Светлана Фирсова.

Ученица Хранителя – 3. Капитан Шерба



скачать книгу бесплатно

– В академию магии я как раз собиралась поступать. Но не уверена, что получится в этом году. Все-таки я – женщина человечка. Я представляю, как ко мне отнесутся в академии, где учатся практически одни аристократы. А если я еще и без титула буду…

– Тут ты прав. К тому же время есть, ты молод еще. Не торопись с академией. Реши дела с баронством сначала. К тому же там обучение дорого стоит. Всей награды не хватит. Так что еще денег надо насобирать, – Карел отпил еще чаю и продолжил: – что касается тебя Рандом, Шепарда, Шелиха, Неша и Зорина – из вас полноценных воинов пятилеток можно сделать примерно за полгода, вы почти готовы. Даже сейчас у вас реакция в критические моменты и некоторые навыки выходят за рамки возможностей воинов. Осталось кое-что подшлифовать. Вообще, мне кажется, что раньше вы уже проходили школу воинов. Ну да ладно – у каждого свои секреты. Остальных тренировать надо около одного-двух лет. Что касается пути наемников – этого следовало ожидать от вас после лагеря смертников. Свобода, приключения, деньги. С вашей теперешней подготовкой – это не плохой путь. Набегаетесь, наиграетесь, можно будет о семье подумать. Все – таки титул обязывает, – грустно улыбнулся Карел.

– Угу. Значит моя первоочередная задача – разобраться с баронством, найти денег на обучение, и подумать о планах на будущее, – подвела я итоги, – Сотник Карел, а разрешите нам с дробилками поздароваться?

Мы посмеялись немного. Разумеется, Карел разрешил. Когда мы проходили обе дробилки, занятия смертников прервали ради такого бесплатного цирка. Ох, сколько оваций мы получили! Звезда в шоке! Как бы не зазвездиться нам. А смертники-то и правда, изменились. Исчезли страх, обреченность и загнанность крыс. Глаза горят энтузиазмом. Да, не легкие времена настали у капралов. Вон как Василей бежит к нам и машет мне кулаком! Ага, и смертников разогнал по полигонам. Оооххх, силен, богатырь!!

– Ва-си-ле-лей! Реб-ра мо-ии-ии!!!! – Василей сжал меня в своих медвежьих обнимашках, да еще и потряхивал, – Раздавишь же, медведь здоровый!

– Ох, Шерба ты бешеная! Ну как ты? Замуж не вышла еще? А то я тут думаю оставить службу, – подмигнул мне капрал.

– Ха! Не дождетесь! А службу оставляй, конечно! У нас скоро будет весело. Мы в наемники решили податься, – похвасталась я.

– Мелкий! Ты ж баба! Ну, какой из тебя наемник! Все враги со смеху упадут, когда увидят противника в юбке! Ты главное вместо мечей черпаки таскай! Как заедешь орку в глаз поварешкой – все остальные от удивления сразу сдадутся!

Вот… хохмач, блин!

– Да-да, обязательно, только на тебе сначала потренируюсь. А то куда ж я без тренировки-то? Тренировки наше все! А ты капрал? Капрал! Так что сам понимаешь… – пошутила в ответ.

– Уела, чертяка! Вот точно женюсь! Ну, как вы там? Как дышится на свободе?

– Дышится, капрал. На свободе точно дышится. Василей, а может и правда, с нами? Не хотите?

– Мое место рядом с Карелом, – серьезно ответил Василей, – Я не говорил тебе, но я ему жизнь должен и буду рядом.

Как-нибудь, придет время, может и расскажу тебе эту историю.

У всех есть своя история и жизненный опыт.

Мы еще немного поболтали, у Карела еще раз чай попили, после чего попрощались и обещали заглядывать. Все, что хотела узнать у Карела, я узнала. А теперь в лес.

Лес встретил нас своими неповторимыми звуками и запахами. Вот странно, вроде как июнь, вроде как лес… а где ягоды? Цветы? Трава есть, деревья… все зеленое… Но!

– А где цветы? Ягоды? Пчелы?

– Ты чего? Опять приступ? – озабоченно глянул на меня Неш.

– Какие цветы? Ягоды? – удивленно спросил Рандом.

– Ну… лес же! И вообще я нигде не видела цветов и ягод. И фруктов тоже.

– Ланс, а почему ты про них вспомнил? Ты до лагеря у эльфов жил? – осторожно поинтересовался Рандом, – Я понимаю, что о прошлом твоем ты не готов пока говорить, но… не знать таких вещей – это очень странно Ланс. С такими вопросами ты в беду попадешь.

– Я и правда не понимаю. И не могу говорить о прошлом. Не потому что не доверяю вам, просто боюсь, что знания эти могут быть опасны в первую очередь для вас. Да и правда моя может показаться вам настолько невероятной, что вы и сами можете не поверить. А если вдруг вас кто-то спросит обо мне, вы где-то проговоритесь, или банально кто-то залезет к вам в голову и увидит эти знания – смертный приговор вы себе вынесете сразу же, – мрачно поведала я друзьям, – Да ребята, со мной быть опасно. Так что, если передумаете – я пойму все. И, Рандом, объясни это все всем нашим. Прошу тебя.

– Дурак ты, Ланс. Помнишь, Василей сказал, что он жизнь должен Карелу? Это выбор воина. Мы все воины, и все должны тебе жизнь. Никто из нас не уйдет в сторону. Но ты прав в одном – от болтливости и ментала никто не застрахован. Я подумаю, что можно сделать, – сказал Рандом.

– Насчет твоего вопроса. Цветы, ягоды и фрукты растут только у эльфов. У них специальная магия для этого есть. Они, конечно экспортируют это все во внешний мир, но все это счастье стоит огромных денег, которые мало кто из простых смертных может себе позволить. Разумеется, этими благами пользуются только высшие и аристократы. Такой порядок вещей держится довольно давно. Согласно историческим данным, около 500 лет назад что-то толи в природе, толи в магии произошло. Только перестали появляться цветы, ягоды и фрукты на Элиа. Только эльфы смогли сохранить это все у себя. По их словам, на это дело уходит много энергии, поэтому так все дорого они и продают. Это знает любой разумный нашего мира, Ланс.

Я промолчала. А что тут скажешь – засветилась по полной. Последняя фраза Неша дала понять, что Рандом и Неш догадались, что я из другого мира.

– И что вы теперь намерены делать с этим пониманием? – спросила я.

– Ничего. Ты по-прежнему наш командир. Больше мы ничего не знаем. Все остальное – наши догадки и безумные домыслы, – ответил Неш.

Что ж, и на этом спасибо.

– Ребята, вы пока можете погулять где-то рядом, или просто отдохнуть. Мне надо немного времени побыть в медитации, в пятистах метрах отсюда есть речка, довольно глубокая и спокойная. Вы можете пока там поплавать и позагорать.

Оставшись в одиночестве, я прислушалась к себе, своей душе, пространству, миру. Тройное слияние помогло раствориться в пространстве, почувствовать его. Я не стала торопиться связываться с хранителем. Мне вдруг захотелось попробовать этот лес. Так же почувствовать его, как я когда-то чувствовала мой город. Растворившись сознанием в пространстве, я сосредоточилась сначала на своих ощущениях: звуки, запахи, осязание.

Зеленые листья деревьев и трава… коричневые и серые, шершавые, толстые стволы… голубое небо сквозь листву крон деревьев… Птичьи трели… стрекозы… сверчки… шелест листьев… запахи травы, ее сока от травинок, примятых грубыми ботинками ребят, шепот листьев… теплота лучей солнца на лице и руках, касание ветром кожи, шелковистость и жесткость травы под пальцами… убираем зрение, увеличиваем чувствительность осязания и восприятие звуков… Запахи, внимание на осязание… Убираю сознание в фон… через осязание погружаюсь в лес. Осознаю его. Уже не вижу глазами, не осознаю запахи, но вижу, слышу и чувствую знанием. Я ЗНАЮ этот лес. Я есть этот лес. Нет, не так. Этот лес – часть меня. Я прикоснулась к лесу своим осознанием. Я знаю, что чувствует кора вон того дерева, когда по ней ползет гусеница. Я знаю, что чувствует стебелек травинки, которую пригибает ветер. Я понимаю, что чувствуют корни деревьев, медленно-медленно втягивая в себя нужные микроэлементы из земли. Что чувствует сама земля, отдавая нужное лесу. Я знаю это все одновременно. И не просто знаю, я понимаю это знание.

Ну, здравствуй лес. Покажи мне себя. Что ты чувствуешь? Какой ты? Давай познакомимся? Ну же, откройся мне. Воот же ласковый котенок! Чего же ты такой робкий? Не бойся. Мне не надо твое тепло. Я не буду его забирать. Я ведь тоже люблю солнышко! Как же ты прав, оно и правда, теплое и пушистое. И его тепло ласковое. Ты боишься холода? Я тоже его боюсь. Да, ты прав, ночью холодно и одиноко. А солнышко – хорошо. Тепло. Чувства леса ворочались вяло, слабо, словно он спит и не осознает себя до конца… Наслаждаюсь слиянием с лесом, разделяю его радость неба и солнца. Какой он красивый, зеленый, живой… От меня тоже тепло? Только другое? Правда? А если так попробовать? Я обняла чувствами лес, выплеснув осознанием ласку, понимание, осторожность и нежность. Погладила его сочувствием, успокоила, убрав уверенностью страх ночи. Вобрала его в себя осознанием, напитала своим теплом, защищая и оберегая от страха, поделилась восприятием ночи, когда звезды и тишина и покой, и вовсе не страшно, а таинственно и загадочно и так мягко и бархатно… и вновь выпустила лес из себя. Почувствовала восторг леса. Это тепло лучше солнышка? Ну что ты! Конечно не лучше, просто оно немного другое.

А хочешь, я покажу тебе ночь? Лес окончательно проснулся и затопил меня своими лесными чистейшими чувствами восторга, радости, преданности, ожидания, порождая в ответ любовь к нему. К этому большому, но беззащитному в своей доброте существу. Хороший мой. А теперь смотри, какая бывает ночь!

Я встала, не открывая глаза и не выныривая сознанием из этого странного слияния, скинула с себя лишнюю одежду, оставшись в рубашке и штанах. Шелковая травка ластилась к босым ступням, даря прохладу и энергию. Я танцевала, рисуя ночь своими движениями. Это не был боевой танец духа. Это был танец души, сердца, нежности, женственности. Я рисовала ночь моего мира на берегу озера в деревне у родителей. Сначала закат уходит за горизонт, сгущая прозрачный воздух до невозможной насыщенности. Вот он начинает светиться и становится такой густой, что его можно потрогать. Вот дыханием ощущаешь наполненность этим светящимся чудом. Вот появились первые звезды. Тишина взрывается ночными звуками: стрекот кузнечиков, игра ветра с листьями деревьев, шорох травы от мышек и прочей мелкой живности, спешащей по своим делам. Отражение луны на озерной глади дарит чувство покоя и уюта в душе. Все, что живет днем, засыпает, укутанное бархатным покрывалом царицы ночи.

А еще были звезды и понимание, что это целые звездные системы. Что где-то там, далеко-далеко у этих бесчисленных солнц тоже есть планеты-миры, где живут разумные, где мечтают, любят, страдают и борются. Может быть, вон та маленькая звездочка светит какой-нибудь зеленой или голубой планете, даря тепло и жизнь. И, конечно осознание космоса. Звездный океан. Глубокий, огромный, бесконечный. Осознание грандиозности, глобальности. Рождение новых звезд каждое космическое мгновение. Осознание моей планеты, себя на фоне космоса. Чувство уверенности, что Космос видит и ждет чего-то от меня, что мельче песчинки в пустыне, в его масштабах.

Плавный, спокойный танец внезапно периодически взрывался каскадом резких движений, которые амплитудой затихали и вновь. Какая-то совершенно дикая смесь танца духа, брейка, латины и элементов восточной культуры. Музыка, звучащая в моем подсознании, не имела ничего общего с мелодиями, которые мне доводилось слышать. Даже не представляю себе, на что в реальности похож мой танец. Это должно быть что-то невероятно дикое, необузданное. Но сейчас танцевала даже не я. Танцевало мое осознание всего того, что я чувствовала. Наконец отгремели последние аккорды невероятной музыки.

Я осознала себя в странной позе. Приклонившая одно колено, с палками в обеих выпрямленных руках, касающихся земли по обеим сторонам. Голова склонена, как будто я пытаюсь заглянуть в свою грудную клетку. Грудь? А… морок где? Послышались жидкие аплодисменты. Я вскинула голову на звук.

– Браво! А на бис сможешь повторить? – спросил Кардэйл.

Зашибись! Вампир и рядом офигевшие Рандом и Неш. Друзья смотрят на меня со священным ужасом. Лица белые.

– Ребят, вы только в обморок не грохайтесь, ага? А то вроде бывшие смертники, настоящие аристократы и будущие воины… Как бы не к лицу вам в обморок, как беременным барышням, ага? – пожурила я ребят, стараясь сгладить обстановку. Теперь с вампиром.

– Кардэйл, а вы точно просто вампир? А не чей-то муж или жених? – спросила я.

– Хм… причем тут муж или жених? Ты хочешь быть моей невестой что ли? – удивился вампир.

– Что вы! Боже упаси! Просто вы всегда так внезапно появляетесь и так не вовремя… Кажется, что без опыта такое невозможно. Обычно так получается только у женихов или мужей. Такое чувство, что застукали на горячем, – досадно поморщилась я.

Вампир думал несколько секунд. Затем расхохотался. Видимо, дошло. Ну, лучше поздно… а вот мне что делать. Ой! Цветочек!

– Ой! Ребят! Смотрите! Это же цветочек! Какой красивый! Прямо посередине полянки! Да как мы его не заметили то, ума не приложу! Вот! А вы говорили, что только у эльфов. Тут до эльфов как до Китая… кхм… то есть… далеко очень!

Я таких цветов никогда не видела! Беленький и светится голубенькие прожилки и золотые искорки в них! Красивый какой! Напоминает земную лилию, только лепестки цветка больше и заостренные и в два ряда. Как звездочка. Афигеть, какой красивый цветочек!

– Ланс… то есть… Лана… здесь не было цветка этого. Он… Он при нас появился. Когда ты танцевал.. ла, – сбивчиво пояснил Неш.

– Мы не знаем, что это за цветок, – сказал Рандом и добавил: – а танцевала ты примерно четыре часа.

От это да… ну я и горазда поплясать… видно душа праздника захотела. То-то я жуть как есть хочу. Считай с утра четыре часа топали до лагеря, три часа провели в лагере. Вместо обеда по полигону носились. Два часа топали до леса и тут четыре часа. Мда. Это мы конечно погорячились. И солнце вон заходит уже. И правда, вечер. Ребята смотрели на меня с тревогой и страхом. Руки подрагивали, кажется, ребята неосознанно пытались схватиться за несуществующие мечи. Ну да. В любой непонятной ситуации следует хвататься за мечи. Даже если драться не надо – все равно успокаивает. Ага.

– Цветок Миру. Исчез из этого мира чуть больше тысячи лет назад. Миру цвел обычно на территории храмов и монастырей Великой Матери. Но это было очень и очень давно. Питается особым видом энергии. Ранее предполагалось, что это божественная энергия. Однако, божественной энергии в этом лесу я не увидел. Что полностью опровергает общепринятую теорию, – вампир со скучающим видом и голосом профессора с кафедры начала вещать нам теоретический материал. Как по написанному шпарит, – Ценен тем, что помимо прекрасного аромата и внешней красоты он вырабатывает универсальную магическую энергию, которая может приобретать любой окрас. Как мы знаем, энергия в последнее время утекает из этого мира, как вода сквозь решето. Кроме того, цветок Миру способен удерживать душу любого разумного в этом мире в течение месяца. Главное, чтобы трупу было не больше суток. Миру сможет сохранить физическую оболочку трупа в том состоянии, в котором он находился на момент привязки цветка. Для удержания души в этом мире и сохранения физического тела в стазисе необходимо капнуть кровью пациента в сердцевину цветка и держать цветок в непосредственном контакте с телом.

Вампир замолчал, наступила тишина. Не представляю, о чем думали мои друзья, но вот я… В мыслях царили и властвовали хаос, бардак и суета. Одно поняла точно и стопроцентно. Я опять вляпалась. Если кто узнает, меня не просто посадят. Повезет, если просто на опыты разберут. Но вряд ли так повезет. Скорее всего, заставят производить эти цветы, или еще чего похуже. Что мне с ними теперь делать? Не убивать же их? Хотя, если отбросить чувства – то это самый правильный выход. Но вампира мне точно не одолеть! Это я сейчас думаю, что мне друзей надо убить?! Боже!

– Вот что за гадство такое?! Ну, захотелось мне потанцевать! Вот не могли вы все попозже подойти, а? Отправила же на речку купаться! Что делать теперь? – медленно, но верно я скатывалась в истерику. Еще безумия не хватало мне сейчас.

– Вижу, что понимаешь последствия своего танца. Выход у тебя один – свидетелей быть не должно. Кроме меня, разумеется. Кстати, я могу их убить сам, – спокойно кивнул на бледных ребят вампир.

Меня скрутила боль. Опять огненная лава безумия потекла по венам, разнося огонь по всему телу. Вокруг красная пелена.

– Только посмей! Это друзья мои! Можешь забирать этот цветок и катиться куда хочешь, – сквозь безумие прорычала я вампиру.

– Птенец неразумный! – скривился вампир и схватил меня за плечо. Почувствовала, как энергия Кардэйла мягкой прохладной волной успокаивает раскаленные нервы и вены, эмоции затихают, волна паники и безумия отступила. Я пришла в себя, а вампир продолжил: – Так-то лучше. Как часто приступы у тебя за последние три дня случались?

– Ни разу не было. Это первый. А почему именно три дня? И как ты тут вообще оказался?

Почему-то перешла на автомате на ты с вампиром. Странно, но угрозы я от него не чувствовала. Он был мне интересен как личность, как собеседник. Я бы хотела с ним познакомиться поближе.

– Последний раз я видел тебя на процедуре вручения титулов. Я был не видим, просто наблюдал. Интересно же – все-таки впервые в жизни смертники становятся аристократами.

– Что теперь делать? – уныло спросила я, ни к кому конкретно не обращаясь. Ежу понятно, что ребят я не убью и другим не дам, – Ладно, будем делать что должно, и пусть будет как будет.

– Погоди, Ланс. Вампир прав. Нам нельзя просто так отсюда уходить. Нас прочитать может любой. Если станет известно о случившемся – это приговор тебе. Есть еще вариант – клятва верности. Тогда наши мысли никто не сможет прочитать без твоего согласия, – сказал Рандом.

– Мы с Рандомом, когда еще узнали, что ты не из этого мира, уже приняли это решение. Не говорили тебе, потому что хотели с ребятами посоветоваться. Узнать, что они думают. Но теперь, это слишком опасно. Подозрения и домыслы это одно, а знания – совершенно другое, – поддержал Рандома Неш.

– Хм… В общем и целом, конечно, не так весело, как мой вариант, но, должен признать, что это тоже сработает.

– Что это за клятва? – спросила я.

Рандом с Нешем переглянулись и Рандом только открыл рот, чтобы что-то сказать, как вампир его перебил.

– Да, в общем-то, главная цель клятвы – не навредить тому, кому клянешься в верности. И да, без твоего разрешения никто не сможет прочитать их, – быстро проговорил Кардэйл, предупреждающе глянув на ребят. Ох, что-то темните вы….

– Значит и я могу поклясться в верности ребятам в ответ? – спросила я. При этом все удивленно на меня уставились, а вампир, прокашлявшись, ответил:

– Нет, если ты примешь клятву, то в ответ поклясться не сможешь. Вы уже будете связаны, как вассал с сюзереном. Сюзерен не может принести клятву вассалу. Суть клятвы примерно такая же. Только на более глубоком уровне. Ничего более.

– Это так? – с подозрением спросила я ребят. Кивнули синхронно, глаза честные.

– Ох, врете вы мне. Вижу по вашим честным глазам, что врете.

– Так, ну все. Лана, или я их убиваю, или ты принимаешь их клятву, – рявкнул на меня вампир.

– Ладно, ладно, клятва так клятва, – согласилась я.

А то с этого вампира станется. Не успеешь отвернуться, как он прикончит кого-нибудь. Хотя… Вот попой чую – надули меня где-то с этой клятвой. Кардэйл полоснул по ладоням сначала ребятам, а потом меня своим отросшим за пару секунд когтем. С наслаждением облизнул коготь.

– Я, Рандом Дикенс, добровольно передаю мое тело и мою суть Лане отныне и навсегда. Свидетельствую своей кровью, – капля крови сорвалась с руки Рандома и упала на землю.

В тот же миг в пространстве возле Рандома словно струна натянулась. Вот тебе и клятва на крови. И никаких там обязуюсь хранить верность, защищать ценой жизни, никогда не врать, действовать только в интересах, ни словом, ни делом, ни помыслом… ну или наоборот… и прочей лабуды. Вспомнилось, как я в некоторых книгах читала клятвы на полстраницы. А тут краткость – сестра таланта. Все просто…

– Малышка, если не примешь клятву – через несколько секунд он умрет.

– А как принимать то? – в панике спросила я.

– Да просто скажи, что принимаешь и все, – ответил Кардэйл.

– Я, Лана, принимаю клятву Рандома, – я выдавила каплю крови на землю.

Как только она коснулась земли, напряжение вокруг Рандома исчезло, а он вздохнул с облегчением. Я прислушалась к себе – вроде ничего не изменилось. Может, не сработало? Вампир вроде молчит, глядит с одобрением. Да и ладно. Даже если не сработало, еще лучше. А то, что-то слова у клятвы какие-то серьезные больно. Совсем непохоже на то, что говорил Кардэйл. Аналогичную процедуру повторили и с Нешем. Затем вампир взял мою руку и лизнул рану. Закрыл глаза, наслаждаясь. Вот морда вампирская! А ранка-то затянулась…

– Малышшшка, ты такая вкусссная, интересссная, вот зачем тебе быть еще такой важной? – вкрадчиво заговорил, завлекая сверкающими красными глазищами, симпатяга вампир, – Была бы простой игрушкой, всем было бы хорошо. И мне, и тебе. Я бы даже сделал тебя потом высшей… Эх… в кои то веки, жить захотелоссссь, вкусссно стало. И… нельззззя! Вместо этого придется быть нянькой птенцам! Не дай Богиня Мать кто узнает… со смеху лопнет, – от досады скривился вампир.

– Да уж какой из меня птенец. Одно слово – курица. Без мозгов. Так попалась! – поморщилась я. – Кардэйл, а чего ты глазами сверкаешь? Ты голодный что ли? Может, с нами в таверне поужинаешь? Или ты только кровью питаешься? А тебе много надо?

Вампир посмотрел на меня недоуменно. Видимо, что-то себе надумал с три короба и, хитро прищурившись, спросил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное