Светлана Прокопчик.

Прикладное мужиковедение



скачать книгу бесплатно

© Прокопчик С, текст, 2016

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2016

1

И шо ж я вам хочу сказать за эту жизнь? Ну ясно, шо ж, все мальчики козлы, все девочки дуры, но ежли бы они промеж себе не размножались, откуда бы мне взяться, такой умной и красивой?


Мораль отсюда такова: гондоны – зло.

2.

А мужики, бабоньки мои, существуют исключительно для того, шоб об них ноженьки наши распрекрасные вытирать. Вот слушайте меня, не пожалеете. Ежли б я своим пару раз пол помыла – шелковый бы стал. Пикнуть бы не смел! Но, бабоньки, дело ж не в этом. Вот мы не правы, когда их жалеем, понять стараемся. У мужиков в башке две извилины. На одной они посидеть пытаются, поскольку с жопной расщелиной путают, а второй воображают себя невостребованными. И ею же ищут себе приключения на жопную расщелину, которая настоящая. Нене, не путайте с головкой. Когда они головкой думают – еще ниче так получается, хотя бы искренне. А то, что у них сверху, существует исключительно для выполнения приказов и загрузки еды. Вот запомните это правило – и проживете долгую и счастливую семейную жизнь.

Шо? Не, на меня не глядите. Я ж за вас, родненьких, переживаю. Свои грабли показую, шоб вы по ним не ходили. Вдова? Не, это первый муж. Я вот сдуру-то его жалела и одухотворяла, а он, мерзавец, по мальчикам пошел. Ну и вы понимаете, по этому пути билет завсегда в один конец, причем путьто короткий. Я уж ему и передачки в тюрьму носила, и на суде выгораживала. Думаете, оценил? Да не ценят они нашу душу тонкую и замечательную. Не приспособлены у них мозги для этого. Вот ежли б я его скалкой вовремя-то отходила, глядишь, человеком бы стал. А так – был обезьяной, да и помер ею же.

Воспитывать мужиков надобно, вот я о чем. Им от того только лучше становится. Подвиги всякие совершать начинают, а потому что нужными себя ощущают. Налево – да ни-ни. Глянуть не смеют. Да и неинтересно им там. Они домой со всех ног, ибо знают, что нужны. Они ж только язык силы понимают. В морду там или скалкой. Ну недоразвитые они, понимать надобно. Рано, рано наша Ева-праматерь подсунула яблочко Адаму. Не дорос он до него. Через то и мучаемся.


А мораль отсюда такова: мужика жалеть – только портить.

3.

Или вот еще. Все мы, девоньки, заводим романы. Ну вот так мы устроены. Души-то у нас тонкие и чувствительные. Всё мы мечтаем половинку свою отыскать. Чтоб, значит, как мы, только с пенисом.

И глядим мы, значится, на очередного мужика влажными глазами. Ну, глазами – это мы умеем, у нас это врожденное, как, значится, душу свою расчудесную открываем, так и глаза сразу влажными становятся. Мужики, понятно, такие наши взгляды с коровьими сравнивают, ну да что с них взять, они ничё красивей коровьего вымени не видали.

Еда же символ продуктовой безопасности, ебтыть. У них вообще все сравнения такие. Холодно – с овцой сравнивают, потому как согреться мечтают; голодно – с коровой; никому не нужны – с козой; не даёт – с кошкой; давно не били – с сукой.

Мы обижаемся, само собой, а напрасно: у них на большее фантазии не хватает.

Мы же как устроены? Глядишь, ну обезьяна. Как есть горилла. Волосатая, брюхо, ежли присядет, на коленях лежит, ножки коротенькие, амбиции до небес. А мы что видим? Мы будущего человека видим. Которого из этой гориллы надобно сделать. И вот тут мы делаем ошибку.

Мы ж к мужику сразу как к человеку. Да, мы такие, великодушные, мы и к собаке, и к коту как к человеку. А про то забываем, кто из чего сделан был. Мужик-то был сделан из грязи, что под ногами. А мы с вами – из живой плоти. То бишь мужик-то был бета-версией человека. Функции у него ограниченные.

И вот еще что: вы ж знаете, все детки исходно формируются как женщины, но у мужицких зародышей потом все нужное зарастает, а ненужное отрастает. И вот они гордятся этим отросшим! Ну прям как мы грудью да попой. Правда, грудью да попой гордиться не грех, сами же сделали, натренировали, намассажировали, а этим, что у мужиков, какой смысл гордиться? Там что выросло, то выросло. И не факт, что еще работать будет.

А они этим гордятся – упасть не встать. Этим да еще первородством. Типа, что их из грязи сделали – повод для бахвальства, да-да.

Так я к чему это? Девоньки, вы вот не забывайте, из чего они сделаны-то. Оно, конечно, Господь своим прикосновением любую грязь освятит, дело такое, мы ж понимаем. Мы вообще все божественное понимаем. Но забывать-то не нужно, из чего мужики сделаны! Глине, из коей они слеплены, обжиг нужен для стойкости, а не соленая водичка, какую мы из жалости производим в промышленных количествах.

Глина с водой обратно в грязь превращается.


Мораль отсюда такова: не порть божественное, а довершай начатое.

4.

И вдогоночку. Я вот не понимаю феминисток. Девоньки, шо это за бред такой – равные права с мужиками? Ну вот как вам такое даже в голову-то прийти могло? Я понимаю, сама баба, мозги у нас многомудрые, но не до такой же степени-то, а?

Объясняю: берете скалку и аккуратно, прицельно ставите мужика на место. Шоб запомнил. Память-то у них хорошая. Ах, не нравится? Гуманизм? А шо, я понимаю. Я тож не люблю мозольки-то на нежных ручках набивать. Так, короче: ручки свои жалко? Тогда наводите марафет и дуйте на митинг.

Но помните: никто, кроме вас, ваших обезьян не воспитает.

И никаких равных прав! Обалдели, что ли, они ж до равных прав не доросли!


Мораль отсюда такова: работайте, работайте над проблемой, сама по себе она не решится.

5.

Пишет мне одна. Писать мы, бабы, любим, и дело это хорошее, годное. Да мы за шо бы ни взялись, всё ладно да годно выходит. Еще бы не выходило – чай, нас Господь с любовью сотворил, не можем мы иначе. Так и вот, пишет мне баба одна горделивая. А типа вот унизительно при мужике домработницей быть, обслуживать его западло, не для того меня мама родила. Оттого и стала феминисткой.

Феминисткой, девонька, ты стала из-за собственной дурости, а не из-за мужика. Ты б еще дерево обвинила в том, что споткнулась и лоб об него расшибла. Да погоди обижаться-то, я ж тебя не полы мыть за мужиком заставляю. Ты лучше выслушай. Глядишь, на вооружение возьмешь мои советы. А не возьмешь – да и хрен с тобой.

Ты мне вот шо скажи, дорогая: у тебя котик есть? Песик? Рыбки там, ну я не знаю, хомячок какой, цветики на подоконники, розочки на даче? Есть, да? И ты своим котикам-песикам-хомячкам жрачку выбираешь в магазине какую получше, а то и сама готовишь, да еще мисочку непременно под мордочку ставишь. Он ест, а ты любуешься. Песика своего на улицу пописать-покакать выводишь, за котиком его ссачки-срачки выносишь-убираешь. Лапки моешь, а иной раз и жопку, полы наяриваешь, шерсть пылесосишь… На даче своей розочки навозом собственноручно удобряешь.

И заметь, не чувствуешь же себя униженной! Наоборот, радуешься! Ишь у тебя какие все ухоженные да сытые. И что они на твой труд с прибором кладут, ты им прощаешь.

Ну и правда, скудоумные же.

Так и шо ж ты на мужика обижаешься? А-а, ты когда его заводила, думала, шо человек, человека тебе обслужить западло. Ты, вишь ли, ду-у-умала. Ты думала, а виноват мужик. Не, мы, бабы, подумать любим еще больше, чем написать, и дело тож годное, тока думать-то надо в правильном направлении.

Вот скажи мне: а с чего ты взяла-то, шо он человек? Не-не, ты рожи мне не корчи, ты скажи. На двух ногах ходит? На двух ногах много кто ходит. Петух вон ходит, ты ж его в люди не записываешь. Говорит. О, надо же, говорит! Так попугай тож умеет слова-то повторять за людьми. И так иной раз ловко умеет – диву даешься. Ты в заблуждение и ересь-то не впадай, не надо. Мужик умеет производить звуки, а вот думать и прочее – это ему нечем. Две извилины ж, говорю. Шо, считаешь, теперь я унижаю его человеческое достоинство, а тебе твоя натура либеральная не позволяет такое слушать? Так ты и не слушай. Ты его в компьютер загляни. Да-да, вот прям щаз и загляни. Ну? И шо видишь? Да губы-то не поджимай, чай я тебе не девочка, замуж ходила, да не раз. А то я не знаю, шо там у мужиков в компьютере может быть. Голые бабы, порево в полный рост, машинки, игрушки да политика в соцсетях. Голые бабы – это то, шо ему на самом деле интересно, машинки – это средство увеличения пениса, игрушки – это шоб он героем себя ощущал, а в соцсетях мужики новыми словами обмениваются. Типа, у них суеверие такое: кто больше слов знает – тому больше баб достанется. Ну а политика – тема такая, в которой каждый разбирается, типа, не стыдно за невежество, не квантовая ж физика или там кормление грудью. Потому и любят они эту политику.

Ну так и шо? Поняла? Убедилась? А теперь сюда слушай. Вот как твой мужик, которого ты сама себе завела, никто тебя не заставлял, жрать попросит, ты не ори, что устала, а отнесись к нему, как к котику. А когда он опять носками своими раскиданными территорию пометит, ты не истерику закатывай, а тряпку половую возьми. И тряпкой его, тряпкой. Как кота, нассавшего в углу. Кастрировать не надо, тебе ж он не только для красоты понадобился, но дрессировать необходимо. И времени на дрессировку не жалей! Помни: чем лучше мужик выдрессирован, тем легче тебе жить.

А на митинг феминистический сходи, чего ж нет. Надо ж где-то блеснуть новой сумочкой. В других местах тебя и не поймут, а там небось ценителей много соберется.


Мораль отсюда такова: прежде чем права качать, покорми кота.

6.

Еще мне пишут. Вы пишите, кстати, пишите, я страсть как люблю письма получать и читать. Пишут мне: шо ж тебя, красу ненаглядную, как подменили? Да не менял меня никто, а просто розавинькое платьице с туфельками на тонком каблучке сняла да клепаную кожу надела. А то вы меня первый год знаете! И не видали никогда, как я матом ругаюсь и водку пью! Вот прям в этом самом розовиньком платьице да на тонких каблучках. Так и шо ж удивляетесь тогда?


Мораль отсюда такова: люди вам не платяной шкаф, им разнообразия хочется.

7.

А шо, спрашивают меня, вы, краса ненаглядная, скажете за пидорасов?

Тут надобно уточнить. На лесть я падкая шо пипец. Никаких шоколадок с тортиками не нужно. Польсти – и я растаю. Но тут и старалась – а не смогла.

Не могу я сказать за пидорасов. Только против.

Человеком ведь нас делает то, шо выше плеч растет. А не то, шо ниже пояса. Каждый рождается со своим предназначением. Мужик рождается, шоб из обезьяны человеком стать, баба – шоб его на пути этом наставить. И секс, конешно, дело хорошее, но ведь дело не в нем. А в том, шо одна обезьяна другую не сделает человеком. Для того и была задумана разница полов. А не для деторождения, как вы подумали. Размножаться половым путем, конешно, несравненно приятнее, но можно и почкованием, есть такие индивидуумы в природе. Можно даже делением. Можно и вовсе не размножаться, а жить бессмертными.

Но главное-то – в воспитании. В том, шоб мужик через не хочу становился человеком и двигал цивилизацию вперед. А вы таки поглядите на этих пидорасов. Да у них вся культура вокруг хуя вертится. И вся цивилизация для них – шоб было сытно и все их уважали. Они говорят, типа, такие же люди. Ну уж нет. Такие же обезьяны. Ну вы сами поглядите. Письки-жопы – всё, шо их интересует. Они это отношениями называют. Детей еще усыновлять рвутся. Ну шоб обезьяньего племени прибыло и они не ощущали себя недоделками. И где ж вы тут видите движение вперед? Я так вижу движение назад – в джунгли, на дерево, шоб круглый год тепло, бананы и сплошная чистая экология.

Все интересы, кто как трахается. И вся борьба за то, шоб трахаться без осуждения. Так и кто вам мешает? Вон, обезьяны в зоопарке трахаются, никто ж не осуждает.

Шо за глупость – требовать себе исключительного положения потому, шо трахаешься непривычным образом? А ежли кто жопой жрать научится, ему тоже на этом основании особые права дать? Вот шоб в ресторане можно было при всех штаны снять, ягодицы раздвинуть да и в тарелку сесть?

Так нет же вот. Твердят лучшие умы – кто не задумывается над половыми вопросами, тот мудак и быдло. Ну, это они считают себя лучшими умами, по мне, так они даж головкой думать еще не научились. Весь мир как спятил, подхватил моду смотреть себе в штаны и напряженно размышлять, соответствует ли то, шо он там наглядел, его сегодняшнему настроению. Вот больше делать нечего. Все проблемы решены, цивилизация уже на такой высоте, шо и подумать-то больше не о чем.

А еще пидорасы любят кучковаться. Ну да, когда один особенный – то ты урод и отщепенец, а когда рядом кто-то с таким же пороком – то вы вроде как банда, вам не страшно. А когда вас трое, вы хотите гей-парад и фракцию в Госдуме. И поправки в Конституцию. Притом что по той самой Конституции у вас права с нами равные. И даж по Семейному кодексу. Шо? Там не записано ваше право жениться по любви? Ой вэй, шо вы такое говорите! Да треть баб вышла замуж не по любви, еще треть не вышла вовсе, и где же их права? А права в том, шо мужик и баба могут пожениться. Там нет про любовь, оставьте вы эти бредни. Там есть про право бабы выйти за мужика, а мужика – жениться на бабе. И ни про что больше. Таки и шо, у вас это право кто-то отобрал? Ах, вы не хотите? Так я тож не хочу. И никто меня заставить не может. И вас никто не может. В чем ваще вопрос-то? Не хотите – не пользуйтесь. Хотите – пользуйтесь. У нас страна свободная.

Так и объясните мне: почему я должна уважать мужика лишь за то, шо он в жопу долбится? Я тоже могу. И не только в жопу. Так и чем он лучше меня? Наоборот, я лучше, у меня возможности шире. И с хрена ли ему какие-то особые права, ежли он ущербный? Он же не может делать то, шо может любой другой нормальный мужик. И уж тем более не может то, шо может баба.

А я скажу, почему пидорасы хотят себе особые права. Потому шо они легких путей ищут. Это ж проще всего – жопу подставь, и не надо тебе меняться, и воспитывать тебя никто не станет, и всегда ты будешь в своей зоне комфорта. Вот за это они и бьются. За право быть обезьяной вечно.


Мораль отсюда такова: терпеть не могу пидорасов.

8.

Сказочку на ночь расскажу. Ну шоб все вздрогнули. И шоб ни у кого ваще иллюзий на мой счет не осталось. Никаких. Ваще.

Лето. Вот это вот, только вчера прошедшее. Подружка у меня в гостях. Обеим хорошо за сорок. Мужиков нет, это только наша вечеринка. Ну вы поняли, набрались мы качественно. Иду ее провожать, потому шо я ж баба ответственная, мало ли шо бухая. А она живет на соседней улице.

Идем, как обычно, через школу. А она, сука такая, заперта! Ну то есть перед нами стандартный забор, два с половиной, шо ли, метра, калитка на замке и малтшик восточной наружности, который мнется перед этой калиткой. И я, значитсо, Ленке говорю: «Хуйня война, прорвемся!» Ну, типа, делать нам больше нехуя, как обходить эту школу, если я – дочь офицера, а Ленка – офицер полиции. И к тому же у нас под рукой есть послушный восточный малтшик.

Короче, малтшик получает приказ, подставляет нам ладони под ноги, штурмуем мы этот забор так, шо любой сержант в обморок бы от зависти рухнул. Нормально так штурмуем, можно видео снимать и на Ютуб выставлять в качестве рекламы ВДВ.

Нет, когда мы этот забор штурмовали на другой стороне, мы все-таки упали. Сначала я, потом на меня Ленка.

С утра мне Ленка звонит и спрашивает:

– Свет, на фига мы это сделали? Мне на работу завтра, а у меня все ноги в синяках!

– Зато весело! – отвечаю я.

– Эт точно, – соглашается Ленка и добавляет: – Не забудь, что в среду мы идем к косметологу.

Вот это – я. У вас таки еще есть иллюзии на мой счет?

Тогда я в следующий раз расскажу вам про мотоциклы.


Мораль отсюда такова: не всё феечка, что гадит радугой.

9.

Ну так шо же, бабоньки, утро доброе. Выглядит оно не очень, но нас таким не запугаешь. Видали мы утра и похуже, ан ничего, справились. Не повод ныть, словом.

Я ить когда переодевалась, думала: ну всё, ща отфрендят меня все мужики, за то шо обезьянами их назвала. А отфренживают бабы – за пидорасов! То ли мужики у меня юморные подобрались, то ли бабы закомплексованные. Говорят, есть геи, а есть пидорасы. Так ведь, бабоньки, для нас-то всё едино. Шо гей, шо пидорас. Они ж к нашему телу прекрасному отвращение питают. За то шо сиськи есть, а члена нету. И глядишь так на него издали – вроде гей. А приглядишься – пидорас.

Эт же ваще феномен, почему бабы защищают пидорасов. Шо они у баб за чувства такие вызывают? Материнские, шо ли? Есть же ведь такие мамочки, которые сыночку к любой бабе ревнуют. А пидорас мамочке нипочем не изменит.

Как была в его жизни единственной бабой, так и останется.

Или жалость это наша извечная, бабская? Несчастненького приголубить? А он ангелочек такой, его по головушке погладишь, а он потом в постель тебя не потащит, в квартире твоей не поселится, не станет храпеть в твоей постели и прятать грязные носки по углам? Может, вы, бабоньки, попросту секса боитесь?

А шо, слыхала я, мол, пидорасы-то покультурней обычных мужиков будут. Женское достоинство уважают. И уважение это бабы отчего-то непременно к сексу привязывают. Шо-та тут не то.

Я вам, бабоньки, так скажу. Культура – она в голове, а не в головке. И от того, куда мужик головку свою сует, зависят только счета от врачей, но никак не культура.


Мораль отсюда такова: думать-то головой надо.

10.

Надоели мне уже мужские жопы, так шо давайте лучше за наши поговорим. Да, вы правильно поняли: не за те, какие холим и лелеем, а за те, какими по большей части думаем.

Мы, бабы, тож хороши до чрезвычайности. Всё мечтаем получить легким путем, шоб без труда да с удовольствием. То, шо мы прекрасны, спору нет, но нельзя ж прекрасность свою как валюту использовать. Это талант, а не товар на рынке. Вот некоторые бабоньки этого не понимают.

Я сама баба патриархальная. Не в том смысле, шо мужик глава семьи, да хрен там, не родился еще тот мужик, какому я главенство в доме отдам. А в том, шо в семье у каждого есть обязанности. У мужика свои, у бабы свои. И менять их местами не стоит, ничё хорошего из того не выйдет. В том я и вижу истинное партнерство – не в одинаковости, а в равной ответственности. Роли разные, но пахать-то придется обоим и одинаково много.

И вот не понимаю я тех баб, какие мечтают на всё готовое попасть. Шоб и дом уже был построен, и мамонт забит да впрок заготовлен, и шоб мужик сам себя обиходил да к бабе исключительно с цветочками-подарочками подкатывал. И весь внимание к ее, значитсо, бабским потребностям. А баба ему в обмен – секс в кружевном белье.

Девоньки мои! Если ваш мужик правильно воспитан, то обычное состояние, в каком вы его видите, мужик уставший. Может, раздраженный. Злой даже. Он забил условного мамонта, приволок домой, порубил на куски, потому шо у вас сил физических не хватит, а теперь приполз к вам, башку кудлатую на колени положил и хочет ласки. Ну потому шо заслужил. И даж секс ему не нужен. Ему бы в угол забиться да отдохнуть. Он вам доверяет, оттого и показывает, шо слабым бывает.

Ежли вы не видите своего мужика слабым, шо-то тут не то. Значитсо, слабость он показывает кому-то другому. И скажите спасибо, ежли маме. Хуже, когда друзьям или там любовнице. Но совсем худо, если никому.

А вы шо делаете? Ой, да ладно. Я такая же баба, как и вы. Знаю я, шо все мы порой делаем. Но мы-то ладно, мы хоть понимаем, шо неправильно поступили, просто нервы сдали. А есть среди нас такие, какие полагают это нормой. Шо типа они офигеть какие достойные цацы, весь мир им что-то должен, да вот, сцуко, не отдает.

И вот, значитсо, такая цаца себя обиходит, кружевной корсет напялит, намакияжится, сидит и ждет мужика. Шоб труды ее оценил, значитсо.

Мужик приходит и с ног валится, потому шо бабу эту любит и для нее исстарался в минус.

А баба носом крутит – ах он меня не ценит! Ах я для него то и это. Да не для него, дурища.

Ты для себя это делала. В надежде на собственную выгоду, моральную или там материальную.

Бабоньки, вот я не знаю, шо, это секрет для кого-то? Шо мужик ваще-то не за сексом в наши руки идет. И даж не за борщом. Затем, шоб быть нужным. Шоб его ценили и им дорожили. И когда он свою часть обязательств выполняет, а баба ему в ответ: ты меня не уважаешь, ты мою помаду не заметил, – мужик теряется. И может даж заболеть от огорчения. Ну или свалить куда-нибудь подальше от этих хитровывернутых баб, на которых не угодишь и у которых вместо логики сплошные капризы в кружевных трусах.

Он-то свалит. И кто поумней непременно его приютит. А вот баба так и останется неоцененной.


Мораль отсюда такова: свое имущество беречь надо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2