Светлана Уласевич.

Полтора метра недоразумений, или Не будите спящего Дракона!



скачать книгу бесплатно

Посвящается моим родителям – за то, что имели мужество когда-то сотворить и воспитать меня!

Истинно ваша доча


Маленькое предисловие

Дорогие друзья!


Данная книга написана в соавторстве с моим милым цензором – попугаем Кириллом, который все творческое время добросовестно бегал по клавиатуре, честно отрабатывая свой корм «от звонка до звонка». Поэтому все претензии прошу предъявлять… мне. Итак, поехали!

Часть первая
Знакомство с киллером

Когда думаешь, что миновал черную полосу жизни, оказывается, что это была всего лишь белая!

Закон Мэрфи

– А может, натурой возьмешь? – робко раздалось в телефонной трубке мобильника.

– Ну нет, сударь, прошли времена князей да бояр, взимающих оброк сомнительными продуктами!

– Я имею в виду ЭТО, – конфузливо пояснил клиент.

– ЭТО это в какой валюте? – подозрительно сощурилось левое полушарие мозга. – В долларах, рублях, евро? Я свою часть контракта выполнила: экзамен сдать помогла, будь добр, заплати, как договаривались!

– Души в тебе нет, – укоризненно простонали по ту сторону границы.

– Есть, но исключительно для близких людей! Так что плати!

– Но я же студент, – проблеял оппонент.

– А я что? НЕТ?!

Нет, я, конечно, понимаю пословицу «Курица – не птица, женщина – не человек», но я тоже бедный, голодный студент и воздухом питаться не умею! И так дела хуже некуда: плату за репетиторство задерживают, до стипендии три месяца, ибо летняя сессия только закончилась, а значит, в таком же положении почти все мои клиенты. Прибор в лаборатории перегрелся да сдох, измерять дальше не на чем, рабочий реактив в самый неподходящий момент иссяк. Мало того что эта зараза дорогая и надо переделывать двенадцать новых экспериментов по три серии минимум, тут еще комп с предыдущими результатами накрылся! Программист их случайно стер, да так, что восстановить не может! Мастер-р-р!

Ноутбук научного руководителя с дублирующей папкой уехал на конференцию в Швецию, диск с резервной копией мама, «наводя порядок», куда-то сунула и забыла куда! (В голове давно поселился тревожный звоночек, что она его просто, как обычно случайно, выкинула и теперь боится признаться. Вообще, после нежданных уборок родительницы вся квартира находится на военном положении, и вещи, срываясь с привычных районов обитания, обнаруживаются в неизвестно каких местах.) В общем, хана заделу для диплома! Плоды трудов нескольких лет псу под хвост! Как теперь заикнуться о магистратуре?

Ко всему прочему, на танцах возникли затруднения, подруга предала, молодой человек в самый неподходящий момент ушел, и бегут все от меня, словно крысы с тонущего корабля, только Витя остается.

Тут еще третий день какие-то подозрительные типы по пятам следуют! Вот и сейчас один из них уже битый час за мной так ненавязчиво плетется, от самого дома увязался, гад! М-да, лестные жизненные перспективы! Но проблемы надо встречать с улыбкой! Вот нынче собираюсь в Крым съездить, отдохнуть, развеяться, а там вернусь и все решу. Благо за путевку заранее заплатила!

Зайти следом в здание подозрительный тип не решился. Собственно, он только меня настораживает, а остальным не внушает никаких тревожных мыслей: средний рост, довольно щуплое телосложение, коротко стриженные светло-русые волосы, простоватое лицо. В общем, ничем не запоминающаяся, безобидная внешность, вот только меня она почему-то крайне беспокоит. «Такой прирежет – и не заметишь!» – шипит интуиция, и (о странность!) все остальные органы ей безоговорочно верят, подгоняя и без того паникующие ноги.

