Светлана Лаврова.

Марго Синие Уши (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Летать круче, – возразила Марго, прижимая к себе вырывающуюся Марфуту.



– Нет, ходить куда круче! Ты просто не пробовала не ходить. А можно твою кошку погладить?

– Конечно, – разрешила Марго. – Она же не кипящий чайник.

Все десять человек погладили ошалевшую Марфуту. Девочка с пышными локонами спросила:

– А кошку почему ты в школу принесла?

– Потому что я ее люблю, – честно призналась Марго. Это взрослым можно было впаривать про подзарядку, а товарищам надо правду говорить.

Ребята закивали: любовь – причина уважительная.

– У нас дома в деревне, в Шурале, три кошки, – вздохнула тоненькая черненькая девочка с косичками. – Одна даже трехцветная.

– А вы тут что еще умеете? – спросила Марго.

– Я предвижу будущее, – сказала черненькая девочка с кошками в Шурале. – Но пока только неприятности. Они ярче светятся.

– А я погоду предсказываю, – сказал длинный рыжий пацан. – Меня метеоцентр заказал. Потом, на работу.

– А я могу умножить в уме 327 на 582,– похвастался очень красивый мальчик – как с рекламы йогурта.

– Да? А зачем? – удивилась Марго.

Мальчик задумался – видимо, сам не знал зачем.

– А я под землей вижу, – сказал мальчик без особых примет. – Где вода течет, где всякие полезные камни, типа рубины-изумруды. Меня тут от мафии прячут, от бандитов. Чтобы они меня не похитили и не заставили изумруды искать. А потом на геолога выучат. Или на военного разведчика – смотреть, где у противника подземные склады бомб.

– Ну и что тут под землей? – недоверчиво спросила Марго.

Мальчик посмотрел себе под ноги и сказал:

– Пол. Под полом подвал. На полу подвала дохлая мышь. Под подвалом всякая земля. В земле желто-коричневые крупинки.

– Это золото, – кивнула Марго. – Березовский весь на золоте стоит. Наша шахта уже тыщу лет золото из земли качает и никак выкачать не может – так его много.

Вообще-то Березовский рудник работал не тысячу лет, а в четыре раза меньше, но Марго забыла точную цифру.

– Ух ты! – обрадовались ребята. – А нам ничего про золото не рассказывали! Можно после уроков играть в золотоискателей!

– А сама-то ты что умеешь? – спросил летающий мальчик Алеша.

Марго задумалась. На фоне удивительных способностей ребят ее уши не впечатляли. Их и не заметил никто под волосами. Можно, конечно, наврать, что умеешь горы двигать усилием воли или инопланетян вызывать заклинаниями.

– Я умею рассказывать страшные истории, – честно сказала Марго. – Про Черную Руку, про Зеленое Радио, про Красные Занавески…

– У-у-у! – зашумели ребята. – Круто! Наконец-то хоть у одного человека полезные способности! А то у всех фигня какая-то!

– Фигня – нехорошее слово, его нельзя говорить, – вспомнила Маргоша мамины поучения. – Ну разве что очень захочется, тогда шепотом в туалете можно.

– Расскажи страшную историю! – попросил летающий мальчик. – Про Черную Руку!

– В черном-черном городе стоял черный-черный дом, – начала Марго. – В этом черном-черном доме…

Тут прозвенел звонок, и пришлось идти на урок обучения грамоте.

А жаль, история про Черную Руку очень интересная.



Глава 4
Совсем здо?ровская школа

Тетенька-начальник не наврала. Школа действительно оказалась хорошей. Учительница, правда, похуже Елены Ивановны – и волосы короче, и платье не красное, а коричневое. Зато в школе был бассейн с запахом моря и нарисованными на стенах пальмами. Там ребята плавали каждый день, а ученые проверяли, кто из них может дышать под водой. Таких двое было, Таня и Саша из Екатеринбурга. Таня полчаса могла под водой высидеть, и если на кого-то обижалась, то шла в бассейн, ныряла на дно и там полчаса плакала, чтобы никто не мешал. В воде же слезы не видны. А Саша мало под водой сидел, минут семь. Зато у него второй дар был – запертые замки открывать. Его не только изучали, но и очень сильно воспитывали, чтобы вырос хорошим и не сделался вором. Это Марго потом узнала. А еще ученые выясняли, случайно ли то, что оба дышащих под водой ребенка живут в Екатеринбурге. Может, воздух в Екатеринбурге такой плохой, что население потихонечку учится дышать под водой, как рыбы? Хотя вода в Екатеринбурге, если честно, не лучше воздуха.

На уроках все происходило, как в старой школе – слоги писали и пять плюс пять складывали. Марго надеялась, что тут будут уроки обучения волшебству, как у Гарри Поттера, но вместо волшебства в расписании стояли математика, рисование, обучение грамоте… вообще-то в классе все умели читать, а Сергей даже через стенку. То есть если между книгой и Сергеем поставить стенку или непрозрачную ширму, то он все равно видел буквы. Вот на «окружающем мире» было интересно: показывали кино про древних римлян или динозавров. Марго не знала, а это были разработки машины времени. Ученые ее почти придумали, а потом какое-то большое начальство запретило ее придумывать окончательно. Потому что подумало, что вредно знать, как что в истории было на самом деле. Ученые недоделанную машину времени не выкинули, а стали использовать в школе на уроках «окружайки».



Еще был спортзал. Там учили началам кунг-фу и айкидо. Еще там ребята бегали, а ученые проверяли, не взлетают ли они при беге. Но пока взлетал только Леша – уже не на ладонь, а почти на метр. А по потолку вообще не ходил. Леша для ученых был самый интересный, его все время в лабораторию вызывали и анализы брали.

Марго тоже в первый же день туда привели. Вместе с Марфутой. Она сначала боялась, хотя и меньше, чем Марфута. Но ученые были веселые, рассказывали ей анекдоты, а исследования оказались не страшные. Подумаешь – проводки? к ушам прицепили или шапочку с проводами надели и велели сидеть с закрытыми глазами. Вообще не больно. А Марфуте дали колбасы – видимо, для науки надо было знать, сколько кошка может съесть колбасы в критических условиях. Оказалось, много.

– Очень странно, – сказал Главный Ученый Иван Иваныч. – Совершенно нормальный ребенок.

– А я и не утверждала, что я псих, – обиделась Марго, слезая с подопытного кресла.



– Нет, ты, конечно, замечательная девочка, – спохватился Главный Ученый. – Но кошка для подзарядки тебе совершенно не нужна. Ты прекрасно подзарядишься бутербродом или кашей какой-нибудь.

– Мороженым, – уточнила Марго.

– Я думаю, мы ее просто не до конца обследовали, – сказал Неглавный Ученый Вадим. – Надо копать глубже. Вдруг что-то на молекулярном уровне. Не зря же уши синие.

Марго струхнула– в каком смысле копать глубже? А вдруг ее закопают куда-нибудь?

– Девочка-девочка, а почему у тебя синие уши? – спросил Самый Неглавный Ученый Вася, прямо как Волк в «Красной Шапочке».

Марго и сама не знала почему. Но уже надоело объяснять, что ее не спросили, с какими ушами ей рождаться. И она сказала:

– Моя бабушка – Мальвина. Та самая. И ее синие волосы полиняли на мои уши.

Ученые слегка ошалели от такого заявления, а Самый Неглавный Ученый Вася спросил (опять голосом Волка):

– А где же живет твоя бабушка?

– В деревне, – честно ответила Марго. – На улице Ленина. Из Березовска прямо и прямо. Дерни за веревочку, – дверь и откроется.

И пошла в класс, а следом за ней Валерку вызвали. У него был редкий дар – он умел рисовать взрывчатые взрывы. Ну, вот когда Валерка рисовал зайчика или собаку, то ничего не случалось. Только зайчик обычно был похож на собаку, а собака на зайчика. И когда он рисовал танки и самолеты на войне, тоже ничего не случалось. А вот если Валерка изображал взрыв от самолетной бомбы или выстрел из танка, то взрыв взрывался на самом деле! Прямо на бумаге, где был нарисован!

Взрыв обычно получался небольшой, на полпарты. Но все равно Валерка сидел один, и парта его была укреплена бетоном и оборудована как дот. А сбоку, где ранцы вешают, крепился огнетушитель. Валеркой военные очень интересовались. По четвергам приезжал засекреченный полковник в штатском костюме, гладил Валерку по голове и хищно улыбался. Все знали, что только Валерка подрастет – и его возьмут Главным Военным Взрывателем или как там это называется. А Валерка не хотел быть военным, он планировал стать владельцем зоопарка, как Джеральд Даррелл. Или хотя бы дрессировщиком в цирке. Он хороший был мальчик, добрый, не дразнительный. Непонятно, с чего такой взрывчатый.

Еще Маргоше в этой школе нравилось, что на переменах можно было бегать. В ее первой школе бегать считалось нехорошо, и надо было тихо гулять вдоль стен. А здесь на стенах коридора висели прыгалки для прыгания и обручи для кручения. И бегать разрешалось. Потому что человеку надо срочно взболтать и выбегать из себя весь осадок, который у него внутри организма осел на сорок пять минут сидения на уроке. А то этот осадок отравит весь организм. Марго это всем объяснила, и учительница Ирина Игоревна с ней согласилась. И даже иногда сама с ребятами бегала и на скакалке скакала. Она здорово умела. Только у нее каблуки за скакалку зацеплялись, так что она редко скакала. Или разувалась и в одних колготках прыгала.

Больше всего Марго подружилась с Валеркой-взрывателем, Алешей-летуном и Джамилей, которая предсказывала неприятности. Несмотря на свою «грустную» особенность, Джамиля оказалась веселой и шустрой, только на уроке сильно вертелась – предчувствовала, что ей сейчас замечание сделают. И ей точно замечание делали! Но Марго тоже на уроках вертелась, так что она это недостатком не считала.

А Марфуте в школе не нравилось. На переменах она забивалась под учительский стол и делала вид, что ее нет в природе. Но ее все равно все гладили, завязывали бантики, надевали Лилькину кофточку (Лилька была самая маленькая, ее кофточка была почти впору Марфуте).

Еще Марфуту учили говорить по-английски.

Например, кошка по-английски «кэт». Марфута этого не знала. Марго тоже.

Но Марфута ни в какую не желала учиться английскому языку, а у Марго уже нормально получалось. Она вообще была умная, хотя и не чрезмерно.



На уроках Марфуте было легче: все сидели за партами, и можно безопасно вылезти и погулять перед доской и по проходам. Однажды она вспрыгнула на учительский стул, а Ирина Игоревна не заметила и села. Обе громко замяукали совершенно одинаковыми голосами. И Ирина Игоревна посоветовала Маргоше отвезти животное домой, а то жизнь у кошки в первом классе получалась очень трудная. И возить ее каждый день на уроки и обратно тоже хлопотно. Марго и сама понимала, что Марфуте нелегко, да уж больно жалко расставаться на полдня. Но учительница уговорила, и на следующий день Марфута осталась дома.

На четвертой неделе Маргошиного обучения ее собрались выгонять из школы. Она об этом не знала. Но ученые обследовали синеухую девочку вдоль и поперек и пришли к выводу: совершенно обычный ребенок. Никаких способностей, выходящих за рамки нормы. Никогда не будет летать, видеть месторождения нефти под землей, взглядом ускорять созревание помидоров и взрывать дома. Серость. А уши для народного хозяйства и оборонной промышленности интереса не представляют. Наиглавнейшие Проверяющие Чиновники из Министерства сказали: зачем на бесперспективного ребенка государственные деньги тратить, двум языкам ее бесплатно учить, в бассейне бесплатно купать и едой бесплатно кормить? Это стране прямой убыток и разорение. Пусть убирается в обычную школу, раз такая обыкновенная.

А Ирина Игоревна была против Маргошиного выгоняния. Она сказала, что это психологическая травма – за месяц второй раз школу менять. Что у Марго будет комплекс неполноценности, она будет считать себя хуже других и от этого всю жизнь будет несчастная. И вообще Марго в обычной школе не выживет, ее там задразнят. И не бегать на переменах ей вредно, в ней отравленный осадок образуется, а в обычной школе бегать нельзя. Ирина Игоревна даже сказала слова очень хорошего французского писателя: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Хотя по правде Марго была еще не очень прирученная, а довольно дикая. Это было особенно заметно на переменах.

Но учителей начальники обычно не очень слушают. Ирину Игоревну тоже не послушали, и быть бы Маргоше выгнанной, если бы не Самый Неглавный Ученый Вася. Он встал и сказал:

– Уважаемые господа Наиглавнейшие Проверяющие Чиновники, вы делаете ту же ошибку, что и я, когда задумывал свою диссертацию. Я ввел в свою работу основную группу, но не ввел контрольную. А без контрольной группы диссертация никуда не годится, потому что имеет самый низкий уровень доказательности.

Тут Вася замолчал, потому что увидел, что Наиглавнейшие Чиновники как-то странно переглядываются. И он постарался попроще объяснить:

– Мы изучаем необычных детей, важных для оборонной промышленности и народного хозяйства. Это в науке называется «основная группа» – то, что изучают. А еще нужно то, с чем сравнивают – «контрольная группа». А с чем мы этих детей сравнивать будем? Сравнивать надо с обычными детьми, которые живут в тех же условиях и учатся в той же школе. Вот Марго и будет «контрольная группа». Мы всех будем с ней сравнивать. Поэтому настоятельно требую оставить ее в школе.

– А это ничего, что одна девочка составит целую контрольную группу? – спросил Самый Умный Проверяющий. Он сразу просек слабое место в Васиных рассуждениях – не может же один человек быть группой.

Вася замялся – он был честный человек, и вранье у него плохо получалось.

– Это ничего, – пришла на помощь Ирина Игоревна. – От Маргоши столько шума на переменах, сколько от всех остальных, вместе взятых. Так что она вполне может быть этой самой контрольной группой.

Ирина Игоревна тоже была честный человек, и у нее вранье тоже плохо получалось. Но у нее был защитный инстинкт, как у курицы, которая своих цыплят защищает. А на самом деле Марго шумела не так уж и сильно – не как все остальные, а как половина всех остальных. Учительница слегка преувеличила.

И Марго осталась в школе. Она и не узнала, что ее выгнать собирались.



Глава 5
Черные руки в небе над Березовским

День шел за днем, Марго и ее одноклассники становились все умнее, и умнее, и умнее… как вдруг Маргошину маму послали на повышение квалификации. Это такая коротенькая школа для взрослых – не на одиннадцать лет, а на месяц или на два, или на четыре. Маргошина мама должна была ехать в Москву и учиться там три месяца, аж до Нового года! И Маргошу, что вообще возмутительно, с собой не брала!

Марго огорчилась – не передать как. Это же ужас для любого нормального человека семи лет – остаться на три месяца без мамы. Папа огорчился еще больше. Потому что это тоже ужас для любого нормального папы – остаться на три месяца без мамы с дочкой-первоклассницей. Он бегал по квартире, размахивал руками и восклицал:

– А уроки! Их надо проверять! А обеды! Их надо готовить! А колготки! Их надо надевать! Я не выдержу!

– Колготки я сама надену, – робко заметила Марго, подавленная папиным отчаянием. – Если хочешь, я и тебя научу. Ты способный, у тебя получится.

Но папа был безутешен. И тогда мама позвонила Ирине Игоревне и спросила совета. А Ирина Игоревна, конечно, сразу все придумала: пусть Марго до маминого приезда живет в школе, как ребята из других городов. Она будет ночевать в спальном корпусе; одиночных спален, правда, не осталось, но есть одна дополнительная кровать в комнате Джамили Камаловой. Девочка будет вовремя накормлена и под присмотром: прогулки на охраняемой территории школы, никаких хулиганов и бандитов, уроки выучены, зубы вычищены, душ утром и вечером… словом, идеально.

Мама обрадовалась и согласилась. Папа обрадовался еще больше и тоже согласился. Марго не знала, радоваться ей или огорчаться, а согласия ее никто не спрашивал.

И уже в понедельник она бросила свой рюкзачок на свободную койку рядом с Джемкиной.

– Вот здорово! – ликовала Джамиля. – Теперь вечером ты нормально расскажешь страшную историю про Черную Руку и Зеленое Радио. А то перемены слишком быстро кончаются. И страх не тот.

Марго развязала рюкзак и достала из него слегка ошалевшую Мар футу.

– Мама мне всяких трусов и колготок напихала полный рюкзак, как будто у меня пять поп, а не одна, – объяснила она Джемке. – Я это все выложила, а на освободившееся место засунула Марфуту. Ее нельзя с папой оставлять, он ее забудет покормить и погладить. Пусть живет в нашей спальне, а днем гуляет по двору.

– Пусть, – закивала Джамиля. – У нас самая хорошая спальня получилась – с кошкой!

Остальные ребята тоже обрадовались прибытию Маргоши. Потому что одно дело – торопливо рассказывать страшилки на перемене перед математикой, и совсем другое – делать это темной осенней ночью, выключив свет и замотавшись в одеяло. Хотя до вечера было еще далеко, у всех на уме уже были Черные Руки и прочие герои ужастиков.

По математике проходили задачи в два действия. Макс, правда, кривился – он мог даже в сто действий задачи решать прямо в уме. Но остальные не умели.

– Марго, ты опять вертишься, – сделала замечание Ирина Игоревна. – Лучше выйди к доске и придумай задачу в два действия.

Марго с удовольствием вышла к доске – хорошо размяться, а то она уже десять минут тихо сидела за партой. Половину пути до доски она прошла, а половину пропрыгала на одной ножке. И начала задачу:

– В одном черном-черном городе была черная-черная улица. По этой черной-черной улице летали черные-черные руки. На поворотах они рулили оттопыренными мизинцами.



Вот однажды черной-черной ночью из черного-черного дома вылетело три черных-черных руки. Потом из второго черного-черного дома вылетело еще четыре черных-черных руки. Потом из третьего черного-черного дома вышел охотник и подстрелил пять рук! Вопрос: сколько рук осталось летать в черном-черном городе?

– Задача в два действия, – напомнила Ирина Игоревна.

– А из чего он их подстрелил? – спросил Валерка.

– Из черного-черного ружья, – пояснила Марго. – Он же охотник.

– А зачем?

– Они верещали и спать ему мешали.

– Зря, – не одобрил браконьерство Валерка. – Надо было ловушкой подманить и в зоопарк сдать.

– Я уже давно сосчитал, что две руки осталось, – сказал Макс. – Надо было больше рук напустить. Триста пятьдесят восемь, например. А охотник застрелил сто девяносто две…

– Нет, это какой-то триллер получится, сплошь убитые руки и кровь ручьем, – не одобрила Джамиля.

– Он их не насмерть застрелил, – поправилась Марго, которой тоже стало жалко черных рук.

– Вот я хорошую задачу придумал. В Березовском сделали зоопарк, – начал Валерка. – В нем жило пятнадцать крокодилов. Два синих, два красных, остальные лиловые. Сколько лиловых крокодилов жило в Березовском?

– Одиннадцать, – сказал Макс. – Для лялечек задача.

– Максим, займись-ка лучше вчерашними интегралами и не мешай нам, – попросила Ирина Игоревна.

– Не хочу интегралами, там крокодилов нет, – проворчал Макс, но все-таки открыл учебник для десятого класса.

– А пять подстреленных рук упали прямо на одного лилового крокодила и приросли. – Марго обрадовалась возможности оживить подстреленные черные руки. – Крокодил аж запрыгал: у него было четыре лиловые лапы и ни одной черной руки! И он стал этими руками… м-м-м… что же он стал ими делать?



– Пельмени лепить, – предложила Джамиля. – Я тоже умею, мы дома с мамой лепили.

– Ох, – вздохнула Ирина Игоревна. – Интересная задача получилась. Марго, напиши на доске решение задачи.

– Про руки или про крокодилов? – уточнила Марго, берясь за маркер. Школа-то продвинутая, на доске не мелом писали, а особым карандашиком-маркером.

– Про что хочешь.

– Лучше про руки, а то я крокодилов рисовать не умею, – решила Марго и нарисовала домик. Над домиком растопырились три ладошки, похожие на звездочки. Рядом она набросала еще один домик и над ним – еще четыре ладошки-звездочки. Внизу она изобразили охотника и задумалась – как рисуют ружье?

– Надо писать цифрами, а не картинками, – поправила Ирина Игоревна. – Валера, помоги Маргоше.

Валерка выскочил к доске, но не стал писать «3+4», на что смутно надеялась Ирина Игоревна, а пририсовал Маргошиному охотнику ружье с него размером. И прежде чем Ирина Игоревна осознала опасность, подрисовал к дулу ружья выстрел в виде кривого облачка. БА-БАХ! На доске полыхнуло, нарисованный охотник с доски ссыпался, а доска свалилась со стены. Марго ойкнула.

– Ответ: осталось две черные руки, – Валера невозмутимо показал на обугленный рисунок и начал писать слово «ответ».

– Пра-а-авильно, – дрожащим голосом похвалила Ирина Игоревна.

Потом были еще уроки, и обед, и опять уроки, и полдник, и прогулка, и домашнее задание, и ужин, так что Марго с непривычки очень устала от такого длинного дня. Дома-то ей полегче жилось, поотдыхательнее. И когда наступил вечер, она уже не очень хотела рассказывать страшилки. Но ребята набились в их с Джамилей спальню, уселись тесно на кровати и на ковер и приготовились слушать. Марго вздохнула, зевнула и начала:

– В одном городе жила-была девочка. Она училась в первом классе, как мы. И у нее была черная рука. Одна рука нормальная, розовая, а другая черная. Она такая родилась. Ну вот как у меня уши синие, а у нее рука черная. И ночью, когда девочка спала, эта Черная рука отстегивалась, летала по городу и душила всех, кого встречала.

Тут Марго сбилась, потому что заметила, что все смотрят на ее уши.

– А твои уши? – дрожащим голосом спросила Джамиля. – Они ночью тоже отстегиваются и летают по городу?

– Н-не знаю, – удивилась Марго, – откуда ж мне знать. Я ночью сплю и за ушами не слежу.

– Ты сегодня с Марго ночуешь, вот и проверь, – сказал Макс Джемке.

У той глаза стали совсем круглые, а потом совсем шестиугольные.

– Я ушей не боюсь, – мужественным голосом сказал Валерка, отодвигаясь от Марго подальше. – А что они делают, твои уши, когда по городу летают? Тоже кого-нибудь душат?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17