Светлана Котт.

Революция разума



скачать книгу бесплатно

– Теперь тебе страшно смотреть сериал «Грань»? Потому что они ищут увлеченного этим сериалом, – сказал Спектр.

– Я не боюсь, но… Не могу понять, что такого особенного в этом сериале. Это же просто сериал, который крутят в кинотеатре. Его многие смотрят, – сказал я.

– Но немногие пересматривают, – сказал Спектр.

– Но это естественно. Кому-то нравится мир этого сериала, и они его пересматривают, а кому-то хватило одного раза, – сказал я.

– И они возвращаются к своей обычной жизни, забыв о том, что увидели, – сказал Одуванчик.

– Что? – спросил я.

– Не важно, – Одуванчик улыбнулся и отодвинул тарелку.

– Скажи, Ди. Продолжишь ли ты смотреть дальше то, что тебе нравится? Или отвернешься? – спросил Спектр.

Я задумался. С одной стороны мне было страшно после услышанного чрезмерно увлекаться сериалом, но с другой… Не хотел прогибаться под зорких. Хотя я мог бы забыть про этот мир и жить обычной жизнью, но с каждой серией мне хотелось это делать все меньше и меньше. Странное ощущение.

Я посмотрел на друзей, они выглядели задумчивыми. Обычно они себя так не вели, скорее, казались даже легкомысленными, но сегодня на них нашло что-то странное. Я встал из-за стола и сказал им:

– Думаю, мне нужно подумать над этим. Я позже вам отвечу. А теперь мне нужно идти.

Я попрощался с друзьями и вышел из кафе. Спать не хотелось, и я решил прогуляться по ярким ночным улицам среди висящих в воздухе фонарей. В кварталах побогаче дороги горели разными цветами. Там почему-то любили гулять длинноногие слоны, которые всего каких-то десять лет назад выходили на митинги и боролись за равноправие. Что странное, у них получилось, теперь за оскорбление слонов можно было здорово схлопотать. Их приравняли к людям.

Задумавшись о словах зорких, я случайно наткнулся на синий дом курицы-аристократки. Шторы на нем были завешаны, а на железной двери было множество узоров. Элис редко выходила на улицу, я видел ее лишь однажды. Когда она покупала себе еду на месяц вперед. Я хотел пройти мимо этого дома, но вдруг входная дверь открылась. И может мне показалось, а возможно нет. Но я услышал свое имя. Кто-то меня позвал. А точнее она. Дорожка к ее дому подсветилась розовым светом, но по-прежнему не было видно, что находилось внутри дома.

Мое любопытство взяло верх. Я медленно пошел к открытой двери, которая захлопнулась за мной. Темнота. И тут неожиданно включился свет, такой яркий, что я закрыл глаза. Я надеялся увидеть перед собой лабораторию с кучей современного оборудования. Но здесь не было ничего такого. Слева от меня стоял шкаф с кучей пыльных разноцветных колбочек, какие-то книги «Магия и наука», «Неотъемлемая связь науки и волшебства», «Магические свойства плутония».

– Моя история была изменена, – послышался женский голос. – Чтобы избежать позора, была придумана версия, что мои родители были против моего чрезмерного увлечения наукой. На самом деле, они отреклись от меня из-за моего мировоззрения по поводу связи магии и науки.

Общество «куриных ножек» отрицает существование магии, я же считаю, что наука и магия взаимосвязаны. Эти книги я с трудом отыскала в разных уголках города. Практически нет литературы на эту тему.

Элис стояла возле окна на другом конце коридора. На голове у нее была маленькая шляпка, а на ноге красный бантик. Все ее перья были белыми. Ростом она была чуть выше меня, рядом с ней я заметил помощника-спичку. У каждой курицы или петуха, которые занимались наукой, были помощники, так как самим им было трудно выполнять различную работу. У спички были маленькие ручки и ножки, зато они очень ловкие и быстрые. Довольно трудолюбивые и преданные, часто готовы умереть за своего хозяина.

– Почему ты впустила меня в свой дом? – спросил я. Элис села на голубой диванчик, который стоял напротив столика-многоугольника.

– Я часто вижу в окно, как ты проходишь мимо моего дома. И у тебя особенный взгляд, не такой, как у других. Другие слишком погружены в этот мир, ты же погружен в нечто другое. Прошу, не стой возле двери, мне неудобно так разговаривать.

Я прошел по коридору и сел на кресло. В камине по кругу танцевали угольки.

– Так забавно, им всегда весело. Думаю, даже если этот мир однажды исчезнет, они все равно будут танцевать, пойдем, я тебе кое-что покажу, – сказала Элис.

Мы вышли из гостиной и подошли к комнате в конце коридора.

– Открой ты, – сказала она.

Мы зашли в комнату и первое, что я почувствовал, это запах старых деревьев. Хотя немного еще пахло какой-то химией. Элис включила свет, и передо мной открылось небольшое помещение с разными предметами. В шкафах стояли баночки с записками, в углу висела черная прямоугольная картина. Статуэтки королей, дам червей и пики. Небольшой мопед и в самом центре висел костюм. Этот костюм привлек особое внимание, словно был ключевым предметом. Он был серебряного переливающегося цвета. Я потрогал материал, на ощупь он оказался гладким и мягким.

– Это костюм-невидимка. Ты станешь невидимым, если наденешь его, – сказала Элис.

– Да ну. Невозможно.

– Магия и наука. То, что отрицали мои родители. То, что мне удалось сделать. Я подарю тебе этот костюм в обмен на одно условие.

– Какое? – спросил я.

– Ты должен будешь пробраться в нем в логово зорких и достать одну книгу. А потом принести мне.

Я схватился за голову.

– Это невозможно. Пробраться к ним, просто безумие, – сказал я.

– Не безумие, если ты будешь в этом костюме. К тому же он станет твоим, если ты достанешь эту книгу.

– Что за книга такая? Почему она так тебе нужна? – спросил я.

– Тебе же нравится сериал «Грань», и ты чувствуешь необъяснимую тягу к этому миру. Тогда ты должен понимать, что я ощущаю сильную тягу к миру той книги, которую прячут зоркие.

– Откуда ты знаешь? – удивился я.

– Ты пересматриваешь сериал по несколько раз, ходишь с одной и той же книгой мимо моего дома. Тут легко предугадать.

Я посмотрел на костюм. С одной стороны мне самому хотелось узнать, что происходит у зорких, и тут выпал такой шанс. Но с другой… Кто я такой? Разве я герой, который должен что-то изменить? Разве я отношусь к людям, которые совершают перевороты? Разве именно я должен сделать что-то особенное? Я ведь не солдат, не шпион, я обыкновенный извозчик, который ненавидит свою работу. Я просто…

– Почему я а не кто-то другой? – спросил я.

– Ты тот, за кем я долгое время наблюдала из окна.

– Но разве я смогу вот так взять и проникнуть…

– Зоркие хотят все уничтожить, – сказала Элис.

– Откуда ты знаешь?

– Однажды, когда я жила еще с матерью и отцом, зоркие были в нашем доме. Это был ясный солнечный день, они стояли в саду и ждали отца, а я тогда играла, но, завидев их, спряталась. Они говорили, что ненавидят этот мир и хотят его уничтожить. Отец в тот день отдал нашу книгу им, за которой они пришли. Книгу под названием K. R. E.D.I.

В ее глазах я увидел грусть, Элис отвернулась. Мне стало ее жалко, но я до конца еще не мог совладать с мыслью проникнуть к зорким.

– Где находится эта книга? – спросил я.

– Она находится на самом видном месте, ее легко заметить, но сложно украсть.

– Можно мне подумать? – спросил я.

– Возьми костюм с собой. Если решишься, иди сразу туда.

Элис посмотрела на помощника-спичку, и он молча достал костюм. За все время он не издал ни звука, неразговорчивый тип. С небольшой коробкой в руках я вышел из синего дома, но, перед тем как уйти, оглянулся. Слабый силуэт Элис я видел из окна. Ее потухший взгляд провожал меня, пока я не скрылся из виду, держа в голове желание пойти в кинотеатр.

* * *

Я снова сходил в кинотеатр. Рискованно. Но я не могу не смотреть этот сериал. Я все гляжу на этот костюм и думаю, стоит ли… Спектру и Одуванчику я не рассказывал, они наверняка будут меня отговаривать.

Я не герой и никогда им не был. Я не тот, кто будет говорить о благе общества и этого мира. Но я тот, кто ненавидит, когда от меня что-то скрывают. И, наверное, еще я хочу помочь Элис. Странно, но в тот день мне показалось, что мы очень похожи. Наша странная тяга к неизвестному.

Стоит ли делать этот шаг? Ненавижу зорких, ненавижу их власть. Все в них отвратительно. Я посмотрел в окно, там по-прежнему был шум, галдеж. Смрад, грязь, хитрые лица продавцов и лишь иногда попадалось то, на чем можно было заострить внимание.

Я отошел от окна и надел костюм невидимости. Всю дорогу я думал о том, нужно ли это мне. Иногда мысли мешают, порой лучше избавиться от них, они как паразиты, жрут тебя потихоньку, а ты вроде соглашаешься с этим.

Наконец, я пришел к штабу зорких. За толстым забором высокое здание почти доставало до неба. В нем не было ни одного окна, но это не мешало зорким видеть все. Я спрятался, теперь осталось только дождаться повозки, тогда ворота откроют. С каждой секундой мне все меньше хотелось туда идти, но мысль о том, зачем они охотятся на тех, кто увлечен сериалом, не отпускала меня.

Я услышал топанье кошачьих лап. Подъезжала повозка. Мне нужно было только решиться да или нет. Одно чертово решение!

Я сделал шаг в сторону остановившейся повозки. Ворота открылись. Повозка проехала внутрь, я замешкался. Вдруг оттуда я уже не вернусь. Вдруг меня поймают, и я там умру.

Ворота начали закрывать. Твою кошачью дивизию! А плевать! Я побежал и чуть не опоздал, ворота закрыли. Я оказался на территории зорких, откуда никто не возвращался. Теперь нужно было узнать, где находится эта книга, описание Элис мне мало чем помогло, слишком уж оно расплывчатое. В первую очередь я решил оглядеться. Здесь было полно зорких в одинаковых костюмах. Я отошел в сторону, чтобы случайно не столкнуться с ними.

Это было похоже на мегаполис с кучей работников, у каждого свое задание. Все они куда-то нервно спешили. Здесь не росло ни одного растения. Все было серым, по ходу зоркие помешаны на этом цвете. Территория довольно большая, но выглядела голой. Кроме высокого здания и одинаковых прямоугольных домиков без окон ничего не было. Разве что тюрьма для особых заключенных.

Я пошел вперед в надежде найти эту книгу. Зоркие вызывали лишь презрение. С виду идеальное место, ни соринки, даже пыли нет. Но как нет ничего идеального, так и здесь среди показушной стерильности пахло мерзостью.

В поисках чертовой книги я наткнулся на тюрьму, о которой ходило много слухов. Говорили, что пытки здесь до дикой степени невыносимые. Это ясно по крикам, доносящимся отсюда каждый день. Я взглянул на одну из решеток, и заметил парня с выколотыми глазами. Его изрезанное лицо было таким уродливым, что без жалости смотреть невозможно. Я подошел к окну и заговорил с ним.

– Давно ты здесь? – спросил я.

– Ты кто?

– Мне нужно найти одну книгу. Возможно она в высоком здании, но я не знаю где именно, а здание это здоровое, – сказал я.

– Стоп. Ты не зоркий и не в тюрьме? Как они тебя не заметили?

Вблизи этот парень выглядел еще более измученным. Он протянул к решетке руку, на которой остался лишь один указательный палец.

– Скажи, это они с тобой сделали? За что они тебя так? – спросил я.

– Они тебя убьют, если найдут. До того, как они оторвали мне все пальцы и выкололи глаза, я видел одну книгу на площади. Она лежит в самом центре. Но она того не стоит, беги отсюда пока можешь. Они хуже убийц. Хладнокровный убийца уничтожает жертву сразу, избавляет от мучений. Они же наслаждаются мучениями, им нравится уничтожать все. Кромсать плоть. Ты видишь лишь мое лицо, взглянешь на тело, сойдешь с ума.

Послышались шаги. Мое сердце бешено забилось в груди.

– Ответь мне только на один вопрос. За что они так с тобой? Что ты сделал? – спросил я.

Зоркий повернул ключ.

– Я смотрел «Грань», – ответил он.

Дверь открылась, и я увидел зоркого с небольшим сундуком в руках. Заключенный отвернулся от решетки и зажался в угол. Двое здоровых зорких схватили его и повели из камеры. Он кричал:

– Будьте вы прокляты! Я вас ненавижу!

– Я сегодня с твоим любимым сундуком. Тебе же он так нравится, – съязвил зоркий. Заключенный бился в истерике:

– Прошу, убейте меня скорее! Только не этот сундук, только не этот чертов сундук! Пощади! УБЕЙ МЕНЯ!!!

Его с воплями повели на выход, последнее, что он выкрикнул было:

– Отсюда никто не возвращался!

Я понял, он кричал это мне. Зоркий с сундуком улыбнулся и глянул в окно. Его взгляд показался мне странным и в какой-то мере пристальным. Он смотрел прямо на меня, будто костюм перестал действовать. Я перестал дышать. Какого черта он на меня смотрел? Меня же не видно. Он подошел ближе, его длинный нос уткнулся в прутья.

И тут до меня дошло.

По мне ползали микро-лисицы, выглядело это так, будто они бегают по воздуху. Но это невозможно. Бежать? Сейчас? Смахнуть? Что делать?

Зоркий резко нажал на кнопку, и по всей округе взвыла сирена. Я смахнул чертовых лисиц и побежал прочь. Зоркие засуетились, но они еще не поняли, кого искать. Знал только он, у меня есть время. Но сколько? Книга, чертова книга. Главные ворота уже были закрыты. Можно только проскользнуть с другого выхода. Я побежал к нему.

На пути я чуть не столкнулся с зорким. Возможно, они думают, что сбежал заключенный. В жизни мне еще не было так страшно, все зоркие достали оружие. Я добежал до площади. Эта книга лежала на пьедестале, они ее даже не охраняли. Это казалось удачей. Обходя толпу бегающих зорких, я побежал к этой книге и быстро схватил ее. Ее последняя страница тут же сгорела. Я засунул ее под костюм и почувствовал жар. Черт, я не донесу ее такими темпами до Элис.

Некогда думать о дурацкой книге, нужно выбираться отсюда. Внезапно по всей территории раздался голос. Сирена прервалась.

– Невидимый человек проник на территорию! Используйте порошки, чтобы обнаружить его! Закройте все ворота!

Пока он говорил, я бежал не останавливаясь. Бешеный адреналин долбил в голову, я еле успевал увернуться от обезумевших зорких, которые беспорядочно бегали по территории.

– Порошки с неба! Все садимся на воронов!

Я посмотрел налево, зоркие готовились к взлету. И в эту секунду я врезался в другого зоркого. Мы оба упали, меня отбросило в сторону. Я так сильно ударился ногой, что еле поднялся. Зоркий тут же закричал:

– Он здесь! Я с ним столкнулся!

Я побежал к воротам, но те уже закрыли. Все выходы заблокированы. Я взаперти, мне не выбраться из этого места. Половина книги уже сгорело. Нужно спрятаться, но долго ли я смогу скрываться.

Я посмотрел на ворона и зоркого, стоящего рядом с ним. У меня был последний шанс.

– Садимся на воронов! По моей команде взлетаем!

Я подбежал к одному из зорких и сел позади него. Кажется, он не заметил. Главное, чтобы он не двинулся назад и ничего не почувствовал.

– Взлетаем!

Мы взлетели. Я вцепился в ворона. Пока они сбрасывали порошок, я надеялся, что этот зоркий все-таки приземлится где-нибудь в городе. Если он вернется, все кончено. Придется прыгать с ворона, если он даже высоко пролетит над городом. Умереть мгновенно от падения лучший вариант, чем попасться и сдохнуть от боли и пыток. Этот ворон летал над территорией зорких. Черт, не могу я снова вернуться в то же место, это безумие.

– Летим севернее, кажется, кто-то его заметил там, – скомандовал их командир. Не знаю, какой идиот решил, что я там, но благодаря этому, вороны выстроились и сделали большую дугу. Эта дуга выходила за пределы ворот, но прыгать на землю… Стоит ли умирать или же подождать, что будет дальше… А если они меня заметят?

Я решил, что лучше умру сейчас. Деваться было некуда. Я приготовился прыгать. Скоро подходила наша очередь, и мы пролетим за территорией.

Осталось пять воронов, и я должен буду прыгнуть.

Четыре. Я мысленно попрощался с жизнью.

Три, интересно, Спектр и Одуванчик будут по мне скучать.

Два. Почему перед смертью такие идиотские мысли.

Один. Ну, вот и пришел конец. Я уже готовился прыгать, как вдруг ворон пошел на спуск. Почему?

– У моего ворона какие-то проблемы, – крикнул зоркий.

– Срочно возьми другого, этого загони!

Ворон резко приземлился в городе возле ворот, и я тут же с него спрыгнул. Неужели удача сегодня на моей стороне? Но расслабляться было некогда. Я с горящей книгой побежал как можно дальше.

Я не останавливался, кажется, книга уже прожгла мою футболку. Огонь был слабым. Таким темпом она вся скоро сгорит. Я быстро снял костюм за углом и вытащил книгу.

Пошел дождь. Камни прикасались к книге и превращались в капли. Она перестала гореть. Теперь нужно было отдать книгу Элис. Я в спешке побежал к синему дому. В голове я несколько раз прокручивал, как рассказываю ей все, что случилось.

Оказавшись возле синего дома, я увидел огромное пламя, охватившее весь дом. Огонь отражался в глазах глядящих на дом людей. Один рыцарь кричал:

– Вызовите пожарных!

Кто-то говорил:

– Элис так и не спасли! Она сгорела заживо! Это был поджог! Среди белого дня!

Я посмотрел на того, кто это кричал. Это была муха. Ее быстро увели отсюда, а я стоял не в силах пошевелиться и что-то сделать.

* * *

Мне было страшно открывать остатки книги Элис, я тут же ее спрятал. Целая армия зорких бродила по городу и вынюхивала. Я боялся выйти из дома, выглядывать из окон. Для проверки зоркие зашли даже в паутинный дом, четверо, не меньше. Я нервно стучал пальцами и думал, куда спрятать костюм.

Послышался стук в дверь. Меня передернуло. Тело оцепенело, как если бы меня замуровали в цемент. Я быстро пихнул костюм и книгу в шкаф, хотя это была и не лучшая идея. При желании псы зорких быстро найдут улики. В дверь начали ломиться, ноги стали ватными. Кто-то закричал:

– Ди, открой! Это Спектр и Одуванчик! Открой нам дверь!

Я узнал их голоса, от радости сорвалось дыхание. Я быстро открыл дверь. Они испуганно смотрели на меня, Спектр тут же забежал в дом, Одуванчик немного замешкался.

– Ты слышал, что творится? – спросил Спектр.

– Зоркие кого-то рыщут, – сказал я.

– Они заходят в каждый дом и выворачивают все. Скоро они придут к тебе, – сказал Одуванчик. – Что они ищут?

– Я лишь слышал, что кто-то проник на их территорию, или кто-то сбежал из тюрьмы. Последний вариант кажется более правдоподобным. Зачем кому-то понабилось проникать к зорким? Это же безумие, – сказал Спектр.

– Ди, у тебя есть что-то запрещенное? – спросил Одуванчик.

Я встал перед выбором, рассказать им сейчас или скрыть.

– Зоркие ищут меня, – сказал я. Спектр и Одуванчик, которые до этого оживленно разговаривали, синхронно замолчали и посмотрели на меня. Особенно запомнилась дергающаяся бровь Одуванчика.

– Ты решил пошутить? – спросил Спектр.

Я рассказал им про то, что был у Элис и всю историю, которая случилась на территории зорких. Они тут же захотели взглянуть на книгу, и я показал им ее.

– И о чем она? – спросил Одуванчик и засучил рукава на своем черном длинном халате.

– На самом деле я еще не открывал ее. И часть страниц сгорела, пока я нес ее, – ответил я.

– Нам нужно срочно избавиться от нее, пока они не нашли ее. И от костюма, – сказал Спектр.

– Неужели нет ни одного способа сохранить костюм? – спросил я.

– Уже нет, мы не успеем. Они придут раньше, чем мы что-то сделаем, – ответил Спектр.

– И что нам делать с ним? – спросил Одуванчик. Мы все посмотрели на камин.

– Думаю, больше мы не успеем уже ничего сделать, – сказал Спектр. – И книгу тоже надо сжечь.

– Давайте хотя бы быстро прочитаем, что там, – предложил Одуванчик.

– Если хочешь, читай вслух, а я пока разведу огонь в камине, – скомандовал Спектр. Я отдал книгу Одуванчику, и он начал читать.

Подпись: K. R. E.D.I.

«Покажите мне настоящую тишину, чтобы забыться. Расскажите мне, где я могу найти покой. Я долго искал тот путь, по которому мне следует идти, но я так и не нашел его. И больше не найду. Мне так хотелось создать что-то невероятное, но я ошибся, думая, что смогу это сделать. Видите ли, не все, о чем мы мечтаем, сбывается.

Я понял, что важна не только цель, но и дорога, по которой ты идешь к ней. Прозрение приходит не сразу, оно не часть тебя, оно не рождается вместе с тобой на свет, оно дается тебе лишь тогда, когда ты прошел огромный путь, тяжелый, совершил десятки ошибок. И ничего уже нельзя исправить, повернуть, разложить так, как тебе нужно. Жизнь любит бить по самым больным местам. Потихоньку откройте ворота. Я хочу умереть».

Подпись: K. R. E.D.I.

«И тогда я спросил себя, зачем… Почему я делаю это? Почему мне вдруг понадобилось изменить весь этот чертов мир, разнести в порошок? Все просто, так больше не могло продолжаться. Я мечтал расквитаться, мечтал освободить себя раз и навсегда. Другого выхода у меня не было. Они бы преследовали меня. Мир кому-то может представляться прекрасным, вдохновляющим, но только не мне. Из-за некоторых ублюдков он испорчен. Он мог бы быть лучше, если бы не они.

Я всегда чувствовал за собой предназначение, знал, что должен сделать что-то сумасшедшее. Я готовился изменить сегодняшний день, остановить стрелку часов, но все время трусил, отговаривал себя, выжидал. Но больше ждать я не могу. Сегодня все начнется, осталось сорок пять секунд, и я это сделаю».

Подпись: K. R. E.D.I.

«Я забежал в класс и убил своего учителя, которого ненавидел. Я выстрелил в него, он это заслуживал, так как насмехался надо мной в тот момент, когда я растерялся возле доски. Я видел на его лице насмешку, поэтому мечтал убить его. Сейчас он дергается в конвульсиях, и мне его не жалко, я рад, что он наконец-то сдох.

Лица моих одноклассников. У них были такие рожи, кто-то закричал, а я сказал заткнуться и направил на них пистолет. Они сразу умолки, их глаза, словно у мыши, загнанной в угол, сверкали от страха. Я посмотрел на Артема, его рожа выглядела отвратительнее всех, он знал, что я смотрю на него, и боялся, что следующим будет он. Ведь все эти годы он издевался надо мной, пихал голову в унитаз, читал всему классу мои переписки в телефоне, глумился, швырял вещи со своими уродами. Они здесь были, все были, для меня это была удача, все были в сборе.

Никогда еще сердце так бешено не билось. Я понимал, что назад пути теперь нет, мне оставалось только завершить начатое, и начать я собрался с Гриши. Он заодно с Артемом девятнадцатого февраля ровно в одиннадцать утра избивал меня, я не мог им дать отпор, их было много. Я направил пистолет на Гришу, он дернулся и начал отпираться:

– Эй, ты чего? Ты чего блин творишь? Какого хрена?

Он нервничал, такое ощущение, что готов был обоссаться от страха, как трусливый урод. Они должны ответить за все, что со мной сделали, если они думают, что смогут спокойно жить дальше, я сделаю так, что они никогда не забудут этот день. Я буду тем, кто сломает их психику, они ее не восстановят, я совершу революцию над ними.

– Девятнадцатое февраля одиннадцать утра. Ты три раза меня ударил ногой по голове, потом в живот, говорил, что мало, нужно еще.

– Слушай, я не хотел, прости меня! Прости!

Он встал на колени и зарыдал, как сопливая девчонка. Он выглядел таким жалким беспомощным уродцем, я не хотел на этом останавливаться:

– Сейчас ты трясешься за свою поганую жизнь, как последний ублюдок. Ты боишься, ведь я прямо сейчас могу выстрелить в тебя, я даже не моргну, когда это сделаю. Ты так боишься потерять свою гнусную жизнь, в которой отец – алкоголик, а мать – самая настоящая шлюха. Да, если кто не знал, его мать шлюха! И даже сейчас, когда любой другой убил бы меня за эти слова, ты стоишь как урод и боишься пошевелиться. А вот скажи, если бы мы были на войне, и я был бы твоим врагом, и я сказал, что сохраню тебе жизнь, если ты сдашь своих? Если ты сейчас расскажешь все о своем дружке, ты это сделаешь, а?

Я направил пистолет на Илюху, он затрясся, стал елозить на стуле, его рожа на вид стала такой паршивой, будто по ней проехал грузовик. Он вцепился в стул, а я снова направил пистолет на Гришу.

– Ну, так что, расскажешь, что сделал твой дружок на той вечеринке? А? Или мне прострелить тебе башку прямо сейчас?!

– Я скажу! Скажу!!! Не стреляй!!! Только не стреляй!!!

– Только попробуй рассказать, – пригрозил ему Илюха.

– А ты заткнись! – заорал я. Мы все ждали, что нам расскажет Гриша.

– На той вечеринке, это Илюха изнасиловал твою сестру. Это был он.

Я следил за тем, как отреагировал класс. Многие знали об этом, но не все. У некоторых от этой новости отвисла челюсть. Они молчали, боялись. Я был их судьей, который решал, останется ли кто-то из них в живых.

– А ты! Что делал ты? – спросил я.

– Я… я ничего не делал… Я не хотел ее насиловать.

Гриша зарыдал, меня тошнило от этой сцены, этот трусливый урод всегда старался показаться крутым, хотя на самом деле был обыкновенным козлом. Я направил пистолет на Илью.

– Оказывается, не такой уж я и урод. На твоем фоне я разве что не святой. Гриш, слушай внимательно сейчас. Я ставлю тебя перед выбором. Думай, времени у тебя мало. Ты хочешь, чтобы я прикончил твоего друга?

Гриша посмотрел на меня заплаканными глазами:

– Не трогай его, он повел себя как козел, но не убивай его, пожалуйста!

– То есть ты не хочешь, чтобы я убивал его?

– Да, я не хочу, чтобы ты убивал его.

– Но ведь тогда придется умереть кому-то другому. Например, тебе. Ты бы отлично подошел. Я не убью твоего друга, а выстрелю тебе в башку прямо сейчас, как тебе?

У него была истерика, он зарыдал сильнее, захлебываясь в собственных слезах. Гриша по-прежнему стоял на коленях, он не мог подняться. Илья смотрел на меня выпученными глазами, он закричал, начал умолять, чтобы я не убивал его.

– Не убивай! Я сяду в тюрьму, только не убивай! – кричал Илья.

– Моя сестра тоже умоляла тебя, ты ее не послушал. Ну, так что, Гриш, – я направил на него пистолет, – я выстрелю в тебя, если ты не скажешь, чтобы я выстрелил в твоего друга.

– Хватит! Зачем ты это делаешь? – закричал мне кто-то из класса, я не обращал внимания.

– Итак, насчет три. Раз…

Он рыдал сильнее, вырывал волосы с головы, его сопли потекли на пол.

– Два…

– Убей его!

Я выстрелил Илье в голову. Он сидел за партой один, его голова упала на стол, из раны потекла кровь. Она стекала по парте, потом начала капать на пол. Гриша не мог остановиться, не мог посмотреть на мертвого друга. Это был первый человек, чью психику я сломал.

– Молодец, Гриш. Браво! Ты только что убил своего друга! За это я сохраню тебе жизнь, за которую ты так трясся. Живи!

Я посмотрел на Артема и усмехнулся. Его вырвало от одного моего взгляда, он догадался, что его я оставлю напоследок, и его участь будет самой ужасной. Ведь это он предложил изнасиловать мою сестру».

Подпись: K. R. E.D.I.

«Это был конец. Кровь моего врага хлынула из его шеи во все стороны. Она обрызгала некоторых моих одноклассников, я убил Артема. Теперь моя душа была спокойна. За окном люди кричали мне: «Сдавайся! Еще все можно изменить!». Изменить уже ничего нельзя, меня или сошлют в психушку или посадят. Скорее всего, даже покажут в новостях. Если честно, мне плевать. Я делал это не ради славы, привлечения внимания, а чтобы отомстить. Правильно ли я поступал? Возможно, нет, может где-то был другой способ. Я не знаю, никто не был со мной рядом, чтобы этот способ показать.

Я вот думаю. Стоит ли сдаваться. Или, может, спустить курок?».

– Кажется, это все, – сказал Одуванчик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8