Тальяна Орлова.

Несвобода



скачать книгу бесплатно

Медленно повернулась и убедилась в своей правоте. Вадим-как-там-его улыбался. А ведь я уже успела представить, как вгрызаюсь зубами в желтую мякоть, но теперь пришлось с сожалением вздохнуть и убрать сыр в сумку.

– Здравствуйте! – говорила внятно, стараясь не выдавать вообще никаких эмоций. – Какая неожиданная встреча.

– Меня зовут Вадим Андреевич, – он чуть наклонил голову набок. – Я тебя увидел, вышел из машины и решил поздороваться. Но ты так металась, что даже не заметила, что я дышу тебе в спину.

– О, – я нахмурилась. – Простите. А зачем вы дышали мне в спину?

– Поздороваться, сказал же. Здравствуй, Арина.

– Здравствуйте, – глупо повторила я.

Он подошел ближе, а я спонтанно отступила. Теперь его улыбка стала другой, а взгляд внимательней:

– Меня не покидает ощущение, что ты меня боишься. Интересно, с чего вдруг?

– Нет! Я не боюсь! Просто не понимаю, зачем вы меня преследуете…

– Да не преследовал я. Увидел знакомую и вышел. Преступление?

– Нет, конечно, – я пыталась улыбаться искренне. И правда, зачем нагнетаю? Поболтали и разошлись. Потому подняла универсальную тему для подобной встречи: – Сегодня дождь с самого утра!

– Я заметил.

Вот почему он не поддерживает пустую болтовню? Или пусть тогда разворачивается и возвращается к своей машине. Я вовсе не собиралась быть бестактной, но еще пара секунд молчания станут уже невыносимыми. И вдруг Вадим Андреевич предложил:

– Арина, не прими за наглость, но можно, я куплю тебе обувь?

Я лишь на секунду рот разинула – он словно мысли мои прочитал, но потом поняла, что причина в другом. Возможно, я все-таки уже прихрамывала. Позор какой. Вскинула подбородок:

– А что не так с моей?

– Все отлично. Мне почему-то просто очень захотелось купить тебе обувь. Иррациональное желание. Неужели гордость не позволяет?

Кичится. Деньгами своими, нечестно заработанными. Пиджаком своим, накинутом нараспашку поверх дизайнерской черной футболки, даже джинсами кичится. Да вот только гордой я себя никогда не считала. Дело было совсем в другом: в его высокомерии, в позе «воплощенная самоуверенность» и в том, что я равным счетом не хочу быть ему обязанной. Но несмотря на эти мысли, я улыбнулась широко и приветливо:

– Благодарю за предложение, но оно неуместно. Я вполне способна купить себе и обувь, и все, что потребуется.

Радужки все же карие, а когда улыбается – то на один глаз щурится сильнее. Из-за этого возникает ощущение дисбаланса. Зато тяжесть взгляда я в первую встречу оценила очень точно. Он не смотрит – он словно в мозг щупальцами проникает. Но голос притом слишком спокойный, мягкий:

– И настаивать бессмысленно?

– Простите, Вадим Андреевич, я с удовольствием пообщалась бы еще, но спешу.

– Ясно. Подвезти?

– Нет, спасибо. Мне совсем близко.

– Тридцать восьмой?

– Что?

– Размер. Или тридцать девятый?

– Кажется, вы хотите меня обидеть своей настойчивостью?

Он рассмеялся – тихо, бархатно.

– Обидеть настойчивостью? Я второй раз с тобой общаюсь и второй раз прихожу в ужас.

– Не похоже, что вы в ужасе!

Вадим Андреевич кивнул:

– Позволь, дам тебе один совет.

Всякий человек иногда оказывается в положении, когда ему необходима помощь. Вот буквально каждый первый, хотя бы раз в жизни. Сильный помощь принимает, чтобы снова подняться, а слабый цепляется за гордость и моральки.

Я зло усмехнулась, недовольная непрошенными нравоучениями:

– Кажется, вы не цеплялись за моральки, когда открывали свой бизнес.

– О, у тебя еще и зубы имеются? Чудесно. Теперь мне еще сильнее хочется сделать тебе подарок. Я не тебе помощь предлагаю, я прошу помощи от тебя – согласись, или меня просто разорвет от нереализованного желания.

– Ишь, как вы все повернули!

– Кстати, я дал твоему другу новый заказ на оформление сайта. Могу вычесть из его дохода. Отомстишь за то, что он познакомил тебя с таким жутким мной.

И тут я не удержалась – хмыкнула. Интересно, как Кирилл к подобному отнесется? Но ведь ему-то я долг верну, так что вообще никаких сделок с совестью. А немного позлиться тому только на пользу!

– Серьезно? Я тут подумала, что мне срочно нужны кроссовки! Не слишком дорогие… все-таки друг как-никак.

– Договорились.

И он направился обратно, к торговому центру. Потом остановился и подождал, пока догоню. Как-то странно все вышло, но мне вдруг стало все равно. Пусть покупает, если ему так хочется. А Киру я деньги верну.

Отдел тут был намного дороже, чем тот, в который направлялась я. Но выбрала сама – один из самых дешевых вариантов. К счастью, Вадим Андреевич хотя бы с этим не спорил. Наблюдал за мной с улыбкой и помалкивал. А на выходе из отдела предложил:

– Может, из одежды что-нибудь? Гонорар Кирилла мы не исчерпали даже близко. Боюсь, он вообще не заметит такой мести.

Я глянула на его профиль:

– Вы ведь не думаете, что я не замечаю этих манипуляций?

– Замечаешь?

– Конечно!

– Ясно.

– В общем, я очень вам благодарна и…

Он перебил:

– По чашке кофе? Здесь на первом этаже есть кофейня.

– Нет, Вадим Андреевич, я откажусь. И не надо сейчас делать вид, что я сама дала повод для дальнейшего общения.

– С ума сойти, – он почему-то восхитился. – Арина, почему ты ведешь себя так, будто тебя каждый встречный в койку тащит? Или действительно тащат?

Я не нашлась с ответом. А разве его настырное внимание не показатель заинтересованности? Или обычные люди вот так именно и общаются? Я не хотела ни выглядеть в его глазах профурсеткой, ни надменной стервой. И потому просто развела руками вместо объяснений.

Тогда он наклонился – почти дышал в мое лицо. И теперь совсем не улыбался, только глаза смеялись:

– Арина, я очень, очень хочу, чтобы ты на меня работала. Все еще секретаршей. Но если решишься на эскорт, то будь уверена, твои проблемы на этом разрешатся. Возьми визитку и позвони, когда созреешь.

Я хоть и приняла визитку, точнее, он впихнул мне ее в руку, но ответила:

– А с чего вы взяли, что созрею?

– Потому что я этого хочу. А если я чего-то хочу, то это непременно происходит.

Самоуверенный индюк. Но красив, как сам черт. Характер соответствующий.

Дома я первым делом выяснила, что никакого нового заказа Кирилл не получал.

Глава 8

Отношения с Кириллом постепенно пришли в ту же точку, на которой развалились. Все же невозможно бесконечно дуться на человека, с которым вынужден ежедневно общаться. К тому же он клятвенно заверил, что если и решит меня во что-нибудь впутать, то расскажет об этом заранее, а там уж мне решать: впутываться или продолжать тупить, как он выразился. Меня такая договоренность полностью устраивала.

Сарафанное радио почему-то перестало работать, и больше знакомые моих клиентов не звонили. Я дала объявление на городской портал, но установила цену намного выше первоначальной. Там со временем нашлась еще пара учеников. Однако и от первых отказываться не стала – да, копейки, но ведь таков и был уговор. Кроме того, именно они и принесли мне первую удачу.

В общем, заработок потихоньку капал. Я до сих пор вынуждена была отказывать себе почти во всем, но постепенно могла приобрести хотя бы предметы первой необходимости. В первую очередь старалась экономить на питании, но каждый день удивлялась, почему продукты так дорого стоят – нормальный обед без особенных изысков выходил в стоимость довольно приличной футболки или домашних шорт. Поначалу Кирилл не собирался питаться со мной вместе, но как-то сразу заладилось иначе. И это, на мой взгляд, было проще: сегодня я варю гречку и жарю полуфабрикатные котлеты. А завтра он готовит омлет и достает печенье к чаю. Наверняка раньше за его питание отвечала Даша, а теперь он – почти в точности, как я сама – привыкал жить в новых условиях. Нам обоим так было легче.

Иринка звонила раз в два-три дня и неустанно нахваливала меня за каждый мелкий успех. Открыто говорила, что ошиблась – я справилась! Я вообще такая молодчина, что Иринка теперь даже сожалеет, что не разглядела во мне потенциала.

Серьезная проблема была только одна – отец Виталика. Он не скупился на оплату, но каждое занятие сидел в той же комнате и ел меня глазами. Я твердо вознамерилась не обращать на него никакого внимания, но однажды, прощаясь, он демонстративно провел пальцами по моей спине. Растерявшись, я даже не сообразила, что нужно сказать, и просто ушла. Потом пожалела – своим молчанием я будто выдала ему одобрение для дальнейших действий. И притом не могла отказаться от этого клиента – и без того едва концы с концами сводила, а от плохого питания скоро еще и на лечение деньги понадобятся.

Наступил сентябрь, потому я еще умудрялась откладывать какие-то копейки на теплую одежду. Пока везло, моя ветровка и недавно купленный свитерок пока вполне со своими задачами справлялись, но очень скоро мне придется существенно расширять гардероб. Я купила блокнот и в любое свободное время заходила во все магазины, чтобы выписывать цены. Однажды не удержалась и приобрела себе вязаные тапочки – бабушка на улице продавала. И в тот же день, за неимением других вариантов, заглянула к родителям Ирины, даже не выдумав внятной причины. Но тетя Света ни о чем не спрашивала, просто накормила вкусным, горячим супом. Я поблагодарила и ушла. Кажется, это была самая низкая точка моего падения. О какой гордости может идти речь?

Но оказалось, что мне еще падать и падать.

Учеников было немного – слишком маленький городок для массового желания научиться играть на фортепиано, но я хоть что-то зарабатывала. Однако Александр Ильич все испортил. Он выдержал еще три урока, а в конце четвертого позвал меня в комнату, якобы, обсудить успехи Виталика. Не было у того никаких успехов, даже мне, не психологу и не педагогу, давно было ясно, что ребенка не тянет к музыке.

Я заранее подозревала, что речь пойдет не о Виталике. Александр Ильич поспешил прикрыть дверь спальни, куда меня привел. Я не паниковала, понимая, что его ребенок за стенкой – ну, не может же человек быть настолько беспринципным? Мать Виталика вообще постоянно находилась на работе, я ее ни разу не заставала. Я никогда не интересовалась, чем занимался сам Александр Ильич, или все его усилия сводились только к тому, чтобы в отсутствие законной супруги пытался клеить девушек на тридцать лет его младше.

Мужчина бубнил, как будто боялся не успеть:

– Ариночка, я позвоню тебе вечером? Выберемся куда-нибудь, развеемся! Или утром приезжай. Сын утром в школе.

– Кажется, вы неверно меня поняли…

– Да-да. Не надо тушеваться, Ариночка, назови сумму.

– Александр Ильич! – теперь я говорила громче, злее. – Вы что себе позволяете? Повторяю: вы сделали обо мне неверные выводы…

– Какие там выводы? – он отвечал раздражением на мое. – Девочка, приехавшая с какого-нибудь Ухрюпинска, не поступила в консерваторию. Или поступила, да жить на что-то надо. Домой ехать неохота, а в Москве жизнь слишком дорогая, вот и рванула сюда – немного подзаработать. Так я ж тебе прямым текстом и говорю: подзаработать можно, только вот это высокомерие поубавить…

Я никогда не считала себя гордой, да и такого прилива сил не ожидала. Я залепила ему размашистую пощечину и поспешила уйти, даже не потребовав платы за последний урок.

Расстроилась, конечно. Не из-за своей реакции, а что этот похотливый мужик не мог потерпеть еще хотя бы немного. А через полчаса – я еще даже не успела дойти до дома – мне перезвонила другая заказчица, та самая, которая и порекомендовала меня Александру Ильичу, и заявила, что вынуждена отказаться от моих услуг. Подозрение в воровстве – это слишком серьезное обвинение, чтобы просто так закрыть глаза.

Я свалилась мешком на первую попавшуюся скамью в ожидании еще одного звонка – от самой первой клиентки. Ведь цепочка-то одна. Но та не перезвонила – то ли ей не сообщили, то ли не поверила, то ли решила, что за сто рублей в час она может и убрать ценные вещи из гостиной, где проходят уроки музыки. Обида душила. Пусть я не потеряла пока всех учеников, но теперь и концы с концами не сведу. С ума сойти, но в какой-то момент я даже обрадовалась, что он всего лишь оклеветал меня перед друзьями, а не подал заявление в полицию! Всего секунду, но я готова была его благодарить! До чего докатилась…

Не позволила себе расстраиваться дальше, вернулась домой и попросила у Кирилла ноутбук. Надо обновить объявление о репетиторстве и поискать, может, кому-то потребуются художественные переводы. Теперь уже было не так сложно, как в самом начале. Я окончательно научилась не допускать мысли о том, чтобы сдаться.

Кирилл стоял в дверном проеме и долго наблюдал за мной. Потом заговорил:

– Арин, а Вадим Андреевич тебе так и не звонил?

– С чего вдруг ему мне звонить? – я отвлеклась от монитора.

– Ну, зачем-то же он взял твой номер.

Я энергию исчерпала раньше, поэтому сейчас оставалась спокойной:

– Ты дал ему мой номер?

– В первый же день.

– Нет, он не звонил. Ты прочитаешь объявление свежим взглядом?

Но Кирилл даже не пошевелился:

– Арин, я тебя понять не могу. Тебе предложили работу секретарем. Куда бы еще тебя взяли секретарем без бумажек?

– Да. И я готова была согласиться. Пока не услышала его намек на интимные отношения. Странно было бы ожидать рабочей субординации от такого… как бы его назвать? Бизнесмена, что ли? Да какой он бизнесмен? Никак не могу припомнить синоним к «владельцу борделя».

Кирилл наконец-то подошел и сел рядом на кровать.

– Арина, ты какая-то непроходимая, честное слово. Неужели еще не дошло, что не с твоей внешностью реагировать на каждый намек? Тебе лет до сорока все вокруг будут намекать на интим! Если ты каждый раз будешь грохаться в обморок, до сорока не дотянешь. Относись проще!

Теперь я уже уставилась на него с интересом:

– Хочешь сказать, если я устроюсь к нему, то смогу постоянно отказывать? И как долго он будет меня держать в таком случае?

– Понятия не имею, – Кир развел руками. – Но совершенно точно знаю одно: ты будешь впахивать за копейки, а потом соображать в магазине, что сегодня купить выгоднее – морковку или свеколку. На нормальную работу нужны хоть какие-то корочки. Физический труд ты сама не потянешь. С репетиторством в Москве прожить можно, но тут…

– Я… не могу пока в Москву.

– Убила там кого-то? Это многое бы объяснило.

– Почти, – я грустно улыбнулась.

Но Кирилл на этот раз поддерживал активнее, чем обычно:

– Вот, раз пока не можешь, то учись уже мыслить шире. Ты даже на еду теперь не зарабатываешь, еще можно покрутиться, но едва на еду и накрутишь. А если кто-то тебе предложит больше, чем остальные, то будь уверена – он хочет тебя поиметь!

Я прикрыла глаза и вспомнила Александра Ильича. Даже затряслась оттого, как точно Кир все описал. И он продолжал давить:

– Я просто не думаю, что Вадим Андреевич начнет тебя насиловать или продаст в какое-нибудь секс-рабство! А косые взгляды и разговоры вполне можно пережить.

– Ты не можешь быть в этом уверен!

– Ну, я так думаю…

Я покачала головой. Не было вообще никаких гарантий, но и выбор невелик. Лучше уж попытаться найти общий язык – тьфу, как двусмысленно это звучит! – с Вадимом Андреевичем, чем пару дней поголодать и вернуться к Александру Ильичу. Да и без риска вообще ничего не делается. Я рискнула, когда приехала в этот город. Рискнула, поселившись с Кириллом. Даже с похотливым отцом Виталика – рискнула. И жива пока, только благодаря этим рискам.

– Хорошо, уговорил. Меня только один вопрос интересует – сколько он тебе платит за мое согласие?

Сосед заметно обрадовался:

– Всего десять тысяч, подруга! Поделим пополам!

Я отправила его из своей комнаты и нашла в сумке визитку. Вадим Андреевич ответил после второго гудка:

– Да неужели.

Понятно, мой номер уже внесен в его телефон. Это испугало еще сильнее, но я успела настроиться:

– Здравствуйте, Вадим Андреевич. Я хотела бы узнать об условиях работы.

– Приезжай – расскажу. Скину адрес сообщением.

– Куда? К вам домой?

– А у меня здесь и нет офиса. Почти вся клиентура в столице.

– Я… – осеклась. Все-таки настройка моя не была такой уж уверенной.

– Что? Если ты боишься встретиться со мной, то как собираешься на меня работать? Или кем ты меня себе воображаешь? Кровопийцей и сразу каннибалом?

Резко выдохнула и ответила:

– Хорошо. Только не сегодня. Я приеду завтра днем. Подойдет?

– Только не раньше трех. Мы, кровопийцы, предпочитаем ночной образ жизни.

– Тогда… до завтра.

Он отключился, не прощаясь. В принципе, говорил спокойно и без особенной радости. Даже холодно. Может быть, и получится именно на этой интонации остановиться?

Глава 9

Дом Вадима Андреевича оказался за чертой города – небольшом коттеджном поселке. Сам трехэтажный дом даже со стороны казался роскошным. Конечно, если позабыть о том, что сама еще недавно жила в условиях куда лучше. Ворота были открыты, потому я прошла по дворику, еще пара раз вздохнула и нажала на дверной звонок.

Он открыл почти сразу, но говорил по телефону, потому просто махнул мне рукой, чтобы проходила. Рукава белой рубашки закатаны, джинсы слишком широки – вполне расслабленный вид, но я будто ожидала, что он встретит меня с грудью нараспашку. Это в лучшем случае. Огляделась и прошла в гостиную. Приятный дизайн – стиль «деревенского домика», но для наметанного взгляда в этом интерьере нет ничего по-настоящему простого. Вадим Андреевич заканчивал разговор:

– Обижаешь, Игорь. Ирина – самая лучшая, иначе бы я уже давно посоветовал тебе другую. Бери ее в Италию, она умеет так ладить с людьми, что любой контракт в твоих руках.

Попрощавшись с собеседником, он подошел ближе, без особого интереса глянул на меня и уселся в кресло напротив.

– Вот, – он показал свой сотовый. – Мне приходится делать ту самую работу, для которой лучше бы подошла девушка с прекрасным голосом и умением убеждать.

Меня его равнодушный прием почему-то очень вдохновил. Теперь и говорить было проще:

– Вы хотите сказать, что работа вашей помощницы – отвечать на телефонные звонки?

– Не вся, но по большей части.

– И я… могу заниматься этим даже дома?

– Почему нет? Открывать здесь контору, только для того, чтобы ты там торчала, резона нет. Да и почти все сделки идут в Москве.

– А почему вы не там? – я расслабилась настолько, что уже могла поддаться любопытству.

– Тоже смысла нет. Если согласна на работу, то могу начать объяснять.

Подумала еще несколько секунд, а потом уверенно кивнула:

– Я хотела бы попытаться.

Он резко встал и направился в сторону коридора:

– Тогда за мной. И лучше включи диктофон, если есть на телефоне, потому что я терпеть не могу повторяться.

Я поспешила вытащить телефон из сумки и побежала за ним. В большом светлом кабинете на столе стояли три стационарных компьютера и ноутбук. Вадим Андреевич кивнул на кресло:

– Садись туда. Этот ноут заберешь – он может понадобиться в любой момент. Естественно, позаботься о бесперебойном интернете.

Сам он стоял, развернув ко мне экраном девайс. Я не перебивала. Проблемы – вот, например, с интернетом – буду решать постепенно. Хотя у Кирилла вай-фай… Я кивнула, чтобы продемонстрировать сосредоточенность и не отвлекаться.

На мониторе красовался открытый сайт. Никакой порнографии я не обнаружила, только витиеватые надписи, множество подзаголовков и фотографии девушек. Все выглядели довольно презентабельно, без подчеркнутой распущенности. Дышать стало еще легче, я, кажется, настраивалась на самое плохое.

Вадим Андреевич объяснял бегло:

– Четыре менеджера, в принципе, тянут львиную долю работы. Если клиент старый и точно знает, кого хочет, то парни это сразу и решают. Они же сопровождают девочек, если клиент новенький или нужна массовка на вечеринке. Во всех остальных случаях, то есть когда возникают любые сложности, переводят звонок на меня. А с сегодняшнего дня – на тебя. Твоя задача сделать что угодно, лишь бы клиент был доволен. Вызвонить нужную девушку, обеспечить ей водителя, если далеко, убедиться, что она правильно поняла заказ. И самое главное – не дать клиенту сорваться. Собственно, от этого и будет зависеть твоя зарплата. Пятьдесят тысяч в месяц – точка отсчета. За каждый пустой звонок – минус пять тысяч. За каждую жалобу от постоянного клиента – минус десять тысяч. За каждого нового клиента при повторном обращении – плюс тридцать тысяч. После третьего заказа клиент считается постоянным.

Вначале я расслышала только цифру пятьдесят. Никогда прежде не думала, что обрадуюсь такому доходу. Это ведь и отдельную квартиру снять можно, и куртку осеннюю купить… Но я быстро начала соображать:

– А если я уйду в минус?

– Нет, не уйдешь. При нуле ты автоматически уволена. Я могу ждать от людей чего угодно, но пока они не вредят бизнесу.

Прозвучало обнадеживающе. То есть даже в случае долгов никаких отработок или кредитов. Просто останешься без заработка, но мне уже в свою короткую трудовую карьеру приходилось оставаться без оплаты… Конечно, он вполне может и врать, чтобы я в первый же день в ужасе не сорвалась.

Вадиму Андреевичу не требовалось ни моего понимания, ни ответов, он просто продолжал:

– У постоянных клиентов есть общая фишка – они чаще всего заказывают одну и ту же девушку. И она может быть занята как раз в это время. Думаю, вот именно этот момент в работе самый сложный. Ни в коем случае нельзя говорить, что она на другом заказе. Болеет, умерла, рожает тройню – что угодно, лишь бы не на другом заказе. И убедить клиента в этот раз согласиться на другой вариант. Тоже непросто, но ты со временем поймешь как. Люди устроены очень просто, манипуляции работают почти во всех случаях, главное – быстро соображать. У тебя преимущество – нежничай, флиртуй, забалтывай их разговорами об искусстве или переходи на немецкие стихи. Будь уверена, от такого тарана любой растеряется. В конце концов добивай – обещай приехать сама. Подчеркивай, что никогда до сих пор этого не делала, поскольку являешься моей личной помощницей, но именно ему хотела бы составить компанию. После этого ищешь девушку, которую он ни разу не заказывал, и договариваешься с ней… Вот тут, смотри, – он щелкнул на другую вкладку, – общая база данных. Это тебе один из вариантов, как выкрутиться. На самом деле их гораздо больше, но сводятся к одному – дай клиенту почувствовать его значимость. Пусть верит, что он самый, самый важный человек на белом свете. И тогда он точно останется довольным. Ясно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5