Светлана Бардина.

Зажечь огонь



скачать книгу бесплатно

Когда общий градус веселья заметно поубавился, они переехали в ночной джаз-бар «Монета», где адреналин клубной тусовки уступил место расслабленной безмятежности.

– Ты не выпил за вечер ни глотка спиртного, – заметила Маргарита, когда вместе с бокалом вина для нее, перед Максимом поставили безалкогольный коктейль. – Тебе не нравится его вкус?

– Я не пью за рулем.

– Что тебе мешает уехать домой на такси?

– Принципы. Один из них: взял – положи на место.

– То есть, ты не разбрасываешь дома вещи и все начатое доводишь до конца?

Максим кивнул.

– А как же с этим уживается лозунг, провозглашенный в «Старом Замке»: – наслаждайся без анализа?

– Видишь ли, когда-то в детстве, я стащил у мамы коробку шоколадных конфет и всю ее съел. С тех пор у меня на сладкое – аллергия. Так что теперь, последствия поступка – это первое, о чем я думаю.

– Звучит обнадеживающе. А по какому принципу ты за весь вечер ни разу не взял в руки телефон?

– «Наслаждайся без помех». Я его выключил.

– Как…? – растерялась от удивления Маргарита. – А вдруг случится что-нибудь важное или срочное, а ты это пропустишь?

Предположение Маргариты обеспокоило Макса, но вовсе не из-за телефона. «Важное и срочное, важное и срочное»,… – несколько раз повторил он про себя, принимая решение: «И это никак нельзя пропустить». Вскочив с места, мужчина требовательно протянул спутнице руку: – Марго, ты не очень торопишься? Поехали, я хочу тебе кое-что показать.

– Сейчас? В четыре утра?

– Да, именно сейчас. Поехали!

Он без объяснений потащил женщину к выходу, даже не задумываясь о том, что у нее может быть другое мнение на этот счет. Стремительность его движений погасила в Маргарите зачатки сопротивления. Не задавая больше вопросов, она покорно забралась в кабриолет.

Дорога заняла не больше двадцати минут, прошедших в абсолютной тишине. Оба молчали, сосредоточившись на конечной цели поездки. Но когда, сбавив скорость, Макс затормозил перед шлагбаумом подземной парковки в центре спального района, женщина беспокойно заерзала на сидении.

– Макс, может не стоит портить такой замечательный вечер?

– Почему – портить?

– Секс – не лучший способ прощаться.

– Прощаться? – Выхватив самое неприятное для себя слово, Макс лишь потом осознал весь смысл сказанной фразы: – Секс – что?.. – Удивленно задрав брови, он ошалело уставился на Маргариту: так далеко в своих мечтах он еще не заходил. К тому же, знакомство с этой женщиной вызывало в нем гораздо больший спектр эмоций, чем простое чувственное наслаждение. Он готов был настаивать на продолжении встреч, но, ни в коем случае, не на принуждении к телесной связи. Однако ход ее мыслей заинтриговал Максима и, расплываясь в широкой улыбке, он бархатно промурлыкал:

– Секс с красивой женщиной перспектива, конечно, весьма заманчивая… – Выдержав паузу, во время которой с удовольствием наблюдал, как краска смущения заливает лицо его спутницы, Макс резко поменял интонацию голоса и назидательно закончил: – Но возможен он исключительно при взаимном желании.

Я никогда не тороплю события.

Маргарита стыдливо отвела глаза, пробормотав себе под нос что-то вроде: «Прости, я, кажется, опять поспешила», и самодовольство Макса растворилось, как дым. Мысленно обозвав себя нелестным словом, он примирительно добавил: – Давай руку. Ну же, смелее, мы здесь совсем по другому поводу.

Они прошли к лифту, причем за время подъема мужчина лицезрел только русоволосую макушку.

– Может, ты все же оторвешь взгляд от моих туфель? – иронично поинтересовался он, когда кабина замерла на девятом этаже. – Мы прибыли. – Открыв ключом дверь с номером «Сто сорок четыре», Макс широко распахнул ее перед гостьей: – Прошу!

Нерешительно потоптавшись на месте, Маргарита переступила порог квартиры: – Что я должна посмотреть?

– Все. – Отвечая на недоумение, отразившееся на лице женщины, Максим пояснил: Это мое жилище. Я хочу знать – что ты обо всем этом думаешь.

– То есть – мои впечатления?

– Причем максимально честно.

– Я никогда не вру.

– Так уж и никогда?

– Никогда, если в этом нет большой необходимости, – уточнила Маргарита, оглядываясь по сторонам.

– А сегодня такая необходимость была?

Подумав, женщина качнула головой: – Нет, не было.

– Значит, сегодня ты говоришь чистую правду?

– А ты меня хочешь в чем-то уличить?

– В общем-то, нет, – Макс миролюбиво пожал плечами. – Я – на кухню, выльешь что-нибудь?

– Сок, если можно.

– А я уже могу позволить себе и что-нибудь покрепче.


Предоставленная самой себе, Маргарита с любопытством шагнула в комнату, и едва ли не вслух воскликнула: «Ничего себе! Не слишком ли шикарно для начинающего бизнесмена? Нормальный предприниматель вначале вкладывается в производство, а не в недвижимость. Кто же ты такой на самом деле, Макс? А впрочем, какая мне разница – знакомство все равно подходит к концу». Выключив анализ, женщина целиком сосредоточилась на зрительном восприятии.

Судя по количеству дверей, Маргарита находилась в просторной двухкомнатной квартире, с высокими многоуровневыми потолками со сложной иллюминацией и интерьером, выполненным, безусловно, по дизайнерскому проекту. На ремонт явно не поскупились – качество отделки заслуживало высшей похвалы. Все оценивалось тремя словами: красиво, дорого, с размахом. В центре гостиной стоял большой кожаный диван, способный поглотить не менее десяти человек сразу. Каждое из необъятных кресел готово было принять в свое лоно по три Маргариты. На стене висела плазма, тоже впечатляющих размеров. Толстый, мягкий ковер приятно пружинил под ногами. В стеклянных панелях по углам лениво перекатывались пузырьки. Вроде бы – особенные вещи, и профессионально подобраны друг к другу, но что-то неуловимое, как запах, витало в воздухе и мешало наслаждаться окружающим великолепием. Проверяя свои ощущения, Маргарита перешла к дальней стене, но это ничего не изменило.

Вернувшийся с апельсиновым соком в одной руке и виски в другой, Макс пристроил стаканы на столик и опустился на диван: – Что скажешь?

– Если ты ждал похвалы – то ее не будет. В квартире должно хотеться жить, а здесь, несмотря на красоту, жить не хочется.

К удивлению Маргариты, ее критика вызвала на лице хозяина квартиры не обиду, а радостное воодушевление.

– Ты просто читаешь мои мысли! Чувствую, что здесь что-то не так, а что – понять не могу. Поможешь?

– Слишком все правильно и прилизанно. И бездушно. Как в музее. – Сверкнув глазами, Маргарита поправила воображаемые очки на носу и заговорила заунывным голосом утомленного экскурсовода: – Уважаемые туристы, посмотрите направо, посмотрите налево. Перед вами экспозиция быта времен двадцать первого столетия. Обратите внимание на эти строгие прямые линии и эксклюзивные детали интерьера – так отдыхали от непосильных трудов в стенах офиса и от шумных компаний престижных сообществ короли, не знаю какого – бизнеса, главный принцип которых «взял – положи на место». Мужчина в зеленом свитере, немедленно встаньте с дивана! Вы разве не видите табличку: «Садиться запрещено. Музейный экземпляр»?

Она так артистично вошла в образ, что Макс неудержимо рассмеялся: – В тебе пропадает великая актриса. И что ты предлагаешь мне со всем этим сделать?

– Твой дом – тебе решать. А что говорят другие?

– А других здесь не было.

Маргарита насторожилась. – Это точно твоя квартира? – сделала она ударение на слове «твоя».

Макс кивнул.

– И как давно?

– Чуть больше полугода.

– И ты хочешь сказать, что за шесть месяцев в квартиру кроме тебя никто не входил?

– Ну почему, работали дизайнеры, строители, отделочники.

– А гости? – Маргарите не терпелось услышать ответ.

– Ты – первая.

В это как-то не верилось. Макс не производил впечатления отшельника и проблем с общением, как она успела заметить, отнюдь не испытывал. Неприятная мысль холодком пробежала по сердцу, и чтобы побыстрее развеять сомнения, Маргарита высказала ее вслух: – Ты хранишь квартиру втайне от знакомых? Чтобы никто о ней не знал?

– Просто не хотел приглашать сюда, кого попало.

– Хм, так я должна быть польщена тем, что выбилась из общего ряда? Я – не «кто попало»?

– Я не собирался тебе льстить, я сказал – как есть.

Маргарита видела, что Макс слишком серьезен и напряжен – это просто бросалось в глаза, а значит, прозвучала только первая половина фразы. Вторую, же – более важную и смысловую – он предоставил ей додумать самой. Но сворачивая в предположениях в область интима – а прочему-то ничего другого в обществе молодого симпатичного мужчины на ум не приходило – Маргарита уже трижды за сегодняшний день ошиблась. И чтобы не выглядеть в очередной раз «сексуально-озабоченной блондинкой», она предпочла не углубляться в детали. Отставив недопитый сок и, подхватив сумочку, женщина поднялась с дивана: – Будем считать, что торжественное открытие состоялось. А теперь мне пора, и… прости, что не оправдала твоих надежд в области дизайна.

Хорошие манеры, демонстрируемые мужчиной ранее, дали сбой: Макс не сделал даже попытки встать. Мало того, он неторопливо допил виски, вытянул ноги и откинулся на спинку, приняв еще более расслабленную позу: – Утро вечера мудренее.

– Не поняла, – уязвлено протянула Маргарита. – Ты вызовешь мне такси или нет?

– Нет. Я сам отвезу тебя туда, откуда забрал, но после того, как закончится действие алкоголя. Переночуешь здесь.

– И не надейся. К твоему сведению, у меня тоже есть принципы, и один из них – не спать в чужих постелях.

– Тогда чувствуй себя, как дома. – Он наконец-то, оторвал пятую точку от дивана, но лишь затем, чтобы скрыться в комнате напротив. – Сейчас найду, во что тебе переодеться, – донесся его голос из-за дверей, – ляжешь в спальной. А я – в гостиной, на диване. – Вернувшись с двумя вешалками, он слегка покачал ими перед Маргаритой: – Что-нибудь из этого подойдет?

На лице Максима так откровенно читалась желание настоять на своем, что Маргарита, вопреки серьезности ситуации, чуть не рассмеялась. В глазах – дубовое упрямство, а на лбу, прямо-таки светящаяся надпись: «Не вздумай со мной спорить». Мысленно принимая вызов (ну что ж, посмотрим, кто – кого!) она выхватила из его рук вешалку с рубашкой, и, ни слова не говоря, направилась в ванную, шагнув за порог которой, минут пятнадцать стояла с раскрытым ртом, не смея двигаться дальше.

Ничего подобного по размерам и по красоте Маргарита в своей жизни не видела. Если по пути она и сомневалась – принимать душ в чужой квартире или нет, то теперь сомнения полностью исчезли. Вряд ли ей когда-нибудь еще раз придется насладиться простой ежевечерней процедурой, но в столь царских условиях! Прихватив белое пушистое полотенце, женщина решительно распахнула затейливые створки душевой кабины.

Но пока она стояла под душем, воинственный пыл поутих, и не любившая кривить душой, Маргарита призналась себе, что новый знакомый ее волнует, причем гораздо больше, чем хотелось бы. Его молодость и привлекательность, упрямство и одновременно уступчивость заставляли Маргариту испытывать новые эмоции, приводившие порой, в замешательство. Обычно, сближаясь с мужчиной, она редко проводила с ним больше двух – трех часов кряду. А в общении с Максимом подходила к концу уже вторая половина суток. Вместо того, чтобы остановиться после странного обеда в «Старом замке», она пошла у него на поводу и прибавила к списку развлечений танцевально – экскурсионный вечер. В общем-то, Маргарита не жалела о приятно проведенном времени. Вопреки скромной оценке собственных двигательных способностей, Максим оказался неплохим танцором, и вместе они составили довольно изящную пару. Сама же Маргарита была в ударе. Ощущение того, что она подошла вплотную к черте, за которой нет ни света, ни звука, ни движения – наполняло ее острым желанием использовать по максимуму последнюю возможность сплести воедино слух, зрение и способность тела подчиняться. Видимо ее старания не остались незамеченными. Комплименты типа: «ты прекрасно двигаешься!» или «отлично чувствуешь музыку!» – звучали неоднократно. Однако Макс так своевременно возникал рядом, что ей даже не приходилось задумываться над ответом. И мягкий полумрак джазового бара, с живым звучанием акустических инструментов тоже пришелся ей по душе.… Но ехать к Максу в квартиру, а тем более оставаться в ней все-таки не стоило. Это уже было похоже на безрассудство. ««Пуститься во все тяжкие» – кажется, это так называется?» На лице Маргариты, смотревшей на себя в зеркало после душа, отчетливо проступило раскаяние. Не зная, что делать дальше, она зачем-то покрутила блестящий кран над раковиной, запустила пальцы в объемную стопку свежих полотенец, понюхала одеколон Макса и, примериваясь к бутылочке с шампунем, поймала себя на мысли, что попросту тянет время. Открытие рассердило ее: «Не будешь же ты вечно скрываться в ванной! В конце концов, это не первый мужчина в твоей жизни. А вот последний – очень может быть…»

Погасив шевельнувшийся страх натужной улыбкой, Маргарита вышла в коридор и, повернув за угол, наткнулась на хозяина квартиры с минералкой в руках. Его ошарашенный вид заставил женщину остановиться и неловко переступить с ноги на ногу. «Ну вот, в таком виде я уже не кажусь ему молодой, – сам собой напросился печальный вывод. – А впрочем, – как дома, значит как дома. Ты сам этого хотел». – На всякий случай, прикрыв оголенные коленки вешалкой с одеждой, она упрямо вздернула подбородок.

– Классно выглядишь! – неожиданным комплиментом разразился Макс, шумно отпив из стакана.

Маргарита вспыхнула, но гордо и молчаливо прошагала мимо в отведенное ей место для отдыха. Максим тотчас двинулся следом, и, словно бдительный страж, замер в дверях. Чувствуя, как усиливается неловкость, и деревенеют руки и ноги под неотрывно-пристальным взглядом карих глаз, Маргарита аккуратно повесила одежду в шкаф и медленно стащила с кровати шелковое покрывало. Неподвижность Макса давила на нервы, и она не выдержала: – Будешь стоять и смотреть?

Еще не договорив, Маргарита ужаснулась двусмысленности необдуманно произнесенной фразы. «Выйдешь? Или присоединишься?» так и повисло в воздухе, превратив секунды в вечность.

Словно очнувшись, мужчина мотнул головой: – Извини, не буду тебе мешать. Спокойной ночи.

Убедившись, что это не игра, и Максим действительно исчез за дверью, предварительно погасив свет, Маргарита опустилась на кровать, спрятала ноги под одеяло, и прислушалась к звукам в коридоре: несколько шагов, пауза, еще несколько шагов и еле уловимый щелчок в замке ванной. Подтянув колени к груди, женщина положила на них голову и задумалась: в такое дурацкое положение она еще ни разу не попадала. Пребывание в одной квартире с мужчиной всегда имело определенную цель. Мероприятие планировалось заранее, и оба в равной степени получали удовольствие от встречи. Нелепости сегодняшней ситуации можно только удивляться. Максим привез ее к себе, якобы для показа квартиры, но уехать после осмотра не позволил. Если рассматривать постель как своеобразную плату за предоставленные в течение дня развлечения, то тогда все более – менее ясно: «Я весь день исполнял твои желания, теперь очередь за тобой!» Цинично, но имеет место быть. Но как объяснить ночь без притязаний? «Значит, я действительно выгляжу не лучшим образом, и если днем под косметикой это было не очень заметно, то после душа только слепой не заметит мои сорок. А у Макса со зрением все в порядке…» – от досады Маргарита до боли прикусила губу. Близость, которой она опасалась пятнадцатью минутами ранее, стала желанной но – увы! – недосягаемой.


Между тем, приняв душ, причем обжигающе холодный, Максим так и не смог утихомирить обуревающие его чувства. Вид босой женщины в рубашке с закатанными рукавами, с мокрыми после душа кончиками волос и без следа косметики на лице, перевернул все представления мужчины о красоте и притягательности слабого пола.

Максиму безудержно хотелось к Марго – сильной, и беззащитной одновременно. Ему до спазмов в желудке хотелось прижать к себе эту хрупкую женщину и целовать, целовать, пока не сотрется в серых глазах выражение затаенной грусти. Он хотел ее сейчас, сразу всю и навсегда. Меряя шагами комнату, Макс пытался успокоиться, обуздать свои желания, чтобы – не дай Бог – не отпугнуть Маргариту отчаянным порывом или поспешным признанием. «Надо попытаться заснуть», – приказал он себе и повернулся к дивану, с опозданием вспомнив про то, что забыл забрать из спальной плед. Ступая как можно тише, чтобы не потревожить гостью, он осторожно открыл дверь.

В этот самый момент с мысленным ругательством: «Какого черта я делаю в чужой спальной!?» Марго соскочила с кровати и бросилась к своей одежде. Одновременно с ней у шкафа оказался и Максим, рассчитывавший, что она уже спит. Застигнутая врасплох беглянка замерла с вешалкой в руке. А хозяин квартиры смущенно развел руками:

– Прости, я забыл плед…

Вместе с глухим стуком деревяшки о пол, мужские ступни накрыло что-то мягкое и шелковистое. Наклонившись, чтобы поднять вешалку, Макс разглядел на ней вечерний наряд Маргариты. – Что ты собираешься делать? – подозрительно нахмурился он, с возрастающим напряжением наблюдая, как гостья, упорно не желая встречаться с ним глазами, лихорадочно пытается освободить от крючка запутавшиеся вещи.

– Я еду домой.

– Никуда ты не поедешь.

Легко преодолев сопротивление женских рук, Макс вернул одежду в шкаф, но прикосновение к Марго перечеркнуло его предыдущие усилия успокоиться, и уже не контролируя себя, он потянулся к ее лицу. Протестующий возглас не успел слететь с женских губ, запечатанных страстным поцелуем. А ответный порыв стройного тела, тут же подхваченного на руки, наполнил мужчину счастливой уверенностью в том, что именно так все и должно было случиться.

Глава 2

Вместе с «мудреным», но запоздалым утром, на Маргариту вновь навалилось раскаяние. Лежа в постели и боясь пошевелиться, она ругала себя за то, что осталась на ночь в чужой квартире, что занималась сексом с малознакомым мужчиной. Что сейчас, в растрепанном после сна виде может услышать нелицеприятные слова в свой адрес, хотя ей хватило бы и насмешливого взгляда, чтобы провалиться от стыда. Мысленно настроившись на худший вариант, женщина потихоньку приоткрыла глаза. Не обнаружив Максима рядом, и чрезвычайно обрадовавшись данному обстоятельству, она торопливо вскочила с кровати. За зашторенными окнами (что-то она не помнит, чтобы их закрывали?) вовсю светило солнце. Часы показывали девять.

