Светлана Сафо.

Магия крови. Инкуб – II



скачать книгу бесплатно

Во дворе гостиницы суетилось довольно много народу и Цветанка, занятая своими мыслями, до тех пор не обращала внимания на двух мужчин в ливреях, пока не залаял чёрный пёс. Сообразив что к чему, девушка бросилась бежать. Слуги старика пустились было в погоню, но всё тот же чёрный пёс преградил им дорогу. Не испугавшись палок, он припал к земле и, низко рыча, оскалил острые белые клыки. Устрашённые его размерами и злобой в горящих зелёных глазах, двуногие псы спасовали и, поджав хвосты, вернулись к своему хозяину, предпочитая его побои укусам свирепого зверя.

Тем временем Цветанка вихрем пронеслась по незнакомым улочкам и забежала в небольшой садик. Паника улеглась и она, поняв, что преследователи отстали, присела на скамеечку, чтобы немного отдышаться. Вокруг никого не было, кроме бродячего пса, потому появление седовласого мужчины застало её врасплох. Она вскочила со скамейки, не зная бежать ей или оставаться.

– Простите, милое дитя, кажется, я вас напугал!

Переложив трость в другую руку, мужчина снял шляпу и учтиво наклонил голову.

– Пожалуйста, не бойтесь, я всего лишь праздношатающийся гость и не причиню вам вреда. В общем-то, я искал вас, чтобы отдать свою находку, – он протянул руку, и на его ладони знакомо блеснула рубиновая капелька. – Конечно, я не уверен, но мне показалось, что это ваше. О, кажется, я не ошибся! Вот, возьмите.

– Слава Аллаху, вы его нашли!

Цветанка просияла и, взяв кулон, сразу же надела его на шею.

– Господин, даже не знаю, как вас благодарить! – воскликнула она, благодарно глядя на незнакомца. При этом ей даже не пришло в голову спросить, почему он сразу не отдал свою находку, а так долго шёл за ней.

– Ну что вы, фройляйн! Я только рад услужить такой милой девушке.

Не спеша уходить, мужчина протёр пенсне и, подслеповато щурясь, обезоруживающе улыбнулся. Возникшая пауза в разговоре вызвала неловкость и девушка, чувствуя себя обязанной, вежливо спросила:

– Вы сказали, что вы гость, выходит, вы живёте в других землях, а не в королевстве Эдайн?

– Яволь, фройляйн! О, простите! Я хотел сказать, что вы правы.

– Скажите, вы приехали по делам или просто путешествуете? – осмелев, спросила Цветанка.

Мужчина ответил, что совмещает одно с другим. Замолчав на полуслове, он попросил прощения за то, что нарушает правила приличия, и поскольку его некому представить, то он в силу своего солидного возраста берёт на себя смелость представиться самому. Он назвался Раймондом Адлигвульфом, профессором философии из Кёльнского университета, и, сославшись на радикулит, попросил у девушки разрешения присесть.

Солидный интеллигентный профессор не внушал ей опасений и Цветанка, добрая душа, тут же предложила проводить его до дома или вызвать извозчика – конечно, если приступ настолько силён, что ему трудно идти, но герр Адлигвульф отказался от её помощи. Он сказал, что не настолько плох и хочет ещё немного погулять на свежем воздухе, и если «милая фройляйн» не спешит, то он с удовольствием с ней поболтает.

Ну а поскольку «милая фройляйн» всегда отличалась любознательностью и тягой ко всему новому, то они быстро разговорились.

Девушка забросала нового знакомого вопросами о стране, где он живёт, а затем о науках, которыми он занимается. К её великому удовольствию, герр Адлигвульф оказался занимательным и эрудированным собеседником. В доступных ей понятиях и терминах он постарался удовлетворить её любопытство, и она не заметила, как пролетело время.

Наконец, профессор озабоченно глянул на солнце, стоящее высоко в небе, и сказал, что для жаждущих «книга знаний всегда открыта[3]3
  «Книга знаний всегда открыта» или по-немецки: «Semper Apertus Immer offen» – девиз Кёльнского университета.


[Закрыть]
», но поскольку время уже движется к полудню, то организм настоятельно требует перейти от пищи духовной к пище материальной. Он с кряхтением поднялся на ноги и галантно протянул руку девушке, и ей не оставалось ничего другого, кроме как принять его предложение пообедать в каком-нибудь приличном местечке поблизости. Они направились к выходу из садика и тут над их головами раздался резкий птичий крик, и герр Адлигвульф заполошно замахал руками, отбиваясь от Финиста. Цветанка попыталась отозвать рассвирепевшего сокола, но тот её не послушался. Раз за разом он разворачивался и снова бросался на почтенного профессора. Самое удивительное, что герр Адлигвульф нисколько не пострадал от его стремительных атак и это несмотря на свой жесточайший радикулит. Каким-то чудом он каждый раз увёртывался от острого клюва и страшных когтей и его единственными потерями были лишь небольшие царапины.

К счастью, вскоре за своим пернатым питомцем появился Юлиан. Бесцеремонно оттолкнув почтенного профессора, он подбежал к девушке.

– Слава богу, нашлась! – выдохнул он и, поняв, что с ней всё в порядке, обрушился на неё с упрёками.

– Юлиан, прекрати кричать! Ты что не видишь, что Финист напал на человека?! – возмутилась Цветанка, стараясь закрыть собой несчастного профессора, который при помощи трости по-прежнему отбивался от сокола.

– С ума с вами сойдешь! Птиц, ты чего разъярился? Хватит уже! Давай лети и приведи остальных, чтобы они зря не бегали по городу.

С протяжным криком обиженный сокол оставил свою добычу и устремился в небо. Юноша повернулся к Цветанке и тут заметил на её груди ненавистный кулон.

– О Господи! – возвёл он очи горе. – Где ты нашла эту дрянь?! Я же его выбросил!

Возмущённая и одновременно смущённая девушка вопросительно посмотрела на своего нового знакомого. До неё только сейчас дошло, что она не выяснила, где он нашёл её кулон. Но почтенный профессор лишь беспомощно улыбнулся и спрятал платок, на котором остались следы крови, выступившие из царапин, нанесённых ему соколом.

Юноше не понравился этот обмен взглядами, причём настолько, что он схватился за оружие.

– Какого чёрта тебя сюда занесло, и что ты здесь делала с этим придурком?

– Успокойся, Юлиан! – расстроенная девушка повисла на его руке. – Мой муж, ты слишком непочтителен со старшими! Мало того, что господина Адлигвульфа чуть не покалечил твой сокол, так ты ещё угрожаешь ему оружием. Пожалуйста, извинись! Ведь он был столь любезен, что вернул мне потерянный кулон, и ничего за это не потребовал взамен.

– Надо же, какая забота!

Юноша бросил подозрительный взгляд на почтенного профессора, который с самого начала показался ему смутно знакомым.

– Господин Адлигвульф, как вы объясните свою находку и как вы вообще узнали, что эта вещица принадлежит моей жене? – задал он вполне резонный вопрос.

Игра была закончена, и почтенный профессор сбросил маску интеллигентной беспомощности. Вслед за ней пропала некоторая сутулость его фигуры, присущая учёным, слишком долго просиживающим за книгами, и в его повадках засквозила звериная грация.

– Мой юный друг, у вашего вопроса слишком длинная предыстория.

Неуловимым движением герр Адлигвульф отбросил пенсне и плащ и вынул из трости узкий меч.

– Я ничего не имею против вас, но вы мешаете моим планам. Будьте благоразумны, отдайте мне девочку.

– Только через мой труп!

Профессор издевательски поклонился, и прямо на глазах юной парочки его седина стремительно потемнела.

– Ну что ж, сударь, я уважаю ваш безрассудный выбор. Но знайте, так или иначе, я её всё равно заберу.

Когда с резко помолодевшего лица на Юлиана глянули приметные зелёные глаза, он признал в нём того, кто облагодетельствовал его двумя золотыми монетами в Адисе.

«Чёртов магрибинец! Хитро он всё подстроил, чтобы подсунуть Цветанке проклятый кулон. Интересно, какого чёрта ему нужно?» – холодно подумал юноша, одновременно прикидывая способности противника. Интуиция подсказывала ему, что тот чрезвычайно опасен, и он покрепче сжал в одной руке меч, а в другой – рукоять кинжала. На этот раз укол потайного шипа не прошёл незамеченным, но разбираться с этим ему было некогда.

Профессор перешёл в нападение, демонстрируя нечеловеческую скорость и редкое умение обращаться с оружием, и Юлиану оставалось лишь удивляться собственной способности парировать его молниеносные удары и отвечать не менее искусными выпадами. Конечно, занятия с де Фоксом дали ему много, но тот же благоприобретённый опыт говорил юноше, что он не дотягивает до уровня своего противника. Всё же ему удалось потеснить профессора и когда тот споткнулся, сбитый каким-то молниеносно промелькнувшим белым зверем, он приставил меч к его горлу.

– Сдавайтесь, Адлигвульф, или кто вы там! – торжествующе воскликнул Юлиан и противник, отбросив меч, со смиренным видом поднял руки.

– Пощадите, сударь! Я погорячился, напав на вас. Не поймите меня неправильно, но я действительно не держу на вас зла, тем более не собирался обижать эту милую девочку. Если вы дадите мне немного времени, я вам всё объясню.

– Это вряд ли. Но я всегда готов выслушать виновную сторону.

Не склонный к жестокости юноша собирался уже великодушно отпустить своего противника, как вдруг вмешался внутренний голос. «Мой господин, не верьте ни единому слову Раймонда! – устало предостерёг он. – Крепче держите лезвие у его шеи. Вы не сможете самостоятельно его убить, а я уже на пределе и больше не смогу вам помочь. – После некоторой заминки тот же голос добавил: – Посильней нажмите на его шею, и пока он не пришёл в себя, четырежды нанеси ему крестообразную рану в области сердца. Затем именами Дарины и Лики потребуйте от него клятву вассальной верности, тогда он больше не принесёт вам с девушкой вреда».

Так Юлиан и поступил. Он больше не слушал увещеваний своего противника и не обращал внимания на его превращения то в старика, то в беспомощную женщину с молящими глазами. Когда остриё клинка начертило четвёртый крест на его груди, профессор принял уже знакомый ему по Адису облик «магрибинца» и по его лицу пробежала судорога боли. Но она было ничто по сравнению с той, что появилась в его глазах, когда он услышал заветные имена.

– Проклятье, Рихард! Как смел ты выдать меня человечишке, да ещё потребовать для него вассальной клятвы? – вымолвил он со стоном.

– Смирись, Раймонд! – уже вслух проговорил всё тот же невидимый собеседник Юлиана.

Помимо усталости в его голосе прозвучал оттенок какой-то потусторонности и по спине юноши пробежал озноб. Он глянул по сторонам, не понимая, кто говорит.

– Понятно. Это ты придумал для меня такое наказание. Что ж, я вынужден его принять. Позволите, сударь? – обратился «магрибинец» к юноше и, не дожидаясь ответа, отвёл лезвие меча от своей груди и легко вскочил на ноги.

Поморщившись при виде крестообразных порезов на своей груди, сочившихся алой кровью, он провёл по ним рукой, и они бесследно исчезли. После этого он недобро глянул на Юлиана и, немного поколебавшись, опустился на одно колено, но при этом не склонил головы.

– Клянусь быть верным твоим слугой, – процедил «магрибинец» сквозь зубы и его глаза полыхнули зловещим огнём. – Но сначала заслужи мою верность, щенок! – насмешливо добавил он.

Прямо на глазах потрясённой парочки «магрибинец» исчез и громадный чёрный волк, появившийся на его месте, грозно рыкнул на них и… нырнул в кусты.

– Оборотень! – взвизгнула Цветанка и спряталась за спину юноши. – О Аллах! Сколько их здесь?

– А я откуда знаю?! – отозвался Юлиан.

Парочка проводила оборотня растерянными взглядами. Перемахнув низкую ограду, он снова принял облик степенного профессора и, обернувшись, с издевательской улыбкой приподнял шляпу.

«Блин! Ненавижу колдовские штучки!» При виде приближающегося патруля, Юлиан убрал меч и кинжал в ножны. Предосторожность была не лишней, стражники косо смотрели на вооруженных путников, особенно, на чужестранцев. Заметив, что они направляются в их сторону, он обнял девушку и приник к её губам. Стражники смерили его подозрительными взглядами, но сочли донесение о вооружённой драке ложным. Немного поглазев на целующуюся парочку, они отпустили несколько скабрёзностей и пошли дальше.

Оружие, брошенное противником, юноша счёл своим трофеем – по законам поединков он имел на это полное право. Трость нашлась в кустах и узкий меч, больше напоминающий шпагу, легко вошёл внутрь специальной прорези. Когда клинок встал на место раздался чуть слышный щелчок и Юлиан, заинтересовавшись, обследовал рукоять на предмет рычага, который его высвобождает. Но всё оказалось значительно проще, стоило стукнуть кончиком трости, и меч тут же отстреливался на свободу. «Ну, надо же! Даже есть специальная пружина! Классное оружие!» – восхитился он. Досконально исследовать новую игрушку ему помешала Цветанка, впавшая в панику при виде расплывающихся кровавых пятен на его рубашке.

– О, Всемогущий Аллах! Хабиб, ты цел?

– Ну, да!.. – на всякий случай юноша проверил свои ощущения. – Думаю, особых повреждений нет. Если что добавилось после вчерашней драки, то немного, – он оглядел себя, – чего не скажешь о новой рубашке. Если я такими темпами буду изводить гардероб Курта, то скоро он пошлёт меня ко всем чертям, а жаль. Представляешь, этот жмотина не дал мне свой жилет, заявив, что это работа какого-то знаменитого портного, который уже сыграл в ящик и новые вещи уже не у кого заказать, – грустно проговорил он.

Глаза девушки наполнились слезами.

– Какой жилет? Может, у тебя уже горячка? – пробормотала она и, не слушая уверений Юлиана, что с ним всё в порядке, принялась его ощупывать. – Муж мой, если тебя сильно ранили, я никогда не прощу себе такую глупость…

– Цыплёнок, перестань щекотаться! – не выдержав, юноша хихикнул, а затем прижал её к себе. – Прекрати реветь, дурочка! Я же сказал, что это одни царапины.

– Тогда почему так много крови?

– Видимо, задеты капилляры, но это не страшно. Немного покровят и перестанут.

– Про-о-ости! Хабиб, я не знала, что это какое-то чудовище, а не человек!.. Иначе я бы никогда с ним не заговорила-а!

– Нашла из-за чего расстраиваться! Я бы тоже не догадался, что это оборотень.

Вернувшийся сокол покружил над ними, а затем сел девушке на плечо и что-то успокоительно заклекотал.

– Умница, Финист! Сразу понял, что ты нуждаешься в моральной поддержке, – похвалил его юноша. – Ну, а где народ? – спросил он, и сокол снова сорвался в полёт.

– К-как думаешь, кто он такой этот оборотень и что ему было нужно от меня? – спросила немного успокоившаяся девушка.

– Понятия не имею! И вообще, нашла, кого спрашивать! Это же твой знакомый, – проворчал Юлиан и требовательно протянул руку. – Дай его сюда!

Цветанка судорожно сжала рубиновую капельку, но затем безропотно сняла кулон с шеи и положила на его ладонь. Правда, когда он швырнул его на каменную плитку дорожки и приготовился раздавить каблуком, она не выдержала и зажмурилась. Девушка сознавала, что кулон несёт в себе угрозу, и тем не менее расставание с ним было для неё равносильно расставанию с семьёй.

– Гляди-ка, это даже не камень! – удивился Юлиан.

Действительно, это оказался не шлифованный рубин, как они предполагали, а стеклянная колбочка, наполненная кровью. Когда крохотный сосуд треснул, она алой кляксой растеклась по светлой плитке, а затем вдруг превратилась в паука, который бросился бежать. Догнав мерзкое насекомое, юноша раздавил его, а то что осталось на всякий случай прижёг спичками. Выпрямившись, он повернулся к Цветанке, и довольство на его лице сменилось испугом. Бездыханная она лежала на земле.

Как только кровавый паучок погиб, свет перед глазами девушки померк, а когда она пришла в себя, Юлиана рядом уже не было. Не было и садика, в котором они встретились. Непонятно каким образом её занесло в совершенно жуткое место. Куда ни кинь взгляд, простирались топкие слизкие болота, поросшие редкими голыми деревьями. По блекло-зелёному низкому небу неслись какие-то больные тучи, похожие на гнойные нарывы. Отвратительный пейзаж действовал настолько угнетающе, что к испугу девушки добавилось чувство безысходности. Ко всему прочему задул резкий холодный ветер с колючим снегом.

Зябко кутаясь в платок, Цветанка глянула себе под ноги и резко отшатнулась. Она стояла на краю разверстой глубокой могилы и на её дне шевелились белесые клубки червей. Почему-то она знала, что это именно могила, а не просто яма, и она предназначается именно ей и никому другому.

– Ничтожество! Как ты посмела? – гневно вопросил знакомый женский голос. – Будь ты трижды моей крови, я не позволю тебе своевольничать!

– Аллах мне свидетель, я не сделала ничего дурного! – выкрикнула Цветанка.

– Лгунья! Ты только что погубила мой риалон!

– Госпожа, я его не трогала!

– Ты или твой дружок, мне без разницы, – сказал всё тот же голос, и чья-то рука толкнула девушку в спину.

Невидимка действовала расчётливо. Некоторое время Цветанка балансировала на краю глубокой ямы, отчаянно борясь за свою жизнь, и когда ей показалось, что она не упадёт, её снова толкнули в спину. Не сильно, но этого хватило, чтобы она вновь оказалась на самом краю могилы. Девушка не сдавалась, страх быть заживо похороненной придавал ей силы.

Она не помнила, как долго продолжалась игра, но однажды случилось то, что должно было случиться: невидимка толкнула её чуть сильней и она, не удержав равновесие, упала в яму.

Либо это была самая глубокая могила на свете, либо невидимка хотела её помучить, но падение было таким долгим, что в какой-то момент Цветанке показалось что всё происходящее не более чем дурной сон. В какой-то мере так оно и было. Откуда-то она знала, что мир, в котором находится, это одновременно иллюзия и реальность. И ещё она знала, что это только начало пыток. Невидимка пропустит её через такие ужасы, что она не выдержит и сойдёт с ума, прежде чем умрёт.

К концу падения стены ямы сильно сузилась и на неё посыпалась рыхлая земля, отвратительно пахнущая тленом. При виде омерзительных тварей, копошащихся внизу, – здесь были не только могильные черви – она закричала от ужаса и попыталась закрыть глаза, но ей было отказано в этой милости. Несмотря на опущенные веки, она их по-прежнему видела.

Когда до дна оставалось всего ничего, Цветанка вдруг повисла в воздухе и оказалась лицом к лицу с хозяйкой свадебного платья, которое всё это время упорно её преследовало. Призрачная девушка держала её за плечи и этим не давала ей упасть. «Не бойтесь, госпожа! – прошелестела она и ободряюще улыбнулась. – Этот мир питается вашим страхом, потому гоните его прочь, иначе вам не встретиться с вашим возлюбленным».

«Хабиб!» – с отчаянием закричала Цветанка и чуть не захлебнулась, оказавшись в воде. Как выяснилось несколько позже, это перепуганный юноша окунул её в фонтан, находящийся поблизости от садика.

– Всемогущий Аллах!.. Я уж думала, что умру, и мы больше не увидимся!

– Не говори ерунды! – Юлиан прижал к себе трясущуюся девушку. Он ни о чём её не расспрашивал, видя, что она не в себе. – Прости, любимая! Если бы я знал, что этот распроклятый кулон так на тебя подействует, я бы его не трогал!

Цветанка заглянула ему в лицо.

– Как ты меня назвал? – тихо спросила она.

– Ты слышала, – отозвался Юлиан и его долгий поцелуй изгнал могильный холод, пронявший её до самых костей.

Видя, что девушка еле держится на ногах, он заставил её сесть на скамейку и снова обнял, стараясь согреть своим теплом. Тоже мокрый с головы до ног ничем другим он не мог ей помочь.

Ведомые соколом первыми явились Аделия и де Фокс и буквально следом за ними прибежали Руника и Вагабундо.

Молодые люди промолчали об оборотне и происшествии с кулоном, хотя по бледному как полотно лицу Цветанки и непривычно хмурому Юлиану было видно, что у них что-то случилось. Да и купание в фонтане, когда на улице довольно прохладно, выглядело более чем странно.

Перед тем как они вернулись в гостиницу, Аделия при помощи заклинания высушила одежду девушки и предложила ту же услугу юноше, но тот отказался, сказав, что уже сыт по горло колдовством.

Но на этом злоключения парочки не закончились. Только они пообедали и попрощались с остальной компанией, разбредшейся по своим делам, как по дороге к номеру их остановила скромная немолодая женщина в униформе гостиницы. Она низко поклонилась Юлиану и, выпрямившись, вперила в него умоляющий взгляд.

– Господин, не сочтите меня навязчивой, но я вынуждена к вам обратиться. Ведь девственность моей Лили это единственное наше сокровище.

«Твою-то мать!.. Только этого ещё не хватало!» – подумал юноша и в панике покосился на ничего не понимающую Цветанку.

– Дорогуша, я не знаю никакой Лили! Ты с кем-то меня перепутала, – быстро проговорил он и подтолкнул девушку к номеру. – Цветик, подожди меня дома. Я вернусь, как только выясню, что за поклёп на меня возвели.

При виде сомнения, появившемся на её бледном личике, Юлиан широко улыбнулся, чувствуя, как ему буквально сводит скулы от собственной фальши. Резко развернувшись, он схватил женщину за руку и поволок её прочь. За углом он с яростью прижал её к стене.

– Сдурела, уважаемая? Неужели нельзя было отловить меня одного и уж тогда предъявлять свои претензии? – он стиснул зубы, стараясь сдержать бушующую ярость. – Тем более что твоя крошка Лили отнюдь не невинная овечка, какой ты пытаешься её представить.

– Господин, до вас моя девочка совершенно точно была невинна! – запротестовала женщина и умоляющим жестом прижала руки к груди. – Поверьте, я не вру!

– Да с чего ты взяла? – злобно прошипел юноша. – Ты что каждый раз её проверяешь после очередного гостя?

– Ну да, господин! – торопливо закивала женщина и, видя недоверие на его лице, пояснила: – Поймите, господин, в Эдайне честь это капитал девушки. Испокон веков так заведено. Тот, кто забирает её невинность, должен заплатить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7