Светлана Лосева.

Мужчина и женщина. Голубцы…



скачать книгу бесплатно

© Светлана Лосева, 2017


ISBN 978-5-4490-1633-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

История первой любви

Мне только исполнилось 18 лет и я встретила его на свадьбе у моей однокурсницы. Причем в первый день свадьбы я его не видела.

Я была подругой невесты и на второй день свадьбы в мои обязанности входило вместе с другом жениха продавать гостям ложки.

Продавали с легкостью и хохотом.

Когда дошли до него, он поднял на меня свои огромные карие глаза и я, до сих пор помню чувство провала в эти глаза, отдала ему молча ложку и… без денег.

Вечером он достал мне билет на рейсовый автобус (свадьба была в деревне, а я жила в городе), проводил меня и попросил номер телефона.

Я была очень счастлива, что еду домой, т.к. подруга с мужем оставались в деревне, а мне надо было на занятия, и я от радости и благодарности поцеловала его.

И уехала.

Мы встречались всю зиму.

Ходили на все выставки, спектакли, в видеосалоны и кинотеатры.

Когда выключали свет он брал мою руку и не отпускал до конца сеанса.

Это было очень нежно и трепетно. Мне было тепло, спокойно и радостно.


Мы поженились, когда он вернулся из армии.

Армейский письма я храню до сих пор.

У нас двое прекрасных детей, как по заказу – шустрый мальчик и кудрявая, белокурая девочка.

Он мой первый и единственный мужчина.

И я подала на развод после 25 лет сладкого провала.

Он не остановил меня. Отпустил.

Спасибо ему за всё.

Настоящее платье

Как хорошо просыпаться без будильника и потихоньку или быстро вставать.

Сегодня за окном опять снег. Вчера было ясно и очень солнечно Сегодня пасмурно и снег то идет, то нет.

Я открываю штору и уже сразу спрашиваю себя: как тело? какие чувства и эмоции? Приятно и полезно быть в осознанности – сразу включаешься в жизнь и чувствуешь себя живой.

Тело – отдохнувшее и легкое

Чувства – вдохновение от моей любимой и родной рябины под окнами

Эмоции – тихая радость

Вода. Утренние правила. Гантели, стала делать по 20 раз, нагрузка лучше ощущается. Душ.

Сегодня надо быть в Сбербанке в 9 утра. Заказать карточку. Затем… планирую спокойно и радостно.

Завтрак. Чай.

Как одеться?

Выбираю длинную шелковую юбку и теплый свитер. Хочется, чтобы юбка развивалась на ветру и снег путался в складках. Теплые колготки обязательно, я же взрослая и заботящаяся о своем здоровье женщина.

Надо бы накраситься. Как там девчонки учили? Разговаривая люди редко смотрят в глаза, а на брови смотрят всегда. Брови в порядке. Теперь, всё забываю это словосочетание, так оно мне нравится – «красим меж ресничное пространство». Готово.

Вышла и вернулась. Внутренний голос протестует против высоких каблуков.

Океюшки, дорогой, есть без каблука.

Всё больше и больше я чувствую, что вливаюсь в мир, а не иду параллельно.

Контролирую свои мысли, чувствую тело, вижу, что происходит вокруг. И новое для меня открытие– мне стало важно быть в радости и «держать» улыбку.

Я прямо чувствую как из моего сердца то льется радуга, то тянуться цветы. Мозг мой меня прессует – сама только чуть восстановилась и опять всё раздаешь. Да ничего я не раздаю – я так живу, я так всегда хотела и у меня стало получаться.

Ой-ёёойй, белочка с сорокой разговаривают!!! Жирная сорока в своем белом переднике, наверное, предлагает блестящей белке купить мороженное.

– Девушка, смотрите – белочка с сорокой трындят!!!! Уставшее лицо не сразу реагирует, чуть кофе не пролила. Блуждающий и не понимающий взгляд…

Мозг – а говоришь не растрачиваешь, вон сколько слила. Только она не приняла. А ты как была дурочкой с переулочка, так видимо и помрешь. Тебе и алкоголь не нужен, у тебя белки настоящие, был бы у белки выход в интернет – ты бы её первую в друзья добавила. Да, мой дорогой мозг-мозгище, ты, как всегда прав! И от этого еще веселее!

Тело – еперный театр, а что это у меня в правом сапоге вода что ли? Как то нога примерзает, где то в лужу угодила или порвала сапог? От дома далеко и дел много. Мозг, включи правой ноге подогрев. Простывать нельзя.

Чувства – приподнятость духа.

Эмоции – буйная радость и тихий анализ дел с сапогом.

Иду через Миасс по мосту. Рядом и вокруг идет снег. Возле перил снега побольше намело. Такой белый и видно, что хорошо в колобок скатается. Так хочется метнуть колобок снега в воду. Мозг – ЗАЧЕМ??? Ты опаздываешь, у тебя нога уже по щиколотку мокрая. Да откуда я знаю ЗАЧЕМ? Когда Данилка был маленький, то постоянно задавал вопросы ЗАЧЕМ? да ПОЧЕМУ?, как все любознательные дети. Его очень интересовало всё вокруг, особенно солнце, небо и звезды. Я покупала кучу атласов и энциклопедий, чтобы наглядно разбираться, да и самой было любопытно, такие они были красочные и увлекательные.

Для него это превратилось в игру и он очень радовался, когда у меня заканчивались объяснения.

СТОП! Только сейчас я понимаю, что НИ РАЗУ не сказала, что всё вокруг от Бога. Ни разу. Всему искала объяснения и доказательства.

Однажды прочитала небольшой рассказ о такой же ситуации и там писатель нашелся и сказал любопытной девочке, когда у него закончились ответы, «Потому что перпендикуляр!». Я стала так тоже говорит сыну (вот ведь дурында!). Смешно было смотреть, как он по инерции, с хитринкой в глазах, лапочет: «А почему пер..рдр». Его удивлению не было предела. Я радовалась такой «находке». И стала чаще говорить, чтобы отвязаться от его любознательного ума. Он не долго был в замешательстве. Как только видел мою реакцию, что я уже начинаю произносить «перпендикуляр», поспешно говорил: «Только не говори это слово!»

Комочек снега плывет в реке Миасс против течения и против ветра. Я смотрю на это и вспоминая далекие года говорю себе: " На всё воля Божья!».

Как я замерзла!!! Быстрее домой. Ноги в тазик с горячей водой. А! О! Ах! Горячо, но не тепло. Тело вздрагивает от движения крови, мозг туманится, дыхание останавливается.

Одеяло сверху.

Дрожь по всему телу.

Тепла нет.

Заморозилась напрочь.

Зато мою юбку похвалили.

На остановке ко мне подошел мужик странного вида: в овчинном, когда то белом, тулупе, в рыбацких сапогах, в меховой самодельной и, почему то, рыжей папахе, в сапоге стоял стакан, и спрашивает у меня:

– Могу я Вам задать вопрос?

Я смотрю в его глаза – они трезвые и по детски открытые.

– Да, задавайте.

Почему то я знала, что он ко мне подойдет и начнет разговаривать.

Вопрос:

– У Вас есть еще одно такое платье? Оно очень настоящее и я бы хотел такое для своей подруги.

К сожалению, больше нет.

Он уходит.

Я была уже полузамороженная и не сразу посмотрела куда он пошел и с кем. А когда оглянулась, то увидела, что он переходит перекресток наискосок, потому что впереди катит инвалидную коляску со своей подругой.

Чувства – гордость, что есть настоящие мужики, которые для своих подруг хотят настоящие красивые, длинные, развевающиеся платья. И не важно, что она не сможет в нем танцевать. С ним точно сможет.

У рыжих тоже есть имена

Когда долго находишься в монастыре, то в какие то мгновения начинаешь вспоминать и проживать заново прошедшую жизнь. Я часто вспоминала детство. Яркие, детские образы помогали пережить одиночество и горечь предательство.

Мы жили всю жизнь в одном подъезде. Он на 3 этаже, а я на 4. Ходили в один садик. Через балкон кидали друг другу конфеты. Конфеты пролетали мимо и мы придумали привязывать конфетку на нитку и если был промах, то за нитку тянули лакомство назад и повторяли попытку. Было весело. Рассказывали друг другу интересные истории из отпусков. Мы выдумывали игры во дворе и выносили мусор вместе.

Вместе пошли в первый класс и сидели за одной партой. Сидели вместе недолго. Подрались и нас рассадили. Я до сих пор помню чувство соперничества, горечь поражения, бессилия.

Когда один из нас болел, то другой зашифровывал Домашние Задания пляшущими человечками и подсовывал под дверь. Было интересно и извилины радовались от шевеления.

Он был рыжим и конопатым. Все его так и звали – Рыжий, и только я всегда обращалась к нему по имени. До сих пор не понимаю почему. Он был добродушным и не обижался на прозвище.

Он понимал в электричестве и умел обращаться с вылетающими пробками. Ког

Закончили школу и встретили рассвет всем классом. Хоть и продолжали жить в одном подъезде встречались очень редко.

У нас был дружный класс. Он был первым, кого призвали служить в армию. Всем классом мы пришли провожать его на вокзал.

Это не была любовь – это была жизнь и он был огромной частью моей жизни.

Впервые я ощутила глубокие и серьёзные чувства в тот момент, когда он махал нам из последнего вагона поезда, который увозил его на границу, это было чувство – прощания с детством. Я вдруг очень явственно почувствовала себя впервые взрослой и заплакала от нахлынувших грустных чувств – вместе с ним я проводила и счастливое своё детство. Я впитала тот темный, осенний вечер каждой клеточкой. Было грустно и тяжело дышать.


Сейчас его уже нет в живых.

И я даже не знаю остались ли у него дети…

Благодарю его и упокой Господи его теплую и добрую Душу.

Осенние страдания

Молитва при выходе утром из дома.

Телефон?

Ключи?

Радуга в сердце?

Всё на месте, можно идти в новый день.

Кручу-кручу-кручу педали кручу ля-ля-ля-я, как птица лечу.

Маршруточка – внимааание!!! да, точно моя, можно ехать. А то за последнюю неделю уже три раза оказывалась не там, куда ехала. Что то мистическое происходило с номерами общественного транспорта или с моим зрением. Садилась в №96, а оказывалась №58, надо было на №10 троллейбус а я уселась в №10 маршрутку.

Сегодня опаздывать нельзя и я, для уверенности, переспрашиваю у пассажиров номер и упокаиваюсь – нормально всё.

Ехать далеко. Читать не хочется. Буду смотреть в окно.

И пошли мысли всё о том же, я с ними перестала бороться – надо пережить и перестрадать.

Страдать так страдать. И застрадаааалаааа.

И что же мне делать с этой ситуацией? В миллионный первый раз задаю я себе этот любимейший с апреля месяца вопрос. На дворе – ноябрь. Ответа – нет.

Мудрой Вселенной он (вопрос), наверное, надоел до чертиков и она решила мне помочь или сжалилась – маршрутка стоит в пробке и я смотрю на афишу Александра Серова – «Сохрани любовь». А вот что надо делать! Понятно… А он..А я..

И как?

Всё просто – перед глазами новая афиша спектакля «С чистого листа».

Ага…

Ясненько.

Легко сказать…

А смогу ли я? Нууу может первые 30 секунд и смогу.

Да зачем мне это надо? Где эта любовь? Ради чего я буду всё с чистого листа? Мимо едет троллейбус, а на борту надпись – «Ради тех, кто тебе дорог»…

Хихикаю, видимо, очень громко – на меня оглядываются.

Контрольный в голову – новая проплывающая надпись – «Всё намного ближе чем вы думаете».

СДАЮСЬ!

Как интересно жить в большом городе!

Ладно, я же уже давно (дня 1.5), как не сопротивляюсь и вся такая в принятии, только сколько же мне ждать?

Ответ не заставляет себя ждать и приходит в виде рекламной

растяжки на весь проспект, где громаднейшие буквы доводят меня до судорог от смеха – " НЕ ЖДИ»!!!

Кому бы позвонить поржать?

А уже приехала.

Надо было фоткать, получился бы фоторепортаж.

Будильник, потяягуушечки прямо посреди улицы на свежем воздухе, что еще для счастья надо? Красавица потягивается посреди улицы, ничего и никого НЕ ЖДЕТ и рот до ушей хоть завязочки пришей. Давай быстрей – можно опоздать.

Спина ровненькая и не болит.

За три часа – три консультации. Все разные.

Тело – хочу пить. Чувства – удовлетворенность, день прожит не зря. Эмоции – улыбка, как мне нравиться моя работа!!! Девчонки сами нашли ответы на свои вопросы, я только салфетки подавала и призывала не стесняться своих эмоций. Была мягкой и терпеливой. Не ждала, слушала, задавала вопросы, слушала.

Устала.

Пока, день…

Спать.

Конец

Сегодня я хочу написать сочинение на тему: " Как я провела лето». Лето 2016 года.

Сочинение о своем лете я последний раз писала лет 30 назад. Это были обычные отчеты о поездке в пионерские лагеря. Когда я теплой осенью, сидя в школьном классе, в очередной, 6 или 7, раз, вносила слова в тетрадь, то было только одно желание – это написать больше в количественном измерении, чем у соседа. Чувство соперничества подзадоривало меня и я растягивала слова и придумывала несуществующие события. Придумывать мне было легко. Я просто смотрела в окно и мысленно улетала в сосновый лес, в котором находились домики, спортивные и танцевальные площадки, столовая, баня, штаб, вспоминала своих друзей, вожатых и истории составлялись сами собой.

Спор я, обычно, выигрывала. Зачем ввязываться, если есть сомнения?

Эмоции радости от выигрыша и восторженные глаза одноклассников от моих приключений (настоящих и не очень) давали мне ощущения полета и чувство превосходства над обыденностью.

Зачем сейчас я решила окунуться в состояние написания сочинения? Явно не для победы в споре. А для чего? Напишу, может узнаю.

Итак, поехали…

В вербное воскресение я приехала в маленький городок в Чувашии. Как мне казалось, я решу все свои вопросы максимум за 2 недели. Чистые окна домов этого города всегда поражали меня своим блеском, чистотой и вселяли уверенность в правильности моего решения.

Я – 45-летняя взрослая тетя. Мать двоих детей. Разведена. Имею: большой лишний вес, диплом психолога, кучу сертификатов и твердое убеждение, что всё будет ХОРОШО! Я дышу солнцем, радуюсь каждому цветущему каштану, заставляю себя не думать о прошедшей холодной и горькой зиме, и не думаю.

Две недели пролетели в тревогах, криках, истериках, а пути домой нет. Проблема, которую я собиралась решить с помощью родных и чужих людей не только не решена, а еще больше разрослась. Надо что-то делать. Как то обустраиваться и приспосабливаться.

Я собираю тренинги в иконной лавке и в реабилитационном центре, провожу консультации батюшке прямо в Храме после крещения, пять часов беседую с женой священника (было чувство, что отбойным молотком долблю гранит), и… оказываюсь на лавочке возле пруда с сумками и клеймом «ведьмы». Родные люди мне отказали в ночлеге. А пути домой нет – вопрос, с которым я приехала, еще далек от решения. С чувством усталости и безысходности я устраиваюсь на лавочке и хочу, закрыв глаза, отключиться от реальности. Вокруг зеленеет сочная трава, цветут яблони, поют птицы.

Мне холодно.

У меня закрыты глаза и я чувствую, как сквозь тучи кто-то добрый и заботливый укрывает меня теплым солнечным одеялом. Укутываюсь и отключаюсь.

Звон колоколов мужского монастыря будит меня. Чувствую себя отдохнувшей.

Иду в женский монастырь и прошу приюта у игуменьи.

Однажды, лет 9 назад, я с детьми ночевала на чердаке старого Храма, монастырь только восстанавливался и везде была стройка. Отлично помню, как засыпая на полу вспоминала кино «Вий» и ждала, когда полезет нечисть из щелей. Внизу всю ночь читали молитвы и ночь прошла тихо.

Сейчас меня поселили в гостинице с новой мебелью, теплым, воздушным одеялом и сказали: «Живите, сколько хотите».

Ночью я опять вспоминала» Вия» и чувствовала защитный купол над собой.

Опачки!!!Я попала в советский мультфильм» Снежная королева», в момент, когда, уставшую от поиска Кая, Герду приютила в своем волшебном саду приятная старушка. Внешне игуменья очень похожа на эту старушку – маленького роста, чуть сгорблена, седая с голубыми глубокими глазами.

Необыкновенное ощущение просыпаться под звон колоколов в 5—40 утра и идти на службу в Храм мимо цветущих огромных пионов и белоснежных яблонь и груш. Я маленькая, заблудившиеся Герда. Где-то за стенами идет другая жизнь, сменяются времена года, что-то происходит, а здесь тишь и благодать.

В монастыре принято нести послушание. И моим послушание, очень ненавязчиво и постепенно, становиться послушание – быть рядом с матушкой. Матушкой называют игуменью, настоятельницу монастыря, простых монахинь принято называть – «мать» и имя. Так вот, монахини искренне сочувствуют мне. Быть рядом с матушкой («Настоящая игуменья» – так охарактеризовала её одна из прихожанок), дело почетное и непростое. Из местных монахинь на это послушание не загонишь никого. И постепенно из сказки о доброй девочке Герде я попадаю в триллер» Убить Билла»!!! И превращаюсь в героиню Умы Турман, в момент когда она проходит обучение (послушание) у белобородого старика– мастера (матушки).

В 45 лет оказалось, что я ничего не знаю, не умею, всё делаю не так, а если что-то знаю и делаю так, как три секунды назад было правильно, то это уже неправильно. У меня вертится на уме только один вопрос: «Как я вообще смогла дожить до таких лет?» По логике «такие неумёхи, лентяйки, мерзавки» умирают от голода и грязи ещё в садике, а я детей умудрилась родить и дорастить сына до 23 лет и дочь до 16.

И опять, засыпая, я вспоминаю фильм «Вий». Только теперь я стою в кругу, а вокруг меня летает в гробу матушка и ищет мои слабые места. И найдя хоть малейшую лазейку запускает туда свои"когти» и вырывает, с наслаждением, моё сердце, делая это невероятно больно и без наркоза. Я реву навзрыд и ухожу в город. Там у меня есть укрытие, где я не зализываю раны, а наоборот очищаю, найденный и вскрытый матушкой, гнойник.

В заботах о качестве кагора для причастия, встречах Епископа, гостей на день ангела матушки, паломников со всего света… проходит лето.

Мой вопрос – решен и я могу и хочу ехать домой. А меня не пускают, т.е. не дают благословения. Я покупаю билет и оставшиеся три дня делаю всё, чтобы уехать с легким сердцем и огромной благодарностью. Не получилось. Матушка обиделась. На моё: «Простите» хлопнула дверью. И всё– таки она настоящая игуменья! В 78 лет руководить таким непростым хозяйством, постоянно быть в молитве. И она нашла в себе силы рано утром пожелать мне Ангела– хранителя в дорогу.

Я– 45 летняя, стройная, молодая женщина иду ранним осенним дождливым утром по улицам чистооконного, гостеприимного города на вокзал. Реву под дождем. Мать взрослых детей. У сына своя жизнь. Дочь без меня закончила 9 класс, сдала успешно экзамены, прослушала свой последний школьный звонок, поступила в художественное училище и живет с отцом. Мой бывший муж нашел себе молодую подругу и представил её на своем юбилее в ресторане родным и знакомым.

Я еду домой. Зачем? Кому я нужна? Петухи пропели. Конец фильма.

Сочинения не получилось… Только маленький отчет.

Велосипед

В незнакомом и, почему то уже через месяц, родном городе получается жить, радоваться и работать. Вот и сейчас я бегу за кисточками в магазин. Завтра у меня назначен тренинг для родителей, у которых есть детки-инвалиды. Для детей в маленьком городке есть центр имени Святителя Луки Войно-Ясенецкого. В центре современное оборудование и есть классные специалисты по работе с детьми. Когда дети занимаются с педагогами, то родители покорно сидят в коридоре и ждут. Они уже прошли первые стадии родительского стресса и приспособились к своему необычному ребенку, приняли, как многие говорят, «свой крест» и смиренно несут его. Вся жизнь сконцентрирована только на ребенке. На консультации на мой вопрос о чем бы они хотели поговорить с психологом, худенькая женщина кивает устало головой в сторону нарядно одетой, с веселыми косичками, дочери с больными ножками. Ждут новых указаний, как общаться, заботиться, лечить. Ждут покорно, молча принимая очередные листочки с рекомендациями специалистов, домашними заданиями.

У них лично нет никаких желаний, мечтаний, целей.

Посоветовавшись с заведующей центра и получив благословение у батюшки, я пригасила родителей на тренинг, только для них, без детей. Хочу провести сказкотерапию, может получиться порисовать.

И вот краски в наличии есть, а кисточек нет.

Время вечернее и магазин скоро закроется, поэтому я бегу. Бегу, замечая цветущую красоту вокруг. Впервые в жизни здесь я увидела, как цветут каштаны. Вот уже и двери торгового центра.

Вдруг я торможу на полном ходу. Что случилось? Душа рванулась в сторону скамейки. Мозг торопит – скоро закрытие.

Я разворачиваюсь и возвращаюсь. Пожилая женщина со стеклянными, обезумевшими от горя глазами, сбросив обувь сидит на лавочке возле торгового центра. Её каменные губы что то шепчут и такая тоска и безнадега растекается от неё. Эта тоска уже сползла с лавочки и добралась до сброшенных от жары босоножек. Я прямо чувствую эту тягучую болотную жижу. Так бывает, когда человек долго копит в себе обиды. страх, терпит, сдерживается, «прощает», болеет. Эта жижа заполняет человека. Расстаться с неё жалко – она такая теплая и родная, ведь только она знает и понимает тебя. И вот она растекается и радостно ползет к дверям центра, ища своих подруг, чтобы похвастаться своими победами и поделиться новыми технологиями порабощения человека.

Что то должно было именно сегодня случиться с этой женщиной, что то что стало «последней каплей» для разливания в мир ЕЁ ужаса.

Присаживаюсь рядом. Женщина глубоко пенсионного возраста. Одета в бриджи и футболку. Не обращает на меня внимания. Вся погружена в созерцание своего несчастья. Пружина внутри неё закручена на полную катушку, но плакать она себе не позволяет.

Я здороваюсь и спрашиваю: «Что случилось?» Рассказывает, удивляясь сама себе, что

доверяет чужому человеку. Оказывается у неё украли велосипед. Она приехала в город из пригородного поселка в магазин. Оставила велосипед возле дверей, зашла– вышла, велосипед исчез, украли, наверное. Я предлагаю пойти в полицию. Машет устало рукой – доверия полиции нет уже давно, еще со времен милиции.

Звоночек в моем мозгу звенит словом «КИСТОЧКИ». Да, я могу не успеть. Чем могу помочь? Опять рука делает движение усталого маха. Сумка стоит раскрытая и кошелек торчит наружу. Обращаю её внимание на сумку и застегиваем вместе. Обещаю вернуться и объясняю про кисточки. Кивает головой и не понимает, что с ней происходит. Я знаю, что. Ей стало чуть легче, а это непривычное и забытое состояние. Должно быть ВСЕГДА тяжело и больно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное