Светлана Лаврова.

Кто украл дракона?



скачать книгу бесплатно

© С. А. Лаврова, текст и иллюстрации, 2019

© АО «Издательский Дом Мещерякова», 2019

Перед тобой не просто книжка. Это детективная история, которую ты сможешь раскрыть сам! Вместе героями ты можешь вести своё расследование.


На странице 179 тебя ждёт дневник следователя. Внимательно следуй инструкциям и заноси туда все свои наблюдения по мере чтения книги. И как знать, может, ты первым догадаешься, кто преступник!


Во время чтения книги ты встретишь следующий символ



Он подскажет тебе, что здесь есть полезная информация, которую стоит занести в дневник.


Глава первая
Принцесса на заборе

Далеко-далеко, в одном королевстве жила-была прекрасная Принцесса. Вот однажды утром перелезала она через забор и зацепилась за гвоздь. Ногу расцарапала – ужас. Сидит Принцесса на заборе и решает вечный вопрос: что делать? Можно пойти к Гофмейстерине, чтобы она смазала ногу йодом. Тогда Принцессе достанется: туда не лезь, там не ходи, и вообще – что за надзаборное поведение? Нехорошо-с. Можно к Гофмейстерине не ходить, но боязно. А вдруг на заборе рядом с Принцессой сидели страшные микробы, пролезли в ранку и теперь грызут её, Принцессу, изнутри? Кошмар. Принцесса уже совсем было решила сдаться Гофмейстерине, как вдруг увидела под забором незнакомого мальчишку. Он с интересом смотрел на Принцессу, а потом задал глупый вопрос:

– Что ты там делаешь?

Принцесса считала, что на глупые вопросы имеет право давать глупые ответы, и сказала:

– На страже стою… э-э, то есть сижу. Чтоб враги врасплох не застали.

Мальчишка так удивился, что не нашёлся что сказать. Принцесса тоже удивилась, что он поверил, и решила изящно спрыгнуть с забора – сколько можно тут торчать, в конце концов. Но большого изящества не получилось. Принцесса была не очень спортивная девочка и растянулась на траве с громким шмяком. Мальчишка открыл рот, чтобы достойно прокомментировать событие, но Принцесса его опередила. Она сделала вид, что нарочно так легла, прижала ухо к земле и сказала:

– Да, точно, я не ошиблась. Слышу, земля гудит, с запада наступают. Не меньше четырёх кавалерийских полков. Пойду прикажу маршалу…

И гордо прошагала мимо мальчика к служебному входу во дворец. Очень хотелось показать язык, но это разрушило бы возвышенный образ стража Отечества, и Принцесса удержалась.

Гофмейстерина наткнулась на Принцессу в коридоре. Принцесса открыла было рот, чтобы сказать, что она благовоспитанно гуляла, а на неё налетел выпрыгнувший из забора взбесившийся гвоздь, который летел по саду, и поцарапал ей ногу. Но Гофмейстерина всплеснула руками:

– Ваше высочество, куда вы пропали! Скорее одеваться, сейчас Большой приём, приехали франспанские послы!

И поволокла Принцессу в гардеробную.

Там её смазали йодом и напялили длинное жёсткое платье, шитое золотом и серебром. Оно всегда напоминало Принцессе никелированную кастрюльку, и ходить в нём было так же удобно. Принцессину косичку попытались расчесать, но в спешке махнули рукой и запихнули в жемчужную сетку, сверху нахлобучили корону, булавкой закрепили мантию (пуговица оторвалась на прошлом приёме, да Принцесса забыла пришить). Вроде всё. Негнущаяся Принцесса двинулась к двери в тронный зал.

– А очки! – трагическим шёпотом напомнила Гофмейстерина.

Принцесса вздохнула и сняла очки. По этикету во время Большого приёма очки не полагались. Естественно, этот этикет сочинялся тогда, когда очки ещё просто не изобрели. Принцесса без очков видела всё туманно, поэтому двигалась в тронном зале с осторожностью, которую некоторые наивные люди принимали за величавость.

– Его величество Фредерик Двадцать Второй и её высочество Элеонора Гвинеда Амританская!

Это объявил церемониймейстер, стукнув в пол разукрашенной палкой с перьями. Когда Принцесса была маленькая, ей хотелось стащить эту палку и поскакать на ней верхом, как на лошадке. Сейчас уже, конечно, не хочется, сейчас она большая. Король подмигнул Принцессе, и под звуки торжественного марша они возникли в тронном зале и уселись. Принцесса сразу начала милостиво улыбаться. Больше делать было нечего. Слушать, что говорили всякие сановники и послы, Принцессе не разрешалось. То есть, пожалуйста, слушай на здоровье, но не зевай. А Принцесса, послушав и попытавшись вникнуть, начинала неудержимо зевать. Причём так аппетитно, что к ней присоединялись Король, придворные, иностранные гости. Получался не Большой приём, а замок Спящей Красавицы перед засыпанием. Так что Принцессе слушать не рекомендовалось. Смотреть можно было, но без очков все лица расплывались в туманные пятна. Иногда Принцесса развлекалась тем, что воображала на месте носа какого-нибудь заморского посла свиной пятачок. Но это быстро надоедало. Соскучившись, Принцесса забывала милостиво улыбаться, и Гофмейстерина, прячущаяся за балдахином, тыкала её указкой в спину. В спинке трона была проверчена специальная дырочка для указки. Спохватившись, тыкнутая Принцесса лихорадочно начинала милостиво улыбаться.



Итак, Принцесса поёрзала на троне, усаживаясь поудобнее, Гофмейстерина слегка тронула её указкой для профилактики, и Большой приём начался.

– Бу-бу-бу бу-бу бу-бу, – толстый франспанский посол бубнил что-то про мир во всём мире. Под это монотонное бормотание Принцесса начала клевать носом.

– Бу-бу-бу бу-бу бу-бу, кошка села на трубу, – чудилось ей. – Бу-бу-бу бу-бу бу-бу, лапкой стукнула по лбу, бу-бу-бу бу-бу бу-бу, предсказать свою судьбу… – Что? Какую судьбу? Принцесса очнулась.

– Нам не дано предсказать судьбу, – так же монотонно читал посол по бумажке. – Но для упрочения мира во всём мире мы предлагаем скрепить союз между нашими державами династическим браком. Мы имеем честь просить руки её высочества наследницы престола Элеоноры Гвинеды Амританской для его высочества принца Себастьяна-Ансельма Франспанского!

И уточнил в скобках:

– Младшего.

«Однако вовремя я проснулась, – подумала Принцесса. – А то они меня спящую замуж выпихнули бы. С них станется».

И посмотрела на отца. Король важно сидел на троне, и на лице у него было выражение «а-я-самый-умный-всё-знаю-что-вы-мне-скажете». Принцесса знала папочку как облупленного и помнила, что это выражение означает у него крайнюю степень изумления и растерянности. Явно не ожидал он сватовства.

Тут толстый посол поклонился и выдвинул из толпы своих второстепенных послов мальчишку. Видимо, это и был жених. Что-то в нём показалось Принцессе знакомым, но без очков принц расплывался, как клякса в тетрадке. Принцесса милостиво улыбнулась и, свирепея, зашипела уголком рта в сторону отца:

– Очки срочно подай!

Король немного пришёл в себя, подмигнул дочери и сказал послам:

– Ваше любезное предложение наполняет нас неизъяснимым блаженством.

– Это кого как… – опять зашипела Принцесса, но Король пихнул её локтем и продолжил:

– Моя кроткая дочь просто трепещет от смущения…

И строго посмотрел на Принцессу. Та спохватилась и затрепетала так убедительно, что чуть трон не перевернула.

– Хватит-хватит, потрепетала и будет, – сказал Король, придерживая Принцессин трон за подлокотник. – Итак, господа послы, мы польщены вашим предложением и желаем продолжить обсуждение сего предмета во время очередной аудиенции.



В переводе на нормальный язык это означало: приходите завтра, а сегодня я не знаю, чего вам сказать, может, завтра осенит. Все начали расходиться, тронный зал быстро опустел. Король тоже хотел смыться, но Принцесса поймала его за рукав мантии и заорала:

– Очки! Хочу носить очки на всех приёмах! Из-за вашего дурацкого этикета жениха не разглядела! Подсунут чёрт-те что, а я мучайся всю жизнь.

– Ваше высочество, как вы выражаетесь! – ужаснулась Гофмейстерина. – Нельзя говорить «чёрт-те что», надо говорить «неведомо что».

– Подсунут чёрт-те что неведомое, – поправилась Принцесса и водрузила на нос поданные фрейлиной очки. – Из-за вас ни одного посла в лицо толком не видела, встречу – не узнаю, обзову дворником, вам же конфуз будет!

– Да что же делать, если про очки в этикете ни слова, – чуть не плача, развела руками Гофмейстерина. – Вот, судите сами, «Уложение о надлежащем обмундировании королевского дома особ на случаи парадных церемоний», страница 567: «Поелику платье суть символ и отражение самодержавной идеи и будучи во оное время непременным условием соблюдаемо, то почитать необходимым во время Большого приёма наследной принцессе носить: золотое платье до полу, дабы не оскорблять стыдливости приличной невинной деве, волосы без богопротивной чёлки, убранные в сетку о двадцати шести нитях, корону большую с осьмнадцатью бриллиантами (общий вес шесть кило) и мантию удлинённую два на шесть метров с вытачками, расклешённую книзу». Где тут про очки? А?

– Ладно-ладно, – поморщился Король. – Бог с ним, с «Уложением». Доченька, а что если контактные линзы попробовать? Это такие стёклышки, их приклеивают к глазам, и совсем незаметно. Ни одно «Уложение» не придерётся.

– Да пробовала я контактные линзы! – взвыла Принцесса. – У меня от них глаза чешутся и слёзы ручьём!

– Слёзы? Слёзы ничего, – оживился Король. – Это будет показывать твою чувствительную натуру. Даже изысканно. Опять же прецедент был – царевна Несмеяна.

– А чесаться во время Большого приёма тоже изысканно? – возмутилась Принцесса.

– Нет, чесаться не надо, – подумав, изрёк Король. – Контактные линзы отпадают. Что же делать?

– Можно выпустить указ, – осторожно вмешался Первый Министр. – Поправку к Конституции… то есть к «Уложению». Всего два слова: «и очки».

– Что же это за указ в два слова? – фыркнул Король. – Представляете, герольды на площади будут указ оглашать. Встанут в позу и заорут: «И очки!» У моего народа с перепугу революция случится.

– Не надо так шутить, ваше величество, – строго сказал Первый Министр. – Указ можно и подлиннее, а «и очки» вставить в «Уложение», в самый конец после слов «расклешённую книзу». Получится: «мантию, расклешённую книзу, и очки».

Гофмейстерина хотела возразить, но Король махнул рукой:

– Пиши указ, вставляй слова, только отстань от меня. Такая погода, а мы торчим в духоте. У меня свидание… то есть деловой визит по поводу финансов.

И опять хотел сбежать, но Министр спросил:

– А что со сватовством? Надо хорошенько обсудить этот вопрос. Наша-то Принцесса наследная, единственная, а они принца подсунули младшего. Опять же, по слухам, у мальчика не всё в порядке с происхождением. Говорят, что он…



Министр покосился на Принцессу и закончил деликатно:

– Ну очень уж младший.

– И он ниже меня, – встряла Принцесса. – Я без очков подробности вроде лица не видела, но рост заметно ниже.

– Рост в мужчине не главное, – хохотнул Король.

– А что главное? – заинтересовалась Принцесса.

– Ну… – Король замялся и неуверенно сказал: – Ум.

– Ум не разглядишь, – вздохнула Принцесса. – Даже в очках. Лучше уж я на рост ориентироваться буду.

– О-о! – воскликнул вдруг Первый Министр. – Какое несчастье!

– Что ещё? – недовольно спросил Король, уже почти выходя из зала.

– Я по вашему приказу вставил слова «и очки» в «Уложение», – расстроенно сказал Первый Министр. – Но за болтовнёй (то есть за обсуждением проблемы) перепутал и вставил эти слова не после слов «расклешённую книзу», а до них. Получилось: «мантию удлинённую, два на шесть метров с вытачками, и очки, расклешённые книзу».

– Всё, дочка, – хмыкнул Король. – Ты обречена носить расклешённые очки.

– Хорошо, что он не вставил «и очки» перед словами «два на шесть метров», – вздохнула Принцесса. – Шестиметровые очки! Хотя тогда точно всего принца в подробностях разглядела бы.


Глава вторая
Похищение века

В новогоднюю ночь у трёхголового дракона Потапова украли кастрюлю. Да ладно бы пустую, а то с борщом! Это уже ни в какие ворота не лезет. Но сначала, наверное, надо объяснить, откуда вообще взялся в нашем правдивом повествовании трёхголовый дракон Потапов.

И тут возникает философский вопрос: почему в одних местах драконов полно, а в других вообще нет? Возможно, они скапливаются, как пыль, в складках времени и пространства. Вот однажды в некотором месте они так скопились, а потом решили: «Мы же не динозавры какие-нибудь! Да здравствует цивилизация!» И построили город. Назвали его без претензий – Город Драконов. Драконы вообще ребята простые, до конституций и парламентов не доросли, но школа и больница в городе есть. И, конечно, кондитерская. А воров нет. Просто нет, и всё. Такая у драконов национальная особенность. Так что стибрить кастрюлю у Потапова было решительно некому.





Не надо думать, что Потапов так уж любил борщ. В новогоднюю ночь драконы обычно едят салат оливье, жареную курицу и торт. Потапов всё это приготовил, потому что ждал гостей. Ему помогал на кухне дракон Аспирин. Это был очень порядочный дракон, со всех сторон положительный. Закончив резать салат, Аспирин сказал:

– А борщ у тебя есть?

– Зачем? – удивился Потапов. – Кто ест борщ в новогоднюю ночь?

– Я ем, – сказал Аспирин. – Но дело не во мне. Обязательно найдётся какой-нибудь гость, который скажет, что надо поесть жидкого, а то на одной сухомятке живот заболит.

– Жидкое ему понадобилось, – заворчал Потапов. – Шампанское жидкое, чай тоже жидкий, что ещё надо. Не буду борщ варить.

Тогда Аспирин сам сварил целую кастрюлю. А Потапов улучил момент, когда тот отвернулся, и убрал борщ подальше с глаз, чтоб правильный Аспирин его съесть не заставил. Запихнул кастрюлю в угол в прихожей, замаскировал валенками и забыл про неё. А тут и гости начали собираться.

Сначала пришёл Кузя. Он был дракон, склонный к опозданиям, поэтому перевёл свои часы на два часа вперёд и заявился первым. Потом пришёл огнедышащий дракон Кетчуп и след в след – голубоглазый дракон Эверест. Последним в дверях возник Анакондыч, таща огорчённого Стасика. Дракон Стасик получил очередную двойку по математике и расстроился. Он регулярно получал двойки и всегда расстраивался, как в первый раз.



– Плюнь на двойку, – посоветовал огнедышащий дракон Кетчуп. – Вот так.

И он показательно плюнул в сторону ёлки. Все свечки на ней сразу загорелись. Собственно говоря, ёлка тоже загорелась, но её быстро потушили шампанским. Непьющие драконы для того и ставили шампанское на новогодний стол, чтобы действовать им как огнетушителем.

– Что, уже фейерверк начали? – выглянул из кухни Потапов. – Тогда я несу торт.

– Кетчуп, у меня так не плюётся, – пожаловался Стасик, доставая тетрадь по математике. – Плюнь лучше ты.

– Да пожалуйста, – Кетчуп прицелился и метко плюнул на двойку. Та задымилась и исчезла, оставив аккуратную дырочку.




– И пусть все наши неприятности сгорят так же быстро и невозвратно, как эта двойка! – сказал Кетчуп, поднимая чашку с чаем.

– Ура! – согласились драконы и сели за стол.

Всё шло отлично, пока дело не дошло до новогодних гаданий. Дракон Кузя разложил карты и предсказал трёхголовому дракону Потапову материальные трудности. Потапову всегда под Новый год выпадали на картах материальные трудности, он привык и считал, что так и надо. Потом Кузя предсказал Стасику развод и убийство из ревности.

– Чьё? – перепугался Стасик.

Кузя добросовестно покопался в картах и сказал:

– Не знаю. Фамилии почему-то нету.

– А я ещё холостой, – робко возразил Стасик. – И того… не планирую пока.

– Чему ты учишь ребёнка! – возмутился порядочный дракон Аспирин. – Он ещё в шестом классе.

– А ты помалкивай, уголовник, – злорадно сказал Кузя. – Тебе на картах выпал казённый дом. Похоже, тюрьма. И каторга. За перелёт улицы в неположенном месте.

– Ты… ты всё неправильно гадаешь! – от возмущения Аспирин начал заикаться. – И вообще, порядочные драконы гадают на кофейной гуще!



– Где же я возьму кофейную гущу, – пожал плечами Кузя. – Теперь все растворимый кофе пьют.

И тогда Потапов вспомнил про борщ.

– У нас есть гуща от борща, – предложил он.

– А что! – загорелся Кузя. – Это оригинально. «Противостояние морковки и картошки в противофазе с вращением свёклы сулит тебе, Потапов, материальные трудности. Варёная капуста означает для тебя, Стасик, роковую брюнетку».

– Математичка, – вздохнул Стасик. – Это и будет убийство из ревности? Ладно, я согласен.

– Подожди, подожди! – закричал Потапов. – Я ещё гущу не принёс, а ты уже гадаешь.

И помчался в прихожую за кастрюлей. Он заглянул в угол, отодвинул валенки… Кастрюля исчезла.


Глава третья
Драка в тронном зале

На следующее утро Принцесса чинно гуляла в саду. Вообще-то она не собиралась чинно гулять, а хотела рисовать красками. Но Гофмейстерина выпихнула её в сад со словами:

– Подышите свежим воздухом и не путайтесь под ногами.

Она была с утра нервная. Все во дворце были с утра нервные, потому что планировалось важное заседание по поводу Принцессиной свадьбы. И сейчас это заседание уже началось, но Принцессу, конечно, туда не позвали. «А зря, – думала Принцесса. – Это же меня собираются замуж выдавать, а не папу и не Первого Министра. Значит, я в этом вопросе лучше всех разбираюсь».

Она ещё чинно погуляла немножко, дошла до забора и увидела вчерашнего мальчишку.

– Ты что, так и торчишь тут со вчерашнего дня? – фыркнула она. – Может, ты прилип?

– Сама прилипла, – сказал мальчишка. – Ты же вчера меня в тронном зале видела, когда наш Главный Посол велел, чтобы тебя за меня замуж отдали. А сейчас меня выгнали подышать свежим воздухом. Можно подумать, я до этого прокислым дышал.

– Да? – изумилась Принцесса и вгляделась внимательнее. – То-то мне показалось, что я тебя где-то видела. Так ты этот… Себастьян-Алексей?



– Себастьян-Ансельм, – поправил мальчик. – Можно Сева. Только я не хочу жениться. Я хочу стать героем и побеждать драконов.

– Это правильно, – кивнула Принцесса. – Мою маму дракон утащил.

Вообще-то во дворце по-разному болтали об исчезновении королевы, но Принцесса предпочитала версию о драконе.

– А у меня папа был лётчик, он погиб при испытаниях, когда я ещё не родился, – сказал Сева. – И мама вышла замуж за короля. Только это страшная тайна, потому что считается, что я – настоящий сын короля. Ты не болтливая?

– Нет-нет, – заверила Принцесса. – Я умею хранить тайны. Только мне надо знать, что это – тайна, и тогда я её не выдам. А если буду думать, что пустяк, то, конечно, проболтаюсь.

– Это государственная тайна, – подтвердил мальчик. – Моя и мамина. Жалко, что нельзя узнать, о чём там совещаются. Ну как решат срочно нас поженить, а я ещё на драконов не охотился.

– Можно и женатому охотиться, – пожала плечами Принцесса. – Дракон у охотника свидетельства о браке не спрашивает. Но ты прав, я тоже не хочу за тебя замуж, а эти взрослые…

– Почему не хочешь? – неожиданно обиделся Сева.

– Потому что ты меня ниже, – честно сказала Принцесса. – Вон мелкий какой. Давай проберёмся в тронный зал и послушаем, что они там болтают. Если что – успеем заявить протест.



– Там стража, – вздохнул Сева. – Я хотел в замочную скважину посмотреть, а они прогнали. Кстати, а как тебя покороче называть? Элеонора Гвинеда очень длинно. Гвиня?




– Сам ты Гвиня-дубиня, – сморщилась Принцесса. – Называй Принцесса Элька. Скромно и со вкусом. А насчёт замочной скважины… Я знаю тайный подземный ход. Он начинается в курятнике, а выходит прямо под королевским троном. Это для удобства шпионов было проделано в древние времена. Эй, погоди, я первая в курятник полезу, у меня там петух знакомый…

Подземный ход действительно кончался под троном. Было очень тесно, но ребята кое-как разместились. Слышно было великолепно, а вот видно не очень – королевские ноги в здоровенных башмаках закрывали половину обзора.

– Жаль, что начало пропустили, – прошептал Сева.

– Ничего не жаль, – возразила Элька. – Сначала они всегда вежливо докладывают и очень длинно. А теперь уже разговорились и скоро ругаться начнут. Это куда интереснее.

И действительно, Первый Министр уже почти кричал:

– Наша Принцесса – наследница всего государства, она достойна лучшего жениха, чем третий сын неизвестно кого!

– Зато наш Принц здоров, как бык! – проорал в ответ Главный Посол. – А у вашей Принцессы проблемы с нервной системой!



– Эй, с какой системой у тебя проблемы? – переспросил Сева. – Я не расслышал.

Принцесса честно прислушалась к своим внутренним ощущениям и сказала:

– Вроде нет проблем. Все системы функционируют нормально.

В тронном зале тем временем накалялись страсти.

– У неё неустойчивая психика! – кричал франспанский Посол.

– Чего это он ругается? – обиделась Элька. – Психикой меня назвал. Неустойчивой.

– А психика – это кто? – спросил Сева.

– Это псих женского рода, – пояснила образованная Принцесса. – Ты – псих, я – психика. Только оба мы нормальные. А неустойчивая – это потому что я спотыкаюсь в тронном зале. Они сами виноваты, не давали мне очки носить на приёмах, вот я и спотыкалась сослепу.

– Моя дочь абсолютно здорова! – взревел Король и швырнул чем-то в Посла. Тот охнул (видимо, Король попал) и возразил:

– У неё мания преследования. Ей всюду мерещатся враги.

– Слушай, это я виноват, – шёпотом встревожился Сева. – Я ему сказал, что ты вчера на заборе врагов видела. А он какие-то дурацкие выводы сделал. Ты извини, я не думал, что так выйдет.

– Да ладно, всё нормально, – махнула рукой Элька. Вернее, махнула бы, если бы под троном не было так тесно. – Смотри, они уже драться начали.

В тронном зале действительно становилось весело. Все орали нехорошие вещи про Принца и Принцессу и швырялись чем попало. Король от волнения гарцевал на своём троне и так разошёлся, что дрыгнул ногой и попал сидящей под троном Принцессе прямо в глаз. Очки вовремя подпрыгнули и не разбились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2