Металлические набойки звонко цокали по мрамору служебной лестницы. Жизнь бьет ключом… по голове. Такое чувство, что все несчастья мира устроили симпозиум за моей спиной и услужливо шествуют следом! Я, как какое-то инферно: куда ни гляну – все превращается в пепел и прах! Вот и сейчас стоило войти в фойе, как лифт при виде вашей покорной слуги сломался. Но что такое двадцать четыре этажа для девочки на высоких шпильках?! Поднимаемся-с. Позади уже двенадцать. Надеюсь, ступеньки подо мной не обвалятся? А то мне вообще-то дико везет последнее время!

Сверху прямо на меня важно катился дядя Боря, директор предприятия. Самая идеальная фигура в природе – шар, материя в нем располагается наиболее компактно. Так вот, глядя на начальника Виктора, я в сотый раз убеждалась в аксиоме, что абсолютно все в природе, включая людей, стремится к этой форме. Шефу перевалило за сорок, и теперь он являл собой такого вот добродушного веселого колобка, человека крайне сердечного и щедрого, относящегося к своим подчиненным с отеческой теплотой да заботой.

– К жениху нашему направляешься, дочка? – довольно прищурился он.

Собственно, так он называл меня редко. Чаще «блохой» или «козой», а еще «вошью», время от времени награждая титулом «У, нечисть полосатая!».

– К нему, к нему, родимому, – решила не спорить я, все равно не докажу обратного. В голове директора я уже давно замужем за Виктором, ведущим бухгалтером данного предприятия.

Борис Аполлонович спустился еще чуть ниже, обернулся, оценил мои ножки и благодушно причмокнул:

– Ох и повезло же парню!

– Э нет, дядя Боря, – свесилась я с перил, – внешность девушки еще ни о чем не говорит, главное – язык!

– Вот ядрена вошь, – раздосадованно сплюнул он, грозя пухлым кулачком, – опять пререкается! Как тебя Витька без кляпа терпит?!

– Вашими молитвами, наверное!

Уже через два пролета послышалось, как он довольно смеется в кулак.

Итак, меня зовут Света, и в данный момент я направляюсь в кабинет своего друга детства Охотника Виктора Олеговича, чтобы забрать последнего с работы и увезти домой собирать чемоданы. Ибо если этого не сделать, то собирать его вещи мы будем уже завтра утром по дороге к аэропорту и двумя семьями.

Собственно, вот как в жизни получается: с молодым человеком меня на юг никогда не отпускали, зато с Виктором – пожалуйста! Да я, впрочем, и не жалуюсь, любовь приходит и уходит, а Витька остается навсегда. Наши отцы – лучшие друзья прямо с садика. Вместе жили, вместе учились, вместе отрабатывали практику, даже на свидания порой с одними и теми же девчонками ходили по очереди.

Вот и женились почти одновременно. И поселились как-то совсем рядом – соседи по этажу, правда, в хорошей новостройке. Ну, думаю, никто не удивится, что и жены их забеременели почти одновременно. Олег и Сашка, естественно, в то время ждали мальчиков, дабы продолжить добрые традиции настоящей мужской дружбы, но, увы, родилась я. Совсем не по плану, зато в один день с Витькой.

Папаши, конечно, сначала расстроились, но мы с Виком так здорово стусовались, то есть нашли общий язык, что скоро такой маленький конфуз, как мой женский пол, дорогие родители и не замечали. Мы даже ванну принимать друг без друга отказывались. Как-то – нам было по пять лет – эту практику попытались прекратить. Ну и скандал же тогда закатил Виктор!

Впрочем, он даже теперь переодевается в моем присутствии без тени смущения. Хотя чего там стесняться? Тело у него красивое. Высокий, подтянутый, спортивный брюнет с зелено-оливковыми выразительными глазами. Девушки по нему еще с садика сохнут и табунами за ним бегают. А он разборчивый, гад, – у той ноги кривые, эта тупая, третья вообще не катит для серьезных отношений – и относится друг к своему цветнику крайне легкомысленно, осмелюсь даже сказать, потребительски. Каждую неделю – новая девушка. Тасует парень свой гарем тщательно и регулярно, как, по его мнению, и должна поступать взрослая, половозрелая особь мужского пола в самом расцвете своих сил и возможностей. А если какая особо приставучая леди попадется, так он знакомит ее со мной, как с официальной пассией.

Что сказать? Бывали разные случаи. И скандалы и угрозы, а однажды даже пришлось доказывать свое «отношение» к Виктору. Благо я его вплоть до всех родимых пятнышек и их расположения знаю. Одно из них – наша гордость – общее. Точнее, у нас обоих почти на середине живота есть совершенно одинаковые родинки. Мы даже думали в детстве, что такое должно быть у каждого человека, пока Вик не подсмотрел в ванной за мамой и не выяснилось, что это только наша уникальная черта.

Но вернемся к другу. Собственно, с красивыми, умными и серьезными девушками ему также не особо везет, но уже по другой причине. Почему-то на все более-менее важные свидания Виктор таскает меня. А теперь представьте, ждет его очередная куколка, такая вся из себя причесанная, накрашенная, одетая с иголочки, нервничает: «Понравлюсь ли?» И вот появляется Он! Шикарный парень! Умный, красивый, интеллигентный, обходительный, элегантный, воспитанный, да еще с черным поясом по карате, такой весь мужественный, надежный защитник.

И тут из-за спины героя выглядываю я, эдакое вот маленькое алгебраическое дополнение! Как ни упираюсь каждый раз, как ни отговариваюсь – бесполезно. Наверное, просто не освоила физические контраргументы, потому что всякий раз меня перекидывают через плечо и несут на место встречи. Пробовала даже убежать, но в случае с Витькой это сделать сложно, а угроза, что испорчу все свидание, вообще не действует.

Однажды в Крыму он пригласил девушку на вино, и, так как ключи от номера самый сильный держал у себя, мне пришлось смириться. Когда часам к двенадцати мы вдвоем почти споили жертву и я уже собралась удалиться, дабы у напарника была возможность продолжить маневр, Вик по старой привычке предложил меня проводить.

Чего он, собственно, тебя тягает? – спросите, наверное, вы. У него что, мозгов нет? Есть! Как выяснилось, молодому человеку просто нравится наблюдать реакцию прекрасного пола на вашу покорную слугу, и вообще он заявил, что если девушка настроена на серьезные отношения, то пусть привыкает ко мне, так как он намерен продолжить счастливую традицию дружить семьями.

Я же лично считаю, что Витька всего лишь любит девушек и патологически не переносит ответственность в виде уз Гименея. Такой вот обаятельный донжуан. Как говорится, nomen est omen. Что в переводе с латыни означает «Имя говорит само за себя». Охотник есть охотник! Что поделаешь? Положение обязывает!

Что касается моих сердечных пристрастий, то все они единогласно заявляют, что мой самый большой недостаток – Вик. В отличие от друга, я его стараюсь поклонникам не показывать до поры до времени, но нахал знакомится с ними сам. И после протянутой для рукопожатия руки и его дружественной улыбки несчастные исчезают из моей жизни как тени. И что самое обидное, паразит словно чувствует, где и когда это горемычное свидание!

Был, правда, один настойчивый, даже Виктора вынес. Так тот познакомил его со своей очередной девушкой. Не знаю, на что друг детства надеялся, но парень выдержал и это! Хотя как, ума не приложу. Честно. Сама признаю – я той красавице не ровня. От нее, назовем девушку Машей, всех парней в дрожь бросало и слюна на пол капала, да что говорить, ей вслед даже памятники оборачивались!

Так вот стали мы гулять парами, ну и, как водится, наши половинки подружились. Жизнь текла размеренно, плавно и приятно, пока не пролегла в той, можно сказать, dead line, в прямом смысле этого выражения. Да-да, именно настоящая полоска убийственного везения, апогей которого пришелся на торжественный уход Михаила!

В тот день мы с Виком собирались в театр. Еще одна его особенность, о которой я не упомянула. Друг очень сильно любит искусство, особенно вотчину Мельпомены, но еще ни одна из его девушек не выдержала его одержимости дольше года. И, конечно, по его словам, ни с кем из них он не может смотреть пьесу так же, как со своей подругой детства. Я думаю, это-то и является истиной причиной разрыва отношений. Потому что, если надо, женщины могут вытерпеть почти все, особенно театр в больших количествах, а вот сравнение с другой, да еще не в свою пользу, действует на них не хуже тапки на таракана.

В общем, после долгих уговоров и личных переговоров Виктора с моей половинкой они вдвоем решили, что я имею право сходить с другом в театр без своего парня.

И мы с «братишкой» поехали, но так и не доехали. По дороге на остановку разрыли яму. Небольшую такую, шириной в два метра, длиной в метр и глубиной всего лишь в полтора. А отгородить сие творение от внешнего мира господа строители, как и полагается, забыли. А может, они выполнили данный гражданский долг с честью, да заборчик уже успели разнести местные честные люди для своих хозяйственных целей. В любом случае на самой середине узкой асфальтированной дорожки зияла такая вот яма-ловушка. И горе тому, кто попытается прокрасться домой поздней ночью на высоких шпильках, решив для скорости срезать угол! Но это уже другая история, а мы вернемся к нашей.

Так вот, мы как всегда опаздывали и решили ее просто благополучно перепрыгнуть. А так как я надела вышеупомянутые шпильки, то друг галантно взял меня на руки. Ему с его тренировкой перенести нас обоих через какую-то дыру в земле, пусть и большую, ничего не стоило. И все бы хорошо, если бы не забава предприимчивых ребятишек. А заключалась она вот в чем: скучающие шестилетние карапузы засели в кустах, которые росли как раз по обе стороны дорожки, выжидали прохожих и, когда те пытались преодолеть препятствие, по очереди высовывали из укрытия палку с молодое деревце, радостно крича: «Апорт!»

Однако, видно, не все чада умели выговаривать определенные буквы, потому что, когда очередь дошла до нас с Виком, какой-то детеночек, молниеносно сунув прямо под ноги моему другу палку, торжествующе провозгласил: «Аборт!» Даже не успев послать того к логопеду, мы полетели вниз.

Откуда в середине засушливого лета на дне взялась вода – понятия не имею, наверное, фортуна специально для меня старалась, но вляпались мы в грязную жижу по самые уши! Естественно, театр уже отпал. Как назло, в сумочке не оказалось ключей, а родители должны были вернуться только поздно вечером, и Вик галантно предложил постираться и просушиться у него. Забросив в стиральную машину все наши шмотки, друг отправил меня в душ, а после водных процедур предложил свою длинную рубашку. Сам же, на правах хозяина, одеждой себя особо не обременил, обмотав коротенькое полотенце вокруг талии.

И тут надо было заявиться его девушке! А Витька, гений самопальный, додумался спрятать меня в своей спальне и забыл додать шорты в комплект! А постель он вообще почти никогда не убирает, постоянно пребывая в боевой готовности…

Думаю, не стоит расписывать, какой эффект произвела на Машу голая девица в одной только рубашке, да и то не своей! И поди объясни ей, что мы случайно одновременно свалились в яму с грязью (в разгар засухи), что девушка потеряла ключи (я до сих пор не знаю, как они могли испариться из сумочки, если собственноручно их туда клала), что парень просто забыл дать даме шорты, а предательски смятое, разоренное ложе в таком состоянии пребывает еще с утра! Сей факт, вопреки ожиданиям, ее отнюдь не успокоил, только еще больше разозлил. В общем, я узнала о себе много нового.

В разгар скандала позвонил Миша (в театре предполагался антракт, а у нас оказалась кульминация). Через полчаса он был на месте. А еще через час я уже была абсолютно свободна. Странно, что любимый мне не поверил и так приревновал к моему другу, что даже на следующий день не захотел выслушать.

На сем, полагала я, мои злоключения закончатся. Наивная! То было всего лишь началом! Здоровущей, жирнейшей полосы невезений! Если жизнь – это зебра, то мне попался какой-то неправильный мутант или я подошла к тому месту, откуда у нее начинается хвост!

Итак, мы едем с другом на старое место в Крым зализывать раны. Точнее, реабилитироваться, похоже, буду одна я. Витю, сдается, грандиозный скандал особо не потрепал, более того, он всю неделю ходил такой довольный, словно провернул дельце на миллион.

А вот и предпоследний этаж с памятным плакатом над входом в святая святых, в бухгалтерию. «Хлопнешь дверью – умрешь от монтировки!» – гласит надпись. Узнаю почерк друга!

Вообще-то Вик экономист, но в данный момент работает ведущим бухгалтером в строительстве, временно исполняя обязанности главного. На работу парня взял Борис Аполлонович, близкий друг моего отца и дяди Олега. Помимо своих обязанностей Олегович иногда просматривает и систематизирует объяснительные записки служащих, которые на него с радостью сваливает дядя Боря.

Вот и сейчас это чудо с увлечением читало мятый белый листок.

– Привет, – не поднимая головы, бросил он. – Я тебя уже заждался.

– Ага, вижу. Разве за таким бестселлером найдется время для скуки по любимой подруге?!

– Нет, ты только вслушайся! «Я, Косой А. Н., вовсе не был пьян в конце смены в пятницу. Ел траву, лежа на газоне, потому что сломалась коса, а план надо было выполнять любой ценой»!

Так, что-то мне подсказывает, что через несколько минут в этом ворохе белых бумажек буду копаться и я! Что поделаешь? Надо же помочь другу разгрести завал, а то он здесь заночует!

По странному стечению обстоятельств к Вику стекались оправдательные тексты со всего предприятия. Боюсь даже предположить, с чего бы так.

Я села за стол и также углубилась в стопку объяснительных. Благо уже не в первый раз и что с ними делать знаю. Так, кто тут у нас? «Я, Муха С. С., явился на работу с красными глазами оттого, что на улице жгли листья и дым пошел в глаза. А запах – это со вчерашних именин». Угу! Следующий! «Я, Винокуров К. Е., бегал вчера по служебной лестнице в куртке с привязанным к ней стулом, потому что был в сильном отравлении минеральной водой. Обещаю, что больше в заведении «Пивной паб» я обедать не буду». Осталось только гадать, что прораб делал в здании предприятия, а не на стройке! Далее следовал разномастный лепет о сознательных и бессознательных попойках, после которых совершенно случайно забирают в медвытрезвитель. О злодеях-соседях, которые вызывают ОМОН из-за громкого храпа. О технике безопасности, гласящей, что лучше прогул, чем явиться на службу в нетрезвом состоянии, о коварном жидком стуле, который приковывает несчастных пролетариев к толчку на целые недели, об изнасиловании спиртными напитками прямо на рабочем месте! О зловредных трамваях, которые вместо обычных пятнадцати минут утром едут целых тридцать пять, спотыкаясь на каждом шагу, о пробках, что возникают на пути этого самого злополучного трамвая, и злодее-водителе, который с похмелья забыл, куда ехать. Лаконичное послание «призрака стройки», который появляется раз в месяц, в день выдачи зарплаты, с заранее подготовленной объяснительной запиской: «Я, Курчатов Т. В., не был на работе с… по… в связи с отдыхом организма». Причем единственное, что изменяется в его оправдательных клонах, – дата и подпись (в зависимости от степени трезвости более или менее корявая).

Внезапно среди вороха клочков мое внимание привлек аккуратный, сложенный конвертиком альбомный листок. Интересно, чей бы это мог быть? На шероховатой, слегка желтоватой бумаге красовались ровные, чуть раскосые строчки, выведенные каллиграфическим почерком:

«Силой, вверенной мне досточтимым, великодушным и благороднейшим из всех благородных Великим Князем, являющимся Правящим Драконом дома Аргелла, сообщаю[0], что землям Его и всему имуществу Его, а также крови Его грозит смертельная опасность. Если сейчас же не предпринять никаких мер, род Драконов исчезнет навсегда.

С трепетом и глубочайшим почтением,

Ваш верный и преданный слуга Артур Семину».

Ну и что это такое? Изучив настоящие чернила и заковыристую подпись, я с явным осознанием, что это шутка, протянула листок Виктору:

– И как прикажете сие понимать, сударь? Кто-то начитался фантастики?

Друг пробежал глазами бумагу и внимательно посмотрел на меня:

– Свет, может, тебе отдохнуть?

– В смысле? – осторожно спросила я, холодея от догадки: там либо простая объяснительная, либо чистый лист, либо он меня разыгрывает!

– Ну, посиди немного около окошка, – замялся Вик, подтверждая возникшие опасения, – посмотри на улицу, а я сам все здесь сделаю.

Ну уж нет! Этого я допустить никак не могу! Если не взять на себя львиную долю бумажного вороха, то пораньше Виктора с работы не утянешь!

– Расслабься! – улыбнулась ваша покорная слуга, загребая к себе кучку побольше. – Я просто проверяю, вменяем ли ты и помнишь ли про завтрашнюю дорогу!

Друг натянуто усмехнулся, давая понять, что шутка не удалась, и вновь углубился в любимое занятие. Он обожает читать объяснительные. Говорит, некоторые бывают лучше многих анекдотов. В принципе в чем-то он прав.

Знаете, если неоднократно систематизировать подобные записки, то можно выявить некоторые тенденции, сделать психологический портрет, узнать о взаимоотношениях в коллективе, выявить, кто чем живет, и вообще написать целый триллер с элементами боевика. Так, например, прогул одного из бухгалтеров начался с того, что по дороге на работу он встретил первую школьную любовь, где и задержался на несколько дней, а закончился огромным плакатом над дверью в туалете: «Да! Я, Дорофеев С. П., действительно лечился с 23.05 по 23.06 в кожно-венерологическом диспансере на предмет раздражения кожи, а не от того, о чем вы все подумали!» Или похождения второго сотрудника бухгалтерии с такой безобидной фамилией, как Кроликов. Завязалось все просто и скромно: «Из-за переполненной электрички я, Кроликов А. Е., получил обидную травму в виде зажатия дверью моей интимности, чем и прошу извинить мое сегодняшнее опоздание». Витька тогда ему даже посочувствовал, сказал, что после такого за явку на работу орден вручать надо, а не выговор давать! Дня через два дядя Боря принес следующий сюжет: «Я, Кроликов А. Е., сотрудницу бухгалтерии к сожительству не принуждал и не домогался, а просто слегка облапил шутки ради и для поднятия жизненного тонуса своей оконечности». Вик и тут тогда заступился: «Ну подумаешь, мужик кого-то ущипнул! Он же получил травму своего самого ценного, можно сказать, три дня оно не подавало признаков жизни, и он решил проверить, как система работает! Это взаимопомощь!» Через неделю пришло следующее недоразумение: «Я, Кроликов А. Е., в женский туалет попал не из-за хулиганства, как меня хотят обвинить, а из-за конкретного недержания живота. Не моя вина, что мужской туалет был закрыт, а гражданка потерпевшая вломилась в кабинку, испугав и себя, и меня». Четвертое послание друг уже объяснить мог, но не хотел: «Я, Кроликов А. Е., после смены прятался в женской раздевалке нашего оздоровительного комплекса не с целью подсматривания, а по юморному характеру слегка подвыпившего состояния души». А потом было: «Я, Кроликов А. Е., подсматривал в окно женской бани нашего оздоровительного комплекса, в который коллеги ходят после работы, ради эстетического наслаждения красотой обнаженных тел, а не для ручного удовлетворения похоти, как утверждает наш сторож Анохин, застукавший меня на месте». Где-то через месяц после данного неприятного обстоятельства сюжет хулиганства слегка изменился: «Я, Кроликов А. Е., в окно женской бани нашего оздоровительного комплекса не заглядывал, потому что у меня в котельной уже есть специально оборудованный глазок в женское моечное отделение, установленный конечно же без моего ведома неизвестно кем». Надо ли говорить, что после такого прекрасная половина коллектива вообще объявила бойкот служебной халяве.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9