«Вот бы, как в кино, выйти и увидеть записку: «Будешь уходить – захлопни дверь», – с надеждой подумала Маргарита, торопливо натягивая на себя рубашку Макса, им же вчера небрежно брошенную на пол. Но ее надеждам не суждено было сбыться. Неслышно ступая босыми ногами, на пороге возник хозяин квартиры, осторожно неся перед собой уставленный чем-то разнос.

– Доброе утро! – широко улыбнулся он, и разочарованно добавил: – Черт, опоздал.… Хотел, как в рекламе, разбудить тебя ароматом свежего кофе…

Предположив все, что угодно: снисходительный поворот спиной, чтобы дать возможность излишне задержавшейся гостье одеться и более-менее привести себя в порядок, равнодушное прощание или циничную фразу в качестве комментария к женской бесстыдности, Маргарита никак не допускала мысли о завтраке в постель. Максиму снова удалось ее удивить, да так, что пару минут она лишь молча хлопала глазами. Убедившись, что довольный вид хозяина – не игра, и он усаживается и пристраивает разнос на кровати, чтобы на самом деле угостить ее кофе, Маргарита преодолела неловкость и решила принять ситуацию, как нечто само собой разумеющееся. И хотя тонизирующий напиток накануне операции ей был строго запрещен, отважно потянулась к чашке. Кофе был восхитительный – ароматный, в меру крепкий, в меру сладкий, как раз такой, как она любила.

– М-м-м, великолепно! Кофемашина?

– Обижаешь, сам варю. Хочешь еще?

– Не могу отказаться.

Поглощенный ухаживанием за гостьей, Максим не догадывался, что больше всего та хотела в данный момент проникнуть в его мысли. Но даже если бы ей это удалось, она вряд ли им поверила, потому что за прошедшие сутки Маргарите открылась едва ли тысячная доля того, чем мог удивить и порадовать свою избранницу Макс.

Проснувшись в приподнятом настроении, он захотел разбудить спящую рядом женщину каким-нибудь необыкновенным способом, чтобы ее недоверчивость сменилась горячим желанием остаться здесь навсегда, но опоздал, и теперь старательно наверстывал упущенную возможность за завтраком, подливая кофе и подкладывая ей на тарелку крошечные бутерброды.

– Где ты научился так варить кофе? – жалея об отсутствии телепатических способностей, полюбопытствовала гостья.

– В одной кофейне мне открыли маленький секрет его приготовления.

– Да ну? Кто ж раскрывает такие секреты?

Максим рассмеялся: – Надо уметь правильно задавать вопросы.

– А ты, значит, умеешь?

– Выходит, что так.

– Скромность – явно не твоя черта. И чем еще ты можешь похвалиться?

Мужчина красноречиво скосил глаза на мятые простыни: – Мне казалось, этой ночью я на практике демонстрировал свои способности. Но если ты хочешь об этом поговорить…

– Я подразумевала кухню! – покраснев, возмутилась Маргарита.

– А-а-а, ты имеешь в виду, какой из меня кулинар? Невеликий. Но кое-что приготовить могу…

Слушая, как Максим гордо перечисляет известные ему рецепты, со знанием дела углубляясь в подробности, Маргарита наслаждалась его счастливым видом, молодостью, по-доброму завидовала тому, что у него так много всего впереди, с удивлением ощущая, как теплая волна нежности, зародившись неизвестно где, начинает гнездиться в животе. Слава Богу, на завтрак Макс явился в футболке. Войди он к ней как вчера за пледом – в одних джинсах – вряд ли она смогла бы сидеть так спокойно и вести при этом связную беседу. «Лет десять бы назад такую встречу!» – с легким сожалением подумала она, не замечая, как губы сами собой складываются в улыбку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное