Светлана Згоржельская.

История государства и права России



скачать книгу бесплатно

Глава 2
Древнерусское государство и право (IX–XII вв.)

2.1. Возникновение государственности у восточных славян

Восточные славяне в VI–VIII вв. составляли значительную часть населения Восточной Европы. Племена восточных славян в разное время имели различные названия, но, как утверждал академик Б. А. Рыбаков, к VII в. получило распространение общее наименование «славяне».

В IX–X вв. обширную область, расположенную к западу и востоку от линии рек Днепр и Волхов, заселяли славянские племена: уличи и тиверцы – в юго-западной части Восточно-Европейской равнины по Днепру вплоть до Черного моря; «белые» хорваты – в предгорьях Карпат; дулебы, волыняне, бужане – в восточной Галиции, на Волыни и по Западному Бугу; поляне – по западному берегу среднего Днепра; древляне – к северу от них по реке Припять; дреговичи – между Припятью и Березиной; вятичи – по реке Оке; кривичи – на северо-западе русско-славянской территории; ильменские словене – на севере, вокруг озера Ильмень и по обоим берегам реки Волхов. Таким образом, к IX–X вв. восточнославянские племена занимали западную часть Великой Русской равнины от Черноморского побережья на юге до Финского залива и Ладожского озера на севере.

Союзы славянских и неславянских племен в Северной Руси возникали и ранее. Их ядром были новгородская Словенская и полоцкая Кривичская земли. На основе союза славянских племен сложились первые государственные образования славянских племен. Так, в VIII в. существовали Куявия (объединяла земли славянского племени полян в Среднем Приднестровье), Славия (Новгородская земля племени словен), Артания (место расположения точно не установлено, возможно, Приазовье или Причерноморье) – непосредственные предшественники Древнерусского государства.

Проходивший с севера на юг по этой территории по линии рек Волхов и Днепр великий водный путь «из варяг в греки» на несколько веков сделался главным стержнем экономической, политической и культурной жизни восточного славянства. Следствием оживленного торгового движения стало возникновение древнейших торговых городов на Руси. К IX в. здесь появились Киев, Изборск, Ладога, Любеч, Новгород, Полоцк, Смоленск, Чернигов и другие города. Они служили для окрестных земель торговыми центрами, а затем сделались и опорными пунктами. Хорошо укрепленные и имевшие военную организацию, эти города подчинили себе сопредельные территории и таким образом создали первую политическую форму на Руси – городовые области, или «волости». Это городовое деление не имело племенного происхождения и не совпадало с ним. Так, область Киевская уже в IX в. включала в себя, кроме полян, всех древлян, область Чернигово-Северская была населена северянами, радимичами и вятичами, Новгородская сформировалась из славян ильменских и части кривичей, Полоцкая – из западной части кривичей и северной части дреговичей и т. д.

В IX в. в некоторых областях Руси образовалась вторая политическая форма – варяжские княжества: Рюрик – в Новгороде, Аскольд и Дир – в Киеве, Рогвольд – в Полоцке, Труа – в Турове.

Как свидетельствует летописец Нестор в «Повести временных лет», к IX в. новгородцы и некоторые северные племена славян попали в зависимость к варягам и платили им дань, южные племена славян платили дань хазарам. В 859 г. новгородцы прогнали варягов и перестали платить дань, «почаша сами в собе володети», но результатом этого стали жестокие усобицы и беспорядки, так как славяне не могли прийти к соглашению о том, кому же править ими. Тогда в 862 г. изнуренные взаимными войнами племена сошлись на совет и решили: «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву. И идоша за море к варягам, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь… Реша русь, чудь, словени, и кривичи, и вей: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да пойдите княжить и вол одеть нами»». На призыв новгородских старшин прислать им на княжение кого-либо из варяжских предводителей откликнулся варяжский конунг Рюрик. Случилось так, что потомки Рюрика смогли укрепиться у восточных славян в качестве князей. Роль варяжского предводителя Рюрика в русской истории заключается в том, что он стал основоположником первой правящей династии на Руси. Всех его потомков стали звать Рюриковичами.

Согласно летописному сказанию, после смерти Рюрика (879 г.) в Новгороде стал княжить Олег, опекун малолетнего Рюрикова сына Игоря. Однако он не остался в Новгороде, а решил установить свой контроль над землями по всему течению Днепра и вместе с Игорем двинулся с сильной дружиной по великому водному пути «из варяг в греки», южным участком которого владели киевляне. Взяв города Смоленск и Любеч, Олег подошел к Киеву, хитростью захватил и убил княживших там Аскольда и Дира и сел «княжа в Киеве». Так в 882 г. два самых крупных восточнославянских города были объединены под властью одного князя. Согласно летописи, Олег предугадал великое будущее Киева, сказавши: «Се буде мати градом Русским». Утвердившись в Киеве, он начал покорять славянские и финские народы, присоединил, по некоторым данным, 14 племен и стал, таким образом, основателем Великого княжества Киевского – первого общерусского государства, впитавшего в себя как исконный отечественный опыт городовых областей («волостей»), так и опыт варяжских княжеств.

2.2. Факторы, обусловившие своеобразие государственного и правого развития Руси

Древнерусское государство сложилось в результате сложного взаимодействия целого комплекса как внутренних социально-экономических, политических и духовных, так и внешних факторов. В первую очередь, следует учесть те изменения, которые происходили в хозяйстве восточных славян в VIII–IX вв. Развитие земледелия, особенно пашенного, в степном и лесостепном районах Среднего Поднепровья приводило к появлению избыточного продукта, что создавало условия для выделения из общины княжеско-дружинной группировки.

В районе распространения пашенного земледелия началась эволюция родовой общины, которая, благодаря тому, что теперь отдельная большая семья могла обеспечить свое существование, стала трансформироваться в соседскую (территориальную) общину. Она, как и раньше, в основном состояла из родственников, но в отличие от родовой общины пашенная земля здесь была разделена на наделы и продукты труда находились в пользовании отдельных больших семей, владевших орудиями труда и скотом. Это создавало некоторые условия для имущественной дифференциации, но социальное расслоение в самой общине происходило медленно – производительность земледельческого труда оставалась слишком низкой.

Важной особенностью процесса классообразования у восточных славян было то, что они в своем историческом развитии миновали стадию рабовладения и от первобытнообщинного строя перешли к феодальному Рабство у восточных славян хотя и существовало, но не стало господствующей формой, а имело лишь патриархальный, домашний характер: труд раба был вспомогательным. Главной производительной силой являлся земледелец-общинник.

Элита племен нуждалась в создании механизма, способного обеспечить дальнейшее наступление на земли свободных общинников и захват новых территорий, защитить его интересы.

К политическим факторам образования государства у восточных славян следует отнести усложнение внутриплеменных отношений и межплеменные столкновения, которые ускоряли становление княжеской власти, повышали роль князей и дружины как обороняющих племя от внешних врагов, так и выступающих в качестве арбитра при различного рода спорах.

Одним из важнейших политических действий этого периода было принятие князем Владимиром в 988 г. официального религиозного вероисповедания. На выбор были: ислам, исповедуемый волжскими болгарами; католичество, привнесенное миссионерами из Германии, иудаизм, проповедуемый хазарами; греческое православие (константинопольские миссионеры неоднократно предлагали его русским князьям; княгиня Ольга, например, приняла православие еще в 957 г.). Выбор христианского вероучения имел важные политические последствия: более тесными стали связи Руси с Византией. Они подкреплялись браками членов княжеских семей и константинопольских императоров.

К внешним предпосылкам следует отнести то «давление», которое оказывали на славянский мир его соседи – хазары и норманны.

Основными причинами формирования Древнерусского государства стали типичные для складывания ранней государственности:

• социально-экономические: распад родовой общины и появление соседской; отделение ремесла от других видов хозяйственной деятельности; рост городов и внешней торговли; появление собственности и социальная дифференциация: выделение знати, дружины;

• политические: наличие больших племенных союзов, таких как известный в конце VI в. союз племен во главе с Кием; или существовавшее в IX в. вокруг Новгорода славянское объединение во главе с Гостомыслом; фактор внешней опасности: с VI в. славяне вели борьбу с многочисленными кочевыми племенами.

На основании этого можно говорить, что процесс возникновения государственности у славян подчинялся общим закономерностям образования государства как такового и существовал на стыке, по крайней мере, трех классических теорий происхождения государства: материалистической, договорной и теории насилия.

Однако складывание Древнерусского государства имело и свои ярко выраженные особенности, что объясняется следующими обстоятельствами:

• возникло оно на огромном слабонаселенном пространстве, не имевшем выраженных природных барьеров, которые могли бы стать государственными границами;

• оно развивалось как этнически неоднородное, кроме славянских племен, в состав Древнерусского государства входили и неславянские – меря, весь, мурома, водь, ижора, лама, заволочская чудь и др.;

• через территорию восточно-славянских племен проходил знаменитый торговый путь «из варяг в греки», обслуживание которого (охрана, таможня и др.) предполагало централизацию;

• сходные языческие верования в момент возникновения государства, а затем принятие христианства при терпимом отношении к язычникам способствовали интеграции племен, формированию единого духовного пространства.

Таким образом, к IX в. восточные славяне своим внутренним социально-экономическим, политическим и духовным развитием были готовы к образованию государства.

2.3. Дискуссия норманистов и антинорманистов

Исторически первой теорией, которая объясняла образование государства у восточных славян, является норманнская теория. Ее основателями считаются немецкие ученые Г. 3. Байер (1694–1738), Г. Ф. Миллер (1705–1783) и А. Л. Шлёцер (1735–1809), которые в силу нехватки отечественных квалифицированных кадров были приглашены в Петербургскую академию наук и утверждали, что до половины IX в., т. е. до прихода варягов, на огромном пространстве от Новгорода до Киева все было дико и пусто, покрыто мраком: здесь жили люди, но без правления, «подобно зверям и птицам, наполняющим их леса». И только в первой половине IX в. норманнами из Скандинавии сюда были занесены первые зачатки гражданственности.

Основные аргументы приверженцев норманнской теории (табл. 1).


Таблица 1

Основные аргументы приверженцев норманнской и славянской (антинорманнской) теорий происхождения Древнерусского государства



Основателем прямо противоположной, антинорманнской (или славянской), теории происхождения Древнерусского государства является великий русский ученый М. В. Ломоносов (1711–1762). В норманнской теории он усмотрел намек на то, что славяне были не способны сами организовать государство на своей территории, и предложил иную, не скандинавскую идентификацию варягов. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение).

Главные аргументы приверженцев славянской теории происхождения Древнерусского государства (см. табл. 1).

Современные историки считают, что у славян государство начало складываться до варягов: об этом свидетельствует то, что они пригласили варягов править, следовательно, эта форма правления славянам была уже известна. В Новгороде Рюрик захватил власть. Он и его дружина, не имеющие представления о местных традициях, используют насилие как средство сбора дани и объединения славянских племен, что, в значительной степени, ускоряет процесс формирования государства, но не начинает его. Вместе с тем происходит смешение славянской верхушки с норманнскими дружинниками, обрусение варягов. Вещий Олег объединяет Киевскую и Новгородскую земли и тем самым закладывает экономическую базу для государства. Такова так называемая славянская теория происхождения Древнерусского государства, в более радикальной своей версии исключающая влияние варягов, в более умеренной – не придающая ей ключевого значения.

Истина, как всегда, лежит посередине, поэтому с большой долей вероятности можно говорить о центристской теории происхождения Древнерусского государства, представители которой А. Л. Юрганов, Л. А. Кацва и многие другие современные историки полагают, что оно возникло в результате внутреннего развития общества, социальных и хозяйственных сдвигов; к образованию его привела необходимость регулирования отношений между людьми, проживающими на одной территории, а также защиты своей земли от врагов, в чем и сыграл значительную роль внешний фактор – варяги.

2.4. Общественный строй Древней Руси

Ко времени образования Древнерусского государства социальная дифференциация у восточных славян еще не завершилась. Социальная структура государства в этот период условно включает в себя три группы населения: свободное, зависимое и полузависимое.

Свободные люди в Киевской Руси – это знать (князья, бояре), дружинники, духовенство, гости, купцы, ремесленники и смерды. К древнерусской знати относились киевские князья, представители великокняжеской династии, местные князья, общинная знать (так называемые «лучшие», «старейшие» мужи – бояре), верхушка служилых людей, дружина князей.

Киевские князья, стоявшие во главе Древнерусского государства, начинали считать себя верховными собственниками всех земель, ранее принадлежавших крестьянам-общинникам. Экономическое положение знати определялось предоставлением им иммунитетов, т. е. передачей в их распоряжение определенной территории с правом осуществления на ней суда, сбора податей и дани (полюдье) без права князя вмешиваться в эти дела.

Слово «бояр», сначала «боляр», происходит от «боли» – большой (другая точка зрения: от «боляр» – боец, т. е. дружинник). Эта группа состояла из различных элементов, преимущественно из выслужившихся княжеских дружиников. Боярин мог оставить князя и перейти к другому.

Дружинники были связаны с князем личным договором службы и верности. Количественно их было немного – до 800 человек в среднем, но это были сильнейшие и храбрейшие воины, преданные товарищи, советники, помощники и личные слуги князя. Дружина подразделялась на старших дружинников – княжьих мужей и (или) бояр и младших, которые назывались гридями, отроками и (или) детскими.

Важнейшим атрибутом высокого статуса феодала являлось закрепление прав и привилегий знати. Письменные источники, в частности, ст. 1 и 91 Русской правды (Пространной редакции), упоминают о двух важнейших привилегиях:

• жизнь феодалов защищалась повышенной мерой ответственности. Если за убийство простого свободного человека устанавливался штраф в 40 гривен, то за убийство кого-либо из перечисленных выше лиц он взыскивался в двойном размере – 80 гривен (это примерно сумма годового налогового сбора с общины среднего размера);

• для них устанавливался особый порядок распоряжения наследством. По общему правилу к наследованию землей допускались только наследники мужского пола, а при их отсутствии земля переходила либо в общинное распоряжение, либо князю. Для представителей знати делалось исключение: после их смерти при отсутствии сыновей земля переходила к дочерям. Цель такого порядка наследования заключалась в том, чтобы сохранить недвижимое имущество правящей верхушки и всего привилегированного слоя в руках формирующихся аристократических семейств.

Другая категория свободного населения – смерды. Это была основная группа земледельцев, имевшая свой дом, хозяйство, участок земли в пользовании и несшая личную и имущественную ответственность за совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам. Смерды составляли основную общественную ячейку – соседскую общину-вервь. «Вервь» – от слова «веревка», что должно было символизировать круговую поруку членов общины, т. е. коллективную ответственность за уплату дани, за преступления, совершенные на земле общины. В состав верви входили не только земледельцы, но и ремесленники – кузнецы, гончары, кожевенники и др., которые работали как на заказ, так и для своей общины.

Среди свободного городского населения выделялись привилегированные группы. На них не только распространялись нормы о защите чести и достоинства, жизни и имущества, относившиеся к полноправным, свободным людям, но и существовали отдельные, специальные нормы, регулирующие их статус. Русская правда с уважением называла «купчин», ремесленников, ростовщиков. Особую роль играло купечество. Оно рано начало объединяться в корпорации (гильдии), называвшиеся сотнями. Обычно купеческое «сто» действовало при какой-либо церкви. «Ивановское сто» при церкви св. Иоанна Предтечи в Новгороде было одной из первых купеческих организаций в Европе.

Зависимое население Древней Руси – это холопы и челядь, которые различались только сферой приложения своего рабского труда: челядь работала преимущественно в доме господина.

Источники холопства на Руси – плен, рождение от рабыни, долги (имело временный характер), совершение особо тяжких и опасных преступлений, брак с холопом или «робой», самопродажа, поступление в услужение «без ряду», т. е. без заключения письменного договора личного найма, банкротство, бегство закупа.

Полузависимое население: закупы, рядовичи, вдачи – смерды, попавшие в тяжелое экономическое положение, взявшие в долг какое-то имущество («купу») у господина или заключившие договор («ряд») на какую-то работу и гарантировавшие возвращение долга или выполнение договора самозакладом. Они работали в хозяйстве господина и не могли его покинуть, пока не возвращали долг, иначе их превращали в «полных» («обельных») холопов.

Существовали и другие категории населения, такие, как изгои, люди, вышедшие из общины и в силу этого уже не пользовавшиеся ее защитой; прощенники – это попавшие под так называемое «покровительство» церкви, монастырей или светских феодалов и обязанные за это работать в их хозяйствах.

2.5. Государственный строй русских земель в X–XII вв.

Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию, что представляет собой неустойчивое равновесие между двумя элементами государственной власти: монархическим в лице князя и демократическим в лице народного собрания (или веча), а также ополчения, основанного на принципе всеобщего вооружения населения. Эти черты сохранились от древних родоплеменных и примитивно-демократических традиций и обычаев и не позволяли власти князя стать абсолютной. Она везде была ограничена потенциально или фактически властью веча, которая всюду, кроме Новгорода и Пскова, проявлялась только в случаях чрезвычайных, тогда как власть княжеская была повседневно действующей.

Раннефеодальная монархия – это форма правления, которая характеризуется следующими признаками:

• власть князя, ограниченная вече, советом и церковью;

• слабая связь между отдельными частями государства – уделами;

• дворцово-вотчинная система управления в центре;

• система кормления на местах.

Во главе государства стоял киевский великий князь – независимый в отношении других князей государь, глава администрации, высший военачальник и судья внутри своего княжества.

Главные направления деятельности первых киевских князей:

• объединение всех восточнославянских и части финских племен под властью великого киевского князя;

• приобретение заморских рынков для русской торговли и охрана торговых путей, которые вели к этим рынкам;

• защита границ русской земли от нападений степных кочевников;

• сбор налогов и податей.

На раннем этапе существования Древнерусского государства функции князя заключались, главным образом, в организации вооруженных сил, командовании ими, в сборе дани, налаживании внешней торговли. Основными способами сбора дани с подвластного населения были «полюдье» и «повоз», что представляло собой объезд князем или его представителями, обыкновенно по зимнему пути, подчиненных территорий с целью сбора податей в натуральном (в основном мехами) и денежном эквиваленте. Меха служили главной статьей дохода в торговле на внешних рынках. Именно во время «полюдья» князья или их представители при обращении к ним жителей чинили суд и расправу Доходы князя складывались из феодальных повинностей с его собственных земель, дани (подати), судебных пошлин, уголовных штрафов, других поборов.

Затем функции князя усложнились – все большее значение приобретала деятельность в области управления: назначение местной администрации, законодательная, судебная, внешнеполитическая сферы. Как глава правительства, князь назначал областных управителей, которые назывались посадниками и вместе с ним осуществляли административную и судебную власть. При князе и посадниках были вирники, метельники, детские, отроки и другие – мелкие чиновники из свободных людей или их холопов для выполнения всякого рода судебных и полицейских задач. Местное свободное население, как городское, так и сельское, составляло свои общины («миры»), имело выборных представителей, старост и «добрых людей», которые защищали его интересы перед княжеской администрацией. Оно обсуждало и решало местные дела на своих сходах. Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли тиуны, старосты, дворные (впоследствии дворецкие), конюшие, ловчие и т. д. Во главе вотчинной администрации стоял огнищанин. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства. В этот момент десятичная система управления в центре заменяется дворцово-вотчинной, при которой модель управления дворцовым хозяйством князя переносится на управление государством.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное