Светлана Усачева.

Ни о чем не пожалею



скачать книгу бесплатно

– Поехали! Чего расселась?

Догнав Ирину возле машины, подруга спросила озабоченно:

– Что она там тебе наговорила?

– Лучше промолчу, – процедила сквозь зубы, усевшись на переднее сиденье, Ирина. – Скажу только одно, что лучше бы не приезжала. Надеюсь, тебе хоть какая-то польза от этого есть.

Попытки Наташи разговорить Ирину по дороге в Уфу закончились ничем, и в машине установилось напряженное молчание. Слова бабки не только не принесли Ирине успокоения, а еще больше усугубили ее мрачное состояние, в котором она находилась после ухода мужа. К тому, что у нее было плохого, еще больше бед напророчили. Но больше всего угнетало, что ей никогда не познать радости материнства. Холодно распрощавшись с подружкой, хотя в ее злосчастиях она не была виновата, Ирина несколько раз оглянувшись, дошла до подъезда. Возле него она немного успокоилась, потому что под козырьком были установлены камеры слежения, но и от их нахождения, пока она открывала ключом входную железную дверь, ей не было легче. Страх перед темнотой окружавшей ее, парализовал настолько, что она долго тыкалась в замочную скважину, и ей казалось, что сейчас нападут на нее, и ее бесславная жизнь тут же прервется. Только добравшись без приключения до своей квартиры, и захлопнув за собой дверь, она с облегчением вздохнула, но ее тут же пронзили воспоминания о встрече с бабкой. Скинув босоножки, она бегом пробежалась по всей квартире и повключала везде свет.

Приняв душ и перекусив кусочком засохшего сыра и черным хлебом, Ирина настороженно прошлась по комнатам, уже выключая свет, и легла спать. Но сон не шел. Перед глазами так и стояли блестящие в темноте глаза старухи. Ирина попыталась подумать о чем-то другом, чтобы забыть о ней, но сквозь череду мыслей, слова бабки и ее неправдоподобно светившиеся зеленые глаза не давали Ирине покоя. Как только она поворачивалась на бок, ей казалось, что за спиной кто-то сидит и тихо подбирается к ней мягкими кошачьими шагами. Она ложилась на спину, но и тогда это ощущение не пропадало. Ей казалось, что в каждом темном углу, кто-то сидит и дожидается, пока она уснет, чтобы к ней подкрасться и обволочь мягко за шею. Так она проворочалась до трех часов ночи, пока глаза не стали слипаться, и она при включенной лампе не забылась тяжелым сном. Но и сон не принес ей успокоения, там, в ночи за ней гналась кошка с большими светящимися зелеными глазами, отчего Ирина в страхе проснулась и облегченно вздохнула, увидев, что наступило утро, и солнечные лучи светят в окно. Она встала, открыла его настежь, с радостью слыша шарканье метлы дворника, хлопанье дверьми подъезда, спешащими на работу людьми, гул двигателей автомобилей, и безмятежное чириканье птиц. Выключив прикроватный светильник, она укуталась в одеяло, вдыхая свежий прохладный воздух утра, и блаженно закрыв глаза, заснула спокойным сном. В этот раз ей приснился знакомый по предыдущим снам младенец. Пронянчившись с ним весь сон, Ирина хорошо выспавшаяся проснулась и заметила с удивлением, что время близится к вечеру.

Резкая мысль, что на носу снова ночь, пронзила ее. Забившись под одеяло, она усиленно занялась размышлениями о происшедшем с ней и словах старухи. Тут она вспомнила, как та ей предлагала приехать еще раз. Да, господи упаси! Чтобы снова желать испытать такие ощущения надо быть умалишенной. Кстати, с помощью какой магии все же она гадает, белой или черной? Ответ напрашивался сам собой, набожные люди на картах не гадают. Эта мысль в душе Ирины посеяло еще большую панику, чем была. Она глазами полными ужаса оглядывала комнату, не зная, как ей жить с таким страхом и неожиданно зазвонивший домашний телефон заставил ее вздрогнуть.

– Ирка, привет, чем занимаешься?

– Сплю, – хмурясь, ответила она.

– Что это с тобой? Сплин мучает?

– Да, – коротко ответила Ирина, не решаясь вдаваться в подробности.

– Слушай, составь мне компанию, пойдем, сходим на «Травиату», сербский оперный приехал.

– Ты же знаешь…, – начала Ирина, но ее перебила Наташа:

– Билет за мой счет. Балдею от оперы, а у моего на нее аллергия.

– Во сколько она закончится?

– Наверно, ближе к одиннадцати.

– Не могу, поздно придется домой возвращаться, – произнесла Ирина, вспоминая вчерашние страхи в темноте на улице и в квартире, надеясь, что сегодня она раньше ляжет спать и ночь придет и уйдет незаметно.

– Ну, ты даешь! – воскликнула Наташа, – это, что у меня билеты пропадут?

– Иди одна.

– Ну, ты сказала! – возмущенно отреагировала та. – Умнее ничего не могла придумать?

Но Ирина ничего не ответила, в ней сидел страх перед очередной наступающей ночью.

– Слушай, а давай ко мне после оперы, у Эвелины в комнате диван есть.

– Давай, – мгновенно, не раздумывая, согласилась Ирина, услышав такое предложение.

После ночи проведенной вне дома, Ирина ощутила, что ее на людях не терзают страшные мысли и видения, и тогда она стала метаться по знакомым.

Что сделала с ней эта старуха, она не могла понять. Страх перед ночью все сильнее и сильнее окутывал ее, когда она была одна. Стоило ей закрыть глаза, как вставало перед ней видение громадной черной кошки с фосфоресцирующими в темноте зелеными глазами, и рядом с ней была бабка с такими же зелеными глазами, и продолжала говорить ей кучу гадостей. Какого черта ей надо было к ней ездить? Выслушать мрачное будущее? Так, оно и без того таким было, а счастье, разве что только снилось. А теперь и этого не дано.

Ночевать несколько дней подряд у одних и тех же людей, было признаком плохого тона, да и знакомые стали отдаляться от нее, зная, что она теперь не может крутиться в их кругу, а значит и интересы у них разные. Уходя от них, она с горечью замечала, что предложения прийти снова в гости не звучало. Тогда она додумалась до того, что стала отсыпаться днем дома, а ночи просиживать в кафе, хотя прекрасно знала, что деньги у нее уже на исходе. На карте осталось только сто долларов, квартира не оплачена, но Ирина упорно продолжала ночную жизнь в более или менее респектабельных кафе. Оплачивала кабинки и, заказав кофе и пирожные, сидела, наблюдая за людьми и невольно прислушиваясь к их разговорам, здесь ее уже не преследовала старуха с кошачьими глазами. Приходя утром домой, она заваливалась спать, как будто пришла с ночной смены, и, проснувшись вечером, все начиналось снова. В ней гнездились боязнь одиночества и ужас, навеянный старой гадалкой. На исходе двух недель такой жизни, Ирина в одиннадцать часов ночи, сидя в кафе, задумалась, а не взять ли на квартиру какую-нибудь девушку, заодно можно и денежный вопрос таким образом решить. Но мысль, что квартирантка станет приводить кого-то к себе или уходить изредка по ночам, ее отталкивал от такого решения проблемы. Значит, надо выходить на работу, например, ночной официанткой.

Но тут звучный приятный мужской голос, донесшийся до нее из соседней кабинки, заставил позабыть о своих проблемах.

– Все нормально было до этого, пока я крутился водителем здесь. Но шеф решил, что я достоин быть телохранителем, и я не мог отказаться. Все же зарплата хорошая. А теперь в приказном порядке направляет в командировку. Если я сейчас откажусь, то мне придется снова искать работу. А ты сам понимаешь, хорошо оплачиваемые вакансии на дороге не валяются.

– Прекрасно тебя понимаю, – прозвучало сочувствие, произнесенное другим мужским голосом, он тоже был не менее приятным, чем первый. – Сам сменил несколько мест работ, когда что становилось не по мне. Но, увы, бегать так, устанешь, так, что приходится приспосабливаться и к людям и обстоятельствам.

– Вот и я такого же мнения. Тем более за поездку обещают двадцать тысяч.

– Отличная цена, если судить, что это выпадет тебе за неделю. Конечно, будет жаль упустить такой кусок.

– Да, еще эта съемная квартира, которая съедает половину месячного дохода, сертификат никак не могу пристроить, чтобы определится со своим жильем. Ладно, это временные трудности, и деньги деньгами, только не могу же я дочь оставить одну на такой срок, – огорченно проговорил первый голос.

Ирине стало интересно, что представляет собой мужчина с таким голосом. Она приподнялась, чтобы взглянуть на его обладателя. В кабинке сидели двое мужчин друг против друга, один светловолосый с длинными волосами, другой брюнет, с короткой стрижкой. Рост у обоих был приличный, потому что их головы были вровень с перегородкой кабинки.

Но, слова, которые она услышала дальше, ее заинтересовали больше, чем сами мужчины.

– Нанять какую-нибудь няню, для нее? Вот только думаю, найдется ли такая, что с ночевкой будет оставаться. А если и найдется, понравится ли она Весте.

– Папа, Света, – одернул мужчину детский девчоночий голос. – Не забывай, сколько можно повторять.

– Извини. Забыл.

Ирина плюхнулась на сиденье. Мысли ее бешено закрутились. Почему бы ей ни попробовать пойти к девчонке в няни. И деньги будут, и не будет одинокого страха в ночи. Узнать бы только их домашний адрес, она бы тогда наведалась завтра с утра к ним. Но фраза, услышанная ею дальше, заставила сникнуть.

– Завтра позвоню в агентство, может, кого подберут.

– Неплохая идея. Проведешь конкурсный отбор. Дня тебе на это хватит, – поддержал его приятель.

Это ставило крест на блеснувшей надежде Ирины.

– Ну, что давайте, закругляться, а то, – небольшая заминка в речи, – Света, вон уже зевать начала.

– Ты, уж извини, что не смог тебе помочь с твоей проблемой.

– Да, ладно, брось, понимаю, что впятером в двух комнатной, да еще и если Света придет жить на неделю, твоя жена вообще взовьется до небес.

Ирина услышала, как мужчины приподнимаются, и что заставило вскочить со своего места и в мгновение ока оказаться перед ними, она сама не могла понять.

– Простите, извините, меня, – заговорила она взволновано, окидывая взглядом всю компанию, и с удовлетворением отмечая, что мужчина с короткой стрижкой, старше ее по возрасту и к тому же очень симпатичный. – Я нечаянно подслушала ваш разговор о найме гувернантки для Вашей дочери, – произнесла она, переходя на язык светского общества, и тут она замолчала, увидев, как девчонка скривила губы. Дальше слова из Ирины полились не так гладко, она стала говорить, запинаясь, – я могла бы присмотреть за ней. У меня большая квартира, я ей выделила бы комнату. Я не работаю, так, что все свое время могу уделять ей.

Мужчины с интересом поглядывающие на нее, молча, не перебивая, дослушали ее, и переглянулись между собой.

– Кто Вы? – спросил один из них, со стрижкой под бокс.

– Линева Ирина, могу паспорт показать, – полезла она с небольшой нервозностью в сумочку.

– Присядьте, – пристально разглядывая ее, попросил мужчина. Судя по логическому выводу Ирины, он и был отцом девочки, другой, его светловолосый приятель с большим любопытством молча наблюдал за происходящим.

Глава 4

Игорь пристально рассматривал женщину. Не в его правилах знакомиться в общественных местах без представления другими, и можно было, конечно сразу оборвать с ней разговор, но что-то его остановило. То ли взгляд женщины, то ли ее внешний вид, внушающий доверие и говоривший, что вряд ли она из тех, кто занимается древнейшей женской профессией. Но с другой стороны, что она делает в этот поздний час в кафе и одна?

– Вот, пожалуйста, – протянула она ему паспорт, и Игорь заметил, что у нее дрожат руки.

«Наркоманка, пьяница, ищущая легкий заработок? – промелькнуло в голове у Игоря. – Но по дорогой одежде, поведению, по лицу с неброским макияжем, лишь подчеркивающим приятные черты и тонкого запаха духов, исходящих от нее, трудно сказать, что она чем-то крепким злоупотребляет. Так Линева Ирина Николаевна, 1969 года. – Игорь поднял на нее глаза, – а по лицу не скажешь, что ей уже почти под сорок. Хорошо сохранилась, – мысленно усмехнулся он, мгновенно вспомнив и Виолетту, та тоже, моложе своих лет выглядит и пользуется большим спросом у мужчин. Так, у этой дамы, постоянная уфимская прописка с 1998 года на улице Дорофеева. Ого, элитный домик! – Игорь заезжал со своим боссом в этот дом. Интересно, что заставляет женщину, проживающую в таком месте, искать работу? – А вот и штамп о регистрации с неким Линевым Анатолием Валерьевичем в 1988 году, – имя это Игорь уже слышал за время своей короткой работы в Уфе, но в связи с чем, не мог вспомнить. Он пролистал паспорт до графы дети, их у нее не было. – Так, как же она хочет присмотреть за ребенком, если своих никогда не было?»

– Что Вы хотите? – обратился он к ней официальным голосом.

– Я подыскиваю себе работу. Извините, я экономист по образованию, долго не работала, и теперь без опыта работы меня никуда не берут. Я живу сейчас одна, смогла бы уделять все свое время вашей дочери, – произнесла Ирина, заметив, что начала повторяться, и говорит без твердости в голосе. Где ее достоинство, с которым она держалась среди богатых людей? Если она сейчас не добьется этой работы, а это можно работой и не называть, так жизнь с девочкой, то впереди ей снова грозят ночные бдения в кафе и нищета.

– Можете оставить свой телефон, мы вам завтра позвоним, – сказал Игорь, не собираясь, принимать поспешных решений, тем более, на ночь глядя.

Воспрянувшая духом Ирина, сникла и разочарованно произнесла:

– Да, конечно, – и вытянув из сумки блокнот, написала номера домашнего и сотового телефонов. – Вот, возьмите, – протянула она листок, – и извините за беспокойство, – проговорила Ирина, поднимаясь с сиденья, стараясь не смотреть в глаза мужчины, изучающие ее, и покинула кабинку.

Она вернулась за свой столик, взяла в руки чашку с остывшим кофе, и, сделав глоток, уткнулась взглядом на его дно, покрытое кофейной гущей, отрешенным взглядом. Не позвонят, зря распылялась перед ними, даже разволновалась. Как дальше жить? Устроиться на низкооплачиваемую работу, это смешно. Заработанных денег не хватит на оплату коммунальных услуг. Продать квартиру, приобретя меньшую размером? Но насколько хватит тех денег, они же не будут в безмерном количестве. Может, все же сдавать внаем, но кто попадется в жильцы? Продать одну из машин, а как это делается? Как пить дать обманут ее при этом? И вообще, что ей делать с головой, которая помутилась после общения с бабкой? Вот, зараза, мало, что несчастья ниспослала на ее голову, так и мечту под корень зарубила. Слезы безысходности пробились сквозь крашенные ресницы и потекли по лицу. «Вот, еще чего не хватало, – рассердилась на себя Ирина, – столько времени сдерживала слезы, а сейчас разнюнилась. – Обиделась, что не напророчили тебе счастья и не проявили доверия сейчас, – мысленно обратилась она к себе, – а что ты еще ждала в этом жестоком мире?»

Она достала из сумочки платочек, зеркало и стала осторожно вытирать подтеки туши под глазами, и потому не заметила, как в ее кабинку вошли мужчина и девочка.

– Ирина Николаевна, – женщина вскинула голову, как только услышала его голос. Игоря удивило, что, несмотря на поздний час, она продолжает сидеть в кафе, не торопясь, домой. Поджидает кого, если судить по чашке стоящей перед ней или просто проводит время? Но на все мысленные вопросы, а их становилось все больше и больше, не было ответов. С чего вдруг его заинтересовала эта женщина? Ставить ее на одну ступень с Виолеттой он не мог, не то поведение. Его жена, на месте этой женщины, давно широко улыбалась бы, хлопая голубыми глазками, очаровывая собеседника. – Можно присесть?

– Да, пожалуйста, – ответила Ирина. Сложила в сумочку зеркальце и платочек. – Чем обязана? – спросила она сдержанным тоном мужчину, усевшегося напротив.

Игорь, удивленно посмотрел на нее, и тут заметил, что глаза у нее красные. Плакала, отметил он, и волна сочувствия пронеслась в его душе. Хотя, после побега Виолетты, он дал себе зарок, ни в коем случае не связывать себя снова с женщиной или даже обращать на них внимание. В конечном итоге может быть только один результат, новое предательство. Ему с его материальным достатком не светит спокойная семейная жизнь. Он улыбнулся уголком рта.

– Простите, но кажется, это Вы первой проявили интерес к нам. Вы хотите, сказать, что он уже пропал?

Ирина, без того взвинченная своей жизненной ситуацией и размышлениями по поводу этого, не хотела выслушивать замечания в свой адрес, и хотела отправить к черту этого мужчину, от них одни беды, но какая-то мизерная доля благоразумия прорвалась через гнев и обиду, собравшиеся в ней, и заставило остановить этот порыв.

– Да, я хотела бы присмотреть за вашею дочерью, – помолчав несколько секунд, ответила она. – Если, конечно, Ваша дочь не будет возражать против моей кандидатуры, – она перевела взгляд на девчонку, сидевшую с безучастным видом рядом с отцом. – Я вижу, она уже большая девочка, и может иметь свое мнение, – при этих словах глаза девочки за некрасивой оправой очков блеснули, а на пухлых красиво очерченных губах появилась легкая улыбка, обнажившая зубы, на которых была скоба. Но, видно вспомнив про нее, и поняв, что Ирина заметила ее, девочка перестала улыбаться и нахмурилась. «Кто ей купил эти очки в роговой оправе, – невольно подумала Ирина, – они просто уродуют ребенка. Да и прическа каре с ее прямыми, как палка волосами, не придает ей миловидности».

– Веста, согласна, – но, увидев, как поджались губы дочери, Игорь моментально исправился, – Света, согласна, поэтому мы и разговариваем с вами сейчас. Вы говорили, что она может жить в Вашей квартире на время моего отсутствия.

– Да. У меня для ее проживания есть все условия.

– Это хорошо, потому что я снимаю однокомнатную квартиру, и там нет даже приличной мебели. Могли бы мы доехать до Вашей квартиры и посмотреть ее?

– Сейчас?

– Почему бы и нет? – ответил он вопросом на вопрос, – все меньше на завтра у меня дел останется перед поездкой, – пояснил он. – Заодно и в спокойной обстановке договоримся об оплате.

Ирина недоверчиво посмотрела на него. Неужели он согласится оставить девочку с ней, и она хоть что-то заработает за следующую неделю.

– Ну, что ж, поехали, – согласилась она.

Выйдя на улицу, выяснилось, что у мужчины автомобиль «Жигули» шестой модели. Ирина со времени побега своего мужа за руль ни одной из своих машин не садилась, боясь попасть в аварийную ситуацию среди нетерпеливых и сумасшедших водителей Уфы, потом не расплатишься из скудного кармана.

Мужчина открыл перед ней дверь на переднее пассажирское сиденье. Ирина села, и стала наблюдать, как он обходит машину и садится на водительское место. Оно явно ему было маловато, несмотря на то, что мужчина не был полным. А объект ее наблюдения, сев за руль, повернулся к ней, чем заставил смутиться Ирину, и, широко улыбнувшись, сказал:

– Извините, не представился. Краин Игорь Александрович.

Ирина растерялась перед его открытой улыбкой, и потому буркнула:

– Приятно познакомиться.

– А нам-то уж как, – заявил Игорь Александрович, и, заводя двигатель, глянул в зеркало заднего вида и подмигнул дочери.

Визит сей дамы в их кабинку в кафе был для Игоря и его дочери нежданным, но еще более неожиданным было для него то, что дочь сама захотела быть ее подопечной. Спустя несколько минут после ее ухода, когда Игорь и его бывший сослуживец по Чечне Никита, стали прощаться и договариваться о следующей встрече, Веста прильнула к его уху и прошептала:

– Папа, давай, возьмем эту тетю мне в няни.

Игорь, ошеломленно взглянув на нее, спросил:

– С чего это вдруг тебе захотелось быть с ней?

– Она не такая дерганая, как мама, и мой вид восприняла спокойно, даже не поморщилась.

– С чего бы вдруг при виде тебя ей морщится, ты что страшная?

– Не страшная, а невзрачная, – твердо глядя отцу в глаза, сказала она.

– Ничего себе! Кто это тебе вбил в голову такие глупости? – внешне спокойно, но, закипая внутри гневом, задал он вопрос дочери, понимая, что без Виолетты здесь не обошлось. Она несколько раз ему говорила, что дочка абсолютна на нее не похоже, настоящий гадкий утенок. А он мысленно отвечал: «И, слава богу. Мне одной, как ты хватает». Вот только дочь не может так себе сказать, для девочек красота имеет большое значение. Злость на легкомысленную жену закипела в нем. Черт, с ним, что она меня оставила, но из-за дочери, я ей никогда не прощу этого.

Дочка не ответила, опустила взгляд, тем, подтверждая мысли Игоря. И тогда он решился, нанять эту женщину. Может, ребенок точно разглядел в ней человека, который поможет обрести ей уверенность в себе и в своей внешности. Хотя Веста для него всегда будет самой красивой любимой дочерью.

За размышлениями, и воспоминаниями в которые погрузился Игорь, как только они отъехали, видя, что женщина не собирается поддерживать светскую беседу, он чуть не упустил поворот к ее дому.

Было около двенадцати ночи, когда Ирина открывала входную дверь подъезда. Войдя в него и находясь рядом с Краиным и его дочерью, она ощутила, как волна спокойствия окутывает ее. И пока ехали в лифте, чувство покоя ее не покидало, что заставило скосить глаза на мужчину, и задуматься, отчего это происходит с ней.

Но мысль, что она сейчас войдет в квартиру в это время ночи, пусть даже и с ними, заставило ее напрячься.

– Вот проходите, смотрите, в каких условиях будет жить Ваша дочь, – сказала Ирина, как только они переступили порог.

На удивление ее жилье сегодня не дышало агрессией против нее, и прежние страхи Ирины рассеялись, как только отец с дочерью прошлись по квартире. Облегченный вздох вырвался из ее груди, когда она поняла это, и настроение у нее поднялось. Но она понимала, что как только они покинут квартиру, к ней снова вернется ужас присутствия рядом с ней кого-то постороннего невидимого ей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5