Светлана Рябова-Шатунова.

Мистика



скачать книгу бесплатно


– Мария, накорми путницу, – попросил Прокоп Прокопыч полную женщину с большим фартуком на животе. Это было кухарка.

Печь стояла посреди комнаты. На ней громоздилась куча кастрюль. По стенам были развешаны ушаты, черпаки, сита… На столах стояли корзины с овощами и зеленью. Шкаф содержал множество посуды.

– Отведайте щей горяченьких, – зачерпнув полный черпак, сказала Мария, наполнив тарелку, стоящую возле Ольги.

– Вижу, ваш хозяин любитель старины? – спросила Ольга.

Та странно, пожала плечами и вопросительно уставилась на Прокоп Прокопыча.

– Вы садитесь со мной, отобедаем вместе, – предложила им Ольга.

– Нет, что вы, – засмущались они. Мария тут же опять засуетилась по кухне, а Прокоп Прокопыч сел в угол на стул и стал наблюдать за кухаркой.

– Вы кушайте, мы уже… Мария у тебя, что акромя щей ничего нет?

– Виновата Прокоп Прокопыч.

Она накладывала второе блюдо.

– Хозяин любит горячий шоколад. Может, вы изволите? – спросила Мария.

– Пожалуй, можно, – улыбнулась Ольга.

– Ему привозят из далека, – делилась сердобольная Мария. – Это такая дорогая диковина, а пахнет-то как вкусно.

– Спасибо Мария, – поблагодарила Ольга.

– А вы кто? На вас такая странная одежда? – спросила та, уловив доброе расположение гостьи.

– Я из Н-ска. Работаю менеджером. Мы поставляем бытовую технику: компьютеры, телевизоры, стиральные машины и так далее.

Те смотрели на нее, как на человека, говорящего на другом языке, не знающего перевода.

– Странная вы какая-то, – выдавила из себя Мария. – И слова у вас странные, ничего не поймешь, чего вы тут наговорили.

Теперь пришла пора удивляться Ольге.

– Да разве у вас нет всего этого? Вы что, живете совсем оторвано от цивилизации?

– Вот опять вы всё непонятно говорите, – обиделась Мария, вытирая то и дело руки о фартук.

– Если вы покушали, пожалуйте за мной, – проговорил Прокоп Прокопыч, качая головой. – О-хо-хо.

– Да, спасибо, было очень вкусно. Вы настоящая колдунья Мария.

– Чур, меня! Чур! – отмахнулась та, сделав сердитое лицо.

Ольге не оставалось больше ничего, как снова удивляться.


Олег оставил вещи и палатку на месте. Сев в машину он поехал в направление скита. Дверь открыл всё тот же богатырь Антоний.

– Что-то случилось? – спросил он, увидев встревоженное лицо Олега.

– Да. Можно мне поговорить с отцом Серафимом?

– Конечно, – и он пропустил Олега, закрывая за ним тяжелую дверь.


Ольгу разбудил стук в дверь. Ее так сильно разморило после длительного путешествия с Тихоном и вкусного обеда, что она мгновенно уснула, только голова коснулась подушки.

– Хозяин вас ждет в своем кабинете, – послышался голос Прокоп Прокопыча из-за двери.

Ольга отворила дверь. Поправляя свои светлые локоны волос, спросила:

– Вы проводите к нему?

– Да, конечно.

Он шел, медленно шаркая ногами о пол. Этому старику было уже много лет, почему он до сих пор служил в этом доме, Ольга не знала.

– Ты свободен Прокоп Прокопыч, – сказал князь.

Тот, отвесив низкий поклон, удалился.

– Имею честь представиться, князь – Ветров Алексей Николаевич.

Какие обстоятельства завели вас в дикую чащу? Откуда вы? Кто? Извините, что сразу столько много вопросов.

– Меня зовут Ольга. Ольга Быстрицкая.

– Прошу, – он предложил рукой присесть в удобное кресло перед камином, в котором, с пощелкиванием горело несколько плешек. Сам сел, напротив в другое такое же кресло. – Итак, я вас слушаю.


Ольга окинула взглядом кабинет. Всё тот же выдержанный стиль старины. У дальней стены стоял высокий шкаф полный книг. Перед ним красовался тяжелый резной письменный стол, на котором был идеальный порядок. В другой стороне стояли картины, наваленные друг на друга – штук пять. Еще, рядом стоял мольберт с холстом, красками и кистями, словно художник отошел на какое-то время по неотложным делам. Картины висели повсюду, чередуясь с чучелами оленя, кабана и даже медведя. Содержание картин идеально вписывалось в эту всю звериную братию. На них были нарисованы природные пейзажи.

Камин придавал уют и тепло этой комнате. Оля аккуратно села в кресло. Оно оказалось просторным и мягким. Ей очень захотелось сесть как у себя дома, подобрав ноги под себя, и она это сделала. Увидев удивленный взгляд князя, она извинилась:

– Так удобнее и теплее. Я дома в своем любимом кресле сижу именно так.

– Откуда вы?

– Я живу в Н-ске. Мы с мужем… – и она поведала всю историю, которая привела их в эти края до того места где нашел ее Тихон.

Князь слушал внимательно, когда их взгляды встречались, возникала неловкая пауза, и тогда он поднимался, ходил по кабинету, подкладывая в камин поленья. И вот рассказ был окончен, а князь всё ходил и ходил, Ольге от неловкости, приходилось говорить дальше.

– Алексей Николаевич, я вижу вы любитель старины? Вы даже двор выдержали в этом стиле. И люди у вас все подобраны, вылитые крестьяне, слуги. Сами вы кто? Откуда?

Он сел напротив.

– Я уже вам представился. То, что вы сказали мне сейчас не вполне понятно. Сам я тоже из Н-ска, но большую часть времени провожу здесь. Я не любитель городской суеты и вечные балы, и праздники устраиваемые моей женой изматывают меня.

– Вы женаты?

– К великому несчастью, да. Это была моя ошибка. Молодость, увлечение красивой взбалмошной барышней.

– У вас есть дети? – спросила Ольга.

– Да, сын. Ему двенадцать лет. Он сейчас учиться в Петербурге, – помолчав, он спросил. – Я вас слушал внимательно, но не расслышал какой титул у вашей четы? В Н-ске, я знаком со всей знатью, вас не припомню.

Ольга смутилась.

«Точно, он – мафиози!» – подумала она и вжалась сильно в кресло.

– Мой муж врач стоматолог, а я главный менеджер в довольно известной фирме «Восток». Мы поставляем компьютерное оборудование и бытовую технику. Живём в самом центре, на проспекте Ленина, – выпалила она.

– Ленина? Это где? Не знаю такой улицы и площади. Что-то вы мне тут чудные вещи говорите. Что такое менеджер, компьютерное оборудование, бытовая техника? И вообще, что вы такое всё говорите? Про скит, которого здесь нет, но есть горстка монахов строящих скит. Про машину, которая вас везла. Чудно, как-то.

– На дворе двадцать первый век, вы меня разыгрываете, со всеми вашими старинными заморочками. Это уже не смешно. Мне надо идти.

Она резко встала и направилась к выходу.

– Постойте же, сядьте. Давайте спокойно всё обсудим, – умоляюще произнес князь.

Ольга вернулась.

– Какой говорите на дворе век?

– Двадцать первый. Может вам и год, и месяц, и число сказать? – съязвила Ольга.

– Да, если можно, – нисколько не смущаясь, произнес князь.

– 2008 год, июнь месяц, 20 число.

– Что вы такое говорите? На дворе, как вы соизволили выразиться, не закончился еще 19 век. Да, сегодня 20 июня, Духов день, после троицы, но никак ни 2008 год. Это какая-то запредельная цифра. Сейчас 1863 год. Прошу не вводить меня в заблуждение, я этого не люблю. Итак, начнем сначала. Кто вы?

– Вы шутите? 1863? Вы фантаст. Забрели тут в лес, отстроили себе убежище подальше от цивилизации, накупили предметов старины, артистов наняли и играете тут в князей.

– Что? Титул князя передается из поколения в поколения. Из-за того, что вы женщина, вам прощаются сказанные слова. Хоть на женщину вы и не похожи, извините, но такое платье, как на вас, не может себе позволить даже мужчина.

– Это естественно, – возмутилась Ольга. – Это женский спортивный костюм. Кроссовки, тоже женские.

Князь сел.

– Ничего не понимаю.

Наступила тишина. Оборвал ее князь.

– Простите. Этот костюм чрезвычайно идёт вам. В нем вы очень красивы. Но согласитесь для меня это необычно, я впервые вижу, да и слышу такое, – извинялся князь.

Ольге стало жалко его. Она была благодарна князю за тёплые слова.

– Давайте поговорим спокойно, – предложила она. – Всё, что я вам рассказала, правда.

Тут в дверь постучали.

– Почтовый прибыл из Н-ска. Газеты, письма Алексей Николаевич, – сказал вошедший в кабинет Прокоп Прокопыч.

– Спасибо. Накормите его, да ты сам знаешь Прокоп Прокопыч, что делать. Иди.

Князь, кинув пачку газет на стол, подошел к камину, сел на корточки и стал греть ладони.

– Как же нам узнать, где правда? – спросила Ольга. – А легче не придумаешь! Почта! Вам же только, что принесли почту. Можно? – она подошла к столу и взяла в руки верхнюю газету. «Н-ские новости» 1863 год 18 июня, – прочитала Ольга.

Она стала быстро перебирать другую корреспонденцию – те же числа. Затем взяв письмо, увидела в мелких буквах штемпеля цифры, дотированные тем же годом. Ей стало плохо. От навалившейся дурноты она упала в кресло. Заколка выпала из волос, и светлые локоны красиво расплескались по спинке кресла. Глаза закрылись.


Из обморока вывело прикосновения мягкой влажной ткани. Князь стоял на коленях подле нее, смачивая в бокале платок.

– Вы меня напугали, – сказал князь. – Вам лучше?

– Да, спасибо. Больше не надо, – она отвела его руку от своего лица.

Он смотрел на нее с восхищением.

– Почему вы на меня так смотрите? – спросила Ольга.

– Любуюсь. Ваше лицо, мило и красиво, – ответил князь.

– Да вы дамский угодник?

– Увы, нет. Извините, если обидел вас.

– Мне было приятно. Что же нам делать, если и вы и я говорим правду? – спросила Ольга.

– Честно? Не знаю. Но это весьма интересно. Выходит, вы гостья из будущего? Может, поделитесь, какое оно там будущее?

– Всё рассказать времени не хватит.

– А куда нам торопиться?

Ольга грустно улыбнулась, вспоминая Олега. Но здесь ей было уютно и совсем не хотелось обратно.

– Пока вы мне будете рассказывать, я попробую нарисовать ваш портрет. Можно? В память о вашем визите.

Ольга одобрительно кивнула.

– Меня еще никто не рисовал.

В дверь снова постучали.

– Ужин Алексей Николаевич, – доложил Прокоп Прокопыч.

Князь и Ольга переглянулись, им не хотелось прерывать этот вечер в кабинете. Они, молча поняли друг друга.

– А может здесь? – не решительно спросила она князя.

– Принесите ужин сюда. Для меня и госпожи Ольги…

– Николаевны, – подсказала Ольга.

– Ольги Николаевны, – улыбнулся ей князь.

– Слушаюсь.


Через несколько минут был накрыт маленький столик у камина, а князь тем временем подготовил всё для написания портрета.

– Вы кушайте, а я, пожалуй начну. Столько желания писать у меня никогда не было. Я не голоден. А вы, если можно рассказывайте дальше.

С каждой минутой князь становился привлекательней и интересней для Ольги. Её заводило положение, в котором она оказалась.

– Да.

Глянув на князя она спросила:

– Это ваши картины? Вы их писали? – обведя взглядом кабинет.

– Да, мои. Так, увлекаюсь, когда грустно.

– О, вам сейчас грустно? – пошутила Ольга.

– Вовсе нет, наоборот. Очень интересно. Думаю, не каждый день приходят гости из будущего, к нам простым людям.

– Вы учились рисовать?

– Все чему-то учатся, но как я уже сказал, это моё увлечение.

– А животные, что здесь, это всё вы?

– Люблю охоту. Вот сын подрастёт, будем охотиться вместе. Он явно пошел интересами в меня. Это очень хорошо. Иначе бы прожигал жизнь, как его мать.

– Вы любите сына, но не любите жену?

– Да, сын моя гордость. Но эта женщина подарила мне его и я не имею права не любить ее. Она красива, умна. Я теперь могу больше находиться здесь, зная что мои дела, которые она взяла под свою опеку, будут в порядке. А иначе нельзя, она любит красивые платья, устраивать часто приемы, балы, вести бурную светскую жизнь. Я же не сторонник этого. Что ж, каждому своё. Ей скорей всего тоже не нравится мои увлечения и уединение. Она так занята тем, что было не досуг говорить об этом, а может даже замечать. Мне нравится здесь в глуши. Тихо. Хорошо. Мои родители любили это место. С большой нежностью и любовью, они относились друг к другу. И мне здесь комфортно.

– А где сейчас ваши родители? В Н-ске?

– Нет. Отец умер от лихорадки. Мне, тогда еще не было и двенадцати лет. Мать воспитывала меня одна, но постепенно и она угасла. Её тоска по отцу была настолько сильна, что даже я не мог остановить её. Печальная история.

Они молчали. Он делал наброски на холсте, она печально пила из бокала горячий шоколад.

– Да, у вас тут действительно хорошо, – сказала Ольга. – Свечи, камин, романтика. А у нас зажигают свечи очень редко. Когда нет электричества. Не горят лампочки. Ой, ну это такой стеклянный сосуд похожий на грушу, подвешенный к потолку. Его включают и оттуда идет яркий свет. Без электричества в нашем мире никуда. Оно всюду. Оно бежит по проводам в каждый дом, квартиру. Люди включают телевизоры, это такая красивая коробка с экраном, и в ней показывают нас людей, как мы живем, другие города, страны. Детям мультфильмы нарисованные, двигающиеся картинки, а взрослым фильмы, это истории жизни. Телевизор будет сильно влиять на жизнь многих людей. Показывают хорошее, и людям хорошо, показывают плохое и людям плохо.

– Вы рассказываете потрясающие вещи, – изумленно говорил князь. – Неужели так будет?

– К этому шли постепенно. Теперь в каждой семье, есть свой автомобиль и даже не один. Женщины теперь не стирают руками, за них это делают машина. Посуду после обеда у многих тоже моет машина. Одежда станет проще и будет ее очень много. Женщины будут носить брюки.

– А мужчины платья? – испуганно спросил князь.

– Нет, если они мужчины. Но всё так стало с ног на голову, что некоторые мужчины превратились в женщин, а женщины в мужчин. Наука и медицина дошли и до этого. Из вас могут сделать женщину, из меня мужчину. Правда, по желанию. Так что, не пугайтесь. Люди станут свободны в своём выборе. Наука дойдет до того, что из капли засохшей крови, может вырастить копию человека, чья это кровь. Много оружия будет у людей, много убийств, войн, – она замолчала.

– Да, я вижу не рай.

– Далеко не рай. Деньги будут всё, человек ничто. Хотя я описываю крайности. Земля тоже изменится, много землетрясений унесут жизни людей. Цунами, пожары, наводнения…

– Печально.

Она улыбнулась.

– Ой, что это я о плохом. Очень даже много хорошего и интересного появиться в жизни людей. Все дети будут учиться. Каждый будет уметь читать, писать. За работу человек будет получать средства и на них обеспечивать себя по своему вкусу. Ой, да всё и не расскажешь враз. Люди будут по всему миру передвигаться на машинах, поездах, самолетах. Я потом расскажу, что это. Побывают на Луне, двинутся к Марсу.

Князь держал в воздухе кисть и от удивления не мог даже шевелить руками.

– Невероятно! Это всё через 145 лет. Невероятно! – только и смог произнести он.

– Давайте передохнем, – предложила Ольга. – Знаете, мне самой настолько вам всё это интересно рассказывать, что становится не по себе, аж лихорадит. Сама начинаю удивляться и воспринимать всё по-новому. Только подумать, я в прошлом. Как это могло произойти? И еще вопрос в том, вернусь ли я обратно? И как? Да вообще целая куча вопросов. Почему я здесь? Зачем? Как я сюда попала? Мой муж, наверное сходит с ума, разыскивая меня.


Поиски Ольги шли полным ходом. Олег, взяв в помощь семерых монахов, прочёсывал лес. День близился к вечеру. Навалившаяся темнота, не давала продвигаться дальше. Они собрались заночевать у костра.

– Мы найдем ее брат, – успокаивали его монахи. – Обязательно найдем. Она сейчас тоже где-то устроила ночлег. Завтра с рассветом и пойдем. А сейчас помолимся братья, попросим Отца нашего небесного помочи и содействия.

Олег, молча, смотрел на огонь. Его мысли и тело, слились воедино с тихо разносившимися звуками молитвы монахов.


Князь отложил кисти. Обмыл руки с кувшина, заботливо приготовленного Прокоп Прокопычем, вытер насухо и сел напротив Ольги. Они оба молча смотрели на огонь в камине. Сумрак накрывающий кабинет всё ярче и ярче окрашивал романтическую в нём обстановку. Давно у князя не было так хорошо и уютно на душе и он в этом признался Ольге:

– Знаете, мне давно уже так не было душевно. Вы мне сейчас напомнили проведенные здесь вечера с матерью. Она вот так же сидела в кресле где вы сейчас сидите, занималась рукоделием, и мы с ней подолгу вели интересные беседы. Мы оба любили эти вечера, я сильно скучаю по ним. Извините, совсем забыл, вы явно устали с дороги и вам необходимо отдохнуть, я велю проводить вас в вашу комнату.

– Можно я побуду здесь, с вами? Я совсем не хочу спать. Здесь действительно так хорошо. Со мной это впервые.

– К моему стыду, я тоже бы хотел, чтобы вы остались. Мне тоже не хочется спать. Удивительная сегодня ночь!

Он подошел к высокому окну и открыл его настежь.

– Вы только посмотрите, какая необычная Луна!

Огромная Луна висела прямо перед окном. Эта картина казалась нереальной. Они будто окунулись в какую-то мистическую фантасфагорию, написанную чей-то невидимой рукой. Князь был заворожен таким зрелищем. Ольга тихо подошла к окну, вслушиваясь в стихи которые начал читать князь.

 
– Луна сегодня близко.
Ночь светла.
Я в шкуру волка облачился,
Напала страшная тоска.
Я выл о жизни неудачной,
Мечтах, что у судьбы не в счёт,
О боли внутренней, ужасной,
Что заслонила свет и жжёт.
Стрелком в меня охотно целясь,
Стреляла навзничь, что есть сил.
Ран глубину тех не измерить
Я сам слезами их лечил.
И одиночество сестрица
Помощница из темноты.
Вся радость уместиться сможет,
В ладонях сжатых, пальцы в дни.
Тебе луна откроюсь честно,
Что много раз я умирал.
И окунувшись снова в детство,
Я чудом божьим воскресал.
Судьба не то мне в путь давала,
Не с тем сводила, все брала.
Я как урод искал, теряя,
В ней материнского тепла.
Тебе луна наверно близко —
Быть в одиночестве? С родни.
Я для тебя песчинка в море,
Ты для меня глоток воды.
Тебе излил души страданья,
Не знаю, слышит ли Господь.
Но осушались ветром слёзы.
Утих мой вой и стон умолк.
 

Немного помолчав, он добавил:

– Это всё тоска. Не могу писать счастливых стихов, просто не получается. Вдохновение посещает только тогда, когда тяжело на душе.

– Вы изумительно интересный человек, – сказала Ольга. – Ваш внутренний мир настолько богат, что он сам ищет отдушину. А с другой стороны вас очень жаль, когда слушаешь такие строки. Знаете, я вам открою секрет, на меня тоже иногда находит и я тоже пишу стихи, но очень редко и совсем не совершенно.

– Да? Интересно было бы послушать, какие стихи пишут в другом времени. Очень интересно. Может вы мне, прочтёте?

– Попробую.

Она на мгновение углубилась в себя, роясь в своей памяти и найдя подходящее добавила:

– В моё время была война в Чечне. Совсем еще юных мальчишек отправляли воевать – призвав их для прохождения военной службы. Так сложились вот эти сроки:

 
– Ребята, – зашептал солдат.
– Родная, мама, папа, брат…
Всех звал на помощь – как в бреду…
Земля качалась, – Упаду…
И удержав на миг себя,
Он понял, смерть за ним пришла.
Всё пронеслось там в голове —
Все годы жизни… как во сне…
Мальчишкой бегал, рвал грибы…
Как матери срывал, дарил цветы…
Как с физики с ребятами сбегал…
Девчонку первый раз, боясь, поцеловал…
Отец серьёзно произнёс: служи сынок…
И мамы нервный плач и нервный вздох…
Девчонка, что любил, кричит: дождусь…
У пацанов, на лицах расставаний грусть…
И первый бой… И первый страх в бою…
И первое его письмо домой:
Родная мама, как я всех люблю…
И канонада, как набат в ночи…
И крик ребят… И мертвых глаз зрачки…
– Мне девятнадцать стукнет через день, —
Мгновенно пронеслося в голове.
– Ах, пуля дура… – раздалось в ночи.
– Что ей душа? О Господи, спаси!…
Наложив на себя молебный крест,
На друга мёртвого упал… – За что нас всех?…
И эхом понеслась весть по Руси,
И сердце сжалось матери в ночи.
Услышала она прощальный сына вздох
– За что нас всех? … И мать кричит: Сынок…
 

На последних строчках Ольга всхлипнула, словно была той самой матерью. В этих полу сумерках написанное казалось, ожило и заполнило всё пространство своим содержанием.

– Это страшно, когда гибнут дети, – сказала она. – Мне больно и страшно, и невыносимо жутко даже думать об этом. Если бы у меня вот так… У меня тоже не пишутся полных счастья стихи в этом мы с вами похожи. Мой дед воевал в другой войне. Отечественной. Она была с 1941 по 45 года. Это была страшная война. На Россию напала Германия. Сколько точно жизней унесло, одному Богу известно. Моему деду повезло, он вернулся с войны, а вот брат его нет, отец тоже. Может и вы, Алексей Николаевич сможете стать свидетелем перемен в России. Буквально через 7 лет родится тот, кто сделает революцию и круто изменит жизнь людей в России. Власть в руки перейдет рабочим и крестьянам, а богачей ждет несладкая жизнь, многие убегут за границу. Царя и всю его семью расстреляют, церкви и храмы станут разрушать до основания.

– Боже мой, что вы такое говорите! – воскликнул князь. – Правда ли это?

– К сожалению да.

– Вы можете мне рассказать всё более подробно?

– Только то, что знаю. К сожалению, я не предполагала, что буду гостьей в прошлом, а то бы подготовилась и в своё время хорошо бы учила уроки истории. И так…

Она рассказывала, а князь захватывающе слушал.

– Ну, вот мы и дошли до нашего времени. Века техники и компьютерной виртуальности, – закончив свой рассказ, сказала Ольга.

– Ну что ж, мне приходится только удивляться и получить огромное счастье, что именно мне выпала честь услышать о будущем. Это потрясающе!

– Вот только я не знаю на сколько задержусь у вас тут. И что мне делать если надолго? Страшно подумать, если навсегда. Ведь дом у меня там, – она показала рукой в пространство. – И родители, и муж, и друзья, всё…

– Ольга Николаевна, Оля… можно мне вас так называть?

– Да, конечно.

– Оля, я буду рад если вы не откажитесь от гостеприимства моего дома.

Он нежно посмотрел ей в глаза и добавил:

– Очень рад.

На этом их первое знакомство закончилось. Остаток ночи они провели каждый в своей постели. Но случившееся и новые чувства нахлынувшие на обоих, не давали сомкнуть глаз очень долго.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное