Талех Аббасов.

Тысяча Граней-3. Противостояние



скачать книгу бесплатно

– Да, помню, как он взбесился, – Шаин усмехнулся.

– Даже равнодушная Нурнан долго улыбалась после такого. Но… – Таргин мгновенно посерьёзнела. – Ты знаешь, что умершего невозможно вернуть с того света? Никакая магия на это не способна.

– Погоди. Но я же воскресил двух демониц после смерти и привязал к себе, – гладиатор показал татуировки змеи и крыльев летучей мыши на руках.

Таргин поморщилась при словах «привязал к себе».

– У тебя способности призывателя. Ими тебя одарила Тьма, когда ты положил ладонь на барельеф предназначения с печатью Чёрной бездны. Ты не можешь привязать к себе человека или животное, но вот магическую сущность – демона или ангела – вполне. Привязывая их, ты присоединял эти сущности к собственной жизненной силе, поэтому они и воскресли. Так что твои демоницы… – Таргин язвительно усмехнулась, глядя на изумлённого гладиатора, – теперь неотрывная часть тебя. А воскресить человека, вырвав его душу из Иркаллы44
  Иркалла – царство мёртвых в шумерской мифологии.


[Закрыть]
, под силу только Всеблагому Ану, но даже он не вмешивается в движение жизни и смерти.

– Интересно, – справившись с удивлением, произнёс Шаин. – Как же вы умудрились… вмешаться?

– С наступлением смерти душа оставляет тело, и чтобы уйти на очередную реинкарнацию, должна пройти через врата Иркаллы. Я удержала тебя… не дала уйти. Далим, Инилан и Нурнан парализовали Аргала.

– И вы проделали весь этот спектакль на глазах многотысячной толпы? – Шаин недоверчиво хмыкнул.

– Они ничего не увидели, – Таргин недобро усмехнулась. – За кого ты нас принимаешь, а?

– Ладно, ладно, – гладиатор показал ладони. – То есть для всех я как бы мёртв?

– Да, – ядар кивнула. – А дальше догадайся сам.

Шаин смежил веки, его лицо на пару мгновений исказилось гримасой боли. Открыв глаза, он уставился на Таргин.

– Хитро. Тело регенерировали в саркофаге, и душу обратно присоединили к телу. Память Хавизара иногда помогает понять некоторые детали, – пояснил Шаин, заметив недоумение на лице ядара.

– Сложно с тобой, Хави, – призналась Таргин, покачав головой. – С тех самых пор, как твои мысли закрылись для меня.

Гладиатор улыбнулся, пожав плечами.

– Хорошо. Вы меня спасли, воскресили. Нет, я вам благодарен, конечно… Но не понимаю – зачем? Могли ведь не воскрешать, и желания гладиаторов не пришлось бы исполнять.

– Ты прав, – Таргин кивнула. – Не стали бы воскрешать, если б ты не смог ударить Арагала хоть как-нибудь. Ну и… ты же сам сказал, что владеешь важными для нас сведениями. Или ты солгал, Хави? – ядар подозрительно сощурилась.

– Нет, не лгал.

Шаин потянулся к подносу и, взяв зелёное яблоко, с хрустом откусил смачный кусок.

Прожевав и насладившись сочным вкусом спелого фрукта, гладиатор внимательно посмотрел на хозяйку башни и выпалил:

– Нунарти в Дархасане.

– Чтоо-о?!


* * *


С высоты птичьего полёта Пустошь Демона кажется ещё более удручающей. Чёрной кляксой она протянулась во все стороны на многие мили – не видать конца и края безжизненной пустыни. Только агатовые скалы, торчащие то тут, то там среди тёмных барханов, напоминали горбы и гребни исполинских мифических тварей, навечно уснувших под толщей чёрных песков. Мерцающие над головой звёзды и спираль Млечного Пути только усиливали мрачный контраст, отчего простиравшаяся подо мной Пустошь Демона походила на непроглядную бездну, которая только и жаждет проглотить неосторожного путника.

Гигантская чёрная птица машет крыльями, ветер свистит в длинных перьях. Верхом на Найрин, превратившейся в каргана, я лечу прямо в сердце Пустоши. Пора встретиться с Нунарти и освободить Алаю с Орилой. Надо всего лишь действовать по обговорённому с ядарами плану. Тогда всё получится. Должно получиться…


– Где это мы? – спросил я.

Многократное «мы» эхом ответило мне и потонуло в глубине гигантского зала. О масштабах судить было сложно, так как помещение буквально погружено во мрак. Потолок терялся где-то во тьме, отчего казалось, что над головой раскинулась пропасть, а мы с Таргин просто шли себе по потолку вверх тормашками. Единственный ориентир, к которому мы продвигались – тускло освещённый белый пятиугольник на полу, выложенный из мраморных плит вокруг прозрачной полусферы. Над ней в воздухе вилась туманная дымка.

– Под ареной, – тихо отозвалась Таргин. – Это главный Храм Боли.

Ну вот теперь окончательно ясно предназначение арены и Турнира Пяти Башен. Я и раньше знал, что в этих кровавых поединках и испытаниях ядары питаются муками гладиаторов, а также их эмоциями и эмоциями зрителей. Но чтобы тут располагался Храм Боли и напрямую выжимал энергию… Если ещё учесть, что арена построена в форме вогнутой линзы, плюс предположить, что она фокусирует эфир, то… Н-да. Сколь много энергии ядары собирают за каждый турнир? Подозреваю, что очень много – игра стоит свеч, иначе кровавые соревнования не проводились бы ежегодно. Или вообще не возникли бы никогда.

Добравшись до полусферы, мы остановились в трёх шагах от неё.

– Дальше что?

– Потерпи. Скоро все явятся. Я срочно всех вызвала… Как ты мог, Хави?

– Эм, ну…

– Молчи! – Таргин тяжело вздохнула. – Будешь перед всеми отчитываться за сокрытие столь важных сведений. Радуйся, что я не растерзала тебя на месте!

– Радуюсь, – я ухмыльнулся. – Честно!

Ядар сокрушённо покачала головой, но тут же посерьёзнела, стоило прозвучать гулким хлопкам телепортов. Вот и остальные прибыли.

Подойдя к полусфере каждый со своего угла мраморного пятиугольника, ядары замерли от неё на таком же расстоянии, как и мы. Все смотрели на нас: Далим – заинтересованно; Инилан – ехидно ухмыляясь; Нурнан – равнодушно, хотя тень улыбки на губах выдавали её с потрохами; и Аргал – в его взгляде читались ненависть и бессильная злоба. Угум-с. Он меня убил, а я жив. Меня этот факт тоже взбесил бы и расстроил.

– Итак, Таргин, – начал Далим, качнув павлиньим пером на тюрбане. – Что случилось?

Ну да… Гин созвала срочный совет ядаров, потребовав, чтобы все присутствовали по-настоящему, а не в качестве магических проекций. С такими вещами не шутят.

– Хави хочет нам кое-что рассказать, – процедила она сквозь зубы, покосившись на меня.

– Ну да, – Инилан кивнула. – Обещанные важные сведения. Раз мы здесь, да ещё и вживую, они просто обязаны быть важными.

– Да. Я скрывал их от Гин всё это время, благо она не могла прочитать мои мысли, – начал я. – В общем, если коротко… Нунарти в Дархасане.

– Чтооо-о?! – выпалили все одновременно.

Аргал даже дёрнулся, шагнул в нашу сторону, но вовремя опомнился. Как я узнал позже из воспоминаний Хавизара, порядок в главном Храме Боли священен и нерушим. Хотя потрясло меня иное знание. Наконец-то вняв совету Вахираза, я порылся в памяти себя прошлого о межмировом барьере, укрывающем Дархасан от демонов. Оказывается, отключить его проще простого – достаточно расхреначить эту самую полусферу, торчащую тут из пола. Это поможет ненадолго. Барьер «перезагрузится» через минуту, как только Храмы Боли в пяти ядарских башнях примут эту функцию на себя – запасной вариант. Хватит ли Нунарти этой минуты? Даже проверять не хочется…

– Объяснись, Хави! – одетая во всё белое Инилан превратилась в олицетворение самой смерти, да и остальные смотрелись жутко… даже Нурнан, изумрудные глаза которой полыхали яростным огнём. – Иначе я пожалею, что одобрила твоё воскрешение! А если я пожалею, то… – её пальцы красноречиво сомкнулись вокруг рукоятей шамширов.

– Надеюсь, вы помните, что обещали исполнить желания всех выживших гладиаторов?

– Это-то тут причём, Хави?! – вспылила Нурнан. От неё такого напора совсем не ожидал, смотрела так, будто хотела испепелить взглядом. Впрочем, ей это под силу. Только присутствие более-менее спокойной Таргин спасло меня от неминуемой расправы.

– Да всё притом же. Всё взаимосвязано, – я тяжело вздохнул. – Итак… почему я сокрыл от вас, и в первую очередь от Гин, эти сведения. Пришлось. Нунарти взяла в плен моих друзей – Алаю и Орилу. Они тоже гладиаторы. Если бы я сразу вам всё рассказал, вы бы отправились выжигать скверну Хаоса огнём и мечом, не считаясь с потерями.

– И что? – Далим скрежетнул зубами. – Что нам мешает это сделать сейчас?

– Ваше слово. Вы обещали выполнить желания всех выживших гладиаторов. Сейчас это ушло на второй план, ибо разобраться с Нунарти куда важнее. Алая и Орила живы, значит, вы должны исполнить и их желания. Если вы сейчас отправитесь воевать с Королевой Змей, то, скорее всего, Алая и Орила погибнут. Тогда вы не сможете исполнить их желания, и получится так, что вы нарушите своё слово. А слово ядара – священно. Правда, кое-кто об этом забыл…

Аргал презрительно фыркнул.

– И что ты предлагаешь? – Инилан скрестила руки на груди.

– Нунарти хочет отключить сдерживающий демонов барьер. Она хочет, чтобы это сделал я, иначе Алая с Орилой погибнут.

Я почувствовал, как все пятеро ядаров внутренне напряглись. Внешне это никак не проявилось, однако пространство между нами словно накалилось, готовясь лопнуть, как поддавшиеся напряжению звенья толстой цепи.

– Этого я сделать не могу, как и не могу допустить смерти моих друзей. Поэтому предлагаю выманить Нунарти. Я поговорю с ней, сообщу, как и где можно вырубить межмировой барьер, обменяв эти сведения на свободу Алаи и Орилы, а вы тем временем подготовите Владычице Проклятых Душ ловушку. Здесь и встретите её во всеоружии. Как вам план?

Ядары переглянулись. Явно мысленно перешёптывались.

– Предлагаю немедленно атаковать, – заговорил Аргал. – В бездну этих пленниц!

– Осуждаю! – невольно выпалил я, отчего владыка северной башни вздрогнул и уставился на меня злобным взглядом. В тот момент я и не догадывался, что произнёс ритуальную фразу. Так получилось, само собой вырвалось из глубин души.

Далим покачал головой, Инилан усмехнулась.

– Такое впечатление, что наш Хави вернулся, – Нурнан посмотрела на меня потеплевшим взглядом, – и что мы все снова в сборе. Как в старые времена… Осуждаю.

Фраза прозвучала ещё трижды, сорвавшись с уст Таргин, Инилан и Далима.

– Вы все пожалеете об этом! – Аргал громко скрипнул зубами.

– Предлагаю поддержать план Хави, – Далим кивнул. – Одобряю.

– Устроить Нунарти ловушку? – Инилан усмехнулась, пожала плечами. – Почему бы и нет? Одобряю.

– Поддерживаю, – голос Нурнан вновь звучал монотонно, словно говорила бездушная машина. – Одобряю.

– Тебя стоит наказать, Хави, за своеволие! – процедила Таргин, тряхнув чёрным водопадом волос. – Но это после… Одобряю.

Аргал промолчал, смотря на меня из-под нахмуренных бровей.

– Что же касается исполнения желаний выживших гладиаторов, – добавил Далим, – этим займёмся позже, когда разберёмся с Нунарти.

– Вы все об этом пожалеете! – добавил Аргал…


«Господин», – голос Найрин прозвучал в голове, вырвав меня из воспоминаний.

Да, Най. Вижу.

Мы приближались к песчаной буре, сплошной чёрной стеной вздымавшейся к небесам. Логово Нунарти близко.

Най, бери выше. Надо долететь до центра вихря.

«Слушаюсь, господин».

Мощными взмахами крыльев она начала набирать высоту. К тому моменту, когда мы долетели до границы бури, уже оказались над ревущим внизу песчаным вихрем. Но и дальше Найрин продолжала набирать высоту – не хватало, чтоб нас воздушные потоки затянули.

«Держись крепче, господин».

Меня дважды просить не нужно. Я мёртвой хваткой вцепился в жёсткие чёрные перья на шее птицы, прижался к ней, сильнее сдавил коленями бока.

И тут Найрин стала ускоряться. Вскоре ветер нещадно трепал полы моей куртки и волосы, свистел в ушах, отчего пришлось приоткрыть рот, чтоб нормализовалось давление на барабанные перепонки.

«Впереди песок расходится, господин».

Зажмурившись, я смотрел на мир глазами Найрин. Действительно. Впереди песок раздвигался подобно воронке, образуя свободный проход.

Нас приглашают. Летим туда.

«Слушаюсь, господин».

Найрин устремилась во вращающийся воющий колодец. Стоило залететь внутрь, как пески стали смыкаться над нами. Воцарившийся мрак не стал для нас помехой – помогало эфирное зрение. Спикировав вниз, Найрин захлопала крыльями, сбрасывая скорость и плавно опускаясь у края гигантской дыры – тот же вход, через который мы впервые попали в гости к Нунарти.

– Молодец, Най, – я спрыгнул на песок и протянул к птице правую руку. – Возвращайся.

Коснувшись клювом ладони, она исчезла в чёрном облаке – татуировка парящего каргана вернулась на предплечье.

Так, теперь надо вниз. Прыгать нельзя – падать долго и больно. В прошлый раз нам с Алаей и Орилой повезло: нас спасли трагуги – наши гигантские ездовые муравьи. Хоть мы и шмякнулись на гору песка, насекомые не выжили, но нас от убийственного удара спасли… своими телами, смягчившими падение. Мы лишь потеряли сознание…

Фахиса, подсобишь?

«Только прикажи, господин», – проворковала суккубка.

Я прыгнул, ступив за грань эфира, в падении обратившись в тень. Плавно и невесомо, будто пушинка, я спланировал на дно песчаного колодца, и вернулся в реальность.

Н-да. Хитиновые оболочки наших трагугов как лежали, так и лежат тут, сиротливо погрузившись в песок. Подойдя к ним, я погладил тёмный матовый панцирь на голове одного из трёх насекомых, как мне показалось, именно моего муравья.

– Спасибо вам, друзья, – прошептал я на прощание и, развернувшись, зашагал в единственный туннель, ведущий под землю – в гнездо Королевы Змей.

Тихо. Только песок скрипит под сапогами. Из глубины коридора тянуло затхлостью…

«Мы можем добраться до цели быстрее, господин».

Нет, не нужно, Хиса.

«Почему?» – в голосе суккубки прозвучала взволнованность. – «Ты боишься, господин?»

Честно признаться, да. Немного. Я ведь сейчас иду в логово змеи, без всякой надежды победить. Я не выполнил условий Нунарти, хотя у меня есть оправдание. Ядары ни за что не позволили бы мне отключить межмировой барьер. Но не факт, что Владычицу Проклятых Душ это будет волновать. Я ведь всё равно попрошу освободить Алаю и Орилу. Наглость? Ещё какая. Так что меня могут просто прикончить без всяких слов.

«И ты всё равно туда идёшь», – вздохнула Садара.

Я усмехнулся.

Хочешь встать на сторону Вахираза, Змейка?

«Нет, господин. Даже если я с тобой не согласна, я – твоё оружие. И если ты лезешь в пасть льва, я отправлюсь с тобой».

Ты не просто оружие, Садара. Вы все трое для меня как семья. Ближе вас ко мне никого нет.

«Господин!» – восхищённо «выдохнули» в унисон мои союзницы.

Даже Вахираз не столь близок, как вы. Мы с ним просто почти одно целое. Только что-то он затаился… Обиделся, что ли?

«Ну… он столько раз спасал тебя, господин», – заговорила Найрин.

Я ему благодарен, конечно, но это не повод, чтобы захватывать моё тело.

«Для него оно общее».

Угу, как же! Моё по праву рождения. Слияние может быть только с одним условием: я не должен исчезнуть и должен оставаться доминирующей личностью. А он хотел меня обмануть… Ладно. Не будем об этом.

Песок на полу постепенно сошёл на нет, каблуки сапог застучали по древней каменной плитке. Чем дальше я продвигался, тем более затхлым становился коридор. И везде толстый слой пыли – особенно в стенных нишах, в которых стали попадаться древние саркофаги.

«Господин, если тебе неприятно тут быть, то просто отбрось страх, и мы быстро доберёмся до цели», – вновь заговорила суккубка.

Хиса, мы с самого начала могли добраться быстро. Мог вообще не лететь на спине Найрин, а сразу с твоей помощью прибыть к логову Нунарти. Даже буря нам не была бы помехой.

«Да, ты прав, но…»

Но мне захотелось полетать. Вдруг это последний полёт в моей жизни?

«Не говори так, господин», – вмешалась падшая. – «Ведь ещё ничего не известно».

Да, ты права, Най. Но, так или иначе, расклад не в нашу пользу. Даже внутри гарсахта мы не справились с Аргалом, а против Нунарти у меня нет шансов. Вообще никаких.

«Тогда на что ты надеешься, Шаин?» – заговорила Садара.

Я улыбнулся. Люблю, когда союзницы называют меня по имени. Всё же моё имя они произносят куда теплее.

На удачу, Змейка.

«Это всё равно что сказать, что ты ни на что не надеешься».

Ну да, так и есть. Ибо надежда – первый шаг на пути к разочарованию55
  Изречение библиариев ордена космодесантников «Кровавые вороны» – вселенная Warhammer 40 000.


[Закрыть]
. Просто делаю то, что должен. Не хочу потом всю жизнь жалеть о том, что мог сделать нечто важное, но не сделал…


– Всё-таки хочешь отправиться в змеиное логово? – спросила Таргин, когда мы после завершения встречи ядаров вновь стояли на балконе её башни, любуясь звёздами.

– Да, – я кивнул.

– Но почему?

– Я должен.

– Никому ты ничего не должен! – Гин ударила кулачком по мраморным перилам.

– Но ведь это я завёл Алаю и Орилу в ту ловушку. Мне их и вытаскивать…

– Только вина на тебе за это не лежит!

– В смысле? – я взглянул на неё, оторвавшись от созерцания ночного неба.

– Во всём виноват Даир! Это он перенаправил ваш портал, чтобы вы оказались слишком далеко, чтобы у вас не было иного выбора, как идти через Пустошь Демона! За это старик и поплатился, познав Храм Боли!

Я передёрнул плечами.

– Да уж, жуткая смерть.

В чём были мотивы старого засранца… Впрочем, наплевать. Умер некромант, и ладно. Всё равно прошлого не изменить.

– Нет, Гин, – я покачал головой. – Даже если Даир завёл нас в ловушку, первопричина всего произошедшего со мной – во мне. Я мог бы и не использовать кинжал-активатор, тогда всех связанных со мной событий в Дархасане не произошло бы.

– Но…

– В партии в гарсахт ты убедила меня, что люди заслуживают того, чтобы ядары питались их болью. В моих глазах ядаров это не оправдывает, даже несмотря на то, что я когда-то был одним из вас. Но и ответственность с людей за их выбор это не снимает. Так что не надо…

Я закрыл глаза и глубоко вздохнул.

– Происходящее со мной – цепь неконтролируемых событий, которую я сам же и запустил. Так что не будем искать виноватых. Всё, что мне остаётся делать, это плыть по течению… или против – вопреки всему, – вспомнил я слова Гасифа.

– И всё же… ты можешь не рисковать, остаться со мной, Хави.

– Ты говоришь, прямо как Вахираз, – я усмехнулся. – Да, ты права. Могу остаться и не рисковать, но когда две милые моему сердцу девушки, которые мне доверились, оказываются в беде, я не могу их бросить. Так меня воспитали родители, там… на Земле.

– А если… на их месте… оказалась бы я, ты… поступил бы так же? – она взглянула на меня полными надежды глазами.

– Да, Гин. Даже не сомневайся, – я улыбнулся.

Хозяйка башни тяжело вздохнула.

– Вот и пойми теперь, врёшь ты или говоришь правду, – Таргин посмурнела.

– Так и бывает с теми, кто привык к магии. Совсем не умеешь доверять сердцу. Куда делась твоя женская интуиция, Гин? – я ехидно ухмыльнулся.

– Хави, ты опять дерзишь! – она боднула меня гневным взглядом. – Тебя ещё ждёт наказание за то, что утаил от меня сведения о Нунарти!

– Угум-с. Чем будешь наказывать? Жаркими поцелуями, томными взглядами и сладострастными стонами?

– Ах ты, похотливый демон!

Словно фурия, Таргин накинулась на меня, повалив на пол. Наши взгляды встретились. Её шелковистые волосы пахнут нежными пионами… Хозяйка башни впилась в мои губы в долгом поцелуе, да так что дыхание перехватило.

– Что ж, одно наказание ты получил, – оторвавшись от меня, произнесла она.

Она тяжело дышала, синие глаза, как два бездонных океана, наполнены… страхом.

– Я боюсь, Хави. Боюсь, что ты не вернёшься.

– Поэтому хочешь взять всё в полной мере сейчас? Отдаться страсти, чтобы, хотя бы на время, отринуть неизбежное?

Таргин промолчала. Закрыв глаза, вздохнула и поднялась.

– Вставай, Хави.

Я подчинился мгновенно, так как слова прозвучали подобно приказу. Без нажима, но в них явно прорезалась сталь.

– Хотелось бы заставить тебя отказаться от этого безумия, но… Обещай, что вернёшься живым. Нет… – океан в её глазах мгновенно промёрз до самого дна. – Я приказываю тебе, мой гладиатор. Вернись живым.

– Как прикажешь, моя госпожа, – я поклонился, потом, вытянув в сторону правую руку, призвал Найрин – татуировка каргана отделилась от предплечья, взмахнув крыльями.

Падшая материализовалась в пяти шагах от меня, окуталась чёрным облаком, и через две секунды на месте Найрин стояла гигантская чёрная птица.

Взобравшись на её спину, я вцепился в жесткие перья, и мы сорвались с балкона башни. Карган распахнул крылья и, поймав ветер, воспарил в небеса…


Цель всё ближе и ближе. Сколько залов-усыпальниц уже прошёл, я сбился со счёта. Везде пыль, лоскуты паутины и гробы. Много гробов. Даже не представлял, что под Пустошью Демона может быть таких размеров склеп. Если б не подсказки Фахисы, точно бы свернул не в тот коридор и плутал бы в заброшенном лабиринте до конца своих дней.

Очередной зал с гробами в многоэтажных нишах. Я замер, ощутив чей-то взгляд. Так и стоял, осматриваясь, но даже эфирное зрение не помогло. Однако интуиция кричала, что я тут не один. Может, кто-то прячется в антимире?

– Покажись! – крикнул я, и эхо разнеслось под сводчатым потолком. – Я знаю, что ты здесь!

Тишина. Пространство в десяти шагах впереди подёрнулось рябью, из-за изнанки эфира вылезла… викара. Мерзкая и красивая одновременно. Красивая телом – обычным, человеческим. Стройность и плавные изгибы фигуры подчёркивал чёрный с металлическими накладками на плечах, груди, запястьях, бёдрах и голенях кожаный доспех. Волосы тёмные, обрамляя аккуратный овал лица, опускались до живота. Но всё впечатление портили паучьи лапы, торчащие из-за спины демоницы. Восемь отвратительных, покрытых густой чёрной шерстью и заканчивающихся кривыми когтями, паучьих лап. Не терплю пауков!

– Я Мерох, – вкрадчиво заговорила викара, – привратница Владычицы Проклятых Душ. Зачем ты пришёл сюда? Тебя разве звали? Разве ты выполнил приказ госпожи Нунарти?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7