Светлана Бардина.

Зажечь огонь



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, сколько тебе надо – час, два? Я готов подождать.

– Подождать? – удивленно переспросила собеседница. – А своих дел у тебя что – нет? Только не ври, что ты просто так надел утром этот костюм.

– Я ехал на работу. Но планы поменялись, я свободен. А отдыхать одному – не слишком-то веселое занятие. Составишь мне компанию?

– Останови здесь, пожалуйста.

Макс послушно сбросил скорость, но, чтобы Марго не ушла без ответа, предусмотрительно заблокировал двери.

Характерный металлический щелчок не ускользнул от слуха женщины, и она подчеркнуто вежливо поинтересовалась: – В чем дело?

– Ты не дала мне номер своего телефона.

– Зачем?

Вопрос очень не понравился Максу, но он терпеливо пояснил: – Чтобы мы могли встретиться, повторить прогулку по парку или отыскать какое-нибудь новое место для отдыха.

Не совсем понимая причину недоумения, отразившегося на лице собеседницы, Макс отметил про себя, что она слишком уж равнодушно пожала плечами, прежде чем продиктовать ряд цифр. Жест ощутимо задел мужское самолюбие: или Маргарита не восприняла всерьез его намерения, или хотела избежать дальнейшего общения. Страхуясь от второго варианта, Максим нажал кнопку вызова, и когда соседний телефон отозвался приятной мелодией, удовлетворенно выдохнул: – Отлично.

Губы женщины тронула ироничная усмешка: – Теперь ты меня выпустишь?

– Если пообещаешь, что мы увидимся вечером.

– А если не пообещаю?

– Тогда жди меня в гости.

Похоже, ему удалось сказать это так, что сомнений в реальности слов не осталось.

Отводя в сторону взгляд, Маргарита чуть слышно пробормотала: – Пожалуй, с гостями мы повременим…

– Значит, договорились. Иди, переодевайся, разбирайся с делами, а в десять часов я за тобой заеду. – Щелкнув замками, Максим обошел машину и подал опешившей женщине руку.

– Однако! – вырвалось у нее. – Ты не слишком торопишь события?

– У меня сегодня был хороший учитель… – Понизив голос, мужчина вплотную приблизил свое лицо к Маргарите. Приятный запах духов защекотал ноздри, и всколыхнувшаяся под солнечным сплетением волна возбуждения девятым валом обрушилась на сердце. Не отдавая себе отчета, Макс потянулся к приоткрытым в изумлении губам. Его порыв погасили сведенные в напряжении брови и безмолвный панический крик в серых глазах. Демонстрируя чудеса самообладания, он замер в нескольких миллиметрах от желанной цели и, стараясь не дышать, отодвинулся на безопасное, для собственной выдержки, расстояние. – Ну что – до вечера?

– Я подумаю… – Осторожно скользнув вдоль переднего крыла автомобиля, Маргарита поторопилась к выкрашенной в зеленоватый цвет многоэтажке.

– В десять часов! – успел крикнуть Макс, перед тем как она исчезла за углом.


Маргарите хотелось бежать со всех ног, но она не могла себе этого позволить. Дробно стуча каблуками по асфальту и превозмогая боль в правом боку, женщина спешила к спасительному подъезду, к железному лифту, чтобы укрыться за тремя дверьми от этого странно противоречивого мужчины.

«Какой чародей умудрился запихнуть целый океан в его глаза? И какая сила раскачивает в маслянисто-коричневой глубине штормовые волны? И как объяснить, что в тот миг, когда тревожный колокольчик в мозгу захлебнулся сигналом «Катастрофа!», все круто, как по мановению волшебной палочки, изменилось, и на месте штормового предупреждения зазолотилась тишайшая гладь? Интересно он дразнил ее или действительно собирался поцеловать? А если собирался, то почему не поцеловал…?»

Лифт легонько тряхнуло, и кратковременный сбой электричества вернул женщину в прозаическую реальность. «О Боже, Маргарита, – рассердилась она на себя, – какие глупости лезут тебе в голову! Разве это должно волновать тебя сейчас? Ведь ты, может, живешь последние дни…!» От глобальности вывода задрожали колени, и Маргарита прислонилась к стене. Не имея сил рыться в сумке в поисках ключей, она потянулась к звонку.

Открывшая двери Оля, встревожено шагнула к матери: – Что случилось? Тебе плохо?

– Нет-нет, все в порядке. Просто немного устала. Я так рада, что ты дома.

– Решила устроить выходной. А ты откуда такая нарядная?

– После душа расскажу.

– Может, сначала отдохнешь?

Перехватив озабоченный взгляд дочери, Маргарита изобразила самую беззаботную улыбку: – Сначала душ, потом все остальное. – И уже из-за двери ванной крикнула: – Приготовь чай!

Ей нужно было какое-то время, чтобы собраться с мыслями: где-то рядом витало что-то очень важное и до гениальности простое, нужно только с правильного бока подобраться к нему. Нежась под упругими водяными струями и постепенно снижая градус воды, Маргарита ошалело замерла в озарении: «Может, утром надо было не горестно вздыхать, спрашивая: «почему именно сегодня», а бурно радоваться: «именно сегодня, потому что»? Именно сегодня такая чудесная погода, именно сегодня случилось маленькое забавное приключение, именно сегодня я побывала там, где могла не побывать никогда – потому что Так Надо». У нее даже голова закружилась, будто после глотка чистейшего кислорода:

на сердце стало легко и спокойно, и события утра почетным караулом выстроились по обеим сторонам красной ковровой дорожки. Куда вела эта дорожка, сейчас Маргариту не волновало, сейчас главное было красиво по ней пройти. «А это значит – нужно просто наслаждаться происходящим, как единственно возможным шансом, и получать от каждого мгновения максимум удовольствия». При слове «максимум» ее глаза потеплели, а губы невольно раздвинулись в широкой улыбке: «Кто знает, так ли уж случайно, ее нового знакомого зовут Максим?»

Маргарита наскоро вытерлась и поспешила на кухню, где Оля организовывала чаепитие. Обняв дочь, она звонко поцеловала ее в щеку: – Хозяюшка!

Снисходительно встретив явное преувеличение своих скромных стараний, девушка с любопытством посмотрела на мать: – Ты сегодня особенно тщательно поработала над внешностью. Классно выглядишь! И настроение радует. Где была?

– Сначала гуляла по Западному парку, потом каталась по городу на роскошном кабриолете, потом обедала в «Старом замке»…

– Подожди, подожди… – притормозила ее девушка. – «Старый замок» – это вечерний ресторан и ночной клуб – там не обедают. И где ты взяла кабриолет?

– Нашла на дороге. В буквальном смысле слова. И вместе с владельцем кабриолета – кстати, его зовут Максим – обедала в изумительном по красоте месте. В виде исключения.

– Мама, ты подцепила мужчину?!

Маргарита сдержанно хихикнула, довольная тем, что ей удалось так сильно удивить дочь: – Ну, правильнее было бы сказать: он – меня. Предложил подвезти – я согласилась. А дальше – прогулка, завтрак в кафе и обед в ресторане – закрытом для всех остальных посетителей!

– Ого, ты даешь, мам! Он что, старый толстосум? Еда в «Замке» – дорогущее удовольствие.

– О стоимости ничего не скажу – меню не видела, а счет нам не принесли. Но старым его точно не назовешь: лет двадцать восемь – тридцать.

Оля даже присвистнула от восхищения: – К тебе клеятся парни? Да ты – красотка! И как выглядит твой поклонник?

– Ты не поверишь – высокий, стройный, приятный молодой человек, и на удивление – хорошо воспитан.

– Знаешь, мам, я бы больше удивилась, если бы к такой леди, как ты, подкатил мужик в грязных резиновых сапогах и в рабочем комбинезоне!

Они весело рассмеялись, представив себе забавную картину, поочередно дополняя ее шутливыми подробностями.

– Он оставил свой телефон?

– Да, и пригласил вечером сходить еще куда-нибудь.

– О, это смахивает на свидание. Вы уже выбрали место?

– А ты думаешь, стоит идти?

– Если он так хорош, как ты рассказываешь – конечно! Потом недели две не сможешь никуда выбраться.

Напоминание о предстоящей операции снизило радужное воодушевление, и, потому как виновато съежилась Оля, Маргарита вдруг поняла, что той известно гораздо больше об истинном положении дел, чем ей бы хотелось. Стараясь уберечь дочь от преждевременных переживаний, она всячески преуменьшала серьезность своей болезни, забывая о том, что ее девочка – тонко чувствующий и горячо любящий человек.

Она не подозревала, что стойкая тревога в родных глазах толкнула Олю тайком записаться на прием к лечащему врачу Маргариты. После долгого и откровенного разговора с суровой седовласой женщиной девушка до жути испугалась, и скорее всего вернувшись домой, разрыдалась бы от страха и бессилия, уткнувшись в материнское плечо. Но та же врач, видимо уловив ее состояние, строго приказала перед тем, как выпроводить из кабинета: «Вас всего двое, а значит, ты – единственная, кто может дать матери надежду на исцеление. Не вздумай ныть, и веди себя так, будто ее операция сложна, но не опасна, и всегда повторяй, что она поправится, и все будет хорошо».

Если бы Маргарита знала, чего стоило Оле взять себя в руки! Два дня девушка пряталась за несуществующими делами, пытаясь свыкнуться с новостью и более-менее прийти в себя. А потом, вняв мудрому совету доктора, вступила в неустанную борьбу с грустью и унынием, явив собой достойный пример опоры и поддержки, в которых так нуждалась Маргарита.

Мать с дочерью всегда были очень дружны. Маргарита принадлежала к той породе матерей, которые не окружают своих детей чрезмерной опекой, а как бы, со стороны, наблюдают за ними, не мешая самостоятельному определению в жизни. Оле с детства мало что запрещалось, но если запрещалось – то категорически, и девочка спокойно воспринимала единичные запреты на фоне богатого разнообразия доступных исследованию тем. Она пробовала себя в разных областях – в музыке, в спорте, в танцах, но по-настоящему увлеклась только живописью. Однажды заглянув в художественную школу, Оля так и осталась в ней. Даже после окончания основного курса, выбыв из разряда учениц, она продолжала ходить на занятия, совершенствуясь в изобразительном искусстве. С выбором профессии никаких проблем не возникло – факультет дизайна был сам собой разумеющимся. Пополнив ряды студентов, девушка открыла для себя новую творческую сферу – фотографию и, увлекшись, делала в этой области большие успехи. Марго обожала свою дочь и по праву гордилась ею. Но ее обожание пряталось глубоко внутри, оберегая Олю от зазнайства, а внешне мать являла собой строгого критика, доброго советчика и надежного друга, готового в любую минуту прийти на помощь.

Ради дочери Маргарита, в какой-то степени, отказалась от личной жизни. Выстояв после смерти мужа – погибшего в автокатастрофе – она пыталась второй раз создать семью. Все было хорошо, пока не началась школа. Вместе с Олиными домашними заданиями на женщину посыпались упреки, что она слишком много времени уделяет урокам, вместо того, чтобы сосредоточиться на любимом мужчине. Сначала это воспринималось, как шутка. Потом, сглаживая конфликты, Маргарита терпеливо объясняла своему избраннику, что он заблуждается, и его ревность к ребенку безосновательна и смахивает на каприз. Но когда она поняла, что в новых условиях Оля, из позитивной и улыбчивой девочки превращается в плаксивого неврастеника, то махнула на уговоры рукой и вернулась в свою квартиру, решив, что можно иметь мужчин в друзьях, но вовсе не обязательно делать их центром вселенной.

Спортивная, стройная, привлекательная – Маргарита вызывала у мужчин интерес, однако ее излишняя самостоятельность охлаждала пыл самых настойчивых ухажеров. Но даже те, кому посчастливилось быть «допущенным к телу», больше, чем на периодические встречи, рассчитывать не могли. И уж тем более – на знакомство с дочерью. Узкий семейный круг Маргариты и Ольги Лебедевских был закрытой зоной и тщательно охранялся от вторжения извне. Входа – не было, но выходы – случались, и по мере необходимости, мать и дочь принимали в их подготовке живейшее участие.

Вот и теперь две представительницы прекрасного пола – юная и постарше – изучали содержимое гардероба в поисках подобающего наряда для Маргариты на вечер. После оживленного обмена идеями, они сошлись на элегантных черных брюках, блузке с глубоким вырезом на спине густого синего цвета, выразительно оттеняющей глаза своей обладательницы, и атласном жакете с рукавом три четвери. Прическу оставили без изменений, а макияж и украшения Оля целиком взяла на себя.

Оценив конечный результат совместных усилий, младшая Лебедевская не удержалась от восхищения: – Вау, супер! Высший класс! Такие шедевры из-под моей кисти еще не выходили. Я даже боюсь за этого парня – есть от чего сойти с ума.

– А тебе не кажется, что это я начинаю сходить с ума?

– Ты просто засиделась дома, и тебе пора развеяться.

– Ну, раз ты настаиваешь, – притворно вздохнула женщина, взяв протянутый Олей флакон духов, – пожалуй пойду. Если Максим меня еще ждет…

– Ты опаздываешь всего на десять минут, а таких красавиц ждут часами. Телефон взяла? Я буду звонить, проверять – все ли в порядке. Да, и напиши-ка мне, на всякий случай, номер его машины.

– Слушаюсь, босс. – Нацарапав карандашом врезавшиеся в память цифры, Маргарита воткнула листок в крепление зеркала и поцеловала дочь: – Все, пока, я недолго.

– Даже если ты неприлично задержишься, я ругаться не буду, – иронично прозвучало в след.

– Это ты на что намекаешь?!

– Он – мужчина, ты – женщина. Всякое может произойти…

– Ольга…! – возмущенно воскликнула Маргарита, но двери лифта закрылись, и ей ничего не оставалось, как только покачать головой и в очередной раз подумать, что дочь становится совсем взрослой.


Те пятнадцать минут, на которые задерживалась Маргарита, Максим ужасно нервничал. Он приехал заранее, и в нетерпеливом ожидании перебегал глазами с подъезда на подъезд, гадая – в каком из них прячется стройная блондинка. Так неуверенно мужчина давно себя не чувствовал, но сегодня с самого утра все шло иначе.

Собираясь к десяти на работу, Макс несколько раз поймал себя на ощущении, что спешит. Никакой необходимости в этом не было – его ждала обычная череда повседневных дел, без намека не непредвиденные обстоятельства. Искусственно замедляя движения, он через некоторое время вновь замечал, что вернулся к прежнему ускоренному темпу. Махнув рукой на бесплодные попытки «затормозить» сборы, Максим покинул квартиру и с удовольствием сел за руль.

Он очень любил свой кабриолет, несмотря на то, что отец – известная общественно-значимая фигура – сурово раскритиковал его выбор. В душе Максим был с ним согласен: довольно редкая для местного климата модель иномарки заведомо обречена на пристальное внимание, но соблазнившись на тест-драйв в дилерском центре BMW, уже не смог себя представить в салоне другого автомобиля. С наступлением весны он сложил крышу и наслаждался сдержанным рокотом мощного мотора и встречным ветром, трепавшим отросшие волосы. Так было и в этот раз, за исключением того, что наткнувшись на дорожно-ремонтные работы, ему пришлось выбрать новый маршрут для проезда к офису.

Ее он увидел издалека. Женщина, или девушка – со спины Максим мог определить лишь условные границы возраста – где-то от шестнадцати до сорока пяти – шла, беспечно размахивая сумочкой, и вертела во все стороны головой, словно впервые очутилась в городе. Ее индивидуальность бросалась в глаза: пышная юбка подчеркивала тонкую талию, светло-русые локоны пружинили в такт шагам, каблуки кокетливо стучали по вымощенному плиткой тротуару. Наблюдая, как точеные ножки аккуратно огибают большую лужу, Макс поежился от дискомфорта: однозначно – девушка в таком наряде не должна была расхаживать пешком. Она должна была ехать в дорогой машине, и его кабриолет, как нельзя, кстати, соответствовал почти кинематографическому образу незнакомки. Недолго думая, он высмотрел впереди просвет в решетчатом ограждении проезжей части и резко затормозил, заставляя девушку обернуться. Выкрикнув банальную фразу с предложением подвезти, Макс не имел в виду ничего больше, но встретившись с удивленным взглядом ласковых глаз – растерялся, а от возникшей следом смущенной улыбки – просто впал в ступор. Разум отключился, предоставив свободу инстинктам.

Исчезновение незнакомки за дверью магазина привело в действие некий таинственный механизм, и Максим, словно выброшенный мощной пружиной катапульты, очутился на тротуаре: догнать! остановить! заговорить! Руки и ноги слушались, а что касается речи – тут явно не получалось. Импульсивные порывы, рождаясь где-то на подсознании, обрекали его заикаться, путаться во фразах, нести чушь и, чувствовать себя при этом полным идиотом. Но, привыкнув доверять интуиции, он следовал ее командам без сопротивления, уверенный лишь в одном: необходимо любым способом заставить девушку сесть к нему в машину. И лишь добившись желаемого, Максим смог более-менее прийти в себя.

Если бы кому-то из врачей пришло в голову прочесть схему его сердечного ритма с момента возникновения Маргариты, он бы усомнился в правдивости рисунка и сдал кардиограф в ремонт. Пульс Макса то бил рекорды олимпийского бегуна, то уподоблялся медитативному состоянию далай-ламы, с завидным упорством избегая нормы. И как выяснилось позже, расставание в надежде на новую встречу на общую картину сердечного ритма не повлияли.

Лишившись пассажирки, Максим снова впал в состояние утренней панической спешки. Подгоняя время, он заехал в офис, решил проблемы сегодняшнего дня и уйму вопросов по поводу завтрашнего. Раздав необходимые распоряжения, мужчина помчался домой и, выйдя из душа, стал придирчиво готовиться к вечернему свиданию. Отбрасывая один за другим варианты одежды, он воскрешал в памяти образ Маргариты: ее жесты, интонации голоса, выражение лица. И вдруг осознал, что чаще всего наблюдал недоверие и подозрительность. Нахмурившись, Максим еще раз пробежался по цепочке совершенных действий, и ужаснулся тому, сколько глупостей успел наделать и наговорить. Он как подросток, угнавший папину машину, рычал перед ней мотором, хотя куда логичнее было бы оставить автомобиль и спокойно пройтись рядом. А потом тыкал в нее кольцом, словно в бомжа – подаянием. Сидя в кафе и разглагольствуя с видом знатока об отношении к взрослым женщинам, он подразумевал Маргариту, а создавалось впечатление, будто его любимое занятие – соблазнять умудренных жизнью дам. А после раз за разом старательно подчеркивал свое особое положение в «Старом замке». Он красовался перед ней как напыщенный павлин, при этом наивно надеясь на продолжение знакомства! «И чем я лучше стремящихся набить себе цену глупышек, о которых с таким презрением высказывался ей?» У Максима опустились руки. «Вряд ли она захочет снова увидеться.… Но тогда ей придется мне об этом сказать!» Отбросив сомнения, он натянул первые попавшиеся свитер и джинсы и поехал к Марго.

Проявив немалое мастерство, мужчина припарковал кабриолет в переполненном машинами дворе так, чтобы все подъезды находились в поле его зрения, и ни один выходящий их них человек не проскользнул незамеченным. Мысленно поторапливая стрелки, Максим относительно спокойно дотянул до десяти, но каждая из последующих минут за границами назначенного времени методично уничтожала остатки мужского самообладания. Достигнув предела нетерпения, Макс выхватил телефон и углубился в его недра, выискивая шантажом добытый номер. Он так ждал появления утренней знакомой, и так обидно пропустил его, вздрогнув всем телом от звука классической мелодии, раздавшейся в десяти шагах справа. Подняв глаза, Макс увидел элегантную до умопомрачения Маргариту. Чувства взорвались в груди бесшумным хлопком, и, при всем желании рвануться к ней навстречу, молодой человек не смог сделать ни шага, не произнести ни слова.

Молчаливая встреча уязвила женщину – это было видно по тому, как она остановилась чуть дальше приятельского расстояния и уцепилась за сумочку двумя руками в защитном жесте.

Исправляя оплошность, Макс кое-как выдохнул: – Ты – сказочная женщина! Я рад, что ты пришла.

– Спасибо. А то я уж подумала, что мои сорок тебя испугали, – облегченно улыбнулась Маргарита. – Смена планов на вечер – это еще пара часов возле шкафа и зеркала, а я сегодня и так провела перед ними непростительно много времени, – бесхитростно призналась она.

– Результат потрясающий, – искренне подтвердил Макс, – хотя уверен, что в твоем случае – это, скорее, дань традиции, чем необходимость. Но очень постараюсь оправдать предпринятые усилия. Это – тебе. – Опасаясь повторения истории с кольцом, он неловко протянул Маргарите пышный букет роз.

– Какие красивые! Спасибо. Обожаю цветы без обертки. Будем считать, что первую половину трудов перед зеркалом ты уже компенсировал.

В ответ глаза Макса засияли довольными огоньками. Тревоги последних часов разом исчезли. Наслаждаясь непринужденностью Марго, он готов был исполнить любое ее желание, причем – немедленно: – Хочешь повеселиться или провести более спокойный вечер?

– А ты любишь танцевать?

– Если только за компанию…

– Компания тебе обеспечена, так что едем веселиться. Включай музыку погромче, и – полетели! – радостный возглас сопроводил взлет двух рук в попытке поймать ветер.

Разделяя настроение спутницы, Максим заложил крутой вираж и ринулся навстречу сияющим огням вечернего города.

Они приехали в клуб «People». Модное и шумное место не располагало к разговорам, а потому Маргарита все чаще и чаще увлекала Максима на танцпол. Он не был фанатом танцев, но перехватив несколько заинтересованных мужских взглядов в сторону своей красивой гибкой спутницы, предпочел не отходить от нее, ни на шаг, ревниво пресекая дерзкие попытки положить на тонкую талию жадные до чужого руки. Он был собственником и не пытался этого скрыть. К слову сказать, Маргарита ни разу не проявила недовольства по данному поводу, и Макс мысленно записал несколько очков в свой актив.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14