Светлана Талан.

Своя чужая жизнь



скачать книгу бесплатно

Надя прыснула со смеху и взяла подругу за руку.

– Ну не обижайся на меня, – попросила она виноватым голосом и скорчила невинную рожицу.

– Я тебе больше ничего не буду рассказывать. – Эля продолжала смотреть в сторону.

– А правда, что у негров ого-го?.. Сама знаешь что.

– О, если бы ты это видела! – Эля оживилась, ее глаза заблестели. – Да что там смотреть? Надо пробовать! Не переспать с африканцем хотя бы раз – значит прожить жизнь напрасно. Их черные тела обжигают страстью! Понимаешь, у них специфический запах, но он так возбуждает, что устоять просто невозможно. – Эля восторженно закатила глаза и томно вздохнула.

– И когда ты успела все узнать, все перепробовать? Ты же вышла замуж в семнадцать лет! И, в конце концов, твой Пупсик работает частным детективом, следит за чужими неверными женами, а ты у него под носом такое вытворяешь.

– Вот видишь, что значит сила желания! – рассмеялась Эля. – Если чего-то хочется, надо себе это позволить. Жизнь не такая уж длинная, а успеть надо много.

– Я не думала, что детективов так легко обвести вокруг пальца, – сказала Надя.

– Не будь наивной, подруга! Жизнь дана нам не только для того, чтобы разбивать в саду клумбы, но и чтобы успеть понюхать цветы. Я после этого чернокожего на своего Лешку месяц смотреть не могла. Веришь?

– Почему бы и нет? Давай выпьем еще по чуть-чуть – за здоровье африканцев.

– За них можно, – согласилась Эля. – А вот за китайцев не стоит.

– Это почему? – спросила весело Надя. – У них такие прикольные глазки…

– Они совокупляются как кролики. Понятно, почему у них так много детей.

– Почему же?

– Раз, два – и конец! И опять хочется секса!

Женщины дружно расхохотались. Наде рассказ подруги показался таким забавным, что она еще долго не могла успокоиться и смеялась до тех пор, пока у нее на глазах не выступили слезы.

– Значит, ты не любишь своего Лешку? – спросила Надя, когда приступ смеха наконец прошел.

– Я? Лешку? – Эля забавно наморщила носик, похожий на маленькую картофелинку. – Люблю, но по-своему. Мне нравится, что он неплохо зарабатывает, дает мне свободу, любит меня и вообще не напрягает. А ты любишь своего? Или тоже вышла замуж за толстый кошелек?

– Не знаю, – пожала плечами Надя. – Как-то не задумывалась об этом.

– А ты правда никогда не изменяла Вене? – спросила Эля.

– Правда. А что?

– Просто спросила. И тебе ни разу не захотелось узнать, как ведут себя в постели другие мужчины? – Эля в очередной раз заглянула подруге в глаза.

– А почему ты думаешь, что у меня больше никого не было? – спросила Надя, глотнув виски. – У меня был другой. – Она допила содержимое стакана и добавила: – До Вени.

– Ну и как, есть разница?

– Наверное, – неохотно ответила Надя. – Впрочем, я уже забыла своего первого. Не помню, какой он. Это было так давно…

– А с Веней как? Испытываешь с ним кайф в постели? – допрашивала Эля, довольная тем, что вызвала подругу на откровенность.

– Я ничего с ним не чувствую.

– Как?!

– А вот так. – Надя развела руками. – Вообще ничего.

Только безразличие.

– И как… как вы живете?

– Обыкновенно. Я научилась делать вид, будто мне с ним хорошо.

– Получается?

– Вроде бы да. Я охаю и ахаю, как настоящая гейша. – Надя улыбнулась. – Впрочем, это не так уж и трудно. По крайней мере, не труднее, чем обмануть частного детектива.

– Тебе надо сходить к сексопатологу. Срочно!

– Элечка, на этот раз мне твой совет не пригодится. Я все это уже прошла. Меня лечили иглоукалыванием, травами, таблетками, окуривали каким-то вонючим дымом – бес-по-лез-но! Я – мертвая, и это неисцелимо.

– Постой-постой, ты же говоришь, что у тебя был кто-то еще…

– Ну и что?

– А с ним как было? Так же?

– С ним? – Надя горько улыбнулась. – С ним… С ним… Я не хочу о нем говорить.

– Тебе надо найти кого-то, кто дал бы тебе возможность почувствовать себя настоящей женщиной. Чтобы от страсти ты забилась в мужских руках, как рыба на крючке, чтобы кричала от удовольствия и взлетала к небесам… – затараторила Эля, но Надя внезапно остановила ее.

– Не надо. Я все это уже когда-то проходила. Больше не хочу. Хватило на всю оставшуюся жизнь.

Эля помолчала несколько секунд, а затем предложила выпить еще по пять капель. Надя не отказалась.

– А как ты познакомилась с будущим мужем? – задала вопрос Эля, желая узнать как можно больше, раз уж у ее подруги развязался язык. – Мой Лешка как-то спросил об этом Веню, так тот чуть не послал его подальше.

– И правильно бы сделал, – ответила Надя.

– Я думала, что у нас нет секретов друг от друга. – Эля обиженно надула губы. Подобных тем разговора Надя всегда избегала, но сегодня Эле удалось подпоить подругу и впервые за годы их дружбы вызвать на откровенность.

– Что именно тебе хочется узнать?

– Я же говорю: как вы с Веней познакомились.

– На приеме у английской королевы. Устраивает такой ответ?

– Да ну тебя! – махнула рукой Эля. – А у тебя есть хоть какие-то родственники? Или это тоже государственная тайна?

– Все люди на этой планете в той или иной степени родственники. Даже обезьяны, по теории Дарвина, наша родня. Элька, вызывай такси. Если я начала говорить про обезьян, значит, точно надралась. Конечная цель достигнута, и мне пора домой. Кстати, если уж зашла речь об обезьянах, у меня есть предложение…

– Такси вызвала, – сказала Эля, пряча мобильник в сумочку и вздыхая. Она никогда не видела подругу пьяной и, чтобы не получить нагоняй от Вениамина, решила побыстрее доставить Надю домой. – А что за предложение?

– Нам с тобой просто необходимо в ближайшие дни навестить наших родственников.

– Каких еще родственников?!

– Каких-каких? Обезьян в зоопарке. Вот каких!

Глава 3

Вениамин сидел на террасе и нервно курил одну сигарету за другой. В его душе был хаос, а он любил порядок во всем. Происходило что-то такое, что внесло в его жизнь дискомфорт. За что бы он ни брался, все валилось из рук. Вениамин копался в себе, пытаясь найти причину душевного беспокойства, но не находил. Он думал о Наде. До последнего времени он считал, что семейная жизнь у них сложилась хорошо, гордился тем, что рядом с ним находится женщина редкого ума и красоты. Надя обладала качествами, которые мечтает видеть в своей избраннице каждый мужчина. Она все схватывала на лету, впитывала новое, как губка воду. Во время поездки в Китай мгновенно освоила тонкости местной кухни. Прекрасно стряпала еврейские и азербайджанские блюда, могла не хуже истинного кавказца приготовить шашлык, а также определить год выдержки французского вина.

Мужчина прикурил очередную сигарету, выпустил кольцо дыма, которое в вечерних сумерках казалось фиолетовым облачком, и опять вернулся к размышлениям. Когда они с Надей поженились, она не любила футбол и совершенно ничего в нем не понимала. Но, услышав, что ее муж – страстный болельщик, начала посещать вместе с ним матчи, читать футбольное обозрение в газетах и с неподдельным интересом просматривать информацию о футболистах в интернете. Через полгода Наде было известно практически все о команде «Манчестер Юнайтед», за которую так страстно болел Вениамин. Она раньше его узнала, что за выдающиеся заслуги в спорте королева Великобритании Елизавета Вторая посвятила тренера команды Фергюсона в рыцари. Вениамин с удовольствием брал жену с собой на вечеринки, которые устраивали футбольные фанаты. Он гордился тем, что его, именно его, а не чья-то жена предрекла российской команде третье место на Чемпионате Европы в 2008 году.

Вениамин невольно улыбнулся, вспомнив, как Надя спорила с заядлыми болельщиками о том, что Рауль выйдет на поле в основном составе, а Ван Нистелрой будет запасным. Ее пытался переубедить десяток истинных знатоков футбола, но в итоге она оказалась права.

Мужчина снова потянулся к пачке и выудил оттуда последнюю сигарету. В том, что жена у него умница, он убеждался постоянно. Надя не только прекрасно водила машину, но и могла заменить пробитое колесо и долить масло или охлаждающую жидкость…

Через некоторое время Вениамин с силой раздавил окурок в плоской пепельнице и поднялся, разминая отекшие ноги. Двор, похожий на кусочек тропиков, незаметно утонул в вечерних сумерках, но мужчина не стал включать свет, словно желал спрятать свои сомнения в ночной темноте. Он прошел мимо летнего бассейна, в котором уже купались яркие звезды, и оказался в небольшом дворике в конце усадьбы. В углу стоял домик из белого кирпича. В нем жили домработница Ася и ее муж Герасим. Вообще-то его звали Андрей Никитич, но из-за того, что у него были проблемы со слухом и речью, Надя с Вениамином за глаза стали называть его именем тургеневского героя. Случайно услышав это прозвище, Ася не обиделась. Она долго смеялась, а со временем и сама стала звать мужа Герасимом. А к Асе прилипло прозвище «Наша Ася», как однажды нарекла ее Надя.

– Ася, – позвал Вениамин, – ты где?

Из окна веранды выглянула круглолицая полная женщина и расплылась в довольной улыбке.

– Здесь я. Где же мне еще быть? Решила Герасиму блинчиков со свежей малиной испечь, а теперь и сама не рада. Уже полчаса вожусь у плиты, а в тарелке до сих пор пусто. Вот! – И Ася продемонстрировала ему пустую тарелку с синим ободком. – Я не успеваю положить блинчик на тарелку, как он тут же все уплетает!

Казалось, что она возмущенно ворчит, но Вениамин знал, что Ася по натуре очень добрая и с помощью ворчания выражает радость из-за того, что ее стряпня нравится мужу.

– А где же Герасим? – спросил Вениамин, усаживаясь напротив окна, за столик под старой яблоней.

– Ночные фиалки пошел проверить. Им цвести пора, а они не хотят. Будешь блинчики?

– Спасибо, я не голоден, – сказал Вениамин и только теперь вспомнил, что днем на работе перекусил бургером и больше ничего не ел.

– Может, Надюша съест?

– Ее нет дома. Я отправил их с Элей развлечься, – ответил Вениамин, задумчиво глядя на домик.

Когда-то это был его первый дом. Еще во время постройки Вениамин знал, что это только начало. Поэтому и разместил дом в самом конце участка, чтобы было свободное место для большого особняка. Позже к Вениамину совершенно случайно забрели Ася и Герасим. Он решил взять эту бездомную пару на работу (с испытательным сроком в один месяц), и они остались здесь жить.

– С Элей? – недовольно переспросила Ася.

– Тебе не нравится Эля?

– Мне-то все равно, но…

– Говори, Ася, что думаешь, – сказал Вениамин. – Сама знаешь, что ты мне как мать.

– Вертихвостка она! – выпалила женщина, и ее круглые щеки вспыхнули. – И что может быть общего у нашей Наденьки с этой Элей? Они такие разные, как небо и земля! Видите ли, выкрасила волосы под блондинку, чтобы быть похожей на нашу Надю. Да из Эли такая же блондинка, как из коровы балерина! Тьфу! Противно на нее смотреть. Лицо разрисовано, как у матрешки. На уме одни шмотки, кабаки и мужики – больше ничего! Да и что там может быть, если вместо мозгов – пустота?

– Не будь так строга, Ася, – улыбнулся Вениамин. – Они еще молоды, пусть развеются.

– Вот как раз по этому поводу я уже давно хотела поговорить с тобой, Вениамин Сергеевич. – Ася сделала серьезное лицо и поджала губы.

Она выключила плиту и вышла из дому.

– А как же блины? – спросил Вениамин.

– Успеется, – ответила Ася и села напротив.

– Так о чем ты хотела со мной поговорить?

– Может, это и не мое дело, но, по-моему, не стоит отпускать Надю одну и позволять ей где-то шляться по ночам. Не годится это. – Ася покачала головой.

– Во-первых, Надя уже не маленькая. И потом, я ей полностью доверяю.

– Это хорошо. – Ася тяжело вздохнула. – Жена-то у тебя красавица. Не боишься, что загуляет? Найдет себе кого-нибудь помоложе – и поминай как звали!

Вениамин поднялся и обнял женщину за плечи.

– Асечка, моя хорошая, добрая Асечка! – сказал он, улыбнувшись. – По-твоему, я не думал об этом? Признаюсь тебе по большому секрету, что нанимал детектива, и не раз, чтобы он понаблюдал за моей женой.

– Лешку? – Ася скорчила недоверчивую мину на круглом, похожем на полную луну лице.

– Лешку я знаю давно, мы сто лет дружим. У меня нет оснований ему не доверять.

– Эх, Вениамин Сергеевич, – вздохнула Ася, – поживешь с мое – поймешь, что подводные камни могут быть там, где ты каждый день купаешься. Так значит, ты Лешке поручил эту работу?

– И не только ему. Может быть, это и подло с моей стороны, но Надя мне слишком дорога, чтобы позволить ее кому-то у меня увести.

– Ну и что же выследили эти ищейки?

– Жена мне не изменяет.

– Это точно?

– Точно, Асечка, точно. Я просматривал видеозаписи и своими глазами видел, как ей уделяют внимание молодые люди, дарят цветы, угощают шампанским, как она с ними шутит, танцует, но дальше легкого флирта дело не идет. Надя всегда уходит одна и возвращается домой, то есть ко мне. Так что твои опасения напрасны. – Вениамин легонько похлопал женщину по круглому плечу.

– Не ревнуешь?

– Ревную. Но не хочу держать Надю, как птичку в клетке.

– А вдруг случится так, что она влюбится в какого-нибудь… мачо?

– Насильно мил не будешь.

– Надя хорошая, порядочная женщина, а вот Эля может сбить ее с толку. Чует мое сердце, должно произойти что-то плохое. Не знаю, откуда у меня появилось это предчувствие, но…

– Прекрати, Ася, а то накаркаешь, – перебил ее Вениамин. – Ты мне лучше посоветуй, как расспросить жену о ее прошлом. Как ее разговорить? Чтобы она наконец мне открылась…

– Найми детектива, пусть сначала все разузнает: кто она, откуда, детдомовская или нет.

– Давно бы так и сделал, но до сих пор не знаю даже, где она родилась.

– Неужели так трудно выяснить, откуда она? Ее девичья фамилия нам известна, имя-отчество – тоже.

– Девичья фамилия? – Вениамин криво усмехнулся. – Я прекрасно помню тот день, когда пришел навестить Надю в больнице. До сих пор не знаю, зачем я это сделал, что заставило меня потерять покой, не спать по ночам и все думать о найденной на дороге незнакомке. Веришь ли, Ася, молодой был, самоуверенный, материально обеспеченный, избалованный женщинами, и вдруг перестал замечать что-либо, кроме ее больших синих глаз.

– Отчего же не верить? – Ася добродушно улыбнулась, и ее взгляд стал мечтательным. – Все мы через это проходили. Ты думаешь, я все время была такой толстухой? Когда-то и я была молода и красива, вертела парнями, как хотела, а выбрала глухого и тощего Герасима. Неизвестно, за что мы любим… Что-то я не о том говорю. Что же было дальше?

– Честно скажу, не хотел туда ехать. Думал: спас девчонку, доставил в больницу, передал врачам из рук в руки – что еще? Я тогда не знал, что уже был у нее в плену. Пил, гулял с бабами – не помогает! Стоит перед мысленным взором она, такая несчастная, одинокая, с глазами, которые кричат, просят о помощи, умоляют не оставлять ее одну.

– И долго ты так терзался?

– Выдержал две недели, а потом накупил всякой всячины, которую обычно приносят в больницу, и поехал. По дороге думал о том, что проведаю девчонку, чтобы успокоить собственную совесть. В то время было трудно с лекарствами, а у меня денег полный карман. Решил, что помогу незнакомке их купить, если понадобится. Прибыл в отделение, где ее оставил, и тут узнаю, что ее из реанимации перевели в другую, сама знаешь в какую больницу. Спросил у доктора, в чем причина, а он сказал, что невозможно лечить пациентку, которая все время молчит. Они не знали даже ее имени.

– Бедная девочка!

– Я побеседовал с доктором, и он подтвердил, что она по-прежнему находится в тяжелом состоянии, но беда в том, что она не хочет говорить, даже имя свое не назвала, в общем, не идет на контакт. Я попросил позволить мне ее увидеть.

Вениамин не выдержал и полез в карманы за куревом.

– Черт! Черт! Черт! – выругался он в сердцах. – У меня закончились сигареты!

– Мои будешь? – Ася достала из фартука пачку безфильтровки.

– Конечно! – обрадовался Вениамин.

Женщина молча наблюдала за тем, как его пальцы выбивали мелкую дробь, когда он жадно прикуривал сигарету.

– Я увидел Надю в палате – она лежала на койке. Подошел ближе. Она не обратила на меня ни малейшего внимания. Губы потрескались, на бледном лице ни кровинки, ничего не выражающие глаза устремлены в потолок.

«Я принес тебе апельсины, – сказал я. – Ты любишь апельсины? Хочешь, я очищу тебе один?» – твердил я, как дурак, но на ее лице не дрогнул ни один мускул.

Тогда я чуть не ушел в отчаянии, но что-то подсказало мне: надо сделать так, чтобы она меня узнала.

«Я ехал по дороге. Точнее, по бездорожью. Мой автомобиль раз за разом попадал в глубокие выбоины, погружался в грязь и воду, – снова заговорил я. – Было много, очень много луж, потому что в обед начал сеять осенний дождь, который ближе к вечеру перешел в дождь со снегом. Что поделаешь? Была ведь поздняя осень, в такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. Я должен был забрать своих друзей-охотников, но заблудился в лесу и чуть не застрял до утра в огромной рытвине…»

Я говорил и говорил, сидя у постели незнакомки. Она по-прежнему не мигая смотрела в потолок, но ее глаза постепенно становились более осмысленными. Я понял, что она, возможно, не понимает, что я говорю, но по крайней мере вслушивается в мой голос. Тогда я продолжил: «Я ругался матом, когда мой автомобиль бросало из стороны в сторону. Лобовое стекло залепило грязью, но мне во что бы то ни стало надо было найти сторожку и забрать оттуда горе-охотников. Нигде не было ни души, и спросить дорогу было не у кого. Тогда я решил выехать на трассу. Там были указатели, и я мог бы начать поиски заново. Мне ужасно не хотелось ночевать в лесу одному…»

После этих слов Надя еще больше побледнела и закрыла глаза. На миг мне показалось, что она умерла, но девушка тяжело вздохнула, и я опять нарушил молчание: «Я выехал из лесу и с облегчением вздохнул. Дорога была неважная, но здесь я не чувствовал себя затерянным во вселенной. Я подумал, что все не так уж плохо. В салоне автомобиля было тепло и уютно. Я включил музыку и прибавил скорость. Вдруг прямо перед собой я увидел кучу какого-то тряпья и подумал, что кто-то выбросил мусор у обочины, но в следующий миг заметил, что там кто-то шевелится. Резко затормозив, я остановился и вышел из теплого салона. Ветер рванул дверцу машины, но я успел ее удержать. По-прежнему лил дождь и было ужасно холодно…»

«Холодно?» – еле слышно прошептали губы девушки, и она открыла глаза.

Незнакомка посмотрела на меня с нескрываемым любопытством.

«Я вышел из автомобиля и увидел тебя», – сказал я уже тише.

От ее взгляда я растерялся, как мальчишка на первом свидании.

«Меня?» – переспросила девушка и изумленно захлопала длинными ресницами.

«Это я нашел тебя и привез в больницу, – произнес я, и она молча кивнула головой. В ее глазах застыла грусть. – Как тебя зовут?»

«Надя», – не колеблясь ответила она.

Думаю, она назвала свое настоящее имя.

«Надежда. А отчество?» – спросил я.

«Надежда Антоновна», – сказала она.

«Как твоя фамилия?»

«Фамилия? – переспросила Надя, и на ее лице промелькнуло ироническое выражение. – Найда… Нет, Найденыш. Найденыш моя фамилия».

Я видел, что она сказала неправду, но не стал настаивать и поинтересовался, где она живет. Надя ответила, что родилась и проживает в селе Березки. Что было дальше, ты, Ася, знаешь, а вот села с таким названием, как потом оказалось, нет ни в этом районе, ни в соседних. Я на всякий случай проверил ее фамилию. Она все сочинила.

– И ты сделал ей паспорт на вымышленную фамилию? – спросила Ася.

– Деньги помогли.

– И она так ничего и не рассказала о своем прошлом?

– Ни слова за девятнадцать лет.

– Не понимаю, – пожала плечами Ася. – Что бы с ней ни случилось, ничего уже не изменишь. Ты ведь не устраивал ей допросов, ни в чем не упрекал, принял ее такой, какая она есть. Зачем же тогда хранить тайны?

– Может быть, воспоминания о прошлом причиняют ей боль?

– Глупости. – Женщина махнула рукой. – Время – лучший доктор. За столько лет заживают любые раны.

– О них напоминают рубцы…

– С человеком, который вытащил ее с того света, поставил на ноги, сделал своей законной женой, можно было бы поделиться самым сокровенным.

– Выходит, что она – женщина без прошлого… Как ты думаешь, Ася, Надя… любит меня или живет со мной из благодарности? – осторожно спросил Вениамин и затаил дыхание в ожидании ответа.

– Разве тебя можно не любить?!

– Лукавишь, Ася! – погрозил он женщине пальцем.

– Правду говорю! Если бы Надя тебя не любила, давно бы вильнула хвостом – и поминай как звали! Но если будет шляться с этой Элей… Тихо! Кажется, у дома остановилась машина. Не наша ли красавица вернулась?

– Пойду встречу. – Вениамин поднялся со скамейки и уже направился к воротам, но затем обернулся и сказал: – Спасибо тебе, Ася.

– За что?

– За откровенность и умение слушать.

– Всегда пожалуйста. – Ася расплылась в довольной улыбке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4