Светлана Гололобова.

Урод рода человеческого



скачать книгу бесплатно

– Барыня Вы велите мне шпионить за всеми?

– Ты все правильно поняла. – Тон Дарьи не сбавлял оборотов.

– А если я откажусь?

– Повторяю еще раз, тогда ты уже не сможешь трудиться на своем насиженном месте.

Лицо экономии помрачнело. Она покачала головой и проговорила:

– Я все прекрасно поняла. Я согласна.

– Замечательно. Теперь ступай и продолжай заниматься своими любимыми обязанностями.

Елизавета осторожно встала и, повернувшись спиной к хозяйке, медленно поплелась к двери.

– Стой. – Остановила ее Дарья. – Я запамятовала еще кое, что… Еще тебе придется следить за хозяином по его возвращении и также мне обо всем говорить. Скажешь кому о нашем разговоре, али пожалуешься на меня барину, то сгною тебя в темнице.

Елизавета поняла всю серьезность настроя своей барыни и, склонив голову, вышла.

Когда экономка ушла, Дарья перевела дух. Скоро ее станут уважать. Она все изменит. Пусть ее не будут обожать, но бояться уж точно начнут. Довольная собой и, внезапно открывшейся в ней смелостью, Дарья вернулась в свои покои. Впереди предстояла упорная борьба с Катериной, с мужем, и всем злобным миром, неожиданно ворвавшимся в ее, еще недавно, безмятежную юность.

 
                                *****
 

На следующий день, Дарье предстояло стать свидетелем первого наказания, которое она назначила кухарке и ее помощнице. Барыня накинула на плечи теплую шаль и вышла во двор. Было зябко. От вчерашнего тепла не осталась и следа. Погода, как всегда непредсказуемая и неподвластная человеческим желаниям, в этот день резко сменила свою милость на гнев. Черные тучи закрыли солнце. Пошел первый мелкий снег. Дарья зажмурила глаза. Колкие снежинки больно вонзались в лицо и, словно тысячи шипов, ранили и царапали ее нежную тонкую кожу.

На внутреннем дворе у старого дуба стоял слуга-гайдук. Гайдуку по приказу барыни было поручено привести в исполнение ее вердикт. К дубу толстой веревкой была привязана двенадцатилетняя девочка – помощница кухарки. Без верхней одежды, в одной легкой сорочке и хлопчатом сарафане, она казалась совсем ребенком. Ее маленькие босые ножки, обутые в лапти, посинели от холода. Зубы стучали, а все тело, покрытое мурашками, трясло от озноба. Дарья с невозмутимым видом стояла рядом и молча, наблюдала за исполнением наказания. В доме ее родителей наказание дворовых и крестьян плетью и батогами считались обычным делом. Однако она, в отличие от старших сестер не любила смотреть за наказанием крепостных.

Гайдук развернул девочку спиной и занес над головой плеть. Он без усилий нанес слабый удар по спине девочки. Но и этого удара было достаточно, чтобы девочка вскрикнула от боли. Гайдук нанес второй удар, и девочка закричала еще сильнее. На ее больших чистых глазах появились слезы, но девочка не просила пощады. После нескольких ударов на ее спине проступили кроваво-красные рубцы, из которых сквозь сорочку засочилась кровь.

Вопль девочки больно отдавался в сердце Дарьи и от этого пронзительного, душераздирающего крика, оно разрывалось на куски.

Дарья согнула руку в кулак и крепко стиснула зубы, чтобы ненароком не остановить, вынесенный ею накануне приговор. Дороги назад нет. Она приняла решение и должна его выполнить. При каждом очередном взмахе плетью, девочка зажмуривала глаза. На ее лице ее лице виднелся ужас. Глаза, опухшие от слез, потемнели и уже напоминали взгляд затравленного волчонка. Было в этом взгляде, что-то недетское. Дарья не могла понять что это. Этот взгляд испугал и одновременно утешил молодую помещицу. Она поняла – это был взгляд полного подчинения ее воле. Взгляд испуга и глубокого почтения. Да, именно, глубокого почтения и полного подчинения ее воли, Дарья хотела больше всего на свете. Именно это, могло дать ей частичку счастья в этом грубом мире.

Вокруг собралась толпа слуг. Они во все глаза наблюдали за происходящим. В их глазах был испуг. Не привыкшие к такому резкому обращению и, избалованные отсутствием хозяйского внимания, они не могли даже думать о том, что такая же кара может когда-либо настигнуть каждого из них. Слуги пребывали в полном смятении.

Дарья отвела взгляд от девочки и посмотрела вокруг на собравшихся.

– Так будет с каждым, кто осмелится мне перечить и не соблюдать мои порядки в этом доме. – Громко и спокойно произнесла она. – Отныне вы все будете в моем полном подчинении, и я буду следить за всем, что здесь происходит. Отныне каждый станет выполнять свою работу с усердием, прилежанием и добросовестностью. Небрежности я не потерплю. – С этими словами, Дарья развернулась и гордо пошла в сторону дома, оставив нерадивых слуг в абсолютной потерянности. При наказании поварихи она присутствовать не пожелала.

Глава 5.
Обман

Наступил вечер. Прошло три недели с момента наказания поварихи и ее помощницы. Каждый день Катерина продумывала, как войти в доверие молодой хозяйки. После того страшного дня, когда барыня наказала слуг, она уже не решалась напрямую выступить против нее. Интуиция подсказывала горничной, что нужно действовать очень осторожно и грамотно, чтобы не навредить себе и своему возлюбленному Егору. Побег из дома Салтыковых Катерина решила отложить на неопределенное время. Природное чутье подсказывало ей, что барыня не такая уж злостная и к ней можно найти подход. Она понимала, что злость Дарьи напускная и все ее действия шли от собственного испуга.

Катерина сидела на кровати в своей комнате и обдумывала каждую деталь своего плана. Хозяин должен вернуться через несколько недель и у нее не так много времени на завоевание доверия молодой барыни. Горничная решила, что стоит поторопиться с действиями. Она встала, подошла к зеркалу, припудрила лицо, взяла свечу и решительно вышла из комнаты.

Она направилась прямиком на кухню. Там, как всегда было тепло и приятно пахло всевозможными яствами.

Катерина глубоко вдохнула аромат свежеприготовленных булочек. Она провела в своей комнате весь день и только сейчас вспомнила, что у нее во рту не было ни крошки. Желудок предательски заурчал, требуя заполнить его.

Катерина подошла к столу, взяла сочное красное яблоко и, впившись в него своими белоснежными зубами, стала медленно жевать.

Молодые девушки-служанки суетились у плиты, наливая горячую воду в деревянные ведра.

– Барыню купать будете? – Поинтересовалась у них Катерина.

– Да. – Ответила одна из них. – Барыня все время мерзнет. Ей нездоровиться. Она требует горячую воду.

Катерина улыбнулась своей счастливой звезде. Повод для похода к барыне нашелся сам собой. Она отстранила девушку от ведра и с усмешкой произнесла:

– Я сама позабочусь о здоровье хозяйки. Я одна знаю методы врачевания. – С этими словами она взяла из рук девушки ведро.

– Не дури, Катерина. – Вскрикнула экономка, стоявшая в тот момент рядом с одной из служанок и наблюдавшая, как та чистит рыбу. – Все знают, что барыня тебя недолюбливает.

– Кто знает? Барыня крайне переменчива. – Катерина усмехнулась и пожала плечами. В ее словах звучал сарказм, но никто из присутствующих не понял ее намерений. – Вчера она меня недолюбливала, а сегодня полюбит.

– Барыня не желает тебя видеть и за такую вольность прикажет тебя выпороть. – Сказала Елизавета.

– Глупости. Никто еще ни разу меня не порол.

– Пользуешься благосклонностью барина? Так его же здесь нет. – Вновь заговорила Елизавета.

– Хоть и так и что из того? – Катерина с ехидной улыбкой откусила очередной кусок яблока.

– Что ты задумала? – Вдруг забеспокоилась Елизавета.

– Ничего. Совсем ничего. – Оправдалась Катерина и невозмутимо взглянула в глаза экономки. – Просто хочу помочь бедной барыне. Она все время пребывает в плохом настроении. Ей всегда холодно и одиноко. Надо же кому-то ее лечить и скрашивать ее одиночество. Вам всем все равно, что с ней станет, а вот мне она нравиться. Она сильная и смелая девушка. Она наведет порядок в нашем курятнике.

– Нет. Ты так просто не отвертишься. – Елизавета приблизилась к Катерине и раздраженно вырвала из ее рук яблоко. Ее глаза метали молнии. – Говори начисто, что ты намерена предпринять?

– Говорю же ничего. – Катерина взяла обратно свое яблоко и еще раз откусила кусочек. – Глупая ты, Лизавета. Старя и глупая женщина. Во всем тебе мерещится заговор и обман. Хотя ты и сама нечиста на руку… – Она замолчала.

– Да как ты смеешь. – Елизавета вспылила и нанесла оплеуху по лицу своей обидчицы.

Катерина бросила яблоко и провела рукой по щеке. Щека загорелась от удара.

– А вот об этом, – Катерина сделала паузу, – я расскажу хозяину.

– Ты словно змея, заползла хозяину за пазуху и греешься там. Везде прикрываешься им. Он о твоих проделках даже не догадывается.

Катерина улыбнулась и произнесла:

– Верно. Хозяин греет меня. А вот ты оскорбила меня и я ему обязательно пожалуюсь. И о твоих делишках расскажу.

– Каких делишках?

– Ты и сама знаешь. Да и зачем я буду тебе сообщать о своих козырях… Попытаешься меня сейчас остановить, сильно пожалеешь. Я очень много про тебя знаю, Елизавета.

– Что уставились? – Елизавета закричала на слуг. – Несите воду барыне и не слушайте эту проходимку.

– Мы еще посмотрим, кто из нас проходимка. Вот вернется хозяин и обо всем узнает. – Катерина, довольная собой, протянула Елизавете остаток от яблока и, глядя на экономку, сказала:

– Выброси яблоко в мусор, а то наша хозяйка не любит грязи. Можешь, конечно, доесть его.

С этими словами, Катерина вышла из кухни и, держа ведро с водой, направилась к барыне. Елизавета, следуя распоряжению молодой хозяйки, тихонько вышла следом за ней и стала следить за ее перемещениями.

Горничная, не привыкшая к тяжестям, вздыхая и кряхтя, словно старуха, взобралась с ведром на второй этаж и прошла к покоям барыни. Она постучала в дверь. Ответа не последовало. Катерина неуверенно приоткрыла дверь и заглянула внутрь комнаты. Дарья, как обычно, сидела в кресле у камина и смотрела на огонь. Взгляд ее был каким-то отрешенным. Она явно о чем-то думала и не слышала стука горничной. Катерина кашлянула, и Дарья резко повернула голову.

– Прошу прощения, барыня. – Начала разговор Катерина. – Я принесла вам воду.

Барыня безразлично отвернулась и Катерина забеспокоилась. Она растерялась и стала сомневаться в том, что барыня вообще разрешит ей наполнить кадку водой.

– Барыня, я знаю, что вам нездоровиться. Не желаете ли, чтобы я капнула в воду то чудодейственное ароматическое масло? Оно спасает вас от болезней и вам станет намного легче.

– Нет. – Резко ответила Дарья. – Хватит меня дурачить всякой бессмыслицей.

– Что вы, барыня. – В голосе Катерины прозвучала искусственная озабоченность. – Я беспокоюсь о вас. Барин приказал мне лечить вас, если вы нечаянно захвораете. Я лишь, хочу протянуть руку помощи и услужить вам. Если бы я вас обманывала, то была бы полной дурой. Я ведь не хочу быть наказана. Вы строгая, но справедливая хозяйка… – Катерина вылила воду в кадку и продолжила:

– В этом доме не хватало строгости, и … – она запнулась, подбирая лестные слова, – и железной руки.

– Похвально. – На губах барыни появилась насмешливая улыбка. – Даже ты это понимаешь. В самом деле, несмотря на едва заметный порядок, изнутри дом в полном запустении и хаосе. Повсюду пыль и грязные полы. Расслабленные слуги и непомерное транжирство. Этому надобно положить конец.

– В каждый дом бы такую хозяйку как вы и тогда во всей стране будет порядок.

– Наша страна и без этого Великая. – Ответила Дарья, не поворачивая головы. Она, терзаемая чувством собственного достоинства и непонятной тягой к этой женщине, неторопливо встала и подошла к кадке.

Кадка уже была наполнена до краев. Воды было достаточно для мытья.

Катерина молча, подошла к хозяйке и аккуратно расстегнула застежки на дорогостоящем платье своей хозяйки. Нежно касаясь кончиками пальцев ее спины, она осторожно сняла его, оставив барыню в одной сорочке.

От прикосновений по спине, а затем по всему телу Дарьи прокатилась горячая волна. Эти ощущения ей были знакомы. В прошлый раз они закончились несказанным наслаждением. Катерина обошла вокруг хозяйки и остановилась напротив нее. Дарья закрыла глаза. Катерина осторожно, чтобы не спугнуть барыню, сняла с нее чепец и вытащила гребень из ее волос. Волосы, каскадом разлетелись по груди и спине. Катерина взяла со столика щетку, и также ласково касаясь головы, стала расчесывать волосы, по направлению от головы к груди. Когда щетка дошла до груди, Катерина положила на кончики волос свою руку и погладила волосы. Дарья напряглась.

Ее соски мгновенно отреагировали на прикосновения, но она не отстранила Катерину, а по-прежнему молчала. Катерина поняла, что может действовать дальше. Дарья запрокинула голову назад. Катерина улыбнулась и продолжила. Дарья лишилась равновесия и рухнула на пол. Горничная последовала за ней. Дарья открыла глаза.

– Не тревожьтесь хозяйка. Я вас вылечу. – Успокоила ее Катерина.

– Иди прочь. – Прохрипела Дарья. Эта девка, в который раз одержала победу.

Катерина, озлобленно вышла из комнаты.

Дарья на шатких ногах подошла к остывающей воде и залезла в кадку. Закрыв глаза, она долго не могла прийти в себя. Катерина полностью завладела ее телом, ее сознанием. Все это пугало и одновременно привлекало ее. С одной стороны ей не хотелось останавливать эти ласки, с другой – ей хотелось убежать, убежать от всего этого, как можно дальше. Убежать от супруга, от этого дома, от Катерины, от всего этого кошмара. Все в этом доме было каким-то неестественным.

– Барыня, Вы простудитесь. Вода-то давно остыла. – Негромко произнесла, появившаяся в комнате молодая служанка.

Дарья вздрогнула и открыла глаза. Она лежала обнаженной в холодной воде. Встрепенувшись, она мгновенно выпрыгнула из кадки.

– Я заснула. – Оправдалась она.

Служанка помогла надеть сорочку и чепец. Всю ночь барыне снились манящие руки Катерины. Они тянулись к ней и нежно ласкали. Эти ласки повторялись много раз. Дарья кричала от страсти и бушевавшего в ее теле огня. Этот огонь разжигала Катерина. Огонь этот пугал и в то же время согревал Дарью. Это было каким-то наваждением. Она пыталась сопротивляться, но руки ее мучительницы были сильнее. Она гнала от себя прочь эту бесстыжую, но та не хотела сдаваться.

 
                              *****
 

Темнело. Солнце, ушло на покой и уступило место сумеркам. Алый закат, сменил полумрак. От синего ясного неба не осталось и следа. Землю покрыл тонкий слой зернистого снега. Зима, отчаянно пытающаяся вступить в свои законные права, заявляла о себе прерывающимися снежными бурями. Осень, не желавшая сдаваться, мгновенно превращала снег в слякоть.

Конюх Егор посмотрел по сторонам. Вокруг никого не было. В ожидании, он прошелся по берегу реки Неглинки и сел на небольшой камень. Река, всегда безмятежная, в этот день не на шутку взволновалась, как будто предвещала что-то недоброе. Она бурлила и изрыгала мутную пену, словно невидимый кипящий котел, подогревал ее изнутри. Течение усиливалось. Прозрачная вода, потемнела. На поверхности плавала почерневшая листва, опавшая с прибрежных деревьев. Местами воду покрывала тонкая корка льда.

Егор съежился. На душе стало беспокойно. Катерина обещала прийти с минуту на минуту, а он прождал ее уже больше часа. Она была встревожена, когда накануне днем назначала ему встречу у реки. Раньше Катерина так не поступала. Их встречи проходили в конюшне, либо в ее комнате, либо на территории усадьбы, и она не так боязливо остерегалась посторонних глаз и ушей.

Чтобы хоть как-то отвлечься, Егор поднял палку и стал чертить бессмысленные круги на липком снеге. Со стороны дома послышался хруст веток. Он замер и посмотрел в сторону, откуда доносился звук, но из-за сгустившихся сумерек нечего не смог разглядеть. Конюх встал и боязливо спрятался за дерево. Через мгновение хруст веток приблизился, и вместе с ним показалась человеческая фигура в черном плаще с наброшенным на голову капюшоном. Егор сразу узнал ее. Это была Катерина.

– Ух. – Егор вытер проступившую на лбу испарину.

– Испугался милый? – Катерина слегка улыбнулась. – Думал, что я – призрак.

– Всякое бывает. Место это жуткое.

– Я пришла, чтобы сказать тебе… – Она замолчала и скинула с головы капюшон. – Мы не должны больше встречаться в доме и тем более на конюшне.

– Почему? – Удивился Егор.

– За нами следят.

– С чего ты, Катерина так решила?

– Сегодня утром, когда ты вышел от меня, я пошла следом, дабы закрыть дверь на ключ. Когда я приблизилась к двери, то увидела тень, мелькнувшую в коридоре. Ты ушел на рассвете. В это время все домочадцы крепко спят. Откуда могла тогда, взяться тень?

– Может призрак? – Пошутил Егор.

– Егор, это не смешно. Я говорю серьезно. Мы задумали осуществить побег и любая неосторожность, может нам дорого обойтись.

– Кто это может быть? – Обеспокоился Егор.

– Пока не знаю, но скоро выясню.

– Когда ты шла сюда, то ничего больше подозрительного не заметила?

– Нет. Сейчас слежки не было. Все тихо. Я шла осторожно.

– Я слышал хруст веток. Хруст был слышен за сотню метров.

– Но этот хруст, я не издавала. Я кралась осторожно и прежде чем ступить, проверяла каждый шаг.

– Тихо. Говори по тише. – Прошептал Егор и приставил палец к ее губам. – Скорее всего, это все тот же человек, какой следил за нами утром.

– Ты тоже молчи. Давай прислушаемся… – Произнесла Катерина.

Они замолчали и стали вслушиваться. Недалеко от них донесся какой-то шорох. Глаза их уже привыкли к темноте. Они присмотрелись и увидели быстро удаляющуюся от них, бегущую по тропинке вверх к имению, фигуру, которую издали, не смогли разглядеть.

– Видишь? Что я тебе говорила? Этот человек приходил по нашу душу.

– Вижу. – Ответил Егор.

– Все, мы пропали. – Занервничала Катерина. – Надо скорее уходить отсюда. Встретимся завтра в этом же месте на закате.

– Договорились. – Кивнул Егор.

– Я ухожу, а ты обожди немного и тоже ступай на конюшню и занимайся там своими делами.

Катерина поцеловала в щеку своего возлюбленного, накинула на голову капюшон и быстро пошла в сторону усадьбы. Дойдя до дома, она опасливо, озираясь по сторонам, прошла в свою комнату и зажгла свечу. В ее маленькой комнате было тепло. Потерев руки и скинув с себя плащ, она приблизилась к столу. В ящике она нащупала колоду карт. Карты были ее помощниками и помогали предсказывать судьбу, за что Катерина им искренне доверяла. Она извлекла колоду и, положив ее в левую руку, попросила у нее помощи в предсказании. Затем она разложила карты рубашками, вверх и принялась переворачивать каждую. Обозрев расклад, Катерина побледнела. В раскладе, над ее головой лежала пиковая дама и перевернутый пиковый туз.

– Удар меня ждет от пиковой дамы в казенном доме. – В страхе прошептала Катерина.

Она не сомневалась, что пиковой дамой является Дарья.

«Неужели эта глупая дурнушка способна на серьезные поступки? Неужели удар последует с ее стороны? Не может быть? Я неправильно истолковала расклад. Верно, я много волновалась, отчего склонна драматизировать». – Вздохнула она, пытаясь успокоить разыгравшееся воображение.

В коридоре послышался слабый звук скрипнувшей половицы. Катерина, словно ужаленная, мгновенно вскочила со стула, метнулась к двери и резко распахнула ее. В комнату ввалилась экономка Елизавета.

– Так вот кто шпионит за мной! – Засмеялась Катерина над упавшей на колени экономкой. – Обожаемая всеми домочадцами Елизавета.

Она захлопнула дверь и, схватив за ворот рубахи экономку, протащила ее по полу.

– Признавайся гадина, почему выслеживаешь меня?

– Я…я не выслеживаю. – Оторопела экономка и пробормотала неуверенно. – Я шла мимо твоей двери. Свеча моя слабо светила, потому я держалась за стену. Ты, отворив дверь, лишила меня опоры. Я споткнулась и упала.

Экономка встала и отряхнула подол платья.

– Врешь змея подколодная. – Катерина разозлилась, схватила Елизавету за горло и сжала руку. – Говори, кто послал тебя.

– Я не обманываю. – Захрипела экономка.

– Хорошо. Сделаю вид, что поверила тебе, но учти, если на самом деле ты выслеживала меня и что-либо приметила, я отомщу. Жестоко отомщу. Запомни это. – Катерина убрала руки и резко оттолкнула в сторону Елизавету.

Елизавета, держась за горло, пошатнулась.

– Если вздумаешь наводить на меня поклеп, то я поведаю барину, как ты нечиста на руку. Я сообщу ему, как ты воруешь у него деньги. – Прошипела Катерина.

– Я не ворую деньги. – Возмутилась экономка.

– Молчи! – Прикрикнула на нее Катерина. – Меня не ты обманешь. – Я знаю, как ты снюхалась с рыночным мясником и вместе с ним проворачиваешь темные делишки. Знаю, знаю, как ты просила его подписывать в твоей книге завышенный вес мяса, а деньги пообещала делить пополам.

– Неправда! Все это наговор.

– Правда. И ты это прекрасно знаешь.

– Полагаю, хозяину не очень – то понравиться такая небережливая экономка, в обязанности которой входит следить за текущими хозяйственными делами. – Усмехнулась Катерина.

– Прекрати. Тебе не удастся очернить меня. – Перебила ее Елизавета.

– Вот как? У меня есть доказательства.

– Какие?

– Записка от мясника, где он сообщает о вашем уговоре.

– Не может быть. Он клевещет на меня. К тому же, он не умеет писать. Подписи за него ставит его супруга.

– Ха. – Катерина снова усмехнулась. – Записка написана его супругой в его присутствии. И это еще не все. Я знаю и про другие твои уловки.

– Почему он рассказал тебе об этом? – Спросила экономка.

– А у меня с ним свои счеты.

– Что ты хочешь от меня?

– О! – Катерина важно прошлась по комнате. – Этот разговор начинает мне нравиться. Я довольна тобой Елизавета. Ты смышленая женщина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6