Светлана Сугарова.

Планеты



скачать книгу бесплатно

– Звездный Призрак не знал, что на «Эндоре» Джанулория, – хмыкнул Марион. – Думаю, только благодаря вмешательству энод – арона, мы остались живы. Не так ли, старина?

Тот немного смутился.

– Можно сказать и так, но и я перетрухнул при виде его. Сила его и в самом деле огромна, я едва смог противостоять ей. Но он напоследок так шандарахнул меня, что почти выбил мой дух вон. Но, слава великому космосу, мы все уцелели.

– А ты еще жалуешься на свою старость, Джанулория, – укоризненно, но тепло сказал трайд, наградив его благодарной улыбкой. – Да ты можешь один уложить всех офицеров ПаРаСКоН.

– Но что мы будем делать? – спросил Тасури, возвращая их к насущной проблеме. – Послать запрос на Деллафию мы не можем, разве что попробовать через бортовой модуль одного из кораблей Исследовательского Центра?

Трайд дал согласие и констат с энод – ароном ушли в ангары. Дели посмотрела на трайда, который сидел в глубокой задумчивости.

– Трайд, нам грозит опасность?

Голубые глаза поднялись на нее и уставились, словно увидели впервые.

– Опасность?– переспросил он.– Я не знаю, империта. Так мало информации и так много неизвестного, что трудно что– либо сказать наверняка. Но, будьте уверенны, что мы умрем, защищая вас, если нам действительно будет грозить опасность.

– А сюда могли проникнуть местные жители?– неожиданно задала вопрос Дели.– Ведь здесь живут аборигены?

– Да, конечно живут. – Марион снова задумался.

– Могли ли они напасть на Исследовательский Центр?– обращался он вполголоса, скорее, к самому себе, чем к девушке.– Нет, конечно, нет. Но кто тогда? Космические пираты? Но зачем? А если…

Его мысли вслух прервал сигнал данкара44
  Данкар – многоцелевое устройство, вмещающее в себя, помимо всего, и средство связи.


[Закрыть]
.

– Что у вас?– спросил Марион, нахмурился, слушая.– Хорошо, возвращайтесь.

– Что случилось, трайд?– полюбопытствовала Дели.

– Мы не можем связаться с Деллафией и не можем улететь отсюда, потому что все корабли на космодроме неисправны.

– Как неисправны? Что значит неисправны? Как корабль может быть неисправен? Вы шутите, трайд? Что здесь вообще происходит? Мы что останемся здесь навсегда? – Империта перепугалась до смерти, услышав это зловещее « мы не можем улететь отсюда».– Я не хочу оставаться здесь до конца жизни!

Трайд раздраженно посмотрел на нее, сказал:

– Только не надо паники и слез раньше времени.

– Я не паникую и не плачу!

– Вот и хорошо.

Послышались шаги офицеров, а вскоре они уже появились перед ними.

– Невероятно, но все корабли находятся в неисправном состоянии,– доложил Тасури.– У всех повреждены бортовые модули.

Что все это значит, в конце концов?– Врожденное спокойствие и невозмутимость, похоже, начали изменять имберианцу.– Терпеть не могу загадки, а они тут повсюду!

– Так, что мы имеем,– начал выстраивать все по полочкам трайд.– Бесследно исчезнувший персонал Исследовательского Центра, но есть пятна крови, свидетельствующие либо об убийстве, либо о пленении, ведь мы нигде не обнаружили тел. Далее, неисправные оборудование и корабли. Я думаю, это была лишь перестраховка на случай, если в Исследовательском Центре и остался кто– то, кого они не заметили, чтобы он не смог связаться с Союзом и позвать помощь. И не смог улететь с Камарлена. Значит, этим неизвестным было нужно незаметно попасть на планету, что они и сделали, устранив ненужных свидетелей. Все это случилось даальса55
  Даальс – сутки (деллаф.)


[Закрыть]
два назад, примерно сужу по состоянию крови на полу. Также мы потеряли «Эндор», но у нас есть катер. И так как мы лишены возможности связаться с Деллафией, то мы должны узнать, что сталось с персоналом Исследовательского Центра, кто эти неизвестные, и с какой целью они столь дерзко вторглись на Камарлен.

– А если эти неизвестные уже улетели с планеты?– Спросил Джанулория, который одобрительно кивал лохматой головой, слушая трайда.

– Если я верно догадываюсь о цели их прибытия, они не должны улететь так быстро,– ответил Марион.

– А, если я верно догадываюсь о том, о чем догадываетесь вы, трайд, то нам нужно спешить, иначе все может закончиться кровопролитием и смертью невинных существ.

– Может, вы прекратите говорить загадками?– вмешалась Дели, которую раздражали всяческие тайны, если она не была в их курсе.

– Разве мы говорим загадками?– удивился трайд.– Просто мы так давно служим вместе, что уже понимаем друг друга с полуслова. Думаю, что вылет лучше отложить до утра, тем более нам все равно надо отдохнуть.

Все с воодушевлением приняли это предложение, ведь длительный перелет утомил всех.

После ужина офицеры принялись обсуждать планы на будущее, упоминая какие– то непонятные

термины, названия, намечая маршруты и прочая, прочая. А Дели сидела всеми забытая и никому ненужная и злилась на офицеров за их невнимательность и эгоистичность. Наконец, Марион повернулся к ней, спросил:

– Должно быть вы устали, империта? Может, вы лучше пойдете спать, чем слушать наши скучные разговоры?

– А где здесь можно поспать?

– В жилом отсеке. Можете выбрать себе любую комнату.

– Но я же буду там одна! – в ужасе воскликнула девушка.

– Ну, конечно же, одна, кто еще, – не понял трайд.

– Я не могу находиться там одна!

– А что же вам нужно, империта? – никак не мог понять тот.

– Но я же буду одна! И там никого нет! Я боюсь быть одной в комнате!

– Ах, вот оно что! Но мы же здесь, рядом! До жилого отсека рукой подать. Вам нечего бояться.

– Может для вас это нормально, но я не могу спать в месте, где бесследным образом исчезли живые люди, и где везде кровь, кровь! Это противно и страшно!

– Они не исчезли, а их похитили, скорее всего.

– Какое утешение! А вдруг где-нибудь здесь затаился один из этих похитителей, и только я пойду в комнату, как он выползет – отвратительный и склизкий, как слизняк, и съест меня, а вы даже не узнаете об этом!

Трайд даже рассмеялся, услышав это, сказал:

– Вы же сами знаете, что это всего лишь надуманные страхи и никаких слизняков здесь нет, мы все проверили. Так что можете спокойно спать.

– Ну, уж нет! Уж лучше я посижу здесь.

– Знаете что, империта, давайте-ка мы все переберемся к вам в комнату, – неожиданно предложил трайд. – Вы будете спать, а мы продолжим свое совещание. И вы не будете одна, и мы не будем беспокоиться за вас.

– Вы в своем уме? – ужаснулась Дели, глядя на офицера, как на невиданное чудо. – Как я буду спать в одной комнате с вами? Вы же мужчины!

– Ну, естественно, мужчины. И что в этом страшного и ужасного?

– Я приличная деллафийская девушка и не могу спать в присутствии мужчин! Это аморально!

– Что ж, если так, то вам придется идти одной, – пожал плечами Марион.

– Но я же боюсь!

Трайд вздохнул.

– Тогда я не вижу выхода из положения, империта, только как заночевать прямо здесь, в Центре управления.

– Я не буду ночевать здесь! Эти кресла неудобные!

Марион негодующе взглянул на капризную девушку, но вмешался Джанулория, чувствуя назревающий конфликт:

– Я думаю нам пора всем расходиться и как следует отдохнуть, – произнес он своим мягким голосом. – Мы проводим вас, империта, до вашей каюты, и не беспокойтесь, мы будем буквально через стенку, так что вам нечего страшиться.

– Ну, хорошо, – сдалась Дели. – Только мне все равно не нравится это место.

Они проводили империту до комнаты, которую та тщательно выбирала, заставляя офицеров проверить каждый угол, каждый закоулок, и только после этого, слегка успокоившись, отпустила их.


Марион с Джанулорией еще некоторое время разговаривали в комнате трайда. Тасури плескался в бассейне. Он старался каждую свободную минуту проводить в воде – своей родной стихии, что заменяло ему любой отдых.

Т, ахьянец сидел в кресле, прикрыв свои большие хитрые глаза, сцепив длинные тонкие пальцы, что означало глубокие раздумья.

– Думаете, они прилетели за камнями, трайд? – наконец спросил он.

– Думаю, да. Я не вижу другой причины.

– Но как они узнали о них?

– Кто-то проболтался.

– Проболтался? – удивленно пропел энод-арон. – Союз засекретил эту информацию во избежание конфликтов, грабежа, насилия и войн. Эти камни слишком дороги и ценны, чтобы говорить о них во всеуслышание, и многие бы не удержались от соблазна обладать ими. Союз приложил немалые силы, чтобы о них не узнали посторонние, и болтать об этом было бы не в его интересах.

– Разве Союз уверен во всех своих людях? Кто-то мог проболтаться, а мы не узнали об этом.

– Это уже наша вина. Мы обязаны знать все, видеть все, слышать все, и предотвращать беду до того, как она успеет нагрянуть.

– Но ведь ты и сам понимаешь, что невозможно знать все, слышать все, видеть все, Джанулория! Мы не можем сделать больше своих возможностей! Кто мог знать, что на Камарлене происходит что-то неладное, если никто не посылал сигналов, не просил помощи, ни намека, ни полнамека на беду! Почему никто из ИсследовательскогоЦентра не подал сигнал? Даже бы если их убили всех на месте, главный модуль все равно должен был сообщить об этом на Деллафию или хотя бы на какой-нибудь бортовой модуль любого корабля!

– Предатели в Исследовательском Центре? – нахмурился Джанулория.

– У меня была такая мысль, но я знаю весь персонал лично. Многих я сам рекомендовал Онсину Ригелю66
  Онсин Ригель – Глава ПаРаСКоН Деллафии. Онсин – высшее офицерское звание в ПаРаСКоН.


[Закрыть]
. Я был уверен в них, как в себе.

– У нас еще есть шанс все исправить, если мы найдем этих непрошеных незнакомцев.

Марион принялся мерять шагами комнату – признак нервного напряжения.

– Клянусь, я перерою весь Камарлен, но им от меня не уйти! – он резко остановился. – Ведь, если им нужны камни, они столкнутся с камарленцами, а для них камни – это святое, и они будут защищать их. Великий космос, нужно, во что бы то ни стало предотвратить кровавые стычки! Утром летим к ихлакам, мне нужно переговорить с ними.

– Боюсь, они озвереют, узнав, что кто-то пытается посягнуть на камни.

Марион снова ходил взад-вперед.

– Проклятье, какая жалость, что нет связи с Деллафией! Если бы нас было больше, было бы гораздо легче. Джанулория, а если это вовсе не пираты? Что, если мы ошибаемся?

Тот серьезно посмотрел на трайда.

– Разве это имеет значение? Наша задача от этого не меняется. Мы все равно должны узнать все, что здесь произошло.

– Да, ты прав, – согласился тот. – Мы втроем должны узнать все. И с нами империта, это тоже нужно учитывать.

– Я не понимаю, как Император отпустил ее на Камарлен без присмотра, без телохранителей и стражей, – недоуменно произнес т, ахьянец.

– Понятия не имею, – отозвался трайд, впервые сказав неправду. – Во всяком случае, империта с нами и мы обязаны всячески защищать и оберегать ее.

На самом же деле он прекрасно знал причину, по которой империта так неожиданно решила отправиться на Камарлен. Знал, потому что сам Император ввел его в курс дела за день до вылета

«Эндора».

«Трайд, – говорил Фидель, когда они шли по тенистой аллее Вечернего Сада. – Видимо, я плохой Император, раз не могу совладать с собственной дочерью. Еще ни один наследник не говорил нет, а она сказала, и с тех пор нет мне покоя. Как она посмела, дерзкая самоуверенная девчонка!

– Не вините себя, Император, – отвечал Марион. – Быть отцом всегда непросто, а быть Правителем и отцом – вдвойне тяжело. Может я не прав, но я думаю, что империта просто еще очень юна и не осознает в полной мере всей ответственности, что должна лечь на ее плечи. Дайте ей немного времени, и она сама поймет, что нужна Деллафии. Простите, Император, что пытаюсь давать вам советы, будучи всего лишь офицером, просто я сам когда-то был мальчишкой, и мне хотелось играть и веселиться, а отец заставлял меня заниматься, чтобы я смог поступить на курсы «Звездного бойца». И я сбегал из дома и ненавидел отца, но со временем я понял, что эти курсы могут пригодиться мне в жизни. А впоследствии я пошел на службу в ПаРаСКоН, о чем ничуть не сожалею. Империта тоже поймет это, может чуть позже, но обязательно поймет, я уверен.

– Да, трайд, мне хочется верить вашим словам, и, клянусь Деллафией, я в них верю! – вскричал Император. – Завтра Филадельфия поднимется на борт «Эндора», что летит на Камарлен. Не перечьте ей и не пытайтесь остановить, трайд, ибо это бесполезно. Но, ради космоса, берегите ее! Мне нужна живая и здоровая наследница! С той минуты, как «Эндор» покинет пределы Деллафии, империта будет под вашим началом и под вашим присмотром. Вашим, трайд, и вашего экипажа. И, если хоть волос упадет с ее головы, вы и ваш экипаж поплатитесь своими жизнями.

– Да будет так!

– Ни империта, ни ваши люди не должны знать об этом разговоре, трайд.

– Разумеется, Император.

– Спасибо, трайд. Да пошлет мне Великий космос побольше таких друзей, как вы!»

Энод-арон раскрыл было рот, чтобы сказать что-то, как вдруг из комнаты империты раздался пронзительный вопль. Двумя молниями офицеры метнулись в коридор, выхватывая бластеры. С другого конца мчался Тасури.

Дели забилась в угол кровати, кусая дрожащие кончики пальцев. Ее глаза напоминали блюдца, наполненные до краев смертельного ужаса. Едва завидя офицеров, она кинулась к ним, крича:

– Оно в моей комнате! Я видела его! Оно хотело съесть меня! О, Деллафия, оно здесь!

– Куда оно делось? – сурово спросил Марион, быстро оглядывая взглядом комнату.

– Я открыла глаза, а оно – раз! – и под кровать! Я же говорила, что меня съедят! Мы все умрем в этом проклятом Центре!

Не слушая ее плаксивые причитания, Марион осторожно приблизился к кровати, нажал кнопку, и та бесшумно начала исчезать в стене. Офицеры наставили бластеры, целясь в неизвестное еще чудовище, но их ожидала приятная неожиданность. В самом дальнем углу, вжавшись в стенку, сидело милейшее существо и испуганно таращилось на них глазками-бусинками. Под смех облегчения, вырвавшийся у офицеров, Марион подхватил тварюшку, которая начала возмущенно и яростно брыкать всеми шестью лапками и издавать смешные чихающие звуки, пытаясь вырваться.

– Это оно хотело вас съесть, империта? – самым серьезно тоном поинтересовался трайд.

Дели растерянно хлопала ресницами, глядя на беспомощное маленькое существо в его руках.

– Не знаю… Я проснулась и увидела какую-то злобную безобразную тварь, которая нагло сидела на моей кровати и скалила зубы! Я чуть не умерла от страха! А это очень даже симпатичная зверюшка.

– Так как в вашей комнате больше никого нет, кроме этого перепуганного кархарота, а я думаю, что вы видели именно его, то бояться вам нечего. Должно быть, он и сам едва не умер сперепуга.

– Так вы знаете, кто это? – удивилась та. – Вы уверенны, что он безвреден?

– Абсолютно, – заверил трайд. – Это местный зверек – кархарот. Скорее всего, он сбежал из лаборатории и теперь хочет выбраться наружу.

– Так давайте его выпустим! Его, наверное, совсем замучили здесь. Дайте его мне, трайд, а то вы держите его, словно тряпку!

– Мы выпустим его завтра, империта, – строго осадил ее тот. – До утра он побудет у меня. А сейчас всем отдыхать!

– Я не буду больше в этой комнате! – заявила Дели.

– Что еще? – довольно-таки резко спросил Марион.

– Мне не нравится этот Центр. Здесь страшно, неуютно и вообще это нехорошее место.

– Мы улетаем завтра, империта, так что будьте добры, потерпите немножко.

– Не хочу терпеть нисколько! Я хочу улететь прямо сейчас!

Трайд гневно спрятал бластер и неприязненно посмотрел на девушку.

– Вам не кажется, империта, – начал он, чеканя каждое слово, – что нужно считаться и с мнениями и желаниями других? Мы устали и нам всем нужен отдых. Мы вылетаем завтра утром, это всем ясно? -Последний вопрос он адресовал всем присутствующим, но, не отрывая глаз от девушки, и было понятно, что обращается он именно к ней.

– А вам не кажется, трайд, что вы могли бы сказать это более учтиво? – с вызовом спросила Дели. – Не забывайте, что перед вами не кто-нибудь, а империта деллафийская.

– Я это прекрасно осознаю, империта, – несколько насмешливо произнес тот, – но, как офицер и трайд, имею право требовать подчинения. Итак, приказываю всем отдыхать! – громко подвел итог Марион, оканчивая разговор, и, не обращая внимания на возмущенное лицо девушки. С этим офицеры и вышли, быстро пожелав ей доброй ночи.

– Все же вам не следовало так резко разговаривать с империтой, – сказал Джанулория, прощаясь с трайдом.

– Энод-арон, разве я похож на воспитателя, чтобы утирать носы капризным, избалованным девчонкам? – устало удивился тот. – Я офицер, а не нянька.

      –


Утро встретило их ослепительным горячим солнцем, которое нещадно и победно освещало пустынную местность, слепя глаза. Катер был готов к взлету.

– Хорошо-то как! – мечтательно промурлыкал Джанулория, чему-то улыбаясь. – Вот к чему я так долго стремился – покой и тишина.

– Только что таит в себе эта тишина и этот покой? – озабоченно протянул Марион, вглядываясь вдаль.

– Что бы они ни таили, не будем думать о плохом, – ответил т, ахьянец.

– Ну что ж, в путь! – Марион сел в катер, остальные последовали его примеру.

И снова внизу проносились удивительные пейзажи, сменяя друг друга, как рисунки калейдоскопа. Офицеры негромко переговаривались между собой.

– Там ли еще Юл-Кан? – хмурясь, спрашивал Марион.

– Только конец света может согнать его с обжитого места, – проговорил Джанулория. – Юл-Кана не так-то просто напугать, разве только Большой Водой.

– Кто знает, что здесь случилось, энод-арон? – вмешался имберианец. – И, честно говоря, что-то на сердце у меня тревожно.

Марион мрачно и обеспокоенно вглядывался в местность.

– Странно, – пробормотал он. – Мы пролетели уже достаточное расстояние, а я так и не увидел ни одной хижины. В прошлый раз здесь было не менее двух луйхаров77
  Луйхар – племя, поселение (камарл.)


[Закрыть]
.

– Я тоже это заметил, согласился Джанулория. – На Большую Воду не похоже: нет канав, оврагов, упавших деревьев.

Дальше летели молча, лишь три пары настороженных офицерских глаз зорко всматривались в проносящиеся деревья, реки, луга. Наконец тишину разорвал возглас энод-арона:

– Луйхар!

Марион слегка прищурился, напрягая зрение и пытаясь разглядеть то, что так легко увидел т,ахьянец.

– Верно, луйхар,– облегченно вздохнул он, когда и его взгляд различил далекие крохотные хижины аборигенов.

Катер приземлился недалеко от поселения, похожий на чужеродную комету рядом с небольшими легкими хижинами. Не успели они коснуться земли, а уже собралась толпа камарленцев, которые,задрав вверх головы, неотрывно наблюдали за кораблем и, кажется, ничуть его не боялись. А из катера на них во все глаза смотрела Дели, как ребенок, впервые увидевший непонятную игрушку.

– Идемте, империта,– мягко позвал ее Джанулория.

Их было много. Они удивительно походили друг на друга, хотя, наверное, и для них все деллафийцы на одно лицо. На них смотрели возбужденно-радостные огромные глаза без капли страха и недоверия. Так могут смотреть только очень доверчивые, чистые, искренние существа, или дети. На макушках безволосых голов подрагивал на стебельке еще один третий глаз – круглый, любопытный, беспокойно вертящийся из стороны в сторону, словно живя независимо от хозяина. И все вместе эти дополнительные глаза напоминали стрелы молодой травы, что только-только показались над землей.

Огромные складчатые души, которые либо сворачивались, походя на нераскрывшиеся бутоны цветка, либо раскрывались во всю ширь и становились похожими на ракушки, которые в изобилии лежат на берегах морей Имберии, поражали больше всего.

– Миндур ша цирхарр охно трорк! – Громко произнес трайд, останавливаясь.

Из большой толпы выбрался высокий абориген мощного телосложения с открытым спокойным взглядом темных глаз. На его широкой груди, обтянутой гладкой темно-коричневой кожей, висел кулон на толстой цепочке, изображающий сплетение непонятных символов. На широком кожаном поясе – добротные ножны, из которых виднелась рукоятка меча, за плечами – арбалет и колчан со стрелами. Его голос прозвучал внушительно и раскатисто:

– Кнот ррах ма одони! Ша гор ррах ту зонк-во!

– Хи луйхар ювони чулар, – улыбнулся Марион и добавил на контарта88
  Контарта – древнейший язык, пришедший с Т, ахьяна. Распространен по всему внутреннему космосу, как всеобщий, благодаря офицерам КС и аронам Т, ахьяна.


[Закрыть]
: – Надеюсь, ты еще не забыл мои уроки, Сира-Мадок?

– Как видишь, не забыл, рахим Эрадорх, – добродушно отвечал тот тоже на контарта, сильно выделяя согласные, что немного резало слух.

– Позволишь ли ты, уважаемый Сира-Мадок, ступить нам на твои земли и найти ночлег в твоем гостеприимном доме? – Спросил Марион, соблюдая правило «странника» по древнему обычаю камарленцев, хотя и знал прекрасно, что им не откажут, войди они хоть даже без спроса.

– Мой дом – ваш дом, – почтительно отозвался Сира-Мадок и взмахнул трехпалой рукой в направлении луйхара.

– Благодарим, – и офицеры непринужденно зашагали за камарленцем.

Со всех сторон на них были устремлены открытые и радостные глаза. Они устроились у хижины Сира-Мадока.

Заботливая хозяйка – статная, по-своему красивая, увешанная украшениями, – хлопотала возле гостей, бросая на Дели любопытные робкие взгляды.

– Вы прилетели в нужное время, и я этому очень рад. – Сказал Сира-Мадок и Марион понял, что

тому есть, что сказать им, но решил немного отложить с расспросами, поинтересовался:

– А где же малютка Мира-Лор?

Из груди камарленца вырвался вздох.

– Он вместе с сильными моего луйхара отправился в луйхар До-Граха два солнца назад, и я никак не могу дождаться их.

– Что-то случилось в луйхаре До-Граха? – насторожился Марион.

– Страшные времена настали, – глухо пророкотал Сира-Мадок, и пальцы его крепко сжали рукоять меча. – И, если ты не против, я все расскажу после трапезы. Духи услышали наши молитвы, и вы прилетели. Это меня успокаивает.

Между тем на большой поляне между хижинами вовсю шло приготовление к трапезе. А через несколько минут они уже сидели кругом на горячей земле вместе со всем луйхаром. Было много рыбы или чего-то очень похожего на рыбу, пресные лепешки, овощи, фрукты с непередаваемым вкусом, похлебки, мясо, медоподобные сладости и напиток, очень крепкий, но невероятно ароматный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24