Таисия Кольт.

Сбежавшая смерть



скачать книгу бесплатно

Глава 1


Мистер Энтони Сакс устало прикрыл глаза и откинулся на спинку широкого кожаного кресла возле окна. Он уже трижды прочел письмо, полученное сегодня утром, и даже не знал, с чего ему начать это новое дело.

К мистеру Саксу в его детективное агентство «Клевер» обращались многие состоятельные особы Лондона. Чаще всего это были женщины с просьбами выяснить, есть ли у их мужа любовница или не соседка ли миссис такая-то украла их любимые серебряные подстаканники. Все эти мелкие расследования давались мистеру Саксу легко, ведь почти каждая из дам четко описывала свою ситуацию, а затем полностью и безоговорочно следовала рекомендациям опытного детектива. Так что подобные загадочные случаи решались быстро и без всяких затруднений.

Но это письмо поставило Энтони Сакса в тупик. Ему даже пришлось два раза выпить свой бальзам на травах, чтобы прояснить ум и немного взбодриться. Что же так удивило и озадачило бывалого сыщика-любителя? В первую очередь это, конечно, личность автора письма. Энтони Сакс хорошо знал семейство Ридбергов, они часто появлялись в светской хронике, проводили благотворительные вечера, участвовали в публичных мероприятиях и были, что называется, у всех на устах. Макс Ридберг являлся попечителем крупного благотворительного фонда, потому его личная жизнь всегда была достоянием общественности: примерный семьянин, образцовый муж и отец, никогда не был замешан в интрижках или скандалах, связанных с женщинами.

И, вероятно, мистер Сакс все равно не удивился бы, напиши это письмо жена Ридберга, вдруг заподозрившая мужа в чрезмерной активности вне дома. Это случается во многих семьях, оттого Сакс почти всегда смотрел на просьбы «проследить за мужем» слегка снисходительно и с должной иронией. Но письмо было написано от имени дочери Ридберга, и его содержание было странным и пугающим.

Открыв ящик письменного стола, Сакс вновь пробежался глазами по белому листку бумаги:


«Уважаемый мистер Сакс!

Прошу простить меня за бестактность и, возможно, некоторую сумбурность, но дела мои настолько плохи, что, боюсь, промедление может нести для меня самые что ни на есть ужасные последствия.

Просьба моя может показаться Вам странной и даже нелепой, но я столько слышала о Вас и о Ваших невероятных способностях в подобных ситуациях, что мне приходится только надеяться, что Вы предпримите все, чтобы защитить меня и спасти от неминуемой гибели. Не могу более распространяться, так как не уверена, что это письмо не попадет в руки того, кого я опасаюсь. Потому лишь молюсь, чтобы Вы прислушались к моим словам и осознали всю их важность, а также незамедлительно приняли мое приглашение на вечер, посвященный моей помолвке. Вечер состоится 22 августа в семь часов вечера.

Прошу Вас никому не сообщать об этом письме и при встрече со мной никаким образом не показывать, что я обращалась к Вам. Это может быть слишком рискованно. Я сама найду способ поговорить с Вами наедине и тогда смогу сообщить все подробности беспокоящего меня дела.

Надеюсь на Вашу доброту и снисходительность.

С уважением и благодарностью,

Элен Ридберг».


Письмо было написано нетвердым, почти детским почерком, и Сакс тут же вспомнил, что именно так раньше писала его дочь: старательно выводя буквы, но при этом иногда соскакивая со строчки, отчего текст получался не таким красивым, но по-детски простым и приятным глазу.

Значит, дочь Макса Ридберга была чем-то или кем-то смертельно напугана. И писала она с мольбами о помощи. Но чем он, пожилой мужчина, мог ей помочь? Дать совет, успокоить? Но для этого необязательно было приглашать его на такое чисто семейное торжество. Девушке было бы проще навестить его в конторе, сообщить все подробности и не бояться, что кто-то может их услышать или увидеть. Разговаривать тет-а-тет в доме, полном гостей, слуг и самих хозяев и при этом надеяться, что никто не станет случайным свидетелем тайной беседы, было полнейшим безумием. Все это походило на истерию: с такими девушками, склонными к меланхолии, а потом и к необъяснимым приступам страха, Сакс несколько раз уже встречался, и почти всегда эти истории заканчивались плохо. Либо детектива обвиняли в черствости и пытались наложить на себя руки прямо в его кабинете, театрально взывая о спасении, либо долго и упорно слали ему угрожающие письма, с тем чтобы вызвать в нем чувство жалости и угрызения совести.

Часто в таких делах Энтони Саксу помогала его супруга Оливия, которая не была так же наблюдательна, как ее муж, но от природы обладала весьма тонким чутьем и была очень артистична. Потому легко могла принять на себя роль утешительницы и уговорить взбалмошную плачущую девицу не совершать никаких необдуманных поступков, а просто жить дальше и надеяться на божью помощь.

Вот и теперь детективу показалось, что без содействия жены ему не обойтись. Встав из-за стола, мужчина вперевалку прошелся по кабинету и, выглянув в коридор, громко позвал:

– Оливия! Ты занята?

– Не очень, – тут же раздался голос откуда-то сверху. – Я разбираю старые платья Клариссы. Как же все-таки дети быстро растут! Куда теперь девать все эти кучи ношеных платьев и корсетов? Ума не приложу.

Сакс вздохнул и мысленно приказал себе не раздражаться, а дать жене выговориться. Обычно после таких тирад Оливия спохватывалась и вспоминала, что муж звал ее вовсе не для того, чтобы выслушивать подобные глупости.

– Может, стоит отдать все это в приют для бедных? – все же решился поддержать разговор Энтони Сакс. – Что-то наверняка еще можно носить.

– Ты, как всегда, прав! – воскликнула Оливия, появившись на лестнице с огромной кипой тряпок в руках. – Это я, конечно, выброшу, тут вообще не на что глаз положить, но некоторые вещи, думаю, получится отобрать для приюта. О, прости, ты, кажется, меня звал? А я снова заморочила тебе голову своими бытовыми делами. Подожди секунду, сейчас избавлюсь от этого барахла и зайду к тебе.

Сказав это тоном, не терпящим возражений, Оливия спустилась и прошла в сторону кухни, где располагался большой контейнер для мусора. Сложив свою ношу возле него, Оливия критически оглядела гору цветного белья и удовлетворенно кивнула.

– Кларисса будет довольна, что к ее возвращению я освободила так много места в ее шкафу.

Сакс все это время терпеливо ждал, когда же его супруга освободится и сможет наконец выслушать его. Он в раздумьях перебирал журналы и газеты, лежавшие на столе, и внезапно лицо его просветлело. Детектив выхватил свежий номер «Таймс» из пачки периодики и начал жадно пролистывать страницы.

– Что-то нашел? – подойдя ближе и вытирая руки о фартук, спросила Оливия. – Опять какие-нибудь сплетни. Учти, в этот раз я не собираюсь переодеваться и представляться хозяйкой публичного дома. Конечно, в случае с мистером Коллинзом это сработало, и он признался, что частенько навещал красоток за деньги, но мне было ужасно неловко и жутко противно. Хорошо, что его жена вовремя забила тревогу, а то бедняга мог ведь и разориться, тратя такие деньги на своих многочисленных любовниц. Все же такие утехи не дешевое удовольствие.

Но Сакс ничего не ответил. Он был погружен в чтение статьи, которая его полностью поглотила.

– Энтони! Ты меня слушаешь? Нет, он когда-нибудь сведет меня с ума своим агентством! – Оливия Сакс сдвинула брови и недовольно покачала головой. – Я могу вернуться к своим домашним хлопотам?

– А? Что? – Сакс наконец поднял голову на жену. – Прости, дорогая, у меня срочное дело. Мне нужно выяснить кое-какие обстоятельства, необходимые для решения важной проблемы. Обедать я не приду. И приготовь, пожалуйста, мой выходной костюм. Сегодня я иду на прием и хочу произвести должное впечатление.

Прихватив с собой газету, детектив проскочил мимо жены к выходу, слегка потрепав ее по щеке.

Когда дверь за Саксом захлопнулась, Оливия озабоченно вздохнула. Если ее муж так внезапно срывался с места, ничего ей не объяснив, значит, ничего хорошего не жди. Это уж она знала наверняка.

– Надеюсь, гонорар оправдает такое небывалое рвение, – с сомнением высказалась миссис Сакс и с удвоенной энергией взлетела по лестнице на второй этаж, намереваясь разобраться со всем старьем гораздо быстрее, чем ее муж сможет раскрыть очередную загадку.

Глава 2


Энтони Сакс отошел от дома на несколько кварталов и присел на лавочку в небольшом уютном скверике возле фонтана. Ему обычно лучше думалось на воздухе, чем в душном кабинете, потому и сейчас он предпочел эту тихую обстановку.

Сакс развернул газету и снова прочел небольшую заметку, на которую наткнулся совершенно случайно, перебирая стопку периодики на своем журнальном столике. В колонке говорилось о том, что юная Элен Ридберг объявила о своей помолвке с графом Тикландом. Подробностей не сообщалось, но фамилия графа многое сказала Саксу. Детектив-любитель отлично помнил ту историю, которая приключилась лет десять тому назад, после чего на Джеймса Тикланда долгое время косо смотрели. Дело касалось жены графа, которая внезапно исчезла. Он сам обратился в полицию, когда его супруга вышла из дома и не вернулась.

Полицейские обшарили весь Лондон, подняли на уши все службы, но женщина так и не нашлась. Сакс помнил, что она была очень красива и все время выглядела бледной и испуганной. После ее исчезновения поползли слухи, что, мол, это граф сам разделался с женой, приревновав ее к старому товарищу майору Франку, который, кстати сказать, погиб в автокатастрофе через год после пропажи графини. Поговаривали, что граф убил сначала жену, а потом и ее любовника, но никаких улик, доказывающих его виновность, обнаружено не было, и графу Джеймсу Тикланду так и не предъявили никаких официальных обвинений.

Сакс отложил газету и прикрыл глаза. Детектив попытался представить себе эту милую девушку, идущую к алтарю с графом Тикландом, уже не таким молодым, но все еще привлекательным и полным сил. Что-то неестественное сквозило через воображаемую сцену, но что? Что такого было в этой грядущей свадьбе, что смущало мистера Сакса? Граф Тикланд официально получил статус вдовца через год после исчезновения жены, когда из Темзы выловили труп женщины, по многим признакам похожей на графиню Тикланд. Какое-то фамильное украшение стало окончательным доказательством, что утопленница была Марией Тикланд. Следов насилия на теле не нашлось, и женщину похоронили. После этого граф долгое время провел в одиночестве и теперь вполне мог предпринять очередную попытку найти свое счастье рядом с очаровательной особой, которая наверняка еще не наслышана о его скандальном прошлом и не будет относиться к нему слишком предвзято.

Стоп. Сакс резко открыл глаза. А что, если дело именно в этом? Что, если девушка, собиравшаяся начать счастливую семейную жизнь, вдруг узнала что-то такое о своем будущем муже, что повергло ее в ужас? Узнала правду. Но какую? Ведь даже полиция не смогла ничего найти и доказать. А расследование проводилось в свое время очень тщательно. Его вел инспектор Гарднер, которого Сакс хорошо знал еще с колледжа. И Сакс готов был поклясться, что Филипп Гарднер ни за что не отстал бы от графа, если бы хоть на секунду сомневался в его невиновности.

Посмотрев на часы, Энтони Сакс издал недовольный возглас.

– Боже мой! Я столько времени потратил зря, сидя здесь и перебирая в памяти никому не нужные старые сплетни! А ведь было бы гораздо проще навестить моего давнего приятеля и все у него разузнать. Совсем я уже старею, раз предпочитаю уединенные размышления в тишине, забывая при этом о таких простых вещах.

Сокрушаясь и кряхтя, Сакс поднялся со скамьи и направился в сторону Таймс-стрит, где вот уже три года после выхода на пенсию жил его старый друг инспектор Гарднер.

Пройдя пару кварталов, сыщик-любитель нашел наконец нужный дом и постучал в дверь. Внутри было тихо, раздавался лишь звук работающего телевизора, но ни шагов, ни других признаков присутствия кого-либо в доме он не услышал.

Постояв еще минуту, Сакс огляделся, чтобы поискать звонок, но так и не обнаружил ничего похожего. Окна в доме не были завешаны, и Сакс с легкостью смог разглядеть убранство апартаментов своего приятеля Гарднера. Все выглядело совершенно обычно: старый стол, два кресла и диван, перед которым стоял включенный телевизор. Только через мгновение Сакс понял, что его смутило: на экране ничего не происходило – телевизор или был сломан или не ловила антенна, и шел только звук.

«Странно, – подумал детектив, осторожно перемещаясь к следующему окну. – Зачем смотреть неработающий телевизор? Да и дома, кажется, никого нет. Надо попробовать открыть окно, вдруг оно не заперто».

Но не успел Сакс дотронуться до подоконника, как оглушительный вой сирены наполнил улицу, и мужчина в ужасе отпрянул, едва не свалившись в кусты акации, разросшиеся сверх меры вдоль всего дома.

Вой не прекращался. Сакс уже решил, что пора давать деру, пока вокруг него не собралась толпа зевак или, и того хуже, стражей порядка, но тут чья-то сильная рука схватила его за шиворот и хорошенько встряхнула, поставив на ноги.

– Так-так. Значит, это ты, старый пройдоха. А я-то чуть не выпалил в тебя из дробовика!

Сакс поднял глаза и увидел страшно заросшего грузного незнакомца, бешено вращающего глазами и скрипящего зубами, словно сбежавший пациент из клиники для умалишенных.

– Простите, но разве мы знакомы? – пролепетал испуганный Сакс, стараясь не выдавать своего панического ужаса.

Бородач раскатисто рассмеялся, бросив ружье на землю и примостившись рядом.

– Ха-ха-ха, – продолжал хохотать мужчина, вытирая потные руки о старую засаленную брючину. – Эх, Сакс, а я-то считал тебя близким другом. Вспомни, сколько раз ты приходил ко мне в участок, чтобы понаблюдать, как я работаю со свидетелями и подозреваемыми. Твое агентство обязано своими успехами и мне в том числе. Хотя, разумеется, я не умаляю и твоих собственных заслуг и способностей, но учился ты на моих делах и преступниках.

– Гарднер? – все еще не веря, переспросил изумленный Сакс. – Это и вправду ты?

– Да я, кто же ещё! – здоровяк высморкался в лацкан пиджака и вытер нос рукавом. – Я, конечно, поистрепался за столько лет, но меня не так-то легко сломить, как им того хотелось бы.

Мужчина таращил глаза, и Сакс уже пожалел, что решил навестить приятеля. Если он и не совсем тронулся умом, то был близок к этому.

– Прости, дружище, с этой бородой тебя трудно узнать. Но о ком ты говоришь? Кто это «они»?

– Те, кого я сейчас пытаюсь отправить за решетку своими силами. После того как меня турнули или, как это они назвали, «отправили на заслуженный отдых», мне ничего не оставалось делать, как заняться прошлыми делами, до которых я не смог добраться, пока официально представлял закон. У меня были связаны руки, и многие проходимцы и жулики остались на свободе. Но мелкие сошки меня не так сильно интересуют, как тот тип, который улизнул у меня из-под носа. С графом у меня свои счеты.

– Погоди-погоди, – у Сакса от возбуждения даже задергался глаз. – Я не верю в такие совпадения. Неужели ты имеешь в виду графа Тикланда?

– Разумеется, – Филипп Гарднер сплюнул на газон и тяжело поднялся на ноги. – Пойдем в дом, тут небезопасно. Тем более мне пришлось отключить сигнализацию, и теперь она снова сможет заработать только через пять минут. А этого будет вполне достаточно, чтобы посторонние смогли проникнуть в дом и избавиться от меня раз и навсегда.

Переваливаясь с ноги на ногу и то и дело сплевывая, бывший полицейский открыл дверь и вошел внутрь, а Сакс нерешительно двинулся за ним. Детектив-любитель был настолько сильно поражен переменой, случившейся с его товарищем, что не мог придумать, с чего начать разговор. Гарднер выглядел как помешанный, с больной психикой. У него явно была мания преследования и страх, что кто-то охотится за ним и жаждет его смерти. Неужто все это началось после дела Тикланда, и теперь на пенсии у Гарднера развился маниакально-депрессивный психоз?

Боясь чем-то разгневать приятеля, Сакс тихо плелся за ним и замер, увидев на стене в гостиной большой плакат с фотографиями графа и его пропавшей жены. Снимки были разного качества и размера, но они занимали так много места, что у Сакса зарябило в глазах, и он машинально примостился на край дивана, обивка которого давно продралась, а в некоторых местах была поедена молью. Сыщик-любитель не удивился бы, окажись в доме полным-полно крыс, но он быстро отогнал от себя эту малоприятную мысль.

Гарднер положил дробовик на тумбу у стены и, опустошив, видимо, ранее недопитый стакан, развалился в кресле.

– А теперь рассказывай, с чего вдруг ты решил навестить меня спустя столько времени? Небось потребовалась важная информация? А у кого еще ее можно раздобыть? Правильно, у старика Гарднера.

– Дружище, ты, конечно же, прав, – честно признался Сакс. – Мне позарез нужно кое-что узнать про твое давнее дело. Это касается графа Тикланда.

– Что-о-о?! – проревел Гарднер и снова стал похож на ненормального. Глаза его налились кровью, а руки с силой сжались в кулаки. – Не тебя ли они послали ко мне?

Гарднер угрожающе потянулся к ружью, и Сакс соскочил с дивана, заслоняя руками лицо.

– Погоди, дай мне все объяснить!

– Нечего тут объяснять! Я начал снова копать под этого негодяя Тикланда, и теперь мне постоянно угрожает опасность. Никому нельзя верить! Ни одной живой душе!

– Да послушай же! Граф собирается снова жениться, а его невеста обратилась ко мне за помощью! – почти прокричал Сакс, зажмурившись и вжав голову в плечи.

Выстрел раздался незамедлительно, и детектив-любитель упал на пол, пытаясь хоть как-то укрыться от обезумевшего полицейского.

Приподняв голову и увидев, что Гарднер перезаряжает ружье, Энтони Сакс вскочил на ноги и выпрыгнул на улицу, едва успев захлопнуть за собой дверь.

Чуть не сбив старушку, переходившую дорогу, мистер Сакс кинулся бежать куда глаза глядят, лишь бы оказаться подальше от этого дома, в который теперь путь ему был заказан. Оглянувшись пару раз, Сакс убедился, что он в полной безопасности: похоже, Гарднер не собирался его преследовать. Завернув за угол, детектив остановился и решил отдышаться. Все-таки пробежки в его возрасте были чреваты последствиями для самочувствия, а с его плотным телосложением и лишним жирком на брюшке и вообще могли свести сыщика-любителя в могилу. Вытерев пот со лба, мистер Сакс наконец пришел в себя. Он отряхнул брюки и пиджак и неспешно двинулся в сторону автобусной остановки. Идти до дома пешком ему совершенно не хотелось.

Уже в автобусе Сакс подвел итоги встречи с Гарднером и сделал один важный вывод: надо чаще навещать старых друзей, пока они еще в здравом уме, а не тогда, когда от них уже нет никакого толку. Но в целом встречу можно было считать удачной. Да, пусть он не узнал у сбрендившего старика ничего конкретного, но факт оставался фактом: Филипп Гарднер считал графа Тикланда виновным не только в исчезновении, но и, вероятно, даже смерти жены. Выйдя на пенсию, Гарднер вновь занялся поиском улик, и вот ему угрожает какая-то опасность. Конечно, отставной полицейский мог и придумать все это, чтобы скрасить себе одиночество и забвение, но Саксу почему-то казалось, что это не так. По крайней мере, не на сто процентов. У Гарднера были явные проблемы с психикой, но что-то ведь привело его к такому состоянию, какая-то навязчивая мысль, подозрения, а значит, он, Сакс, был на верном пути: искать следовало именно там, в истории с пропавшей графиней Тикланд.

Мисс Ридберг, судя по всему, стало известно о прошлом ее жениха графа Тикланда, что сильно испугало ее. Дело не стоило выеденного яйца. Сакс широко зевнул. Что ж, сегодня вечером на приеме он постарается успокоить бедную напуганную девочку, расскажет о том, что никаких обвинений ее жениху не предъявляли, а новых улик больше никто не собрал. Пусть это будет не совсем правдой, но что еще захочет услышать молоденькая девушка на пороге семейной жизни? Что ее будущий супруг – Синяя Борода?

Сакс вышел на своей остановке и быстро преодолел ступеньки крыльца. До банкета оставалось несколько часов, а детективу предстояло еще привести себя в порядок и как следует подготовиться к беседе с мисс Ридберг. Он должен был со свойственной ему легкостью рассеять ее опасения и страхи, которые явно были следствием предстоящей свадьбы и связанными с ней волнениями.

Глава 3


К половине седьмого Энтони Сакс был одет с иголочки и тщательно выбрит. Оливия заботливо повязала мужу галстук-бабочку и вставила в петлицу свежесрезанную маленькую гвоздику. Детектив был в отличном настроении. Он пребывал в полной уверенности, что сегодняшняя встреча с Элен Ридберг рассеет ее тревогу и девушка отбросит все свои страхи и сомнения.

Мистер Сакс не помнил, приходилось ли ему встречаться с графом Тикландом, поэтому решил в этот вечер во что бы то ни стало познакомиться с ним и создать о нем собственное впечатление, основанное не на домыслах и бредовых подозрениях безумного Гарднера, а на своей интуиции и личном опыте.

Сакс уже собирался выходить, как вдруг зазвонил телефон.

Нехорошее предчувствие охватило детектива, но он все же взял трубку.

– Алло, Энтони Сакс слушает.

– Мистер Сакс, – голос в трубке был приглушенный, почти шепчущий, – это я написала вам письмо.

– Мисс Ридберг? Рад вас слышать. Я приду сегодня, можете не волноваться.

– Нет-нет, – голос стал громче и взволнованнее, – я прошу вас, не приезжайте! Я зря обратилась к вам, это никак мне не поможет. Простите за беспокойство и, пожалуйста, забудьте о моем письме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное