суровый, неприступный мужчина был прекрасным принцем.

Не найдя шишку на голове Николая, она облегченно вздохнула. Ее друг спал, уронив голову ей на грудь.

– Оставь его.

Проигнорировав это, Тина поднялась и просунула руки под плечи Николая, чтобы помочь ему встать.

– Я сказал, оставь его, Валентина.

Не успела она опомниться, как Кайрос поднял Николая, забросил его себе на плечо и красноречиво посмотрел на Валентину.

Тина вспомнила, как однажды он сделал то же самое с ней в загородном клубе. На глазах у его коллег и их жен она прыгнула прямо в одежде в бассейн, потому что он все выходные не уделял ей внимания.

Принеся ее в номер, Кайрос раздел ее, а затем сунул под холодный душ. Глаза его при этом сверкали от гнева. Когда он вытащил ее из душа и вытер насухо, его гнев превратился в страсть.

Поняв, что он сейчас предается тем же воспоминаниям, она отвела взгляд.

– Теперь, когда несчастный идиот выполнил свою задачу, я могу выбросить его за борт? – произнес Кайрос высокомерным тоном.

– Какую еще задачу?

– Ты использовала его, чтобы заставить меня ревновать. Ты смеялась над его шутками, танцевала с ним, прикасалась к нему, чтобы меня разозлить. Теперь, когда все сделано, ты в нем больше не нуждаешься.

– Я же сказала тебе, что Ник мой друг. – Она снова встретилась взглядом с Кайросом, и ее щеки вспыхнули. – Все, что я делала сегодня вечером, никак не было связано с тобой. Мой мир больше не вращается вокруг тебя, Кайрос.

Он бросил Николая на кровать, как если бы тот был мешком с картошкой. Ник что-то недовольно пробурчал и снова заснул.

У Валентины заболела голова, и она начала массировать пальцами виски.

– Кайрос, пожалуйста, уйди.

– Достаточно, Валентина. Тебе удалось привлечь мое внимание. Скажи мне, ты на самом деле работаешь в службе эскорта или ты присоединилась к тем женщинам только для того, чтобы вывести меня из себя?

– Ты спрашиваешь меня, занималась ли я все эти месяцы проституцией? – Она похвалила себя за то, что ее голос прозвучал спокойно, несмотря на то что ее сердце бешено колотилось.

– Сначала я думал, что нет. Но, зная тебя и твои дурные наклонности, я могу лишь догадываться, как далеко ты могла зайти, чтобы меня проучить и шокировать.

Подойдя к двери, она открыла ее:

– Уходи.

Он прислонился к спинке кровати.

– Ты не останешься здесь с ним.

Тина сложила руки на груди и наклонила голову набок.

– Я делаю что хочу и с кем хочу с того дня, когда я поняла, что наш брак был фарсом, и ушла от тебя. Не поздновато ли ты начал строить из себя мужа-собственника?

Разве она не дала себе слово, что больше никогда не будет его провоцировать таким образом?

Тина задержала дыхание, готовясь услышать гневные обвинения в свой адрес, но их не последовало. Она лишь заметила, как в ответ на ее слова его серые глаза сверкнули, а верхняя губа еле заметно дернулась.

– В таком случае хорошо, что я не поверил всем твоим клятвам в любви, правда, Валентина?

Его тон был спокойным, но Тина знала, что это спокойствие обманчиво.

– Больше никаких жалких проявлений ревности с твоей стороны, – продолжил он. – Больше никаких громких признаний в любви. Больше не смей давать пощечины женщинам, с которыми я дружу.

Она всегда была склонна к аффектации, но неспособность Кайроса испытывать глубокие чувства и делиться с кем-либо своими мыслями и эмоциями превращала ее в истеричку, не умеющую отвечать за свои поступки.

– Ничего этого больше не будет, Кайрос, – согласилась она.

У нее не было денег даже на такси, но за девять месяцев ее стремления к независимости она поняла, что это мелочи. Если понадобится, она пойдет пешком.

Она выжила без дизайнерской одежды и модных туфель, без виллы Конти, дорогих машин и стиля жизни светской львицы.

Тина подняла с пола клатч и мобильный телефон:

– Если ты не уйдешь, уйду я.

Кайрос встал в дверном проеме, загородив ей выход.

– Ты не выйдешь отсюда, одетая как дешевая шлюха, которая собралась на работу.

– Я не хочу…

– Я заброшу тебя на плечо, отнесу в другую каюту и запру там, – спокойно произнес он.

– Хорошо. Давай поговорим. – Бросив клатч на кровать, она посмотрела на Кайроса: – Может, позвонишь своему адвокату и распорядишься, чтобы он привез сюда документы на развод? Я сразу подпишу их, мы с тобой мирно разойдемся и больше никогда не увидимся.

Кайрос даже не шелохнулся, но Тина почувствовала, что он напрягся. Ей удалось его удивить? Шокировать?

Он расстегнул запонку на правом запястье и закатал рукав рубашки. Эти платиновые запонки подарила ему Валентина, когда со дня их свадьбы прошло три месяца.

Затем он вытянул перед ней левую руку. Будучи левшой, он всегда сначала расстегивал правую манжету. В их первую брачную ночь она заметила, что пальцы на его правой руке плохо выполняют движения, требующие мелкой моторики. Когда она спросила его, что у него с рукой, он поцеловал ее в ответ. Когда она спросила его об этом в следующий раз, он просто пожал плечами.

Он всегда так делал, когда не хотел разговаривать.

Валентина расстегнула ему левую манжету в их брачную ночь и еще много раз после этого. Простое действие стало для них обоих своеобразным ритуалом.

Сейчас она тупо уставилась на сильную руку с длинными пальцами. Поскольку он не надевал перчаток, когда поднимал тяжести в спортзале, на его ладонях были мозоли. Однако когда они ласкали ее во время близости, их прикосновения были нежными.

Он по-прежнему носил обручальное кольцо.

Тину бросило в дрожь. Она не могла себя заставить к нему прикоснуться.

Не встречаясь с ним взглядом, она отошла от него на несколько шагов.

– Что я должна сделать, чтобы заставить тебя поверить, что для меня наш брак закончен? Что мои поступки больше не продиктованы желанием заставить тебя вспомнить о моем существовании? Обратить на меня внимание.

Кайрос ухмыльнулся:

– Значит, вот что ты делала во время нашего брака?

Прислонившись к противоположной стене, она пожала плечами:

– Я хочу поговорить о разводе.

– Ты правда хочешь развода?

– Да. Наш брак нельзя назвать удачным, и я не хочу, чтобы у нас все продолжалось в том же духе.

– Значит, Леандро сообщил тебе о том, что при разводе ты получишь астрономическую сумму денег?

– Что?

– Твой брат настоял на том, чтобы в случае развода ты получила значительную часть моего имущества. Он был очень настойчив. – Кайрос пожал плечами: – Возможно, Леандро знал, как трудно будет любому мужчине оставаться твоим мужем.

– Думаешь, что, сказав мне об этом, ты сделал мне больно? Леандро… – Ее голос сломался, когда она подумала о своих братьях, от которых отдалилась. – Он фактически вырастил меня. Он любил меня, хотя мог бы ненавидеть, потому что из-за меня наша мать бросила его и Луку. Но я по-прежнему не общаюсь с ним, потому что он был такого невысокого мнения обо мне, что ему пришлось тебя подкупить, чтобы заставить тебя на мне жениться. Короче говоря, Кайрос, ни этот брак, ни то, что мне полагается при разводе, не имеют для меня никакого значения.

В следующий момент он оказался прямо перед ней, и она почувствовала аромат одеколона, смешанный с запахом его кожи. Кайрос не прикоснулся к ней, но в глубине ее женского естества вспыхнул огонь желания.

– В таком случае где ты взяла деньги на покупку платья от-кутюр и дизайнерских туфель?

– Я не прикасалась к твоим кредиткам все эти девять месяцев. Я не взяла ни одного евро у своих братьев. Вещи, которые на мне сейчас, принадлежат Николаю.

– А-а. – Его взгляд скользнул по ее телу. От жестокости, которую она прочитала в его глазах, у нее перехватило дыхание. Кайрос кивком указал ей на спящего на кровати Николая: – Ну конечно же. Как я сразу не догадался? Теперь тебя одевает твой сутенер.

– Николай никакой не сутенер. Он обманул меня, сказав, что мы пойдем на обычную вечеринку.

– Должен признать, что только Валентина Константино может выглядеть стильно и элегантно в вульгарном обтягивающем платье. Но это умение оказалось не очень полезным, правда? Париж не принял тебя, и всего через два месяца ты вернулась в Милан. С тех пор ты пресмыкаешься перед всеми в дурацком модном журнале. Приносишь кофе стервозным моделям, которыми ты раньше командовала, выполняешь поручения фотографов, которые прежде сходили по тебе с ума. – Он снова окинул ее взглядом: – Ну что, с тебя достаточно реальности? Ты готова вернуться к своей привычной роскошной жизни?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3