Светлана Лоскутова.

Возвращение на Теллуру



скачать книгу бесплатно

– Верните сейчас же корабль назад! – закричал он. – Там осталась моя дочь!

Но было уже поздно, звездолет, набирая скорость, вышел на расчетную траекторию полета.

– Воркуют два голубка, – прокомментировал Криг, когда они с Гуном спустились с корабля и добрались до влюбленной парочки. – Словно и нет никакого вируса…

Действительно, Ола и Арно стояли, обнявшись, и о чем-то мило болтали, не замечая ничего и никого вокруг себя.

– Каким ветром тебя занесло? – громко крикнул девушке Криг. – Ты должна была улететь с отцом!

– Должна, да не улетела! – с вызовом ответила Ола, отстранившись от Арно.

– Как тебя отец-то отпустил? – миролюбиво спросил Гун.

– А его никто и не спрашивал, – ответила Ола и нежно взглянула на Арно.

– Ну и ну, – проворчал командир. – Ты зря здесь осталась… Ты, наверное, не в курсе…Мы в отличие от твоего отца никуда не летим…

– Я знаю, но мне все равно…, – пожала плечами Ола, слышавшая весь разговор Гуна со Стэком.

От Олы мысли Гуна перешли к Бэлл. Он вспомнил, как первый раз увидел ее, но на этом месте ему пришлось прерваться.

– Командир, у нас ЧП! – раздался в комнате встревоженный голос Крига.

Гун открыл глаза, в одно мгновение вскочил с кресла. Он швырнул дневник на стол и бросился к выходу из каюты. В командном отсеке он появился последним, все астронавты, за исключением Пола, уже ждали его. На их лицах отражались страх и тревога.

– Ну, что тут у вас? – спросил с порога Гун, переводя взор с одного члена экипажа на другого, но астронавты молчали. – Надеюсь, мы не попали в черную дыру, а все еще продолжаем лететь в нужном направлении? – поинтересовался он, но опять не услышал ни слова в ответ.

Ему уже стало надоедать это всеобщее странное молчание, как вдруг заговорила Бэлл.

– Командир, у нас на борту вирус! – четко выговаривая слова, сообщила она, в упор глядя на него.

– Что? – не понял Гун. – Вирус? Я не ослышался? А где Пол? – Гун, наконец, заметил, что один из астронавтов отсутствует.

– Пол болен… У него радиум… Мы с Карой поместили его в изолятор…

– Ты точно уверена, что это вирус? – нахмурился Гун.

– К сожалению, это так…, – вздохнула тяжело Бэлл.

Ее выдержка и спокойствие восхищали Гуна, ее отцу грозила смертельная опасность, а она держала себя в руках, не закатывая никаких истерик по этому поводу.

– Так, и что нам делать дальше?

– Пока нужно просто наблюдать за развитием болезни…, – продолжала Бэлл. – Возможно, ему улыбнется удача, и он с ней справится…

– Нет уж, так не пойдет! – вмешался в их разговор Криг. – Я против того, что ты предлагаешь. Держать на борту корабля инфицированного-это безумие!

– А что есть другие предложения? – спросил Арно.

– Как бы нам всем не было тяжело, – продолжал говорить Криг, – мы должны пожертвовать одним членом экипажа, чтобы спасти жизни всех остальных. Это самый лучший выход из ситуации, поверьте!

Он намеренно не называл имя Пола, словно говорил о ком-то совершенно постороннем.

Видно было, что последние слова давались ему нелегко.

– В изоляторе он никому не опасен! – стала защищать отца Бэлл. – Я как первоклассный вирусолог отвечаю за то, что говорю.

– Он-твой отец, ты не можешь в этой ситуации мыслить объективно, – возразил Криг.

– Кара подтвердит мои слова, – Бэлл повернулась к подруге за поддержкой, но та молчала, отведя глаза в сторону.

– Послушайте, ну, нельзя же так? – вступила в разговор Ола. – Мы ведь говорим сейчас о нашем товарище… Мы не можем так просто взять и убить его… Это неправильно! А вдруг он действительно поправится? Ведь такое тоже может быть?

Криг посмотрел на нее, как на сумасшедшую, он никогда не верил в чудеса.

– Преступно с вашей стороны не давать отцу шанс на жизнь! Наукой доказано, что после любой эпидемии всегда остаются выжившие, у которых врожденный иммунитет к болезни! – снова стала убеждать всех Бэлл, в душе благодаря Олу за поддержку.

Астронавты молчали, глядя на командира корабля, который должен был за всех принять непростое решение. Гун тоже не спешил говорить, не зная, что делать дальше. Предложение Крига ему казалось слишком жестоким, Бэлл – безумно рискованным.

– Предлагаю отложить решение до завтра, – произнес он, так ни на что и не решившись.

После этих слов Гуна напряжение в помещении сразу спало, экипаж немного расслабился.

– Как там Пол? – спросил капитан Бэлл.

– Ничего, держится молодцом! – грустно ответила та.

– Он понимает, что болен вирусом?

Бэлл в ответ только кивнула.

– А он знает о перспективах болезни?

– Да, ему приходилось сталкиваться с ней по службе… Он ведь работал в полиции.

– Ясно, – задумчиво произнес Гун. – Без моего личного разрешения в изолятор никому не входить! Всем понятно? – строго произнес он и обвел взглядом собравшихся.

Все послушно закивали, не решаясь спорить с командиром, Криг тоже молчал.

– Как там наш детский сад? – спросил Гун Арно, имея ввиду маленьких пассажиров.

– Все системы жизнеобеспечения работают в штатном режиме…, – отчитался тот, Гун удовлетворенно кивнул.

– Ну, а теперь все свободны! – распорядился командир.

После его слов астронавты покинули командный отсек, только Криг и Арно остались там следить за приборами управления. Второй и третий пилоты молчали. Заметно было, что Криг остался недоволен решением Гуна, Арно же был согласен с ним. Криг не скрывал своего раздражения и Арно чувствовал, что спор о судьбе Пола был не последний…


6


Пол не сразу понял, что серьезно болен. Утром он почувствовал странную усталость, которая внезапно навалилась на него. Затем ни с того ни с сего у него пропал аппетит, при виде еды к горлу подкатывала тошнота. Пол старался не обращать на это внимание, но к ним прибавилась изматывающая ноющая боль во всем теле. Несколько проглоченных пилюль не помогли избавиться от страданий, и, измучавшись окончательно, Пол обратился к дочери.

– Бэлл, должен сказать тебе, что я, кажется, болен! – осторожно начал он, когда они были вдвоем в лаборатории.

Слова отца заставили Бэлл отвлечься от работы и повернуться к нему.

– Что с тобой? – встревоженно спросила она.

– Последнее время я чувствую себя неважно! – продолжил он. – Сильная слабость и боль не дают мне покоя.

– Тебе надо хорошенько отдохнуть, – сказала Бэлл и улыбнулась. – За последнее время тебе столько пришлось пережить…

– Нет, это не то… Это не поможет…, – произнес Пол и пристально посмотрел на дочь, в ее глазах мелькнула тревога. – Я думаю, что это вирус…

Он не успел договорить, как ужас отразился на лице Бэлл. Оно в секунду стало каким-то серым, безжизненным, постаревшим. Ему показалось, что дочь сейчас упадет в обморок, но нет, она тут же собралась и взяла себя в руки.

– С чего ты взял? – спросила она, старясь придать своему голосу спокойствие.

– Я чувствую его в себе…, – ответил Пол.– Я ощущаю, как все мое тело начинает подчиняться ему.

– Возможно, ты ошибаешься? – Бэлл не хотелось верить в то, что говорил отец. – Где ты мог заразиться?

– Думаю, это произошло по дороге в Церий.

Пол стал рассказывать дочери, как добирался к ней, как встретил по дороге Тода, уже инфицированного радиумом, и как он напал и поранил его. Бэлл слушала его, не перебивая.

– Это была совсем маленькая, еле заметная царапина на шее… Я через минуту уже забыл о ней, – палец Пола ткнул в то место, где остался еле заметный след от раны.

Когда он закончил свой рассказ, Бэлл молчала и с жалостью смотрела на него.

– Чем я могу тебе помочь? – спросила она.

– Бэлл, ты – врач, – начал Пол издалека, – я знаю, ты можешь сделать так, чтобы жизнь больного прекратилась в несколько мгновений, и это будет совершенно безболезненно… Я хочу умереть до того, как вирус сделает из меня такого монстра, как Тод, – Пол сделал паузу, дочь не произнесла ни слова. – Послушай, Бэлл, – продолжил он, – на кону не только моя жизнь, но и жизнь всех пассажиров корабля. Подумай о тех детях, которых мы с таким трудом собрали сюда на корабль и надеемся спасти… Подумай, в конце концов, об Эше, ведь он еще там мало прожил в этом мире…

– Я сообщу о твоей просьбе командиру…, – сухо приглушенным голосом произнесла Бэлл. – Пусть он принимает решение…

– Зачем командиру? – растерялся Пол.

– Я не могу сделать то, что ты хочешь… Я не силах помочь тебе расстаться с жизнью… Прости…, – она замолчала, ее душили слезы.

– Бэлл, не будь такой жестокой! – закричал Пол, его лицо выражало боль и разочарование.

– Не могу, не могу, не могу, – упорно твердила она.

– Ладно… Нет, так нет, – в конце концов согласился он и махнул на нее рукой. – Что мне делать сейчас, пока командир решит мою участь? – спросил Пол и холодно посмотрел на дочь.

– На корабле есть изолятор, тебе придется какое-то время побыть там…, – тихо ответила Бэлл и отвела глаза, боясь встретиться с обвиняющим взглядом отца.

Через несколько минут Пол оказался в просторном помещении за тонкой прозрачной перегородкой с кроватью, одиноко возвышающейся посредине, и дроидом по имени Вуд, который должен был ухаживать за ним. Пока отец обживался в своем новом жилище, Бэлл наблюдала за ним снаружи, ей ужасно не хотелось оставлять его одного. Она так бы и осталась с ним, если бы не необходимость сообщить о его болезни экипажу корабля.

После горячего обсуждения участи отца Бэлл всю ночь не сомкнула глаз. В голове крутились детские воспоминания, как отец играет с ней и Солли в прятки, читает им сказки про волшебников, балует их подарками. Сестры уже больше нет, пришло время прощаться и с ним. Ей оставался только маленький Эш, беззаботно спящий в своей капсуле и ни о чем плохом пока не ведающий. Она лежала на спине с открытыми глазами и слезы текли по ее щекам, только к утру сон сковал ее тело.

Его прервал стук в дверь и голос Кары.

– Бэлл, ты скоро там? Уже все собрались и ждут тебя! – донеслось снаружи.

Бэлл тут же вскочила, оделась и помчалась в командный отсек. Когда она появилась там, все уже были давно в сборе.

– Что-то долго вы сегодня, – недовольно произнес Гун, – ждем вас уже целый час…

– Я… Я… Извините, проспала! – честно призналась Бэлл.

– Так…, – протянул командир. – Надеюсь, это больше не повторится! – он строго взглянул на нее, потом продолжил. – Я долго думал о произошедшем, – Гун сделал паузу, – и прежде, чем принять решение о судьбе Пола, мне хотелось бы знать все, абсолютно все, о вирусе, – он вопросительно посмотрел на Бэлл, видимо, рассчитывая на ее разъяснения.

– Ну что ж, – начала Бэлл, – об этом вирусе я знаю не слишком много. Пути заражения им пока достоверно неизвестны известны. Возможно, он передается через раны, слизистые, как и многие другие вирусы. Но радиум – уникальный вирус. Его мишень – нервная система организма, по нервным волокнам он добирается до головного мозга и становится полным хозяином носителя. Радиум превращает инфицированного в настоящего монстра-убийцу. Вы даже не представляете, какого!

– Не представляем? А тебе откуда это известно? – спросил Гун, усмехнувшись. – Ты что, встречалась с этими монстрами?

– Нет, отец подробно рассказывал о них… Он видел их по дороге в Церий.

– Пол был в зоне заражения и скрывал это? – возмутился Криг.

– Почему скрывал? Я и Кара знали об этом! – возразила Бэлл.

– А почему остальным об этом ничего не известно?

Бэлл растерянно смотрела на него, не зная, что ответить.

– Криг, угомонись! – одернул его Гун. – Передается через раны, это как? При укусе что ли?

– Похоже, что именно так, – подтвердила Бэлл.

– Ничего себе! – воскликнул Криг.

– А как долго длится болезнь? – продолжал настойчиво спрашивать Гун.

– Я об этом ничего не знаю, – с сожалением произнесла Бэлл.

– Ясно… В каком состояние сейчас Пол?

– Пока внешне болезнь не выражается, каких-то приступов агрессии не наблюдается… Остается только ждать, что будет дальше.

– Так…, – произнес задумчиво Гун. – В общем и целом, все понятно…

– Ничего не понятно! – воскликнула Бэлл. – Я не дам вам заранее хоронить отца! Есть шанс, хоть и небольшой, что он справится с болезнью! – она поймала на себе недоверчивые и одновременно сочувствующие взгляды астронавтов, ей никто не верил. – Если это произойдет, мы сможем создать вакцину! А она даст возможность спасти антейцев! С вакциной мы вернемся назад, на нашу родину…

– Если к тому времени там еще кто-то останется…, – со скепсисом вставил Криг.

– А если говорить объективно, сколько реальных шансов у него выжить? -поинтересовался Гун.

– Очень мало, – честно призналась Бэлл, – один-два процента… Но я верю, что отцу повезет…

– А мне в эти сказки что-то не верится, – возразил Криг. – Ну, не верю я в чудеса, – он огляделся вокруг, рассчитывая на поддержку остальных членов экипажа, но они молчали.

– Да, риск очень велик! – констатировал Гун.

– Да нет здесь никакого риска…Отец в изоляторе, и мы в полной безопасности, – сказала убежденно Бэлл. – Контакт с экипажем исключен, за ним присматривает дроид.

Выслушав доводы Бэлл, Гун в задумчивости стал прохаживаться взад вперед по помещению, астронавты молча следили за ним. Прошло уже порядочно времени, а он все не мог ни на что решиться.

– Гун, хватит уже! – не выдержал Криг. – Надо принимать какое-то решение… Знаю, что это непросто, но придется, наконец, сделать выбор!

– Ты прав, Криг, – сказал командир. – Прости, но я, пожалуй, рискну и поддержу профессора…, – краем глаза он заметил, как с лица Бэлл спала маска напряжения и отчужденности, на нем появилась благодарная улыбка. – Думаю, науке стоит доверять!

– Гун, ты что?! Подумай хорошенько! – воскликнул второй пилот, совершенно не ожидавший такого поворота событий. – Ты рискуешь всеми нами!

– Криг, я тебя не узнаю! Ты раньше не был трусом! – произнес Гун. – Сколько полетов у нас с тобой позади, сколько опасных решений приходилось принимать! Интуиция мне подсказывает, что Бэлл знает, что говорит! А вдруг мы действительно сможем создать вакцину и справиться с вирусом, если Пол выздоровеет.

– Но, Гун…, – второй пилот попытался еще что-то возразить.

– Все, точка, – жестко прервал его командир, – Пол или умрет своей смертью, или выживет. Об его убийстве не может быть и речи.

Лицо Гуна приобрело такой суровый вид, что никто из астронавтов не решился ему возражать. На этом совещание закончилось и весь экипаж корабля погрузился в томительное ожидание. Помочь умирающему астронавту был никто не в состоянии, оставалось только со стороны смотреть на его страдания.

С каждым днем под влиянием вируса Пол все сильнее менялся. Сначала им завладела полная апатия, и он кругами медленно, словно детская игрушка, в которой кончалась батарейка, передвигался по изолятору. Время от времени его взор, полный безразличия, скользил по фигуре дочери, которая круглыми сутками находилась с ним рядом.

Прошел день, и все изменилось до неузнаваемости. Место апатии заняли сильное возбуждение и дикая злоба. Пол хаотично метался по изолятору, ловко запрыгивал на кровать и бил себя в грудь кулаками, громко выкрикивая что-то, бессвязное и лишенное всякого смысла.

Присутствие Бэлл со временем стало сильно раздражать его. Он приближался к перегородке, садился перед ней на четвереньки, угрожающе рычал и скалил зубы. Из его открытого рта на пол падала густая серая пена. Временами это сидение перерастало в сильную ярость, и он всем телом кидался на прозрачную стенку изолятора, пытаясь вырваться наружу и напасть на дочь. Его глаза пылали такой ненавистью, что, если бы ему удалось сломать перегородку, он, не колеблясь, тут же растерзал бы Бэлл. Пол постепенно превращался в монстра, которого он так боялся в самом начале болезни. Ухудшение состояния отца приводило Бэлл в полное отчаяние. Глубоко в душе она уже жалела, что тогда не послушала его.

Так прошли невыносимо долгих три дня. Наконец, ярость и агрессия ушли, снова появились апатия и безразличие. Одним прекрасным утром медленной неровной походкой пройдясь пару раз по периметру изолятора, Пол лег неподвижно на пол и больше уже не вставал. Вуд осторожно поднял его на руки и понес к кровати. Пол не сопротивлялся, со стороны казалось, что он уснул. Уже лежа в постели, он некоторое время судорожно подергивался и тихо стонал, потом окончательно затих и больше не двигался. Бэлл беззвучно плакала, глядя на мучения отца, она мысленно прощалась с ним. Приближалась финальная стадия болезни.

Совершенно измученная за последние несколько дней, Бэлл не заметила, как к ней подошла Кара. Подруга обняла ее сзади за плечи и прижалась к ней всем своим телом, отдавая Бэлл свое тепло.

– Как ты тут? – спросила она с тревогой.

– Я в порядке, – ответила Бэлл. – Как ты думаешь, можно хоть как-то облегчить его страдания?

– Здесь ничего уже нельзя сделать… Остается только ждать…, – сказала Кара. – Бэлл, тебе стоит подумать о себе… Ты так долго не протянешь… Я побуду с ним, а ты иди выспись…

– Нет, я останусь с ним…, – запротестовала Бэлл. – Я буду здесь до конца…

– Послушай меня, пожалуйста, – стала убеждать ее Кара. – Подумай, что сказал бы твой отец, увидев, как ты изводишь себя.

Бэлл тяжело вздохнула и согласилась с ней. Подруга была права, отец не одобрил бы ее поведения. Она послушалась и, оставив Кару с ним, отправилась к себе в каюту. Там она, совершенно разбитая, не раздеваясь, рухнула в кровать и дала волю накопившимся чувствам. Бэлл заплакала, уткнувшись лицом в подушку. Отец угасал на ее глазах, вирус медленно, но верно одерживал победу над ним.

Заставив подругу пойти отдохнуть, Кара осталась одна. Она подошла вплотную к перегородке, отделявшей ее от умирающего, и стала наблюдать за ним. Пол лежал неподвижно и только время от времени беззвучно шевелил губами, приближалась предсмертная агония. «О чем он говорит в этот момент?» – подумала Кара. Она так погрузилась в свои мысли, что не услышала, как кто-то подошел к ней сзади и закрыл ей лицо руками. От неожиданности она вскрикнула и попыталась освободиться.

– Тише, это я, – услышала она знакомый голос.

– Криг! – одновременно возмутилась и обрадовалась Кара. – Ну и шуточки у тебя! Тебе удалось меня здорово напугать!

– Ну, как ты здесь? – спросил второй пилот, убирая от нее руки и показывая головой в сторону изолятора.

– Думаю, что вот-вот произойдет то, что мы все ждем! – ответила Кара. – Мне его безумно жаль, он так страдает, – она покачала головой.

– Ну что же, обещанного чуда не произошло, – сказал второй пилот, в душе радуясь тому, что оказался прав. – Не понимаю, как твоей Бэлл удалось уговорить нашего командира. Раньше за ним такого не наблюдалось…Чтобы он послушал женщину, это просто уму непостижимо!

– Но Бэлл – не просто женщина, она – первоклассный ученый!– сказала Кара. – Ей можно доверять! Если она сказала, что Пол не опасен, то можно быть спокойным, это действительно так и есть!

– А я не могу быть, как ты, спокоен! – вдруг разъярился Криг. – Понимаешь, не могу!!!

В его глазах загорелись бешеные огоньки, в руках мелькнуло оружие, Кара испугалась.

– Ты что, Криг? – закричала она. – Зачем тебе оружие?

– А ты что, не догадываешься? – воскликнул он и метнулся к перегородке.

– Не делай этого… Гун запретил открывать изолятор! Ты хочешь нарушить приказ командира?

– А я не согласен с ним! Понимаешь, не со-гла-сен!

Кара вспомнила об аварийной кнопке на стене, но она находилась слишком далеко от нее. Незаметно от Крига ей до нее было не дотянуться.

– Криг, не делай глупостей, о которых ты будешь жалеть потом…, – продолжала она увещевать второго пилота, который уже добрался до пульта управления изолятором. – Ты нарушаешь устав корабля! Согласно пункту пять на космическом корабле приказы командира должны выполняться беспрекословно!

– А мне плевать! – зло выругался Криг, стоя к ней спиной и даже не повернувшись в ее сторону.

Он, как безумный, пальцем водил по кнопкам пульта и, наконец, обнаружив нужную, нажал на нее. Перегородка поддалась и послушно поползла вверх, открывая ему доступ к Полу. Криг в несколько прыжков достиг середины изолятора и оказался рядом с умирающим. В этот момент Кара смогла добраться до аварийной кнопки. Но оглушительный вой сирены не остановил второго пилота, а лишь сильнее подстегнул его к действию.

Криг был словно безумный, он вскинул вверх оружие и прицелился в голову Пола. Оставалось только спустить курок, но Криг почему-то медлил. Он мысленно заставлял себя сделать это, но какая-то сила удерживала его. Криг колебался, ему казалось, что Пол уже не дышит, он наклонился к нему и прислушался, но вой сирены заглушал в изоляторе все остальные звуки. Внезапно он почувствовал крепкую ладонь на своей руке и увидел, как Пол, открыв глаза, смотрит на него. Он вскрикнул от неожиданности, попытался освободиться и услышал шум за спиной.

– Криг, прекрати! Приказываю бросить оружие на пол! – услышал он голос командира. – Медленно отходи назад, иначе я выстрелю в тебя!

– Не стреляйте! Я сдаюсь!

Криг дернул в очередной раз свою руку и почувствовал, как ладонь разжалась и скользнула вниз, безвольно повиснув в воздухе. Второй пилот, бросив оружие на пол, с поднятыми вверх руками медленно зашагал к командиру, в душе ругая себя за мягкотелость и нерешительность. Пока он шел, Гун пристально смотрел на него, в его глазах играли злые огоньки. Он сам надел на Крига наручники и толкнул его к Арно.

– В карцер, – коротко скомандовал Гун. – Глаз с него не спускать!

Криг и Арно удалились, а Гун и Кара остались одни. От случившегося Кару била нервная дрожь, она никак не могла прийти в себя.

– Слушай, иди к себе, – заметив ее состояние, предложил Гун. – Я сам побуду с ним, – он бросил взгляд в сторону Пола, который снова оказался за перегородкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7