Светлана Литвакова.

Зона особого влияния



скачать книгу бесплатно

– Ну и что? – неподдельно удивился он. – Проходите на здоровье! Я-то здесь причем?

– Дело в том, – замялась Лариска, – что ректор подпишет направление, только в том случае, если мы с первого раза сдадим зачет по черной магии. – Она замолчала, выжидательно глядя на Андрея.

– Все равно не понял? – нахмурился он.

Я прошептала короткое заклинание. Невидимая рука стукнула Андрея по лбу. Он машинально потер лоб, почувствовав мое мелкое хулиганство, и с осуждением глянул в мою сторону. Я сделала вид, что меня сильно интересует муха на скатерти и, мысленно извинилась.


– Не за что, – буркнул Андрей, а я от неожиданности подпрыгнула на стуле.

Лариска выразительно покрутила пальцем у виска, что явно адресовалось мне, и продолжила:

– Еще никто никогда не сдавал зачет с первого раза у Эльвиры Петровны! – Она тяжело вздохнула и умоляюще сложила руки, – Помогите, пожалуйста!

– Ах, вот в чем дело, – нахмурил брови Андрей. – Ничего у вас, девочки, не выйдет! – Он с таким осуждением посмотрел на Лариску, что она невольно втянула голову в плечи. – От тебя, Князева, я такого не ожидал! Учить надо! – Он решительно поднялся и пошел к выходу.

– Дядя Андрей! – сделала еще одну попытку Лариска. – Помогите, пожалуйста! Вы наш последний шанс!

Он остановился, обернулся, и сказал голосом, в котором отчетливо прозвучали металлические нотки:

– И чтоб это было в последний раз! Я не выполняю просьбы подобного рода!

Мы опустили головы, а я попыталась мысленно стукнуть Аникина по затылку.

– Даже не вздумай! – насмешливо посоветовал он, взглянув на меня, и вышел.

– Облом! – констатировала Лариска, задумчиво глядя ему вслед.

– Без тебя знаю, – огрызнулась я. Идея Лариски, как обычно, превратилась в пшик. – Что делать будем?

– Попытаемся сдать зачет самостоятельно, – вздохнула подруга. – Что еще нам остается делать?

– И как тебя эта простая идея сразу не пришла в голову?! Постараемся сдать зачет! – передразнила я. – Проще полететь в космос! Зачет мы не сдадим, а это значит – прощай Зона! А кстати, откуда у твоего Андрея такая чувствительность? Другой бы не услышал моих извинений, если только он не телепат.

– Ты дура, – вдруг, разозлившись, брякнула Лариска. – Во-первых – он не мой, а во-вторых, в Зону кого попало не берут! Аникин обладает такой интуицией, что тебе и не снилось! Он, конечно, в отличие от нас, не учился в МИОНе, а, всего-навсего, закончил авиационный институт, но много чего знает и умеет! А вообще-то он уфолог-любитель, – с гордостью добавила она.

– Уфолог-любитель – это не профессия! – парировала я. – Ладно. Пошли в институт, мы и так опаздываем. Кстати, кто сегодня первую лекцию читает? – Мы уставились друг на друга и с воплем: «Караул! Эльвира!», выскочили на улицу.

Когда мы, запыхавшись, влетели в аудиторию, Эльвира что-то писала на доске.

– Доброе утро, Эльвира Петровна! – дуэтом поздоровались мы. – Можно войти?

– Вы уже вошли, – великолепным контральто откликнулась Черепанова. – И что же могло вас так задержать, юные дамы, если это конечно не секрет? – иронично поинтересовалась она. – Я могу узнать причину вашего вынужденного опоздания?

– Больше такого не повториться! Это случайность! Можно, мы потом все объясним? – заныла Лариска, надеясь, что про объяснение Эльвира забудет.

– Ладно, садитесь, – великодушно разрешила Черепанова, как-то странно посмотрев на нас.

Мы с облегчением заняли свои места.

– Будильник забыли завести? – ехидно поинтересовался кто-то сзади.

– Отвянь, – угрожающе прошипела Лариска, и голос испуганно умолк.

– Нужно проводить четкое различие между колдовством и знахарством, – продолжила Эльвира. – Колдун или ведьма почти всегда практикуют черную магию, хотя позиция Ордена колдунов России иная – нельзя однозначно отождествлять колдовство с черной магией.

В то же время, знахари, также как колдуны и ведьмы, могут причинять не меньшее зло.

– Эльвира Петровна, – раздался чей-то голос позади нас. – Если черная магия – зло, то для чего она нам нужна? Нас учат применять волшебство только во благо!

– Черная магия, Крамаренко, – безошибочно определила говорившего Эльвира, – это не только средство причинения зла, это, в большей степени, способ устрашения. Людям свойственно бояться всего необъяснимого, загадочного. В этом смысле, колдун или ведьма страшнее потому, что никому не видно их действий, а, следовательно, трудно понять, каким именно образом колдун действует на человека, например, убивая при помощи своего двойника. Кроме того, если вы не будете знать черную магию, то не сможете защитить от нее ни себя, ни кого нибудь другого!

– А знахарь? Вы сказали, что он тоже может применять черную магию, – не унимался Крамаренко – толстый, ленивый и вечно ноющий тип с прыщавым лицом. – Чем тогда отличается знахарство от черной магии?

– Знахарство использует доступные действия и предметы, ритуал можно наблюдать и, если нужно, прервать. Это, по крайней мере, поддается определенному анализу. Действия же колдуна, обычно, ненаблюдаемые, в них нельзя вмешаться, они непредсказуемы и во многом зависят от его внутренней силы, хотя магические предметы также с успехом используются. Вопросы есть? – Эльвира обвела аудиторию лучистым взглядом.

Я невольно залюбовалась Черепановой – невысокая хрупкая брюнетка лет двадцати пяти на вид, с алебастровой кожей, стройной фигуркой и пронзительно синими глазами. Строгий костюм и закрытая блузка придавали ей немного чопорности, но в целом, абсолютно не портили впечатления. Аникин был просто обязан в нее влюбиться! Правда, характер у нее был еще тот! Властная, жесткая, несгибаемая, в общем – настоящая ведьма!

– Многие разделяют магию на черную, белую и серую, – не успокоился Крамаренко. – Как вы к этому относитесь?

– Отрицательно, Крамаренко! Черной магией я называю ту магию, которая направлена во зло, хотя это тоже относительно. Предположим, что твой отец ушел к другой женщине, твоя мать страдает, но ты можешь вернуть его. Ты это сделаешь?

– Естественно! – не задумываясь, отозвался Крамаренко.

– А какая это будет магия на ваш взгляд? Белая? Черная или серая?

– Конечно белая! – с умным видом ответил этот придурок.

– А вы, Белова, как считаете? Какого рода магию применит в данном случае Крамаренко? Стоит возвращать этого человека в семью? – неожиданно обратилась ко мне Эльвира.

Я поняла, что у меня появился шанс хоть немного задобрить преподавателя, если я отвечу правильно.

– Только в том случае, если он захочет этого сам, – твердо ответила я, хорошо помня тему предыдущей лекции.

– Объясните, – Эльвира смотрела на меня с интересом.

– С точки зрения Крамаренко, – я повернулась и показала ему язык, – и его мамы, если конечно предположить, что она очень любит своего мужа, я бы сделала доброе дело, вернув этого человека в лоно семьи. Но…

– Продолжайте, – подбодрила Черепанова.

– С точки зрения этого мужчины – моя магия зло! Можно заставить человека совершить поступок против его воли, но невозможно изменить то, что у него внутри. Он будет несчастлив, сам не понимая почему. Кроме того, несчастлива будет и его жена, оттого что несчастлив он.

– Хорошо. Немного путано, но, в принципе, верно. – Эльвира довольно улыбалась. – Еще вопросы есть?

– Эльвира Петровна, – не выдержала Лариска, – а по какому принципу набирается группа для прохождения практики в Зоне? Туда могут попасть все желающие?

– А разве вам не сказали? – удивилась Эльвира.

– Нет! – дружно загудели мы. – А сколько человек? А когда? А где находиться Зона? А что там происходит? – посыпались вопросы.

– Тихо! – рявкнула хрупкая Черепанова так, что все разом умолкли. – Объясняю. В группе будет десять человек. Отбирать кандидатов будет Совет преподавателей. При отборе учитываются личные качества и познания в той или иной области. Группа должна состоять из специалистов разных направлений. К сожалению, не многие из вас попадут в Зону, а только самые лучшие!

– А другие группы? – спросил кто-то. – Из каждой группы по десять человек?

– Вы не поняли. Десять человек со всего института, – пояснила Эльвира.

По аудитории прошелестел вздох разочарования.

– Зачет можно сдать и со второго раза, – подвела итог я. – Чего зря париться? Нам все равно ничего не светит! Маловероятно, что мы попадем в эту десятку, скорее всего, наберут старшекурсников! У них и опыта побольше и знания получше! Как жаль, что у нас нет шансов!

– Жаль, – согласилась Лариска, но по ее лицу было видно, что она не сильно расстроилась. – А может оно и к лучшему?! Ну, ее, эту Зону! – беспечно махнула рукой она. – Проживем и без нее как нибудь! Не мы первые, не мы последние!

Я вынуждена была с ней согласиться. Действительно, что я, не проживу без Зоны?

– Ты права! – махнула я рукой, а на душе заскреблись кошки.

Следующий день прошел без особых потрясений. Мы почти свыклись с мыслью о том, что в Зону нам не попасть, поэтому сосредоточились на других занятиях – зачеты, к сожалению, никто не отменял.

В отличие от студентов других вузов, у нас не было летних каникул – нужно было собирать травы и изучать зельеварение, поэтому экзамены приходились на осень, а практика, соответственно, прихватывала часть зимы.

Зимние каникулы это, конечно, хуже, чем летние, но деваться было некуда – издержки магического образования.

Когда в аудиторию вошел, точнее, вкатился Колобок – Колобков Дмитрий Федорович, настроение у всех мгновенно улучшилось.

Студенты просто обожали этого чудаковатого профессора Истории Магии. Фамилия Колобка была полностью оправдана его внешностью: маленький толстый человек, абсолютно лысый, с пухлыми румяными щеками, картофельным носом, толстыми губами, смешной ямочкой на подбородке и добрейшей душой.

– Итак, молодые люди, начнем! – он лучезарно улыбнулся, отчего по лицу разбежались лучики мелких морщинок, и потер ладошки друг о друга. – Начнем, так сказать, очередной экскурс к истокам магии! Я не думаю, что вам придется столкнуться со средневековым колдовством, но кто знает, молодые люди, кто знает…

Мы затихли в предвкушении интереснейшего повествования, профессор Колобков замечательно умел рассказывать.


– Среди многих народов Центральной и Западной Африки была распространена вера в то, что колдун не производит ритуальных действий, не издает звуков и не обладает медицинскими познаниями. Колдун действует психически! Считалось, что способность к колдовству передается по наследству, впрочем, это факт и спорить с этим мы не будем.

Люди боялись колдунов потому, что у них не было отличительных признаков, хотя некоторые народы утверждали, что колдуна можно узнать по его красным глазам, что является абсолютной чепухой. Среди вас я не вижу ни одной ведьмы или колдуна с красными глазами, не так ли? – Он весело засмеялся и вновь принял серьезный вид. – Если в определенной местности умирал человек без видимых причин, то такая смерть считалась колдовством. Смерть, обусловленная колдовством, должна быть отомщена! Колдуна убивали тем или иным способом, а затем начиналось самое интересное! Родственники убиенного требовали доказательств – вдруг зря ухлопали любимого дядю, брата или отца. Доказательство виновности в колдовстве заключались в том, что на краю могилы, в присутствии людей, производилось вскрытие трупа предполагаемого колдуна и, в его тонком кишечнике искали, так называемую, колдовскую субстанцию.

– А что это за субстанция? – влез неугомонный Крамаренко. – Ее можно потрогать? Или это что-то неосязаемое?

– А это, уважаемый Евгений, – совсем не рассердился Колобок, – предмет. Просто любой предмет округлой формы, найденный в тонком кишечнике. Если бедолаге не повезло, и он случайно проглотил такой предмет, то его смерть была правомерной, и он считался колдуном. Таким образом, его вина была доказана!

– А если ничего не находили? – спросил кто-то.

– А вот тогда, родственники убиенного, который умер, не будучи виноватым, брали его кишки и хлестали по лицу тех, кто обвинил его в колдовстве!

– И все?! – кровожадный Крамаренко был разочарован.

– Не совсем. Тот, кто делал вскрытие, должен был понести наказание, причем независимо от того, была найдена колдовская субстанция или нет. Он проходил обряд очищения: его несли к реке, омывали руки, поили специальной настойкой и не давали есть и пить, пока он полностью не очистится, так сказать, не смоет свои грехи. Сейчас мы быстренько напишем самостоятельную работу, а на следующем занятии поговорим о мифах, – закончил Колобков свою лекцию.

– Дмитрий Федорович! – на всякий случай решила спросить я, – а вы ничего не расскажете о Зоне? Скоро практика и многие из нас хотят туда попасть.

– Ну, отчего бы не рассказать, – неожиданно согласился он, – только очень коротко, у нас мало времени.

– Расскажите! – раздался целый хор заинтересованных голосов. Оказывается, не только мы с Лариской хотели туда попасть.

– Аномальная зона была обнаружена уфологами несколько лет назад. Никто не знает, где она расположена на самом деле, но вход туда находится на территории Московской области. Место поистине сказочное. Там собраны всевозможные персонажи из разных сказок и мифов, причем они живут и действуют по собственным правилам. Вся внутренняя жизнь поддается магическим законам, поэтому для студентов нашего института это великолепная возможность попрактиковаться и узнать много нового. Кстати, жители Зоны часто делятся со студентами своими колдовскими знаниями. До сих пор Зона считается безопасной для людей, но несколько лет слишком маленький срок, чтобы мы могли быть полностью в этом уверены, поэтому количество студентов, проходящих там практику, строго ограничено. Надеюсь, что в дальнейшем, практику там смогут проходить все желающие.

– Мы не доживем! – выкрикнул кто-то. Студенты засмеялись.

– А что говорят сами жители Зоны? Откуда они взялись? – спросила Лариска.

– Судя по всему, они сами не знают. Говорят, что жили там всегда. В этом и заключается загадка Зоны. Она возникла неожиданно, существует в том пространстве, в котором просто не может существовать по законам физики! Как говориться, очевидное, но невероятное! Кстати, в этом году меня пригласили провести занятия в Зоне, поэтому буду рад всем, кто сможет туда попасть, – закончил Колобок, пожелав нам удачи на экзаменах.

– Сегодня мы поговорим о религиозной магии, – начал свою очередную лекцию профессор Грофт. – Религиозный культ, обычно, состоит из целого ряда магических ритуалов, которые входят в Церемониальную магию. Часть этих ритуалов вытекает из содержания данной религии, а другие рассматриваются, как противодействия магическим представлениям. Примером может служить обряд экзорцизма, или изгнания дьявола, злого духа. Этот ритуал широко используется в католической церкви. Это своеобразная религиозная магия, направленная на борьбу с черной магией.

– А теургия? – спросила любознательная Лариска.

– Совершенно верно, – согласился Грофт. – Другим примером может служить теургия – использование магических средств для поклонения богу или слияния с ним. Такие обычные для христианства обряды, как молитва, крещение, причащение, покаяние и другие, имеют явные признаки магии! Иисус Христос предстает в образе величайшего мага, который владеет техникой экзорцизма, левитацией, техникой материализации и предсказания.

– Получается, что когда мы, с молитвой обращаемся к Иисусу, то с помощью религиозной магии обращаемся за помощью к, величайшему в истории человечества, магу? – спросил Крамаренко.

– А вот над этим вы и подумайте, уважаемый Евгений! – Грофт постучал указкой по столу, требуя тишины. – Надеюсь, что к предстоящим экзаменам все готовы? – спросил он. – Тот, кто не сдаст экзамен хотя бы на три, будет отчислен! Все помнят, что отчисленным студентам запрещено заниматься всеми видами деятельности, связанными с магией?

– Все! – ответил нестройный хор голосов.

– Вот и хорошо! Хочу пожелать всем удачи и напомнить, что только лучшие из вас попадут в Зону! Поверьте мне, там есть, на что посмотреть и чему поучиться!

Я толкнула Лариску локтем.

– Опять душу травит! – прошептала я.

– Да нет там, наверное, ничего интересного, – ответила она. – Просто он хочет, чтобы мы хорошо сдали экзамены!

– Конечно, я очень хочу, чтобы студенты достойно сдали экзамены, особенно вы, Князева! – немедленно откликнулся Грофт. – Только Зона, в самом деле, представляет интерес, особенно для студентов МИОНа! Вы больше нигде не сможете получить тех знаний, которые даст вам Зона, естественно, если вы туда попадете!

– Ну вот, – уныло протянула я, – опять хочется попасть в Зону!

– Слушай, я знаю одну предсказательницу, – прошептала Лариска. – Давай смотаемся к ней после лекций!

– Она действительно предсказывает, или просто людям головы морочит? – поинтересовалась я.

– Обижаешь! Она мне предсказала, что я поступлю в институт и вот я здесь!

– Тоже мне, предсказание! – фыркнула я. – В наш институт принимают только тех, кто имеет способности к колдовству, а у тебя прабабка ведьма! Тут и к гадалке ходить не надо, такие таланты передаются по наследству!

– Да ладно тебе! Что мы теряем? – Лариска шептала, не отрывая взгляда от профессора и делая вид, что внимательно слушает лекцию.

– Князева, Белова, я вам не мешаю? – с насмешкой поинтересовался Грофт. – Может быть мне выйти, чтоб вам было удобнее?

– Извините, профессор! – поспешила сказать я. Грофт мог запросто вышвырнуть из аудитории или не допустить к экзаменам!

– Мне не нужны ваши извинения, – отрезал Грофт. – Мне нужны ваши знания, а для этого, будьте любезны, не отвлекайте друг друга разговорами, не имеющими отношения к теме!

После лекций, сбежав с урока физкультуры, мы отправились почти на другой конец города, где жила прорицательница.

На пороге квартиры, расположенной на шестом этаже девятиэтажного дома нас встретила седая сухонькая старушка. Она открыла дверь, как только мы вышли из лифта.

– Я знала, что у меня будут гости, – приветливо улыбнувшись, сказала она. – Проходите!

Мария Ивановна, так звали старушку, жила одна в трехкомнатной квартире, уставленной множеством самых разных вещей.

Здесь были какие-то старинные кресла, комоды, уставленные слониками, хрустальными лебедями и статуэтками из самых разных материалов, шкафы, стулья и прочая мебель, неизвестно какого века.

Было очень много книжных полок. Книги были совершенно разные, начиная от «Капитала» и заканчивая самыми современными детективами.

– Я люблю читать, – сказала она, заметив, что я с интересом рассматриваю книги. – Правда последнее время зрение подводит, – пожаловалась она, – приходиться надевать очки.

– А вы, действительно, можете предсказать будущее? – спросила я.

– Смотря кому, – старушка усадила нас на диван. – Некоторым могу, а некоторым нет.

– А от чего это зависит? – продолжала расспрашивать я.

– От человека это зависит, милочка, от человека! – ответила Мария Ивановна. – Есть люди, которые покоряются судьбе, а есть такие, кто свою судьбу сам делает!

– Сколько будет стоить ваше предсказание? – на всякий случай спросила Лариска, потому что денег у нас было совсем мало.

– Я не беру денег, – строго сказала предсказательница, – или ты забыла? – она укоризненно покачала головой, обращаясь к Лариске.

– Столько времени прошло, – смутилась подруга.

– Да и откуда у студентов деньги? – лукаво улыбнулась старушка.

– Откуда вы знаете, что мы студентки? – удивилась Лариска и тут же спохватилась, – ах, да!

– Люди, конечно, благодарят, кто чем может, – она обвела взглядом захламленную комнату, – ишь, сколько натаскали! Отказывайся, не отказывайся, все равно несут! Вроде тесно, а выкинуть жалко, люди от души старались! Пойдемте, предсказаниями я занимаюсь в другой комнате.

Она завела нас в маленькую комнату, где царил полумрак из-за плотно закрытых шторами окон.

В комнате стоял круглый стол, накрытый красной скатертью и несколько стульев с высокими спинками.

– Присаживайтесь, – пригласила Мария Петровна и зажгла витые свечи в трехглавом подсвечнике.

Она принесла большой хрустальный шар и положила его рядом со свечами.

Присев на стул, она долго всматривалась в поверхность шара и молчала.

– Ну что там? – не выдержала Лариска. – Мы сдадим экзамены?

– Да, – немного помедлив, ответила старушка. – Только это совсем не тот экзамен, о котором вы думаете.

– Мы попадем туда, где хотим проходить практику? – спросила я.

– Это зависит не от вас, – как-то совсем уж загадочно ответила Мария Петровна.

– А от кого? – разочарованно спросила Лариска. – Неужели от ректора?

– От Эльвиры! – вмешалась я. – Не сдадим зачет, и прощай интересная практика!

– Нет. Скорее, от того места, куда вы так стремитесь попасть. А вот от вас будет зависеть возвращение, конечно, если вы туда попадете!

– Ничего не поняла, – пожала плечами Лариска.

– Больше ничего не могу сказать, – старушка задула свечи.

– Чепуха это, а не предсказание! – сказала я, когда мы вышли от старушки.

– Согласна, – пожала плечами Лариска. – Зря потратили время, – вздохнула она, направляясь к метро. – Я рассчитывала совсем на другое предсказание!

Женька Крамаренко, ходячее недоразумение с туповатым выражением лица, вышел из аудитории шестым.

– Ну, как, – лениво поинтересовались остальные, уже зная ответ.

– Пересдача, – печально подтвердил наши мысли Женька. – Эльвира, как с цепи сорвалась! Такие вопросы задает, только держись!

– Ну, все! Сейчас и я завалюсь! Чего ждать, если результат заранее известен? – Лариска решительно шагнула в аудиторию, совершенно не надеясь сдать зачет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное