Талех Аббасов.

Тысяча Граней 2. Турнир Пяти Башен



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, – нарушил напряжённую тишину Далим и вздохнул. – Я за то, чтобы он остался жить.

– Это будет интересный турнир, – усмехнулась Инилан. – Пусть живёт.

– Поддерживаю, – кивнула Нурнан.

Таргин вздохнула с облегчением. Она не стала бы противостоять всем четверым. Открытое противостояние ядаров всколыхнёт такие силы, что погубят всю жизнь на планете. К счастью, это понимали и остальные ядары.

– Вы ещё пожалеете, – выдохнул Аргал, на его скулах играли желваки.


* * *


– О чём ты хотел поговорить?

Гехир обернулся, отвлёкшись от возни с походной сумкой. Шаин требовательно смотрел на него пару мгновений, потом, так и не дождавшись ответа от друга, двинулся к соседнему алькову обустраиваться. Снял со спины рюкзак и небрежно бросил на койку.

– Шаин.

– М? – он выпрямился и посмотрел на Гехира уставшим взглядом.

– Ты уже решил, как будешь… как мы будем действовать? Алаю и Орилу никто вместо нас не спасёт.

Шаин посмурнел. Гехир видел, каким был друг раньше – жизнерадостным. Невзирая на то, что жизнь гладиатора совсем не сахар. Он шутил или язвил, даже когда оказывался в шаге от безумия и смерти. Но с потерей Алаи и Орилы в нём что-то переломилось. Шутить перестал, превратился в серьёзного, целеустремлённого и… хмурого человека. Гехир прекрасно понимал друга. Когда вместе с Шаином и Алаей удирали от гигантского демона, Гехиру пришлось бросить товарища и вытаскивать из пекла бесчувственную Алаю. Ибо, как оказалось, демон преследовал именно Шаина, и тягаться с тварью из бездны никто не мог. По крайней мере, Гехиру так казалось… Нет, если смотреть с практической и логической точки зрения, он поступил верно, выбрав Алаю – шансы выжить с ней были гораздо выше. Но Гехира терзало чувство вины за то, что он бросил Шаина умирать… терзало, пока этот везучий засранец не вернулся в башню госпожи Таргин живым и здоровым!

– Ещё нет, – голос друга отвлёк от воспоминаний. – Будем действовать по обстоятельствам и надеяться на удачу.

– То есть ожидать милости Богов? – Гехир поморщился.

– Боги нам не помощники, – произнёс Шаин и зашептал: – Мы пока не знаем, как отключить межмировой барьер.

– Ты уверен, что его нужно отключать?

– Нет. Совсем наоборот. Его отключать нельзя! – Шаин мотнул головой. – Но нужно хотя бы пытаться выяснить, как это сделать. И тем самым создать видимость, что мы ОЧЕНЬ хотим его отключить. Не забывай – за мной следят. И пока враг думает, что я пляшу под его дудку, Алая с Орилой будут жить.

Гехир кивнул.

– Долго ли будет так думать?

– Не знаю, друг, – Шаин вздохнул. – Нунарти очень опасный и хитрый противник. От неё чего угодно стоит ожидать… Ладно, давай спать. Боюсь, на арене нам будет не до отдыха.

– Да уж.


* * *


Тьма. Кромешная и холодная. Отовсюду тянется ледяными щупальцами ко мне, и я не в силах избежать её хватки, вырваться из плена. Она уже опутала жертву сетью, и с каждой секундой подтягивает барахтающегося человечка к себе, словно гигантский паук, намереваясь выпить меня досуха.

Сердце колотится, как трепыхающаяся в силках птица. Тело взмокло от липкого, мерзкого пота.

«Ты мой! Только мой! Иди же ко мне!»

Нет, нет, нет! НЕТ! Я не достанусь тебе!

«Смешно! Ты выбрал Тьму. Ты принадлежишь мне».

Злость помогает развеять страх. Вместе с этим внутри растекается тепло, а холод отступает. Ледяные щупальца крошатся, ударяясь в засиявший кокон светового барьера.

«Твои жалкие потуги не помогут. Рано или поздно ты станешь моим!»

Мечтай, мечтай!

«Не веришь? Тогда смотри!»

Холод отступил окончательно. Жуткий шёпот стих, оставив меня в покое.

Расслабившись, я невесомо висел во Тьме, словно в толще воды. Неужели всё это реально?

– Шаин…

– Алая? – я встрепенулся, оглядываясь по сторонам, но вокруг лишь непроглядная Тьма.

– Мы тебя ждём.

– Орила… – выдохнул я, не переставая осматриваться.

Тьма… и голоса. Проклятье! Похоже, у меня начались галлюцинации.

– Почему ты не идёшь к нам? – прозвучал томный голос Алаи.

– Я не могу. Вы в плену. Да и всё это всего лишь обман. Ваш голос – обман! Во Тьме нет ничего!

– В самом деле? – съехидничала невидимка-Орила.

Кто-то схватил меня сзади. Сильные ноги оплели торс, лишая всякой возможности сопротивляться, к горлу приставили клинок, так что дёргаться бессмысленно.

– Ты помнишь меня? – прошептала на ухо Орила, горячее дыхание обожгло кожу, голову вскружил неопределённый, но в то же время до боли знакомый запах, который мог принадлежать только Ориле.

– Разве я могу забыть? – я с трудом сглотнул подступивший к горлу ком. Хотелось повернуться, увидеть её, но мешало упиравшееся в кожу лезвие. Страха нет – Орила не в первый раз меня так встречает…

– Поэтому ты отказываешься от нас? Почему отказываешься бороться? – Алая вынырнула из темноты, протягивая ко мне руки. Сердце заколотилось как сумасшедшее. Алая. Моя Алая!

– Я никогда от вас не откажусь!

– Разве? – пальцы Алаи – грубые из-за многолетних тренировок с мечом, но одновременно тёплые и нежные коснулись моего лица, погладили по щекам, вызвав дрожь во всём теле.

– Верь мне. Никогда не откажусь! Я приду за вами!

– Даже сейчас? – Алая ехидно оскалилась.

Я вскрикнул! Что-то острое вонзилось мне в бок, пробив насквозь. Боль прострелила тело, заставив выгнуться дугой.

– А… ла… я, – прохрипел я. – За… что?

Моя кровь струйками потянулась вверх. Краем гаснущего сознания отметил, что мы падаем в Бездну.

Алая продолжала ехидно скалиться, а её серая кожа постепенно чернела, покрываясь чешуёй. Серебристые зрачки вытянулись, налились волчьим багрянцем. Из-под белых волос теперь торчала пара загнутых назад витых рогов. Демон!

– Прощай, Шаин, – прошептала на ухо Орила, и зазубренный клинок разорвал горло. Брызнула вверх рубиновая струя…


* * *


Дикий крик разбудил Хоно. Крепыш вскочил с койки, изготовившись к бою. Шестопёр чуть подрагивал в напряжённой руке. С одной стороны – опасаться нечего, ведь это магически изолированное от остального мира помещение, а с другой – ты в Дархасане – в Городе Тысячи Граней. Тут из-за любого угла можно ждать неприятностей в виде кинжала в печень. Особенно ночью. Сейчас как раз время ночное.

Остальные тоже проснулись и теперь стояли с обнажённым оружием, недоуменно переглядываясь. Хотя нет… Гехира и Шаина нет среди проснувшихся.

– Шоб им задницы демон разодрал! – пробурчал под нос Хоно, зашагав к их койкам. – Где эти засранцы? Глухие совсем?

– Кто кричал? – раздался в зале зычный бас по пояс обнажённого, изрисованного вязью татуировок здоровяка Утара, держащего в руках двуручник с широким лезвием.

– Шаин кричал, – послышался из алькова голос Гехира.

– Демон ему в задницу, – повторил Хоно, подойдя к ним.

Остальные тоже подтянулись.

– С тех пор, как погибли Алая с Орилой, – продолжил Гехир, по-прежнему лёжа на койке, – ему постоянно снятся кошмары.

Хоно покачал головой, рассмотрев взмокшего и тяжело дышащего Шаина.

– Из-за девок… – Утар не договорил, получив в бок болезненный тычок локтем. – Хоно!

– Помалкивай, дубина, если не понимаешь, – прошипел тот в ответ.

Здоровяк презрительно фыркнул. Он действительно не понимал. В родном мире женщины занимались лишь домашними делами, ибо не бабское это дело мечами махать. Среди восемнадцати гладиаторов девушек было три – Алая, Орила и Зинра. Последняя хотя бы предпочитала колдовство, что бабе, по мнению Утара, ближе, чем добрый клинок. Но даже магия не спасла Зинру. Та ещё на первом испытании полегла – так и не вернулась в башню госпожи. И не удивительно. Женщине на поле брани делать нечего! Что же касается чувств Шаина к погибшим гладиаторшам, Утар не понимал такого и подавно. По праву сильного воин может взять любую девку.

– Всё, всё! Позыркали и хватит! – бросил Хоно столпившимся гладиаторам, замахав на тех руками. – Расходитесь!

С коротышом спорить не любили, некоторые даже боялись. Ростом Хоно хоть и не вышел, но рука у него тяжёлая. Так что все поспешили убраться подобру-поздорову. Все, кроме Утара.

– А тебе отдельный поджопник нужон, шоб ушлёпать? – взъярился Хоно, показав здоровяку кулак.

– Оставь его, – бросил Гехир, в своё время хорошо изучивший упрямый нрав великана – второе испытание он проходил в паре с Утаром. – Сам уйдёт, когда захочет.

– А ты, проныра, тож хорош, – не успокаивался Хоно. – Твой друг сума сходит во снах, а ты даже задницу от кровати не оторвал.

– Я ему не нянька. Да и привык я уже.

– Я в порядке, – наконец отозвался Шаин, хотя голос прозвучал подавлено. – Спасибо, Хоно.

– Ну… раз так… – коротыш пожал плечами. – Мож, тебе чой нужно-то?

– Нет.

– Ладно. Идём, Утар, – нахмурив брови, Хоно стрельнул глазами. Взгляд ничего хорошего здоровяку не сулил, если тот останется на месте.

– Что в этот раз? – спросил Гехир, когда шаги ушедших стихли.

– Алая и Орила… они меня убили. Прирезали, как свинью.

– Не завидую тебе, дружище…


* * *


Ночь стала временем пыток. Кошмары посещали меня с завидным постоянством. И всё бы ничего, если б не ощущения, неотличимые от реальных. Страх, холод, боль, запахи, прикосновения – как настоящие. Сколько раз я умирал в царстве Морфея… Хотя после пробуждения большая часть видений расплывалась, мгновенно стираясь из памяти. Оставались лишь давящее чувство своей ничтожности и ощущение ужаса, смешанные с болью. Сегодняшний сон врезался в память, присовокупив к переживаниям ещё и чувство вины. Алая, Орила… Сколько ещё я продержусь? Хорошо, что ужасы снились только раз за ночь, иначе давно бы уже свихнулся!

Я провёл ладонью по лицу и бессильно рухнул на подушку.

Тьма… Она говорила со мной, хотела забрать, поглотить. Что будет, если подобное произойдёт? Обезумею, как Вахираз, и примусь крушить город да собирать кровавую жатву? Меня передёрнуло от подобной мысли.

«Чаще используйте печати предназначения», – нахмурив брови, говорил Гасиф, дабы до парочки бестолковых, в моём и Гехира лице, учеников дошло, что это важно.

«Да, будет больно», – продолжал наставник, помахивая палкой, которую незамедлительно пускал в ход, если мудрые советы до нас не доходили. – «Но чем чаще вы пользуетесь печатями предназначения, тем больше привыкаете к боли. В какой-то миг она станет настолько слабой, что вы перестанете обращать на неё внимание».

Так и оказалось. Гасиф показывал на собственном примере. Покрытая красными завитушками правая рука наставника раздувалась, мышцы набухали, одаривая хозяина недюжинной силой. И после этого Гасиф не корчился от адской боли, как мы с Гехиром. Нет, до уровня наставника мы всё ещё не дотянули, но уже не падаем на колени, исходя криками и чувствуя, будто кожа на предплечьях лопается от ударов огненной плетью.

«С каждым разом сила способностей предназначения будет расти», – наставлял Гасиф. – «Постепенно, по чуть-чуть, но будет. В этом главное отличие от использования гимралов22
  Гимрал – шестиугольный гладиаторский жетон. Используется для улучшения навыков предназначения.


[Закрыть]
. С ними способности улучшаются сразу, но боль вы ощутите в полной мере, даже если сведетё её на нет упорными тренировками».

До сих пор помню, как использовал заработанные жетоны в башне госпожи Таргин. Пять штук. И каждый подарил незабываемые болевые ощущения, доведя меня до хрипоты.

Я поднял руки и стал рассматривать узоры предназначений, украшавшие предплечья от кисти до локтя. Чёрные спирали на левом, с татуировкой змеи, и белые зигзаги на правом, с татуировкой парящего каргана – птицы света. На среднем пальце левой руки поблёскивало кольцо гладиатора с квадратным чёрным по краям и белым посередине камнем в серебряной оправе. У каждого из нас есть такое. Благодаря ему мы понимаем друг друга, невзирая на то, что говорим на разных языках. Да и в общении с местными сей артефакт помогает. Цвет камня кольца соответствовал цвету узора на предплечье гладиатора. Так уж получилось, что я единственный, у кого два узора, причём противоположных цветов33
  Событие описано в книге «Тысяча Граней. Инкарнация».


[Закрыть]
.

С тех пор, как я впервые положил ладони на барельефы с изображениями Всепожирающей Бездны и Белой Звезды в Зале Предназначения, узоры изменились. На левом предплечье он выглядел плотнее.

Тьма… сколько же её во мне?

«Много», – отозвался в голове ехидный голос Вахираза. Могущественного демона и главного врага Дархасана, если не учитывать Нунарти – владычицу проклятых душ, о которой ядары совсем не подозревают. Королева змей сидит себе под землёй, надёжно скрытая от взора повелителей Великих Башен барьером хаоса. Нунарти – одна из голов семиглавой гидры Тиамат… Я скрежетнул зубами. Не хочу думать об этой твари, оказавшейся прародительницей Вахираза. Из-за неё я и страдаю по ночам.

Стоп, Шаин! Как бы там ни было, глупо винить других в том, что происходит со мной. Ведь в конечном итоге все мои беды упираются в одну единственную причину – я сам подписал контракт, сам порезал палец кинжалом-ключом, открывающим врата в Дархасан, сам шагнул в межмировой портал. Никто меня не заставлял.

Да, во мне много Тьмы. Не зря я люблю одеваться во всё чёрное. Но почему со мной говорит Тьма? Я тяжело вздохнул.

«Не забывай, она источник твоей силы», — ответил Вахираз. – «С Тьмой стоит дружить, а не враждовать. Она могущественный союзник».

Союзник ли? Не хотелось бы обезуметь, как это произошло с тобой семь веков назад.

«Со мной всё было иначе. Я слишком долго проторчал запертый в межмирье, обуреваемый жаждой мести».

Предлагаешь в следующий раз во сне отдаться ей? Я усмехнулся. Идиотская мысль.

«Попробуй», – съязвил демон. – «Кто знает, что ты обретёшь?»

Или потеряю…


Глава 2

Толпа восторженно ревела на трибунах.

Выходя вслед за соратниками на раскалённый рыжий песок ристалища, Инад и не подозревала, что арена окажется столь огромной, а трибуны – высокими. А сколько тут народа, собравшегося лицезреть кровавые зрелища! Сидя в зале ожидания, Инад даже сквозь закрытые ворота слышала многоголосое улюлюканье черни, алчущей жестокого представления. «Собралось их, наверно, десять тысяч», – подумалось ей. А сейчас, когда гладиаторы вышли на свет из чрева миниатюрных подобий башен повелителей, она широкими от удивления глазами смотрела на трибуны.

«Да их тут не меньше сорока тысяч!» – облачённая в длинное чёрное платье свободного покроя с разрезами на бёдрах Инад тряхнула головой; шесть длинных чёрных кос, достигавших талии, дёрнулись за спиной.

– Волнуешься? – с усмешкой пробасил сзади здоровяк Ухеш, песок под его сапогами жалобно скрипел.

Перед мысленным взором Инад встала наглая ухмылка смуглого гиганта – она еле доставала макушкой до его могучей груди.

– Заткнись, верзила, – она грустно улыбнулась, вспоминая, через что им пришлось пройти рука об руку, прикрывая друг друга. И всё это ради того, чтобы сойтись на арене с такими же, пусть из вражеских команд, но – гладиаторами. Им ведь тоже пришлось пережить немало, чтобы оказаться тут.

«Мы будем убивать друг друга», – подумала она, но снова тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Здесь и сейчас, главное – победа. Придётся приложить все силы, умения и знания, чтобы не умереть, чтобы умерли другие.

– Дождись меня, Риза, – прошептала Инад. – Я вытащу тебя, сестрёнка, только потерпи. Надо всего лишь победить.

Карие глаза девушки сменили цвет на синий, налившись льдом. Пальцы стиснули рукояти шакрамов, голубой геометрический узор на правом предплечье вспыхнул на миг и погас.

– Тише, тише, девка, – пробурчал Ухеш. – Успеешь ещё пролить кровь.

До сих пор ухмылявшийся здоровяк помрачнел, нахмурившись. Скоро он с Инад увидит главную цель, которую необходимо убрать в первую очередь. Любой ценой, как выразился господин Аргал. И с чего бы повелителю северной башни так волноваться из-за какого-то гладиатора?

Тем временем все пять команд выстроились друг перед другом, образовав пятиугольник.

– Видишь его? – взоры Инад и Ухеша устремились к гладиаторам юго-западной башни.

– Да, – ответил Ухеш. – Как и говорил господин, гладиатор с узорами на обоих предплечьях. Странно это.

– Думаешь, он опасен? – девушка усмехнулась, оттолкнув носком сандалии непонятно каким образом оказавшийся на песке белый камешек.

– Девка, ты иногда тупишь, – как можно тише прорычал верзила. – Был бы он не опасен, предупредил бы нас сам господин?

– А ты слишком умён для такой груды мышц, – Инад улыбнулась.

Она с интересом разглядывала свою цель. Вроде ничего примечательного, если не учитывать узоры двух цветов. А не учитывать это было бы величайшей глупостью! Во всём остальном мужчина обычен: не старше тридцати, ростом и телосложением не вышел, одет в лёгкие кожаные доспехи чёрного цвета. Нагрудник, естественно, без рукавов – при использовании способностей узоры на предплечьях рвали в клочья любую одежду, даже самые прочные доспехи не выдерживали подобного издевательства. Ещё одна особенность – при нём не видно оружия. Маг? Или надеется на силу способностей? Впрочем, это ни о чём не говорит. Может, он носит какое-то потайное оружие? Инад усмехнулась. Что ж, посмотрим, каков ты в бою.

Девушка почти уверена, что худой, долговязый мужчина, облачённый в такие же кожаные доспехи, и коренастый коротышка в кольчуге и с шестопёром – друзья главной цели. Рядом, даже в строю, стараешься держаться соратников. Инад так и поступила. Ни с кем из гладиаторов она так не сблизилась, как с Ухешем… И вот эта самая парочка внушала уважение. У долговязого на правом предплечье красовался ядовито-зелёного цвета узор из прямых линий, его мрачный взгляд отталкивал – обладатель такого взгляда явно привык убивать без раздумий. А вот коротышка… пожалуй, с ним лучше не связываться вообще. На предплечье того вился узор из красных завитушек, как у Ухеша. Так что Инад прекрасно знала, на что способен воин, помеченный этой печатью предназначения.

– Коротышка твой.

– Пфф! Всё ещё боишься мне подобных, девка? У них нет моего Гутзура, – Ухеш хлопнул по рукояти секиры, которую держал на плече. – Так что тебе нечего опасаться.

– А сейчас тупишь ты, верзила, – усмехнулась Инад. – У коротышки может быть иное, не менее страшное оружие.

– Что ж, тогда выйдешь против белобрысого татуированного здоровяка с двуручником, который стоит рядом с долговязым.

– Ухеш! Ты в своём уме? У него тоже красный узор!

Гигант пожал плечами.

– У него обычное оружие. Справишься.

– С чего такая уверенность? – Инад покосилась на друга, удивлённо вскинув бровь.

– Чую. Можешь мне поверить.


* * *


Солнце нещадно пекло, рыжий песок исторгал тепло, знойный воздух вокруг подрагивал. Это не арена, а духовка какая-то! Ненавижу жару! Выстроилось нас пять десятков с лишним, стоим, разглядываем друг друга, и как идиоты ждём непонятно чего. Тело под доспехом и волосы уже взмокли, можно реки пота из меня выжимать. Толпа на трибунах тоже раздражала, так как не унималась ни на мгновение. Улюлюкает так, будто мы прям сейчас сорвёмся с места и примемся кромсать друг дружку на потеху черни!

А ещё не люблю, когда на меня пялятся. Заинтересованный взгляд явно исходил от команды гладиаторов северной башни.

«Аргаловы ребята», – усмехнулся Вахираз.

И?

Раньше, когда я слышал это имя, меня охватывала дрожь, а из глубин души поднималась непонятная лютая ненависть. Сейчас оно вызвало лишь раздражение.

«Похоже, Аргал про нас с тобой что-то знает, поэтому посоветовал своим гладиатором присмотреться к тебе».

В таком случае пусть смотрят – не жалко.

«Только не удивляйся потом, что им страсть как захочется тебя прикончить», – демон хихикнул.

Мы на арене, тут собралось пятьдесят три гладиатора, и все хотят друг друга убить.

«Не спорю. Только воины северной башни проявят излишнее рвение в отношении тебя».

Вот и поглядим.

Затрубили невидимые рога, я вздрогнул от неожиданности. Трибуны стихли. Над ареной разносился утробный гул преисподней. Стоявший слева Гехир обнажил кинжал, готовясь к худшему. Хоно хмурился, постукивая шестопёром по наплечнику. Утар морщился и рычал – драконий хор, распространявшийся на всю округу, ему явно не по душе. Мы приготовились к битве с неведомым противником. Это Дархасан, мать его! Не удивлюсь, даже если сейчас на нас хренакнется метеорит. Правда, удивляться тогда будет некому…

Но смолкли адские трубы, уснули драконы, на арену опустилась гнетущая тишина.

– Не нравится мне всё это, – пробурчал Хоно. – Ох, не нравится!

– Будто я, блин, в полном восторге! – я приготовился использовать световой щит, левой рукой достал висевший за спиной миниатюрный самозарядный арбалет. Пять болтов в обойме, один выстрел в полторы секунды – не собираюсь преждевременно светить атакующие способности без нужды. Запасную обойму я оставил в рюкзаке, всё равно в бою не успею перезарядить.

– Треклятый город, треклятая арена! – процедил Гехир.

Ну да… без сюрпризов тут не обойдётся. Хотя какой это сюрприз, если ты заранее знаешь, что тебя собираются «обрадовать»?


* * *


Всеблагой Ану! Она не лгала! Действительно Вахираз! Эту ауру не спутать ни с какой другой!

Он знал, Таргин лгать не могла, но до последнего верить в её слова не хотелось.

Развалившись в кресле, Аргал взирал серыми глазами в развернувшийся в воздухе огромный магический экран, обозревая арену в мельчайших подробностях. Ракурс менялся по мысленному приказу хозяина башни. Ядар рассматривал лицо Шаина, губы Аргала плотно сжаты, на скулах то и дело играли желваки.

– Всё-таки прорвался, старый враг… Ты по-прежнему хочешь отомстить, Хави?

Аргал прикрыл глаза, мысленно устремляясь в далёкое прошлое. Проклятье! Он ведь знал о последствиях, но всё равно сорвался, не удержал эмоции в узде. Молод был, разум легко поддавался волне страсти или гнева, а власть пьянила. Видел бы великий Мардук Аргала в те времена. Грозный предок точно всыпал бы юнцу огненных плетей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное