Светлана Талан.

Своя чужая жизнь



скачать книгу бесплатно

© Талан С., 2016

© DepositPhotos.com / 2s, Ruslan117, обложка, 2017

© Книжный клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2017

© Книжный клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2017

Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме без письменного разрешения издательства

Глава 1

Черный «лексус» привычно повернул в тихий загородный переулок и, спасаясь от шума и удушливой пыли большого и бестолкового города, сразу же попал в роскошную тень, падающую от ярко-зеленых деревьев. Вениамин любил и в то же время ненавидел этот город с его вечным гамом и суетой. Так уж вышло, что здесь он проводил основную часть своей жизни, с головой окунаясь в работу; тут была сеть игровых автоматов, благодаря которой он получал хорошую прибыль.

Вениамин с раннего детства знал, что такое деньги, или, вернее, каково это, когда их нет. Он вырос в детском доме и сейчас с легким презрением наблюдал за тем, как игроманы с неистово горящими от азарта глазами постоянно увеличивают его банковский счет. Имея крупное казино почти в самом центре мегаполиса и множество игровых автоматов, разбросанных по маленьким и большим залам, Вениамин сам ни разу не сел за игровой стол. Это был его принцип, и он, как деловой, настойчивый и целеустремленный человек, всегда его придерживался. Когда Вениамин наотрез отказывался покрутить за бокальчиком пива рулетку хотя бы ради интереса, над ним подшучивали коллеги по бизнесу.

– Боишься потерять свои кровные, Вениамин Сергеевич? – услышал он однажды якобы невзначай брошенную ироничную фразу. Ее произнес его приятель, сидящий за игровым столом.

Вениамин посмотрел на него свысока. Что поделаешь? Иногда и друзья могут задеть.

Он был чрезвычайно самолюбив, и услышанное неприятно резануло его слух. Вениамин сдержал эмоции, подождал, пока в душе утихнет шторм, не спеша сделал глоток холодного пива с белой шапкой пены и, подарив приятную улыбку замершим в ожидании ответа игрокам, достал из бокового кармана пиджака увесистую стопку зеленых купюр и аккуратно положил ее на стол. Вениамин был небедным человеком, но к деньгам всегда относился бережно.

– Сыграйте, ребята, без меня, – сказал он спокойным голосом и опять улыбнулся.

Затем, сделав еще несколько глотков пива, Вениамин не спеша поправил дорогой галстук в синюю полоску и удалился, сославшись на неотложные дела. Таким образом он ясно дал понять, что не принадлежит к многочисленной когорте игроков. Его проводили молчанием – Вениамина не только уважали, но и опасались. Банальную жизненную истину – для того чтобы тебя уважали, надо, чтобы тебя побаивались, – он усвоил еще в раннем возрасте, когда жил в детдоме и каждый день был похож на испытание.

Вениамин любил свой просторный особняк, который приветливо смотрел на него, настежь распахнув навстречу балконное окно на третьем этаже.

Дома мужчину ждала жена Надя, Наденька, Надюша, его солнышко. Он был старше ее на шестнадцать лет, но никогда этого не ощущал. Вениамин знал Надю почти девятнадцать лет, и за это время они ни разу не поссорились, в отличие от многих супругов, которые находятся рядом долгое время. Вениамин отдавал себе отчет, что все это благодаря его синеглазому чуду.

Он устало присел на шезлонг и засмотрелся на Надю. Думая о чем-то своем, она прохаживалась между тихо журчащими ручейками, стекающими по круглым камешкам. Длинные, безупречной формы ноги, выглядывающие из-под короткой джинсовой юбки, были похожи на произведение искусства. Чуть удлиненное загорелое лицо с выступающими скулами, тонким, прямым, аристократическим носом и красивыми, пухленькими, как у капризного ребенка, губами обрамляли длинные, почти до пояса, светлые от природы волосы. По-прежнему не замечая Вениамина, Надя подошла к одному из ручейков и подставила под струю воды тонкую руку. В другой руке женщина держала маленького пушистого зверька – свою любимицу, рыжую шиншиллу. По тому, как она прижимала к себе зверька, Вениамин догадался, что Надя чем-то озабочена или расстроена.

Он любил незаметно наблюдать за женой. Ее движения были изящными и плавными. Ему нравилось смотреть, как Надя гордо вскидывает голову, отбрасывая назад пышные волосы, как грациозно ходит, ровно держа спину. Вениамин наслаждался, глядя на то, как она хлопочет по дому, как озабоченно хмурит брови, как гнев на ее лице сменяется сияющей улыбкой. Но больше всего он любил смотреть в ее глаза. Они были большие, широко распахнутые, словно удивленные увиденным. А еще они были необычного цвета – то ли морской волны, то ли чистого весеннего неба. В этих ясных глазах, которые не умели лгать, сияли звезды (когда Надя смеялась) или набегали темные тучи (когда она огорчалась). А во время любовной близости в них можно было утонуть…

Вениамин до сих пор не знал, любит его Надя или нет. Он и не хотел знать правду, боясь понять, что жена живет с ним только из чувства благодарности за свое спасение. Но в то же время Вениамину была неприятна эта недосказанность, поэтому он старался не зацикливаться на своих переживаниях, а просто наслаждался жизнью, пока была такая возможность. Он не боялся остаться один, потому что уже знал, что такое одиночество. Однажды в начале лета мать родила его в дубовом лесу и оставила там. Вениамина нашла какая-то старушка, она же попросила дать ему фамилию Дубровин. Прошло некоторое время, и он привык ни на кого не надеяться и никому до конца не доверять. Так было до тех пор, пока он не нашел Надю – в прямом смысле слова.

Мужчина ухмыльнулся, вспомнив те далекие дни. Таких, как он, девушки тогда сами настойчиво искали. Да что там искали! Устраивали настоящую охоту за парнями в малиновых пиджаках, на белых «мерседесах», с тяжелой золотой цепью на груди. А он сам нашел Надю прямо на дороге – остановил свой «мерс», чтобы помочь ей, как он тогда думал, а оказалось, чтобы связать с ней свою жизнь…

– Веня? – вывел его из задумчивости голос жены. – Когда ты пришел? Я не слышала…

Она приблизилась к нему легкой походкой, привычно коснулась мягкими влажными губами его щеки. Вениамин заглянул в ее глаза и не увидел привычных искорок. Это означало, что Надя чем-то огорчена.

– Иди ко мне, – сказал он и протянул к ней руки.

Надя, как послушный ребенок, присела на колени к мужу и обвила его шею руками. От запаха ее тела, похожего на аромат экзотического цветка, от легкого прикосновения ее пушистых волос к его щеке у Вениамина зашумело в ушах; голова закружилась, словно он пригубил выдержанное вино.

– Анекдот о блондинке рассказать? – спросил мужчина, чтобы увидеть на лице жены улыбку: он безумно любил, когда она улыбалась.

Надя молча кивнула головой.

– Останавливает гаишник блондинку и спрашивает: «Почему у вас машина без номеров?» А блондинка ему: «Ну что вы? Я номера наизусть помню!»

– Это не обо мне, – рассмеялась Надя. – Я, заметь, наоборот, езжу с номерами, но наизусть их не помню.

Лаская жену взглядом, Вениамин посмотрел в ее лучистые, удивительно красивые глаза.

– А я и не сказал, что анекдот о тебе, – усмехнулся он.

– Я хоть и блондинка, но намек поняла. – На лице у Нади появилась ангельская улыбка.

– Какие намеки? Ты самая умная блондинка на всем земном шаре! Даже роман написала…

– Я писала его целый год, – перебила мужа Надя, и ее глаза погрустнели.

– Какая разница сколько?!

– А потом ни одно издательство не рискнуло его напечатать, – продолжила она.

– Потому что там сидят безголовые, тупые редакторы.

– Да, одна я такая умная. Пришлось издать книгу за свой счет. А для чего? Чтобы увидеть на глянцевой обложке свою «любезно предоставленную издательству» фотографию? Или для того, чтобы эти книги целый год пролежали мертвым грузом на полках, а потом, подняв столб пыли, перекочевали в пункт приема макулатуры?

– Ну, ты перегибаешь палку… Даже если твоя первая книга не разойдется на ура, это не значит, что она плохая. Известность приходит не сразу. К тому же мы можем позволить себе хорошую рекламу, можем раскрутить твой роман, заказать рецензии и опубликовать их в газетах и журналах. Это ведь твое первое произведение, проба пера…

– Венечка, милый, – Надя грустно улыбнулась, – это не проба пера. Это был мой дурацкий каприз. Только сегодня, увидев у себя на столе уже изданную книгу, я поняла, насколько она неинтересная, начиная с нелепого названия – «Незабываемое жаркое лето» – до последней строки: «Она никогда не забудет его пышущее страстью тело и жадные губы». Литература наверняка покраснела, как вареный рак, когда на свет появился этот «шедевр». – В голосе Нади прозвучала грустная ирония.

– Может быть, ты преувеличиваешь? По-моему, ты чересчур самокритична. – Вениамину очень хотелось хоть как-то утешить жену.

– Нет, Веня, просто я трезво смотрю на свои способности, – вздохнула Надя. – И почему у меня только сейчас открылись глаза?

– Нет ничего страшного в том, что ты не добьешься признания на литературном поприще. У тебя есть много других достоинств.

– Например, то, что я – натуральная блондинка? – уже веселее спросила Надя.

– То, что ты – хорошая жена.

– Такая хорошая, что не предложила поесть мужу, вернувшемуся с работы, и вместо ужина начала лить ему на грудь горькие слезы? – Надя взмахнула густыми черными ресницами, и Вениамин наконец-то увидел в ее глазах веселые лучики.

– Тогда зови Нашу Асю, – сказал он и ласково скользнул взглядом по жене, ловко соскочившей с его колен.

– Не надо Асю, – попросила Надя. – Сегодня я сама хочу подать на стол собственноручно приготовленные блюда.

Сказала и тут же упорхнула, словно бабочка. Вениамин вздохнул. Конечно, ему было приятно, что за совместно прожитые годы Надя не стала избалованной, ленивой куклой, однако почему-то безумно хотелось услышать в конце ее фразы «для тебя, любимый». Но разве можно любить мужчину с такой внешностью, как у него? Ни накачанных бицепсов, ни густой шевелюры, ни двухметрового роста. Все посредственное: средний рост, средняя полнота, небольшой животик, небольшая лысина, крупноватый нос, второй подбородок… Да еще и разница в шестнадцать лет. Иногда Вениамину казалось, что они с Надей не муж и жена, а заботливый отец и любящая дочь. Временами он думал, что Надя живет с ним только из благодарности за то, что той ужасной осенней ночью он не проехал мимо нее, беззащитной, жалкой, полуживой, а остановился и спас ее…

– Ужин на столе, – нарушил размышления Вениамина тихий голос Нади.

– А свечи будут? – улыбнулся он, увидев, что жена уже переоделась и стоит перед ним в коротеньком атласном халатике.

– Не только свечи, но и бокал молодого вина, – улыбнулась она.

– И мы будем вдвоем?

– Да, только ты и я.

Надя протянула мужу руку, и в этом движении было столько изящества, что ей могла бы позавидовать даже королева.

«Откуда у нее такие манеры? – в который раз спросил себя Вениамин. – Может быть, Надя родом из интеллигентной семьи, где девочек с детства воспитывали в строгости и обучали хорошим манерам?»

Было много вопросов и мало ответов. Вениамин ни разу не спрашивал у Нади о том, что было до встречи с ним, не желая причинять ей душевную боль. Он понимал, что она не могла выбросить прошлое из памяти – оно жило в укромном уголочке ее души, там, куда не было доступа даже ему, Вениамину, после стольких лет совместной жизни.

«Неужели ей ни разу не хотелось мне открыться?» – думал мужчина за ужином, наблюдая за тем, как жена ловко орудует ножом и вилкой, как грациозно берет в руки бокал с красным вином и делает маленький глоток, наслаждаясь ароматом.

Если она из хорошей семьи, то почему, когда он подобрал ее на дороге, на ней была дешевая немодная одежда?

Вениамин вздохнул и решил больше не мучить себя домыслами, а выбрать удобный момент и поговорить с женой на эту тему. В конце концов, рано или поздно наступает время, когда хочется расставить все точки над «i», чтобы обрести покой и не теряться в догадках.

– Так значит, ты больше не хочешь писать романы? – спросил Вениамин, почувствовав, что пауза затянулась.

– Нет. – Надя покачала головой и виновато улыбнулась.

– Проигравший сражение еще не проиграл войну, – произнес Вениамин. – Не помню, кто сказал эту умную фразу, но мне она очень нравится.

– Говорят, что хорошая книга всегда найдет своего читателя, а я знаю, что на свете нет таких дураков, которые захотели бы прочитать мой роман. – Надя улыбнулась уголком рта.

– Хочешь, я буду твоим единственным читателем и дураком? Скуплю все экземпляры до единого и буду перечитывать их днем и ночью?

– Ты и вправду дурачок, – засмеялась Надя, но на этот раз в ее смехе была нотка грусти.

– Чем же теперь будет заниматься моя женушка?

– Не знаю. Пока не решила.

– У меня есть знакомый продюсер…

– Игрок?

– Какая разница? – Вениамин небрежно махнул рукой. – Главное, что по моей просьбе он может снять тебя в своем фильме.

Лицо Нади побледнело. От взгляда Вениамина не укрылось то, как дрогнули ее ресницы. Надя сделала судорожный глоток.

– Конечно, на главную роль он тебя не возьмет, но какую-нибудь второстепенную…

– Я никогда не буду сниматься в кино, – тихо, но твердо сказала Надя. – И давай закроем эту тему.

– Может, съездим куда-нибудь? – предложил Вениамин, увидев, что жена еще больше расстроилась.

– Куда?

– Можно, например, провести прекрасный уик-энд в Риме, посетить Колизей…

– Два года назад мы там уже были, – перебила его Надя. – Скучно.

– Тогда давай махнем на остров вечной весны!

– Это где? – спросила она равнодушно.

– Не знаешь?! Тогда нам с тобой обязательно надо побывать на Мадейре, которую называют Жемчужиной Атлантики.

– А что там необычного?

– Пройтись по цветочному ковру – мечта всех романтиков! А ты можешь себе представить сочетание ароматов азалии, орхидеи и магнолии? А какие там вина! Существует легенда о местном купце, решившем вывезти свое вино на континент. Но получилась маленькая неувязка: часть бочек не поместилась в трюме. Оставил их купец на палубе под палящим солнцем, но на этом все не закончилось. Корабль попал в шторм, и по прибытии в порт обнаружилось, что вино, истомившееся под солнцем, таинственным образом обрело необычайный вкус и оттенок. До сих пор мадеру делают по такому же принципу: вино выдерживают в дубовых бочках на солнце, переворачивая их время от времени.

– Это очень интересно, но ты, Веня, извини меня – мне сейчас никуда не хочется ехать.

– А я бы повалялся на солнце.

– Если хочешь, поезжай без меня, – сказала Надя и, закончив ужинать, вытерла губы салфеткой.

– А почему бы тебе не пригласить Элю? Кстати, что-то я ее давно не видел.

– Она вернулась из Аргентины и просто сошла с ума от танго, – сказала, рассмеявшись, Надя. – Первые па, по ее словам, она исполнила на улицах Буэнос-Айреса, а теперь куда-то бегает брать уроки «этого томного и страстного танца».

– Не хочешь к ней присоединиться? – спросил Вениамин.

– Нет, – ответила Надя немного резковато, что случалось крайне редко.

Вениамин решил, что надо прекратить этот бессмысленный разговор и дать жене возможность немного успокоиться, привести свои чувства в порядок. Он поблагодарил ее за прекрасный ужин и направился в душ, чтобы избавиться от городской пыли.

Этой ночью он старался быть очень нежным. Надя извивалась от его ласк, тихо постанывала, жадно ловила его горячие губы, но Вениамину показалось, что в это время ее уста оставались прохладными, в глазах не было страсти, а стоны напоминали игру плохой актрисы. Сразу же после того, как все закончилось, Надя вскочила с кровати и почти побежала в ванную, словно спешила смыть с себя напоминания о недавней близости, точно так же, как он чуть раньше спешил смыть с себя городскую пыль…

Мужчина долго не мог уснуть. Ему не давала покоя мысль о том, что с его женой что-то происходит. Возможно, с ней это было и раньше, а он просто ничего не замечал? Или она все эти годы умело притворялась? Вела двойную жизнь? Догадки и предположения подтачивали его изнутри, не давая уснуть.

Вениамину захотелось пить, и он тихонько, чтобы не потревожить сон жены, поднялся и вышел на кухню. Стакан холодного фреша и с удовольствием выкуренная сигарета успокоили его, и через несколько минут он бесшумно вернулся в спальню. Было полнолуние, и в незашторенные окна лился яркий серебристый свет. Надя не услышала, как Вениамин подошел к ней, но, почувствовав на себе его взгляд, вздрогнула.

– Не спится? – спросил он, присаживаясь рядом.

– Не могу уснуть.

– Что с тобой происходит, ты можешь мне сказать? Только не говори, что все из-за твоей книги.

– Не волнуйся, со мной все в порядке, – ответила Надя и улыбнулась. – Во всем виновато полнолуние…

Даже в полумраке Вениамин сумел разглядеть, что улыбка жены была натянутой.

– Сходила бы куда-нибудь с подружкой, развлеклась, – посоветовал он.

– С Элей? Ее Пупсик не даст ей денег.

– Опять проигрался в казино?

– Они много истратили на поездку в Аргентину. А то, что Лешка просадил деньги, ни для кого не новость. Не будь рядом с ним Эли, он давно бы последние носки проиграл.

– Возьми деньги на двоих, и сходите куда-нибудь. Хорошо? Только завтра же!

– Хорошо, – покорно ответила Надя и в знак благодарности потянулась к Вениамину и коснулась его щеки губами. – А сейчас давай попробуем уснуть.

Мужчина кивнул головой. Он лежал и снова думал о том, что в этом привычном поцелуе в щеку была какая-то неискренность. Было ли так всегда или только сегодня? Вопрос оставался открытым. А еще Вениамин ругал себя за то, что упустил удобный момент поговорить с Надей о ее прошлом. «Возможно, именно в нем кроется причина ее плохого настроения и тоски?» – спрашивал он себя в который раз.

Глава 2

– Куда мы сегодня пойдем? – Эля поправила светло-русые крашеные завитки и уставилась на подругу круглыми карими глазами.

– Веди куда хочешь, – ответила Надя, из-за ее спины глядя на свое отражение в зеркале. – Мне все равно, куда ты меня на этот раз потащишь. Хочется повеселиться и напиться в стельку.

– Это что-то новенькое, – протянула Эля. От удивления ее глаза стали еще больше. – Очень даже интересно будет увидеть тебя пьяненькой.

– А что, я не такая, как все? – спросила Надя, застегивая блестящую пряжку на черных лакированных босоножках, украшенных стразами.

– Если очень хочется, можно все, – ушла Эля от прямого ответа.

Она еще раз придирчиво взглянула на свое отражение, и ее лицо засияло от осознания собственной неотразимости. Из зеркала на нее смотрела девушка среднего роста с пышной, можно даже сказать, слишком большой грудью, выглядывающей из глубокого выреза ярко-зеленой атласной блузки, недавно купленной в модном бутике Аргентины. Немного полноватые, но все еще стройные ноги были почти полностью обнажены благодаря очень короткой юбке. Ровный морской загар, увеличенные с помощью инъекций биополимерного геля губы и большие глаза с накладными ресницами делали Элю привлекательной. Конечно же, она немножко завидовала естественной красоте Нади, но это не мешало им дружить на протяжении многих лет. Эля не считала ее соперницей, потому что прекрасно знала: подруга, в отличие от нее, никогда не изменяла своему мужу.

– Я готова. – Эля мило улыбнулась.

– Наконец-то! – вздохнула с облегчением Надя. – А то я уж думала, что ты так и не сможешь оторваться от зеркала.

– Не будь язвой, – с трудом отведя взгляд от своего отражения, сказала Эля. – Я где-то читала, что злые люди быстро теряют молодость и здоровый цвет лица.

– Если бы ты прочла мою книгу, то позеленела бы от зависти, – засмеялась Надя.

– Ах ты негодяйка! Вышла в свет ее книга, а она молчит!

– Идем наконец! – Надя схватила подругу за руку и потащила ее за собой. – Я обязательно подарю тебе один экземпляр. Если будет бессонница, прочитаешь страничку – и сразу же уснешь! Никакого снотворного не понадобится.

На этот раз Эля привела ее в ночной клуб, где уже полным ходом шло шоу трансвеститов.

– Тебе здесь нравится? – Сияя от удовольствия, Эля посмотрела подруге в глаза.

Надя не любила эту ее привычку. Эля в такие минуты пододвигалась к ней очень близко, словно пыталась заглянуть прямо в душу, прочитать ее потаенные мысли. Надя отвела взгляд.

– Давай закажем виски, – предложила она. – Я же сказала тебе, что хочу напиться в стельку.

От выпитого спиртного настроение вскоре улучшилось, и даже переодетые в женскую одежду мужчины стали казаться Наде довольно симпатичными.

– Мне надо еще немного выпить, – заявила она. Ее язык уже заплетался.

И подруги выпили. Сначала виски, потом мартини, затем – шампанского (вместе с трансвеститом).

– А он милый, – пролепетала Надя, глядя, как от их столика, игриво виляя узкими бедрами, отходит парень в вечернем женском платье.

– Как по мне, гадость. Это просто отвратительно! – ответила Эля. Она опять приблизила к Наде лицо и полушепотом спросила: – Хочешь, я расскажу тебе, как ведут себя в постели итальянцы?

Надя уже не обращала внимания на то, что подруга сверлит ее «рентгеновским» взглядом, и рассмеялась.

– Книг о сексе начиталась? – спросила она.

– В книгах половина вранье. На себе испытала, – с многозначительным видом ответила Эля.

– Ты спала с итальянцем? – уставилась на нее Надя.

– Они в постели само совершенство. Огонь, а не мужчины, – прямо в ухо подруге сказала Эля и добавила: – Но размер, я тебе скажу, мог бы быть и поприличнее.

– Размер?.. Размер чего?

– Ты что, совсем дурочка? – Эля посмотрела на Надю как на полоумную и, надув губы, отвернулась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4