Светлана Гильман.

Последняя тайна тамплиеров. Рыцари Бургундии



скачать книгу бесплатно

Не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу.

Девиз Ордена Тамплиеров


Их взлет был молниеносным.

Их власть – огромной.

Их падение – страшным.

Пирс Пол Рид


Безумству храбрых поём мы песню.

М. Горький


© Светлана Гильман, 2018


ISBN 978-5-4490-3371-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Как возник орден Тамплиеров

В конце XI века Византийская империя была охвачена междоусобицей. Этим воспользовались разные вожди тюрков-сельджуков и захватили значительную часть территории анатолийского плато. В 1081 году на престол

Византии взошел Алексей Комнин. В первые годы своего правления он был вынужден вести постоянную борьбу на два фронта – против норманнов Сицилии, которые наступали на западе, и против турок-сельджуков на востоке. Балканские владения Византийской империи также подвергались опустошительным набегам половцев. В 1093—94 году Алексей направил Папе Римскому Урбану II просьбу о помощи для защиты своих границ. Эта просьба и

послужила основанием для призыва к Крестовому походу. Также основанием для Крестового похода послужило то, что многие христианские святыни на Ближнем Востоке были под властью арабов-мусульман.

Урбан II определил начало крестового похода на 15 августа 1096 года. И вот в назначенное время могущественное рыцарство Европы двинулось в крестовый поход. В июле 1099 года Иерусалим был взят.

По окончании 1-го крестового похода на территории Леванта было создано четыре христианских государства – Графство Эдесса, графство Триполи, Княжество Антиохия и Иерусалимское королевство. В годы, последовавшие за взятием Иерусалима в 1099 году, многие из участников Первого Крестового похода вернулись на Запад или погибли. В новых, созданных на Востоке христианских государствах не было достаточно воинов и рыцарей для защиты границ государств. Паломники, которые являлись на поклон к христианским святыням, часто подвергались нападениям грабителей. И крестоносцы не могли обеспечивать им должную защиту и охрану.

Приблизительно в 1119 году французский дворянин Гуго де Пейн вместе с восьмью рыцарями учредил орден, поставив перед собой целью защищать и охранять пилигримов. Так возник орден, который сначала назывался «Нищие рыцари», потом их называли Храмовниками, так как под штаб-квартиру им выделили помещение на горе, где некогда стоял иудейский Храм. Но большинству они известны как Тамплиеры.

Часть Первая Зарождение мечты 1267—1274

I

Непроглядную темноту иногда освещал блеск молнии. Но и этот свет был очень слабый из-за плотной стены дождя, чтобы путник мог увидеть дорогу. Ее размыло так, что лошадь ступала очень медленно – копыта вязли в черной вязкой жиже. Всадник то и дело гладил ее по мокрой шее.

– Потерпи, дорогая, скоро приедем.

Главное, что мы живы…

Страх смерти был сильнее холода, голода, усталости. Опять блеснула молния, и путник разглядел очертания большого замка.

– Мне кажется, что я уже вижу монастырь, – в его голосе прозвучала радость и надежда. Все страхи и опасность остались позади.

Всадник не ошибся: через некоторое время они подъехали к воротам монастыря. Путник спешился и постучал в тяжелую деревянную дверь. Ему не ответили. Он постучал сильнее и настойчивее. Наконец-то послышался лязг открывающегося замка. Дверь открылась и пороге показался монах, укутанный в плащ, плохо защищавший его от дождя.

– Входите. Каждый странник найдет в монастыре приют, – сказал он и жестом пригласил путника войти на территорию святой обители.

– Спасибо, отец мой. Но мне нужен отец Антуан. Это очень срочно.

– Входите же. Каждый путник найдет под крышей монастыря ночлег и еду, – повторил монах.

Путник вошел внутрь, ведя под уздечку своего верного коня. В другой руке у него был большой сверток, который он держал с большой осторожностью.

– Надеюсь, у вас есть сухие конюшни и немного овса?

– Конечно. Давайте, я отведу вашу лошадь, а вы проходите внутрь, обогрейтесь, вам принесут еды.

– Спасибо. Но сначала мне нужно увидеть отца Антуана. И это очень срочно. Скажите ему, что я из поместья его брата, – повторил путник.

– Я скажу.

Монах повел лошадь в конюшни, а путник вошел внутрь здания монастыря. Там, в большой зале, весело горел камин, маня всех продрогших и промерзших, погреться. Нашего незнакомца два раза приглашать не пришлось. Он аккуратно положил свой сверток на широкую лавку, а сам снял свой мокрый плащ и сел возле камина. Через несколько минут вернулся монах, но не один, а с другим священником, высоким черноволосым, лет тридцати, с прямым, немного властным взглядом. Священник подошел к путнику, который вскочил и поклонился.

– Я – отец Антуан. Мне сказали, что вы приехали из поместья моего брата. С кем имею честь?

– Не думаю, что мое имя вам знакомо. Мишель Размиер, к вашим услугам. Я работал секретарем у вашего брата. Но я привез вам кое-кого… – Мишель развернул сверток, и это оказался мирно спящий ребенок лет, нет, не лет, скорее всего ребенку было несколько месяцев от роду. Он еще даже не умел ходить. – Имею честь представить вам графа Анри де Суансе. И у меня плохие новости. На Суансе напали разбойники. Кто-то из слуг оказался предателем и опустил мост. Замок разграблен и разгромлен, ваш брат и ваша невестка погибли. Их… их убили, – его голос дрогнул. – Мне только чудом удалось спасти ребенка. Я не знал куда ехать. От вашего брата я слышал, что вы – настоятель этого монастыря.

Отец Антуан сел на скамью и обхватил голову руками.

– Что? Нет, не может быть, – его голос дрогнул, и только силой воли он подавил рыдания, готовые вырваться наружу. – Как это произошло? – тихо спросил аббат, не поднимая головы, чтобы скрыть набежавшие слезы.

– Я не знаю, – тихо ответил Мишель. – Было уже поздно. Мы были в кабинете – их сиятельства и я. Граф мне диктовал письмо. Вдруг ворвались разбойники. Его сиятельство сражался как лев, но силы были неравны. Видя это, он приказал мне спасти мессира Анри. Я-то не силен в фехтовании, и все это время прятался, – со стыдом признался Мишель и продолжал рассказ: – Тем временем один из этих бродяг схватил госпожу и попытался надругаться над ней. Она кричала мужу, что ей лучше умереть от его руки, чем пережить это. Видя, что ему не выиграть это сражение, граф пронзил мечем госпожу и сам пал от удара нескольких мечей разбойников. Мне удалось ускользнуть от них, – все это Мишель рассказывал, проливая горькие слезы и ничуть их не стесняясь.

– Господи, какой ужас, – прошептал Антуан, вытирая мокрое от слез лицо. – Вы привезли ужасные новости. Мой брат умер, а семейного гнезда больше нет.

– Нет, что вы, замок не уничтожен, но он очень пострадал. Крестьяне Суансе также пострадали от налета – разбойники угнали много скота. Надеюсь, что им удалось что-то спрятать, – успокоил его Мишель. Аббат кивнул и посмотрел на мальчика.

– Значит, это – мой племянник? – он осторожно взял малыша на руки и черты лица сурового аббата смягчились. – Сколько ему? Я даже не был на крестинах. Брат мой на меня был очень зол, когда я отказался принять Анжелику Марье как свою невестку. Ее происхождение было более чем сомнительно. Но она была очень красива, храни Господь ее душу и душу моего брата.

– Ему шесть месяцев. Могу лишь сказать, что мадам была хорошей женой вашему брату и отличной матерью. Госпожа и господин очень любили друг друга. Они были счастливы, – сказал Мишель. Аббат кивнул, продолжая любоваться своим племянник, но потом посмотрел на уставшего секретаря.

– Извините, вы, наверное, устали и голодны. Вам принесут еду. А потом брат Жуль вас проводит в келью. Там вы отдохнете.

– Спасибо, святой отец.

– Мне нужно позаботиться о малыше. Тут нет женщин. А ему нужна кормилица, – аббат был в растерянности.

– Если вы мне позволите, моя сестра живет в деревне недалеко от монастыря. Ее сыну всего полгода, а месяц назад умер ее муж. Я ей помогаю, чем могу. Думаю, она не откажется кормить и малютку Анри.

– Замечательно. Завтра утром мы отправимся к ней. Еще нужно поехать в замок, похоронить моего брата и его жену, посмотреть на разрушения. А потом я отправлюсь в Дижон к герцогу. Надеюсь, что его сиятельство не оставит его верных слуг в беде. Отдыхайте. Спокойной ночи. И спасибо вам за все. О вас я тоже позабочусь.

– Спасибо, святой отец. Спокойной ночи.

– Да хранит вас Господь, – благословил его аббат и вышел, унося единственного наследника своего рода.

Мишель Размиер поужинал и отправился спать в келью, которую предоставил ему монах. Он растянулся на кровати и наконец-то почувствовал себя в безопасности. Какой был длинный день. Длинный и ужасный. Мишель опять вспомнил все, что произошло и на его глазах навернулись слезы. Он вытер их рукавом и закрыл глаза. Усталость и нервное напряжение дали о себе знать, и спустя несколько минут он уснул.

Тем временем отец Антуан в своей келье поместил малыша на свою кровать.

– Анри де Суансе. Теперь, забота о тебе будет главным в моей жизни, – сказал он. Потом аббат преклонил колени перед распятием и молился за упокой душ своего брата, невестки и всех, кто погиб от рук нечестивых разбойников. А так же воздал благодарность и хвалу Господу за спасение невинной души и наследника рода графов де Суансе – Анри.

II

На следующий день, оставив монастырь на своего верного помощника, отец Антуан, в сопровождении Мишеля Размиера и маленького Анри, отправился в деревню. Там жила сестра Мишеля, и аббат очень надеялся, что она согласится стать кормилицей маленького Анри.

Дождь закончился, лучи выглянувшего солнца пытались обогреть землю, но она все еще была мокрая, и это затрудняло путь. Лошади не могли нестись галопом, чтобы не увязнуть копытами в болоте. Путникам пришлось потратить на дорогу больше времени, чем они предполагали. Но вскоре перед ними престала маленькая деревушка. Она находилась в долине, с одной стороны скрытая лесом, а с другой – обмываемая рекой. Ничего пасторального в ней не было: несколько деревянных лачуг, обмазанных глиной, чтобы сохранить зимой тепло. Возле каждой из них был небольшой клочок земли, который крестьяне обрабатывали для себя. И только три дома отличались от других – они были больше и выглядели богаче.

– Вот мы и приехали. Сестра живет вот в том доме, – сказал Мишель, показав на один из больших домов. – Сеньору будет хорошо с ней. Она добрая и очень любит детей.

Они спустились с холма и поскакали в деревню. Домик Мелисы находился на окраине. Так как Мишель Размиер часто приезжал к сестре, то все жители его знали, и многие при встрече здоровались с ним.

Мишель и аббат спешились возле дома, и Антуан настоял, чтобы тот пошел один поговорить с сестрой. Он не хотел приказывать молодой женщине быть кормилицей, хотя мог, да и для нее это была большая честь.

Мишель постучал в дверь и вошел в дом. Мелиса – простая деревенская женщина лет двадцати, что-то варила на огне. Когда отворилась дверь, она оглянулась и увидела брата.

– Мишель! Как хорошо, что ты приехал! – и она с плачем бросилась ему на грудь. Мишель обнял сестру и погладил по спине.

– Мелиса, что-то случилось? – встревожился он.

В те времена женщины, а особенно крестьянки, старели быстро. Их выдавали рано замуж, тяжелый труд и частое материнство быстро старили их.

Мелиса и Мишель родились и выросли в соседней деревне в бедной многодетной семье, где из двенадцати детей осталось в живых только пятеро. Мишель был старший из выживших. Несмотря на свое крестьянское происхождение, его тяготила работа но земле, за что ему попадало от отца. Мишель часто убегал к местному священнику. Кюре был молодым человеком, образованным для своего времени. И именно из-за своего образования, был оклеветан своими завистниками и сослан в глухую деревушку. Но он не отчаивался, и старался помочь местным ребятишкам постичь грамоту. Видя заинтересованность маленького Мишеля к книгам, кюре научил его чтению, письму, арифметике, и немного латыни. Все чаще и чаще Мишель проводил свое время у кюре, пока его отцу это не надоело, и он жестоко наказал сына. Мишелю тогда было уже шестнадцать лет. После этого, он убежал из дому, скитался по деревнях и лесах, пока однажды судьба ему не улыбнулась – его приютили в замке Суансе. Так, проявив прилежность и знания, Мишель со временем получил должность секретаря. Он восстановил связь с семьей, но из всех родных его поняла только сестра Мелиса. Его отец так и не простил сына за то, что тот променял работу на земле на «марание бумаги». Хотя, в глубине души, и был горд за сына.

У Мелисы судьба была другая. Когда ей исполнилось пятнадцать лет, ее выдали замуж за зажиточного крестьянина из соседней деревни, который был старше ее на двадцать лет, хотя в те времена на такую разницу в возрасте никто не обращал внимания. Так Мелиса стала хозяйкой собственного дома. Ее муж был человек хороший, и если она и не любила его страстной любовью, то уважала и была добра к нему. У них долго не было детей. Но вот судьба сжалилась над ними и Мелиса родила мальчика, а через несколько месяцев после рождения сына, ее муж умер от болезни, оставив после себя вдову с маленьким ребенком.

– Что-то случилось? – повторил Мишель.

– Мой сын, мой маленький Пьер, он умер.

– Умер? Мой племянник умер? Как это произошло? – Мишель был потрясен. В последние дни судьба наносила ему удар за ударом.

– Не знаю. Мой крошка умер во сне. А я не знала, как тебе сообщить об этом. Как хорошо, что ты приехал! Я не знаю, как мне жить, что делать? Я одна не смогу справиться со своим хозяйством. Замуж пока тоже не хочу. И к родителям возвращаться нет желания. Что мне делать?

Мелиса села на лавку. Из ее глаз струились слезы, которые она и не вытирала. В свои двадцать, она выглядела моложе своих сверстниц. У нее была крепкая фигура крестьянки, но это ее не портило. Лицо было простое и доброе. Но главным ее украшением были глаза – голубые и глубокие.

Мишель сел рядом и обнял сестру.

– Какое горе. У меня тоже нелегкие времена. На замок, где я жил, напали разбойники. Моих сеньоров убили, замок разграбили. Мне удалось лишь спасти их маленького сына, которому еще нет и года.

Сердце Мелисы сжалось от сострадания.

– Бедный крошка. И что же с ним будет? Где он?

– Я его отвез к брату его светлости – аббату Антуану. Я приехал, чтобы предложить тебе стать кормилицей для Анри. Но сейчас я даже не знаю, что сказать – ведь твой маленький сынишка умер.

– Но у меня еще не пропало молоко! Я с радостью выкормлю маленького графа! Правда! Ты можешь отправляться к аббату и сообщить ему о моем согласии.

– Он здесь. Ждет во дворе.

– Здесь? Что же ты оставил святого отца ждать снаружи? Да еще и с маленьким ребенком. Зови их сюда, —Мелиса вытерла слезы, а обрадованный Мишель пошел за аббатом. – Может это и есть ответ на мои молитвы? Вот только кто мне поможет справиться со всем хозяйством? Мишель к этому совершенно не пригоден, – промолвила она.

В комнату вошли отец Антуан с маленьким Анри на руках и Мишель. Мелиса поклонилась аббату и поцеловала ему руку.

– Святой отец, я буду рада служить вам и вашему племяннику.

– Спасибо, дочь моя. Ваш брат рассказал мне, какую утрату вы перенесли недавно. Примите мои соболезнования. Надеюсь, что мой племянник послужит вам утешением.

– О, конечно. Какой хорошенький малыш, – она протянула ему руки, и Анри послушно пошел к ней. – Мы поладим. Я буду ему заботливой кормилицей. Но вы устали и голодны. Располагайтесь. А я положу его в кроватку моего Пьера.

Как только она попыталась положить малыша в кровать, он заплакал.

– Да ты голоден. Сейчас я тебя покормлю, – она дала Анри грудь, и тот с аппетитом принялся за еду.

Мужчины терпеливо ждали, пока его сиятельство закончит трапезу. Они повернулись к ним спиной, чтобы не смущать молодую женщину. Закончив обед, Анри уснул, и Мелиса положила его в кроватку.

– Какое счастье, что у меня не пропало молоко, – сказала она. – Сейчас я накрою на стол. Вы же голодны.

– Да, подкрепиться нам не мешает, – согласился Мишель.

После сытного обеда, отец Антуан встал.

– Спасибо вам, Мелиса. Я надеюсь, что оставляю своего племянника в надежных руках. Я буду приезжать как можно чаще. А это вам, – он протянул ей кошель с деньгами.

– Я буду заботиться о малыше Анри, как о собственном сыне, святой отец.

– Спасибо. А сейчас мне нужно проводить в последний путь моего брата и его жену.

– Мишель, ты тоже уезжаешь с господином аббатом? – спросила Мелиса.

– Да. Но потом я вернусь сюда, ведь сейчас у меня нет дома.

– Суансе всегда будет вашим домом, – возразил аббат.

– Спасибо, святой отец, – поблагодарил Мишель. – Но после того, что случилось, не думаю, что мне будет легко там оставаться, – молодой человек покраснел. Несмотря на свой храбрый поступок, он не отличался особенной смелостью. Мишель боялся, что теперь ему везде будут мерещиться разбойники.

– Приезжай ко мне, – сказала Мелиса. – Мне нужно с тобой поговорить, посоветоваться, но это не срочно. А сейчас я соберу вам в дорогу еду.

Мелиса им собрала провизию, и отец Антуан с Мишелем отправились в Суансе.

III

Солнце клонилось к закату, когда аббат и Мишель вступили во владения графов де Суансе, верных вассалов герцогов Бургундских.

– Как давно я тут не был! – с тоской произнес аббат. – Как только закончится лес, я увижу свой родовой замок.

Сердце его застучало сильнее. Но в каком виде он увидит свое родовое гнездо, место, где родился и вырос? Мишель ему не ответил. Да и что тут отвечать? Жаль, что аббат не принял мадам Анжелику и так легко разорвал родственные узы. Но не ему судить об этом. Ведь и он не в ладах со своим отцом. Мишель знал, что именно аббат был первенцем и наследником титула, но по каким-то причинам отвратился от мира и принял сан. Наверное это нелегко осознать, что твой брат, из древнего дворянского рода, женился на обычной девушке.

Лес закончился, и они въехали в деревню. Несмотря на темноту, аббат заметил, что некоторые из домов были повреждены, а некоторые остались целыми.

– Я обязательно позабочусь обо всех. Но где же люди? – сказал Антуан. Вокруг них было непривычно тихо, а из окон домов не было видно отблеска сальных свечей.

– Не знаю. Может они прячутся в домах, или замке? – ответил Мишель.

– Да, скорее всего так и есть. Поехали же быстрее.

И, пришпорив коня, аббат помчался вперед, Мишель старался не отставать. Подъехав к замку, Антуан увидел, что мост был поднят. Это озадачило его, ведь ночь еще не наступила.

– Почему мост поднят? Может, разбойники еще в замке?

– Я не думаю. Разбойники тогда ушли. Ведь я прятался в конюшне. Странно, что они не тронули лошадей.

– Может, они не знали, где конюшня? Как же нам войти?

– Позвольте мне.

Мишель вынул рог и затрубил. Через некоторое время они услышали голос:

– Эй, кто там? Мы не даем приют странникам!

– Это Поль. Я узнаю его голос. Камергер графа. Наверное, оставшиеся слуги охраняют замок. Эй, Поль, это ты?! – закричал Мишель.

– Я! Кто там?

– Это я, Мишель, секретарь графа!

– Мишель! Вот сюрприз-то. А мы сначала думали, что тебя убили, но потом кто-то видел, как ты уносил маленького графа. Вот мы и бережем его наследство. Я сейчас опущу мост.

Через несколько минут мост опустился, и путники смогли въехать внутрь. Мост сразу же поднялся. Мишель и аббат спешились. К ним вышел высокий крепкий светловолосый парень. Он сразу же бросился к Мишелю.

– Как я рад, что ты прибыл. Тебе удалось спасти маленького графа? Где он? И ты привез священника, чтоб похоронить их светлостей. Добрый вечер, святой отец, – и Поль почтительно поцеловал аббату руку.

– Не все сразу, Поль. С маленьким графом все в порядке – он у кормилицы. Это – аббат Антуан де Суансе, брат нашего графа, царство ему небесное (все осенили себя крестом), он позаботиться о поместье. И об усопших.

– Рад вас видеть, святой отец. Что же будет со всеми нами?

– Для начала я хочу поблагодарить вас за верность моей семье. Я позабочусь обо всех вас. После похорон я отправлюсь к его светлости герцогу Бургундскому, чтобы он утвердил права Анри. Но, пройдемте в замок.

Он направился в замок, Мишель и Поль следовали за ним. У аббата защемило в сердце: родной дом, здесь он родился, вырос, как и все его предки. Хоть он и был старший в семье, но выбрал для себя путь служения Богу. Отец не препятствовал ему. Ведь у того было еще двое сыновей, кроме него. Так поместье досталось Арману.

Они вошли внутрь. Их никто не встретил – создалось впечатление, что замок был заброшенным и пустым.

– А где все слуги? – спросил аббат. – И крестьяне из деревни?

– О, не волнуйтесь, святой отец. Все нашли приют в замке, только укрылись и бояться выходить. Ну а … – Поль замялся.

– Что?

– Ну, Шарля, это тот, который пустил разбойников, мы повесили.

Аббат махнул рукой.

– После похорон любой желающий может исповедаться у меня, и я отпущу ему грехи.

– Спасибо, святой отец. У нас много погибших: несколько крестьян и дворян, которые были на службе у его сиятельства. Разбойников было очень много. Может их кто специально подослал, а?

– Вы так думаете? – аббат задумался. Все могло быть. Ведь если бы Анри погиб, а он не сложил с себя сан, титул и поместье досталось бы их дальнему родственнику, барону де Брезе. Тот был честолюбивым и не гнушался ничем, ради достижения своей цели. – Все может быть, – вздохнул он. – А сейчас я хотел бы видеть своего брата.

– Конечно. Мы отнесли их в спальню его светлости. Как хорошо, что вы приехали. Вас проводить?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное