Тали Индрафик.

Счастье напрокат



скачать книгу бесплатно

© Тали Индрафик, 2017


ISBN 978-5-4485-0345-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

***


Утро. Марина проснулась от ощущения холода. Не удивительно – одеяло сползло на пол и ноги оказались раскрытыми. Вот всегда так: как только отключат отопление – сразу начнутся похолодания. В квартире градусов 17—18, не больше. Хотя… О чем это она? 18 – это же норма. Интересно, тот, кто придумал, что 18 – это норма, тоже живет при температуре плюс 18? Ну, это вряд ли. Наверняка у них дома тёплые полы с регулировкой температуры…

Марина с грустью осмотрела свою крохотную комнатушку со старой мебелью, которую она снимала за 32 доллара в неделю и зажмурилась. Строили же когда-то такие скворечники. То ли дело современные дома – хоромы… Правда, и живут в них почти короли….

В соседней комнате послышался телефонный звонок. Хозяйка квартиры сняла трубку. Как всегда. Звонили её какие-то дальние родственники, которые едва ли не каждый день справлялись о её здоровье, как будто им не терпелось поскорее узнать, что эта маленькая квартиронка досталась им. Марина посочувствовала старушке, но через несколько секунд забыла о ней, переключившись на себя. Действительно, что ей до этой пенсионерки. У неё какая-никакая, а квартира, пусть даже в самом старом районе. Да и жизнь свою она прожила достойно – имела хорошую работу и воспитала двоих детей, которые обзавелись своими семьями и давно уехали за границу. А что у Марины? Прожита четверть века, а у неё – ни мужа, ни детей, ни собственного жилья, ни работы.

Ну, с детьми всё понятно. Как можно их иметь без мужа и постоянного заработка? Ну, а с мужем и работой всё гораздо сложнее…

Девушка взглянула на часы. О, ужас! Она опаздывает на контрольное собеседование. Пять долгих месяцев она посвятила устройству на эту работу. Проходила испытания, собирала рекомендации, учила имена и фамилии руководящего состава всех структур и подразделений, сдавала физическую подготовку, тестирование. О ней беседовали со всеми её бывшими работодателями, учителями и даже соседями. На какой-то момент девушке даже показалось, что её пробуют на должность второго или третьего человека в стране… А она всего-то устраивалась на место специалиста районного отдела Департамента милиции. И вот, сегодня последний день этого «хождения по мукам»…

Впрочем, районный отдел настолько заинтересован в её навыках, что, скорее всего, ей дадут должность в самом отделе. Марина уже даже приблизительно знала перечень обязанностей, которые будет исполнять, ведь об этом не раз говорили. Она не чувствовала себя просто кандидатом на должность. Ей уже нашли применение, в ней нуждались, и она с воодушевлением ждала дня официального приёма на работу.

Девушка даже не заметила, как за размышлениями оделась и перекусила. Она осторожно вышла из квартиры, стараясь не привлекать к себе внимание хозяйки. Марина вообще пыталась избегать старушку – уж больно разные они были.

Едва ли у них нашлись бы общие темы для разговоров. То есть, квартирантка, естественно, при желании поддержала бы беседу с любым человеком, на любую тему, но в данной ситуации именно желания у неё и не было. Как и не было желания мило улыбаться и делать вид, что она полностью согласна с тем, что ей ещё повезло найти «…такую дешёвую комнату в такой хорошей квартире».

Марина вышла из подъезда– опять этот заброшенный и, кажется, совсем забытый Богом район… В доме, в котором она снимала комнату, уже лет 30 не было капитального ремонта. Постоянно протекали трубы, на стенах кое-где то и дело появлялась плесень, но причин для ремонта или утепления не было – температура 18, а плюс 18 – это норма.


В отделе девушку встретили как всегда приветливо. Ей вообще нравился этот коллектив, да и они, это было очевидно, находили её приятной и, что более важно, умной. Марина направилась прямо к начальнику. У того, как ей показалось, было несколько растерянное лицо.

«Ну, что слышно?» – этот вопрос начальник слышал уже много раз, а вот однозначного ответа дать до сих пор не мог. Если бы всё зависело только от него, он давно взял бы Марину на работу. Во-первых, отдел испытывал нехватку кадров, а во-вторых, кандидатура девушки, окончившей университет, его вполне устраивала, и, возможно, даже больше, чем кандидатуры парней, пришедших после армии, не имеющих никакого образования.

Но не все было так просто. Документы кандидатов были отправлены на рассмотрение в городское управление, а оттуда – на одобрение в главный Департамент. Несколько дел вернули из городского управления, но среди них не было дела Марины. Кандидатуры парней давно подтвердили в Департаменте, а Марина да ещё одна девушка до сих пор ждали ответа.

С Наденькой у Марины вообще приключилась занятная история. Когда Марина рассылала своё резюме, а потом пришла на собеседование, её поначалу перепутали с другой девушкой. Возможно, именно поэтому и пригласили на беседу…

А потом они с Наденькой даже подружились, хотя общего у них кроме этой работы ничего не было. Напарница была из очень богатой семьи. Её отец некогда занимал высокопоставленную должность в каком-то управлении автоинспекции, одним словом, был просто большим начальником. Барышня ездила на шикарном отцовском джипе, училась в коммерческом институте на юриста, но очень тяготилась зависимостью от отца, чего Марина не могла понять, поскольку у неё отца вообще не было, он умер, когда она ещё была совсем маленькой.

Не услышав в очередной раз вразумительного ответа от начальника отдела (хотя, что он мог сказать – он сам пешка в кадровой политике Департамента), Марина решила ехать прямо в Департамент.

Деньги у неё заканчивались. Аренда комнаты – тоже. Она и так полгода жила на свои скромные сбережения, поэтому ей нужен был конкретный ответ на поставленный вопрос. Ждать больше не было ни сил, ни времени, ни средств, ни желания…

Девушка была полна решимости, но сердце билось тревожно. За эти полгода устройства на работу её просто выжали, как лимон. А что, если она не получит эту должность? Ей вдруг стало страшно. На протяжении шести месяцев она каждый день занималась физическими упражнениями: отжималась, потягивалась, бегала. Она выучила теоретические вопросы, те, которые еле-еле и не всегда с первого раза сдавали сами работники органов. Она собрала характеристики со школы, университета, всех предыдущих мест работы. Она даже нашла, как ей советовали, высокопоставленных лиц, которые дали ей рекомендации для этой работы. А главное – у неё ведь было самое главное – желание! Она хотела носить форму, следить за порядком и проявить, наконец, то чувство ответственности, которое в ней было заложено от природы.

Работники милиции приезжали в её родной поселок, опрашивали соседей, узнавали о репутации девушки так, будто она не на работу устраивается, а под судом и следствием находится…

Потом нужно было сдать строгую медицинскую комиссию, собрать справки всех существующих диспансеров, о том, что её нет у них на учете, справки с отделов милиции мест, где она жила, о том, что она не привлекалась к ответственности…

У Марины от таких воспоминаний даже голова закружилась.

А может, всё будет хорошо и она зря переживает? Она придет, ей скажут, что она может собирать вещи для отправки в учебный центр. Конечно, так оно и будет. Все испытания она прошла, получив высокие баллы. Может, правы были работники отдела, которые говорили, что их с Наденькой дела где-то просто затерялись. Упали где-нибудь за стол и пылятся, бедненькие, на полу….

Однако на самом деле всё обстояло не совсем так. Дело Марины никуда не пропадало, нигде не терялось, оно просто лежало на столе, его перекладывали с места на место, оно иногда мешало, иногда на него ставили чашку с кофе, но чаще всего от него просто отмахивались, как от надоедливой мухи.

И когда Марина сама лично явилась, чтобы узнать свою дальнейшую судьбу (а от этого решения действительно зависела её судьба), то в Департаменте возник большой переполох: что за дело? Откуда? Что, оно еще здесь? Где оно? Кто этим занимается? Ко мне его…

Марина ждала минут сорок, пока к ней вышел один из «белых воротничков», сбежавшихся на поднятую «шумиху».

– Завтра ваше дело будет отправлено обратно в отдел.

Не очень напоминает конкретный ответ, который ожидала Марина. Девушка собрала всю свою волю, как говорится, в кулак:

– Меня приняли?

– Но вы же женщина? – работник изобразил на лице недоумение. – Мы больше не набираем женщин!

Этот человек незамедлительно скрылся в череде кабинетов, а Марина стояла, словно её окатили ледяной водой. Она боялась пошевелиться. А может, её конечности застыли…

Она-то думала, что в её стране нет дискриминации по половым признакам…

Да и как такое может быть? Может, когда её допускали ко всем испытаниям, кто-то предположил, что она – Марина Петровская – мужчина? Или они были уверены, что она не сможет пройти все до конца? Конечно, проще было бы «отсеять» девушку, если бы она, например, не сдала физическую подготовку или медицинскую комиссию не прошла… А так… Они даже не потрудились сформулировать достойный отказ. Отказано в принятии на работу, потому что гражданка Петровская – женщина…

Девушку переполняли эмоции. От обиды и негодования у неё затряслось все внутри. Ей хотелось разворотить все это здание, перевернуть все вверх дном. И даже не пугали грозящие в этом случае пятнадцать суток ареста.

Руки колотились так же бешено, как и сердце, но вот сил уже не было. Как и не было полноценного за последние месяцы завтрака, ужина и обеда. Как не было денег на дальнейшую жизнь и работы, чтобы их получить. Как и не было уже желания вообще дальше жить…

Стажёрка не заметила, как вышла из Департамента. Она вообще ничего не видела. Глаза были залиты слезами. Когда она заканчивала школу и поступала в университет на юридический, то представляла себя в милицейской форме. Ее чувство справедливости и ответственности так были развиты, что все знакомые легко могли представить эту хрупкую на вид девушку работником правоохранительных органов…

Марина была просто уничтожена. Она схватила телефон, чтобы набрать Наденьку и сообщить ей об услышанном, но приятельница опередила звонком, радостно сообщив о том, что уже собирает вещи для переезда в учебный центр, так как папа договорился с кем нужно, и её приняли….

Кто придумал фразу «опустились руки»? Эта фраза не могла выразить даже десяти процентов того, что чувствовала сейчас Марина. У неё не просто руки – плечи опустились, опустилась душа. Ноги стали ватными, земля под ногами просто растворялась. И ни одной толковой мысли в голове. Сесть. Надо срочно куда-то сесть, чтобы не упасть.

Девушка оглянулась. Она даже не заметила, что всё это время куда-то шла. На углу виднелось какое-то заведение. Марина подошла поближе и отметила про себя, что ресторан явно не из дешевых. Плевать. Уж на кофе ей денег хватит. А если это будет последний кофе в её никчемной жизни, так пусть он будет в шикарном ресторане среди удачливых, богатых, состоявшихся людей.

Потоптавшись немного на месте у входа, Марина все-таки сделала первый шаг – открыла входную дверь. Она не имела ни малейшего понятия, как ведут себя в таких местах, и только начала жалеть о том, что вообще сюда зашла, как к ней подбежал администратор – обаятельный молодой человек с кольцом на безымянном пальце.

Безымянный палец – это первое, на что обращала внимание Марина. У неё были неудачные опыты общения с чужими мужьями. Одно время ей казалось, что она является каким-то магнитом для несвободных мужчин. Впрочем, сейчас это не имело абсолютно никакого значения. И этот мужчина так мил с ней только потому, что дорожит своим рабочим местом да надеется сорвать побольше «чаевых». Знал бы он об её истинном финансовом положении, наверное, сразу же выставил бы из ресторана. Девушку спасли, видимо, отрешенность да безразличие, которые персонал принял за уверенность и обеспеченность. В другой ситуации Марина бы изумленно рассматривала интерьер, смущалась и нервничала. Но только не сегодня. Сегодня ей уже ничего не страшно.

Официант подал меню.

– Чашку кофе. Без сахара. – Марина даже не взглянула на меню. Да и что там было смотреть, если денег у нее едва хватит на кофе без сахара.

– Что-нибудь еще желаете? – Официант мило улыбался, как его и учили при приеме на работу, хотя уже понял, что едва ли получит чаевые.

– Нет, спасибо.

В этот момент Марина увидела за соседним столиком очаровательную барышню чуть старше её. Она держалась холодно, даже слегка надменно. У неё были ухоженные длинные волосы, осветленные явно не дешевой перекисью. На ногтях красовался объемный маникюр. Марина никогда не видела такого раньше. Как будто цельная картина на каждом пальце. Вырез легкой блузки из тонкого шелка был настолько глубоким, что блузка спадала с плеча, играя на свету, как будто струйка водопада скатывалась по её бархатному телу. Девушка уверенно держала стакан с коктейлем.

«Вот бы мне быть такой», – подумала Марина… Какая же она, наверное, счастливая…. Почти леди…»


***


В то утро Вера проснулась пораньше. И хоть никаких особенных планов у неё на сегодняшний день не было, она решила-таки разобраться со сложившейся в семье проблемой до конца. Девушка позвонила заместителю своего мужа и назначила ему встречу в ресторане.

А проблема заключалась в верности супруга, которой в очередной раз пришлось пройти испытание, и она (верность) его явно не выдержала.

Где-то полгода назад уволилась секретарша мужа. На её место тут же появились молоденькие претендентки, и благоверный Веры, воспользовавшись случаем, выбрал помощницу себе по вкусу, удовлетворяющую его не только в профессиональном смысле. Он вообще не относился к особо верным и правильным мужьям, но в последнее время как с цепи сорвался. Вера настояла на увольнении молоденькой секретарши, но он тут же подобрал себе новую под стать предыдущей, а потом и другую такую же. У девушки появилась идея, как избавиться от последней работницы, и она решила привлечь друга и коллегу своего мужа – Сергея.

Барышня вообще уже успела устать от всего, что происходило в ее жизни. С детства всё складывалось как будто бы неплохо. Все подружки ей завидовали. У нее первой появилась кукла Барби со сгибающимися ногами и руками, отец постоянно привозил из заграничных командировок дорогую европейскую одежду, всякие вкусности. Все одноклассники ходили к ней в гости смотреть фильмы по видеомагнитофону, а потом и по DVD. У неё всегда была стопка новых глянцевых журналов. И это всё тогда, когда только-только распался Советский Союз, и её ровесники начали покупать в ларьках жвачки Турбо, чтобы играть в фантики, а подружки – собирать наклейки с кукольной мебелью, домом и собственно, самой куклой Барби. Вера не собирала эти наклейки. У неё был сам дом для Барби с мебелью и несколькими куклами. При всем этом сама девочка не была жадной и охотно приглашала в гости друзей и подруг, позволяла играть её игрушками, угощала заморскими фруктами, хотя даже в том малом возрасте уже начинала понимать, что многие просто пользуются её, казалось бы, совсем не сочетающимися качествами – добротой и обеспеченностью.

В институте ситуация не изменилась. Вера была всеобщей любимицей, активисткой, участвовала во всех мероприятиях и праздниках, имела огромное количество поклонников и никому из них не отвечала взаимностью.

Вскоре появился он. Простой парень из рабочей семьи, знающий цену заработанным деньгам. Это была любовь с первого взгляда, с первого слова, жеста и всего, чего там ещё бывает… Он ухаживал за Верой совсем не так, как все её кавалеры. Дарил полевые букеты, устраивал романтические прогулки под дождем, поджидал под дверями каждое утро, когда она выходила на учебу, провожал вечером домой. Её родители сначала были несколько удивлены таким выбором – они прочили дочке парня из другого общества, более состоятельного, образованного. Но в то же время были рады, что дочка выбрала хоть кого-то. Ведь они уже начинали беспокоиться – учёба заканчивалась, а Вера при всей её красоте и богатстве так могла и «в девках» засидеться.

Свадьба была шикарная. Родители невесты денег не пожалели. Свадебным подарком была квартира и контрольный пакет акций в одной из фирм Вериного отца.

Кирилл сразу же взялся за дела. Он построил хороший ресторан, который уже начал приносить доход. Тесть только удивлялся, с какой уверенностью и трудолюбием зять обеспечивал свою жену. Вскоре Верины родители продали свой бизнес, купили домик на Кипре и обустроились там, завладев небольшим прибрежным отелем.

Шло время, доходы Кирилла увеличивались, увеличивались и запросы. На Веру он денег не жалел – она шикарно выглядела (значительно моложе своих лет, а ей вот-вот исполнится 34!), превосходно одевалась, посещала дорогие места, ездила отдыхать, куда хотела. А потом Кирилл стал похаживать налево. Сначала потихоньку, тайно, а позже об этом узнала и Вера.

Чтобы снова привлечь внимание мужа, Вера пыталась забеременеть. Она прошла обследования во многих мировых клиниках, но никто из самых знаменитых профессоров так и не смог указать причину невозможности иметь детей. «Все анализы в норме, подождите, пройдет время….». Вера ждала год, два, пять, восемь… А беременность не наступала.

А потом он встретил её. Эту молоденькую бесстыжую девчонку. Вере даже не удалось выяснить, как её зовут, так тщательно Кирилл скрывал эти отношения. Это-то Веру и беспокоило больше всего. Это означало, что для Кирилла она не просто развлечение – он серьёзно увлёкся этой девкой и ограждал её от жены. Кое-что Вере всё-таки удалось узнать. Например, то, что подружка мужа значительно моложе и, несмотря на то, что весьма небогата, получила хорошее образование. Каких-то особых материальных трат Кирилла на любовницу Вера не заметила. Так – счета из не самых дорогих ресторанов, за цветы и, пожалуй, всё.

Потом всё прекратилось так же неожиданно, как началось, но Кирилл бросился во все тяжкие. Он перестал вообще скрывать свои связи с женщинами, которых с каждым днем становилось всё больше. Потом он перешел на более постоянные увлечения – открытые и несерьёзные. А началось все с той злополучной секретарши.


Девушка уже допивала свой коктейль, как у входа показался представительный человек лет тридцати пяти. Он кивнул администратору и подошел к столику Веры.

– Опаздываешь, – даме уже порядком надоело бесполезно сидеть в этом ресторане.

– Извини, не мог вырваться, Кирилл загрузил работой.

– Ладно. Что по делу его секретарши? Ты нашел причину для её увольнения?

– Я работаю над этим, – мужчина явно заволновался.

– Да ты уже три недели работаешь над этим. Уволь её и найди новую секретаршу! – Несмотря на то, что в ресторане сидело ещё несколько посетителей, Вера повысила тон настолько, что посетителям даже не нужно было прислушиваться, чтобы понять, о чём идет речь.

– Вера, пойми, это не так просто. Она добросовестно выполняет всю работу. Где я найду ещё такую секретаршу, да ещё и порядочную? Вот у тебя есть кто-нибудь на примете?

Вера только открыла рот, чтобы возразить ему, как увидела подошедшую к столику девушку:

– Что вы хотели?

– Я прошу прощения, вы так громко говорили… Я только что лишилась работы… Я услышала, что вам нужен секретарь? Может, вы рассмотрите мою кандидатуру? У меня высшее юридическое образование и я… ищу работу…

Вера нехотя оглядела девушку с головы до ног, нашла её манеру одеваться безвкусной и небрежно бросила:

– Если ищите работу обратитесь в кадровое агентство, – женщина сказала это так безапелляционно, что девушке ничего не оставалось, как молча вернуться за свой столик.

Верин собеседник, наблюдавший за всем со стороны, заговорчески зашептал:

– Вера, не торопись. Может, стоит рассмотреть эту кандидатуру?

– Ты сошел с ума! Ты не понял моих требований: секретарь должен быть старше сорока пяти лет. И точка.

– Да ты посмотри на неё! Хоть она и молода, ей это вряд ли поможет. Кирилл брал в помощницы девиц с хорошим вкусом, элегантных, привлекательных, а эта что? Ты думаешь, он увлечется ею? – начальник кадрового отдела сам уже, казалось, на грани увольнения. Не выполнит указания жены хозяина – не работать ему там больше, никакие дружеские связи с хозяином не помогут, ведь жена его просто зверь, поэтому он готов был уцепиться за соломинку, лишь бы прийтись ко двору обоим.

– Возможно, ты прав. Запиши её на собеседование и принимай на работу. Через неделю позвоню, расскажешь.

Вера встала из-за стола, показала что-то жестом официанту и уверенно вышла из ресторана. Мужчина поднялся вслед за ней, но не ушел сразу. Он подошел к столику молодой девушки с чашкой кофе.

– Вы не могли бы прийти к нам завтра в десять на собеседование? Вот адрес, – он протянул визитку. – Простите, как Вас зовут?

– Марина, – ответила девушка, несколько смутившись.


***


Девушка сидела за столиком и просто-таки давилась своим кофе. Её жизнь и так слишком пресная и безвкусная, чтобы и кофе пить без сахара… Но что делать. Она боялась, что на сахар денег уже не хватит, а меньше всего ей хотелось попасть в какую-нибудь неловкую ситуацию.

Она с безразличием наблюдала за посетителями и думала о том, куда пойдет после ресторана. Может быть, броситься прямо с того моста на проспекте? Нет, слишком много будет глазеющих, да и можно упасть на какую-нибудь машину и испугать или покалечить людей. Выбрать крышу какого-нибудь высокого дома на районе? А вдруг это увидит кто-то из детей и на всю жизнь получит сильнейший психологический удар? Даже сейчас, рассматривая варианты окончания собственной жизни, Марина в последнюю очередь думала о себе. И правда, а чего уже о себе думать, если жизнь вот-вот закончится…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5