Тамара Концевая.

Африка у дороги. Путевая повесть



скачать книгу бесплатно

© Тамара Концевая, 2017


ISBN 978-5-4485-8871-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Мне ничего не надо, всё уже было

Лишь положите мир в мои ладони!

Не растерять бы страны и горы не обрушить

Пустыни не просыпать, да рек не расплескать!


Канун 2013 года. Возвращаясь из Азии, уже знала, что через две недели отправлюсь Африку брать штурмом. Почему штурмом? Неудачный, как я считала, предыдущий вояж на континенте по-чёрному наследил в моей душе и на какое-то время лишил меня желания «покорять» Африку. Но только лишь на время! Африка прямолинейна и дерзка. Она бросает вызов каждому, кто посмел проникнуть на её территорию. Это я чётко усвоила. Тогда я стала мужественной, и как-то независимо от моих слёзных страданий решила ещё раз вторгнуться на Чёрный континент. Потихоньку готовила следующее путешествие для «трудного материка». Я подбирала материал, делала выписки из статей, искала нужные мне ссылки в интернете, смотрела фотографии и всё чётче определялся маршрут и вырисовывались цели.

Незаметно пролетели шесть месяцев. Запланированное перед Африкой азиатское путешествие подоспело, а после легко доступной Азии напрочь исчезли мои африканские обиды и улетучились горькие воспоминания о реально пережитых опасностях в Мозамбике, об унижении там моей персоны и неуважении ко мне, как к женщине.

Третий африканский маршрут и его программа были готовы, запасные варианты на случай неудачи продуманы. Предстояло преодолеть четыре страны: Танзания, Замбия, Ботсвана, Намибия. Мозамбика в этот раз не было.

Вновь решила начать с Танзании, и не потому, что она мне очень нравится, хотя предполагаю, а потому, что именно в Танзанию чаще всего авиакомпании делают скидки на билеты, которыми я уже успела воспользоваться, став обладательницей билетика до Дар-эс-Салама.

Только одного не могла для себя уяснить. Что буду делать в Танзании в третий раз? Именно эта страна оказалась моим белым пятном, которое никак не обрисовывалось. Смотреть на зверей я уже не стремилась, Занзибар пройден, нетронутый цивилизацией остров найден. Тогда что? Но я всегда знала, что жизнь удивительна и полна неожиданностей! Так случилось и в этот раз.

***

Едва перешагнув порог своей квартиры, открыла интернет. Соскучилась, право дело! Странное письмо перечитала дважды. Писала девушка, предлагая мне прочесть сообщение на одном из ресурсов. Это была интрига и я прочла. Каково же было удивление, когда стало ясно, что Лена, так звали девушку, и её семья живут и работают в Танзании, а меня просто приглашали в гости. Конечно, не совсем просто, а из солидарности. Как будто бы знали, что я туда собралась!

Всё дело в моей фотографии, которую её супруг Андрей случайно увидел. Та фотография из африканского вояжа с посещением Мозамбика была опубликована в интернете, где я снимала наводнение на танзанийском озере Ньяса с участием моего автобуса и грузовой машины с напитками «Кока-Кола».



Так вот; у них была такая же фотография, только вместо автобуса «красовалась» забрызганная грязью и увязшая напрочь машина Андрея! Мы в одно и тоже время находились в одном и том же месте, а наши фотографии были сделаны из одной точки.

Только мой автобус захлебнулся безудержным потоком воды, а машина Андрея на второй день погрузилась в густую грязь на месте стоявшего здесь вчера пассажирского транспорта.

Надо же! Русская семья находилась со мной в одно время на озере Ньяса в маленькой деревушке Матема, где мы не встретились, а тут среди миллионов снимков в интернете под руку попался именно мой! Если при всём при этом ещё и учесть, что семья не штудирует ресурсы путешествий и интересы у них совсем другие, то случай совсем неординарный.

Ну да, с этого всё и началось. Мы списались, созвонились, сговорились. Я еду к ним! Хоть на три дня!


Новый Год на носу, а мне в Африку надо! Народ сметал с прилавков гипермаркетов всё, лишь только туристические палатки никому не были нужны кроме меня. Я же в Африку завтра еду! Думаю, что в моём городе только я первого января нового 2013 года отправлялась на Чёрный континент.

За несколько дней до отъезда уже просто перестала спать, на работу ходила по инерции, никому не звонила и звонки принимала выборочно. Мне не хотелось праздничных встреч и застолий, которые забирают время и ничего не дают взамен. Мне не хотелось шумных компаний и плоских шуток, после которых требовалось смеяться, хоть и не смешно. Мне не хотелось терпеть нетерпимое. Мне хотелось только в Африку! Чувствовала, что без неё не могу жить, и уже не смогу жить никогда! У меня замирало сердце в ожидании счастья, иногда оно падало и билось в месте солнечного сплетения, а потом вновь подскакивало вверх. То, что меня ждёт счастье вперемежку с приключениями – я не сомневалась. Каким-то трудно объяснимым интуитивным потоком из вне доносилась до меня уверенность и я чувствовала формировавшуюся во мне внутреннюю силу, безудержное любопытство, полное отсутствие страха перед неизвестностью. Да, понятно, присутствовала лёгкая тревога, но она была приятной и волнующей, как тревога перед первым свиданием, или тревога перед вступлением в самостоятельную жизнь после выпускного школьного бала.

Я прокручивала африканские пейзажи в своей буйной головушке, как в калейдоскопе. С жутким нетерпением ждала день, час, минуту, когда выйду за порог собственной квартиры и поверну ключ в замочной скважине.

В мои авантюрные планы была посвящена только подруга. Это было секретное путешествие! После последнего испытания в Мозамбике, моя взбалмошная натура, получив удар под дых, взбаламутилась вновь. Разве я могла признаться в этом своим друзьям, а особенно родственникам? Я не хотела отвечать на их вопросы и слушать увещевания, я не хотела видеть глаза моих близких. Я хотела только в Африку! Ведь все были уверены, что на ней поставлен крест. Как я могла донести до людей, что по-настоящему живу только в путешествиях, а всё остальное время я их просто жду?

Во многом ситуацию облегчал тот факт, что семья сына на момент моего отъезда находилась в другом городе. Поэтому решила, что сейчас я промолчу, потом позвоню, а по возвращении покаюсь.

Танзания

Глава 1. Одна за африканский экватор

Египетские авиалинии не подвели, задержек и накладок не случилось. Только самолёты маловаты, а потому трясло над морем в первую половину пути, а после пересадки от Каира до Дара трясло постоянно. Небо было затянуто чернотой, но тем не менее самолёт удачно приземлился на горячую африканскую землю в 5.30 утра. Вот-вот разразится дождь. Жаркий, плотный туман обволакивал тело и затруднял дыхание, но я знала, что через несколько дней я перестану его замечать.

И вот я снова в Африке! И снова «мзунгу» (белый) будут кричать дети вслед.

– Карибу, рафики! (Добро пожаловать, друг!)

А я бесконечно стану отвечать:

– Асанте сана! (Большое спасибо!)

Я больше не боюсь тебя, Африка! А твой суахили мне кажется песней.

Разовая танзанийская виза в аэропорту за $50 оказалась не как обычно вклеенной во всю страницу, а просто проштампованной, чему несказанно обрадовалась, переживая за место в паспорте. Будучи уже учёной, сразу за территорией аэропорта поменяла доллары на танзанийские шиллинги. Ведь курс валют в аэропорту Julius Nyerere наилучший в стране, и это вопреки всем привычным правилам международных аэропортов, когда вас встречают грабительские расценки на честно заработанные и, может быть, с трудом собранные денежки. Говорить о ценах всё-таки придётся хоть иногда. Понимаю, что время меняет расценки, но как оторвать путешествие от цен? К тому же сию повесть можно расценивать, как путеводитель.

Здесь же в аэропорту приобрела телефонную карту Tigo. Именно ею пользовались мои друзья в Танзании и мне советовали. В очереди за визой вместе со мной стояли волонтёры из Италии. Мишель с дредами ниже пояса и очкарик Кристиано работали на строительстве школы. В аэропорту у них заминка вышла, багаж не пришёл. Сотрудники аэропорта пообещали завтра доставить вещи, а ребята при случае заберут. Поэтому такси до автовокзала Убунго решили взять вместе, где их ждал друг с билетами к автобусу в город Иринга. Я чуть не поперхнулась, ведь мне тоже в Ирингу надо, там встреча с друзьями назначена! Только поеду туда завтра с утра, а сегодня решила отдохнуть в Даре. Сие совпадение сочла добрым знаком. Сложились по 10000 шиллингов ($4) втроём, добрались до автовокзала, где и расстались.

Оставшись одна, сразу сосредоточилась и первым делом билет до Иринги приобрела на утро, потом устало поплелась в «Ривер гестхауз», где останавливалась не раз. А там власть сменилась и старых знакомых уже нет, а только новые. Да и номер за 10000 шиллингов не отдали, только за 15000. Здесь заночевала, а утром поспешила к автобусу до Иринги, оставив предварительно тёплые вещи в «Ривер гестхаузе» до возвращения, если, конечно, не сносят. Как показалось, сотрудник гостиницы решил, что я их ему подарила. В общем, вернусь – узнаю.

Сейчас в Африке стоял сезон ананасов и манго, которые продавали вёдрами. Деревья цвели алым цветом, хотя похоже они цветут всегда. Свежая саванна залита дождями и не изнывает от жары. Куда только подевался знакомый мне жёлто-сухой пейзаж цвета осени? Жареные бананы привычно предлагали по дороге, орешки кешью разносили на подносах. Бананы сразу были куплены и розданы рядом сидящим пассажирам, чтобы сытенькие были, а они меня по приезду с собой позвали, думали, что ночевать негде.

Ехать было часов восемь в сторону знакомого уже города Мбея. Поэтому парк зверей Микуми я терпеливо ждала в надежде посмотреть на грациозных импал. Если ехать по той дороге на машине, то можно остановиться в ресторане парка, что прямо у дороги, и пообедать в приятном окружении животных. А наш автобус на всех парах катил без остановок по парку. Ведь только я ждала животных на дороге, а пассажиры во главе с водителем могли их даже не заметить.

Но что-то сегодня с газелями не везло, я уже и ждать перестала. Вдруг меня сзади окликнули:

– Мзунгу! Смотри, смотри!

Семья слонов паслась среди зонтичных акаций! Я закричала, забыв, что вокруг чужие люди.

– Элефант! Элефант!

Уж не знаю, поняли ли пассажиры мои вопли, но восторг они точно поняли. Я почувствовала их расположение уже по тому, что все уставились в окна, высматривая животных для меня. Начались разные парнокопытные и меня постоянно дёргали соседи, тыча пальцем в стекло. А когда начались жирафы, я даже с места вскочила и в окно голову выставила:

– Жирафы! Жирафы!

Наверное, все подумали, что я сошла с ума, особенно жирафы. Они прядали ушами, медленно поворачивали головы с маленькими рожками и жевали жвачку. Жирафы были выше всей саванны! Такие красивые! Такие цветные! Руку протяни и достанешь!



Я была неудержимо счастлива, а пассажиры счастливы уже оттого, что счастлива я. Они были мне благодарны, что их Африка, не так уж и плоха. Когда закончился парк, горы пошли, усыпанные камнями. Обезьяны мусор подбирали вдоль дороги и пакеты проверяли, прыгая с ними по камням. Серпантин начался, каменное лоно реки далеко внизу. А вот и первая авария на дороге; большегруз завис на склоне кверху колёсами. Потом вторая, страшная. Кабина всмятку, колёса отлетели, всё искорёжено. Аварии встречались постоянно, похоже, что здесь этому никто очень-то не удивлялся. Привыкли.

Городок Иринга расположился на горе в прекрасной климатической зоне Танзании, да и сам весь в подстриженных газонах и клумбах, а на центральной пощади башня с городскими часами. Завтра я должна здесь встретиться с Леной и Андреем, которые живут в местечке Сао Хил, а сюда в Ирингу привезут семилетнего сынишку после выходных в школу-интернат, заодно и меня заберут к себе.

Оказавшись на улицах города, сразу была окружена «помогайлами». Это такие непрошеные помощники, каждый из которых обещал отвести в недорогой отель. Выбрала среди них одного с мыслью в глазах, а он моих надежд совсем не оправдал. Забежал далеко вперёд и уже на регистрационной стойке в отеле цену мне придумали. Я прямо с улицы спросила о стоимости и повернула обратно. Устроилась в маленький отель «Embalasasa» рядом с вокзалом в разы дешевле и без помощников. Всяких «надувал» надо сторониться и с просьбами к ним не обращаться, иначе будут ходить вслед и цены накручивать. Главное не ошибиться к кому с вопросом обратиться, ведь «помогайлу» не отличить от нормального человека. Они очень мешают и не дают проявить самостоятельность.

Ну, а пока суть да дело, в туристическом агентстве карту города взяла, чтобы завтра по историческим местам пройти, если можно так назвать несколько мусульманских и католических храмов вместе с местным кладбищем, считающимся национальным достоянием. Ведь Танзания входила в состав Германской Восточной Африки и на территории Иринги в конце 19-го века была сформирована база немецких войск, чтобы подавлять сопротивления местного населения. Именно с теми событиями связаны захоронения на кладбище в Иринге.

Остаток дня я провела в очень медленном интернете, а на утро мне даже предложили завтрак в отеле: чай и чапати (пресная лепёшка).

После лёгкого завтрака пошла по мечетям и костёлам, но всё было обычным и виденным мною не раз. Потом лениво на кладбище заглянула. Все надписи там на суахили, кто бы перевёл! Но видно, захоронены здесь лучшие люди города, которыми гордится Иринга. Участники былых восстаний и сопротивлений немецким колонизаторам покоились тут с миром.

Зелёные улицы города в вековых деревьях благоухали свежестью, а вот заборы оказались странными; они собирались из продольных досок и ограждали проезжую часть от жилых домов. Вокруг поселения громоздились сине-зелёные горы, а красивые камни монолитами возвышались над склонами.

Так и ходила бы я изнывая от скуки в ожидании встречи с друзьями, если бы вдруг недалеко от мечети не остановилась грузовая машина. Два разнаряженных в красное парня, оператор с камерой на треноге и режиссёр стали шумно выгружаться на красивую поляну в обрамлении стройных кипарисов. Стало ясно, что будет съёмка. Действительно, громоздкие колонки вдруг низвергли непривычные уху напевы, а парни в красном стали танцевать прямо на поляне. Снимали музыкальный клип под африканскую музыку. Парни танцевали на фоне кипарисов, красиво контрастируя со свежей зеленью своими красными рубашками.



Я снимала тот же самый клип, а по дороге шли люди, ехали мотоциклисты, невольно становясь героями сюжета. Этот клип я увидела через полтора месяца по телевизору в рейсовом автобусе, когда вернулась в Танзанию из южных стран Африки. Я радовалась и смеялась, показывая всем своё видео, где те же два парня в красных рубашках выплясывали под монотонную танзанийскую музыку.

А пока зазвонил долгожданный телефонный звонок и я, помахав всей группе рукой, отправилась на встречу с Леной и Андреем. Ребята оказались улыбчивые и простые с уже готовым планом действий на сегодня. Два сына – четырёх и семи лет – неистовствовали на заднем сиденье машины. Старшего предстояло оставить в интернате, где проживание и обучение детей бесплатно. Таков здесь порядок – забирать учеников домой только на выходные, а в интернате целую неделю с ними будут говорить исключительно на английском языке. Андрей работал инженером на пилораме одной норвежской компании. Предприятие обеспечивало бесплатное обучение детей, предоставляло семьям дом на своей территории, оплачивало домработницу и ещё предусматривало много разных льгот, которые просто не запомнила.

А пока мы все вместе отправились на рынок за закупкой продуктов. Они заготавливались на неделю до следующих выходных. Лена торговалась со знанием дела. Многие продавцы были ей давно знакомы, особенно тот, у которого всегда была красная свёкла на прилавке. Он никак не мог взять в толк, что делают русские с той свёклой, которую скупают у него каждую неделю килограммами? Больше никто её в таких количествах не брал. В тот день у продавца не оказалось столь ценного овоща. Ну вот, всю семью без свёклы оставил!

Потом происходила покупка мяса, где мясники сшибались лбами при виде русской семьи, наперебой предлагая свой товар. Опять выбирала Лена, чтобы мясо не жирное было, молодое и приятно пахнущее. Когда закупка недельного рациона завершилась, то мы отправились на обед в индийский ресторан. Красивая территория благоухала цветами. Тихое место оказалось почти безлюдным но обслуживание достойным, а пища к удивлению была предложена танзанийская. Уже в последнюю очередь поехали в интернат, где встретила нас чёрная воспитательница с большим телом и улыбчивым ртом. Провела по комнатам для порядка, где было всё необходимое для жизни и обучения ребят, показала ухоженный зелёный двор за крепкой оградой, представила охрану на входе.

Ну, а после обязательной программы началась произвольная. Мне было очень комфортно с ребятами, они оказались чудными! Проехались по городу, полюбовались на камни в доступной близости, что монолитами свисали над склоном, а потом отправились за 15 километров в удивительное и необычное место.

Глава 2. Камни Исимиля (Isimila Stone) достойны удивления

Это место находится под охраной государства и является заповедником, а потому здесь положены гиды и кассиры, хотя кроме нас желающих смотреть на камни не было; возможно оттого, что сейчас сезон дождей и вязкая красная глина липла к ногам комьями, а стряхнуть её не так уж просто. И снова Лена была отправлена на торг к кассирам, которые увидев белых стали руки чесать. Мы с Андреем и маленьким Денисом «равнодушно» ждали результата. И Лена победила! За какие-то малые деньги нас пропустили, ещё и гида в придачу выдали. Молодая девушка шла впереди определяя путь. Едва заметная тропинка вилась в колючих зарослях, но даже здесь росли грибы. Неожиданно вышли на край каньона и я просто ахнула! Внизу, в русле древней реки стояли гигантские каменные столбы красно-оранжевого цвета, как будто специально вырезанные рукой великана и красиво расставленные.



60000 лет! Эрозия почвы благодаря древней реке, вымывшей гранитные столбы в своём русле, придавала месту экстраординарный шарм! Первое впечатление было настолько сильным, что сразу вспомнила пустыню Татакоа в Колумбии, которая просто перевернула моё сознание. А в этот момент даже не поняла, что надо спуститься в каньон и стояла в удивлении над обрывом, пока меня не окликнули и не прервали оцепенение. Настолько сильным было очарование.

Внизу оказалось очень жарко. Белая меловая речушка текла по дну, но в полноводье река поднимается метра на два, о чём свидетельствовали прибрежные кусты, затапливаемые водой. Камни-столбы сокрушительной высоты в причудливых формах выстроились повсюду, куда ни глянь. Я чувствовала себя слабой и совершенно не значимой в окружении мощной природы. Мы шли за нашим гидом затылок в затылок, чтобы не наступить во влажные зыбучие пески, но Денис это сделал первым, утопив кроссовки, которые всё-таки достали, потом и я попала в трясину, но тоже благополучно.

А столбы нависали над нами то приближаясь, то расходясь, образуя ниши, гроты, замкнутые пространства. Стены каньона меняли свой цвет от белого до красного и широкие каменные пласты плавно переходили из одного оттенка в другой. Даже здесь среди песка и мокрой глины зелёная сороконожка выжила, устроившись у нас на пути. Тысячи лет река вымывала этот рельеф с необычными фигурами и удивительно причудливыми берегами, а сама иссякла, оставив нам такое наследие!



Шли очень долго обходя влажные колонны в глиняных подтёках, заходя в ниши и забираясь в гроты, было сыро и скользко, но необыкновенно до самозабвения. Многие столбы здесь увенчаны каменными глыбами, которые грозили сорваться в любую минуту. Совершенно потрясающее место усиливало своё магическое действие полной тишиной, лишь редкая птица где-то в зарослях кричала. Сюда спускаться надо группой, как мы, а одному или вдвоём жутковато будет.

Прошли более километра по вязкому грунту и наша обувь стала тяжёлой от красной глины, но возвращаться не пришлось. Сопровождавшая нас девушка вывела русских к месту входа, умело выбирая путь среди многих ответвлений и рукавов фантастического каньона.

Дорога в Сао Хилл под впечатлением столбов-гигантов оказалась мгновенной, и вот мы уже приехали. Рабочий посёлок в окружении рощи эвкалиптов был не многолюден. Именно вырубкой и распилкой сосен здесь занимались. Не многим танзанийцам посчастливилось работать на предприятии, пользуясь теми же льготами и имея хороший дом. Вырубленный лес организация вновь засаживала соснами, он подрастал и ожидал своей очереди, поэтому варварской вырубкой этого не назовёшь в отличие от соседней Малави, где муланджийский кедр уничтожался безвозвратно компаниями из Конго, Мозамбика.

Эвкалиптовые рощи оставались нетронутыми, оттого они тёмно-зелёной стеной высились в округе. Слишком сложно в обработке это красивое дерево. Его ствол, высыхая после спиливания, идёт трещинами по спирали, по рисунку сплетения стволовых волокон, а использовать можно только то дерево, которое высохло на корню, коих не так уж много. Вот и красуются эвкалипты повсюду, достигая невероятных размеров и не переживая за собственную жизнь.

Я видела, что Андрею нравится его работа и он с удовольствием о ней рассказывал, как я о своих путешествиях. Приехала его семья на работу в Танзанию благодаря своим друзьям, тоже молодой семейной паре. Муж подруги Лены являлся директором данного предприятия по заготовке строительных материалов, родители которого в своё время также работали в Африке. В общем, нам было о чём рассказать друг другу!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное