Светлана Шадт.

Убийство в переулке Альфонса Фосса



скачать книгу бесплатно

© Светлана Шадт, текст, 2016

© Ольга Изаксон, фотографии, 2016

© Издание, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2017

* * *

1

Петер просмотрел уже семь квартир в центре города и собирался домой, когда из офиса позвонила мадам Жорж. Нужно съездить еще по одному адресу. Квартиру выставили для просмотра совсем недавно, буквально полчаса назад. Местоположение и метраж идеально подходят под заказ госпожи Вайс. Важно лично осмотреть апартаменты и убедиться, что все в порядке.

Петер взглянул на часы.

– Но, мадам Жорж, уже восьмой час! Рабочий день закончился! – возмутился он. – К тому же такая работа не для стажера.

– Переулок Альфонса Фосса, дом 18. Ключи возьмете у консьержа, он предупрежден, – прервала его секретарша.

– Я целый день кружусь по центру. Не обедал! Устал как собака! И вообще, по госпоже Вайс работает Гийом! Роскошные квартиры – его профиль.

– Поторопитесь, Петер. И не забывайте: ваш испытательный срок еще не закончился. – Мадам Жорж замолчала, потом добавила, смягчившись: – Послушайте, Петер, Гийом почему-то не отвечает, может, с телефоном что-то случилось… А вы в двух шагах от Альфонса Фосса. Вы же знаете, для госпожи Вайс ищет апартаменты десяток таких контор, как наша. К тому же она сегодня звонила, узнавала, как идут дела. Поспешите, такую квартиру нельзя оставлять на завтра – может уйти в любой момент.

– Но у меня с собой нет никакой аппаратуры, даже обычного фотоаппарата, – опять попытался отвертеться Петер.

– Ничего, сделаете первый осмотр – метраж комнат, расположение, общее состояние… Ну, вы сами знаете.

– Ладно, – сдался Петер.

– Посмотрите и тут же отзвонитесь мне. Надеюсь, это будет не позже восьми, – закончила разговор мадам Жорж и, прежде чем положить трубку, добавила: – У вас хороший вкус, Петер, я уверена, вы справитесь. Если этот заказ будет наш, вам тоже перепадет.

Петер вздохнул. Вот уже полтора года хозяин не переводил его в основной штат. А что такое стажер? Все равно что мальчик на побегушках. Ни прав, ни денег. Дорогие заказы отдают таким, как Гийом. Но выбирать не приходилось – он рад и такой работе. Трудно начинать все заново, когда тебе почти тридцать, да еще в чужой стране.

Петер затушил сигарету и завел двигатель. Он действительно чувствовал себя усталым и был голоден, но сейчас куда больше его волновало предстоящее свидание с Алисой. На первую встречу она опоздала почти на час, на вторую вовсе не пришла, однако последние два раза появлялась минута в минуту.

Эти русские девушки такие непредсказуемые! Но, черт возьми, такие красотки!

Петер взглянул на часы. Начало восьмого. Похоже, заехать домой и переодеться уже не получится. И где только носит этого Гийома?

С трудом разворачивая машину в узком переулке, Петер едва не царапнул зеркалом припаркованный рядом «мерседес». Черт бы побрал этот центр! Черт бы побрал эти узкие улицы! Черт бы побрал этих клиентов, которым непременно подавай квартиры в центре! Это по их милости он сейчас будет полчаса искать место для парковки.

Он невольно вспомнил заказчицу, госпожу Элизабет Вайс, чопорную даму лет шестидесяти со следами былой красоты.

Она не удовлетворилась электронным письмом на адрес их риелторской фирмы, а лично заявилась в контору. Да еще со своей секретаршей. Минут сорок госпожа Вайс мучила бедную Николь, их новую сотрудницу, подробно объясняя, какую квартиру желает снять. Видите ли, она долгое время жила в Латинской Америке, соскучилась по Европе и мечтает поселиться в маленьком тихом городке на севере Франции, таком как этот. Однако квартира ей нужна была особенная.

Петер наблюдал за богатой заказчицей сквозь стеклянную дверь холла для приема посетителей. Госпожа Вайс гордо восседала в кресле, демонстрируя безукоризненную осанку и четкий арийский профиль. Скрестив красивые стройные ноги и постукивая по столу указательным пальцем с большим перстнем, она диктовала Николь свои требования. Ее секретарша, Лусиана, смуглая молоденькая девчонка с коротко стриженными черными волосами и живыми голубыми глазами, сидела рядом, записывала что-то в блокнот и послушно кивала хозяйке.

Петера удивило странное сочетание ее смуглой кожи и светло-голубых глаз.

«Мулатка, – подумал он. – А мадам – ничего. Скинуть бы ей лет тридцать, она бы еще дала фору этой Лусиане».

Мадам Жорж тоже проехалась насчет капризной клиентки.

«Поверьте моему опыту, – сказала она, проходя мимо Петера с папками под мышкой, – эта госпожа Вайс еще заставит нас всех попотеть».



Действительно, вот уже неделю Гийом, их сотрудник по спецзаказам, безрезультатно рыскал по всему городу в поисках подходящей квартиры для нее.

Петер свернул с площади Шарля де Голля в переулок и стал медленно пробираться между припаркованными машинами, отыскивая дом № 18. Вот он. С рестораном на первом этаже. Ну, конечно, он даже был здесь когда-то. Встречался с девчонкой. Кажется, ее звали Мадлен. Петер вспомнил этот уютный ресторанчик столиков на пять-шесть, маленький и изысканный.

Ему удалось втиснуть свой «пежо» между машинами в расстоянии спичечного коробка. С глазомером у него всегда было в порядке.

Выйдя из машины, он внимательно оглядел все здание целиком. Ему нравилось рассматривать дома – два года в архитектурном не прошли даром. Удивительно, сколько раз ему приходилось проезжать мимо этого узкого, в один подъезд, пятиэтажного дома, но он ни разу не замечал его изысканной неброской красоты «А ведь это настоящий модерн начала века. Эктор Гимар, да и только! – подумал Петер. – Дом в стиле Элизабет Вайс».

Петер постоял еще минуту, рассматривая полукруглую вставку над дверным проемом и витражное окно на высоте третьего этажа.

«Надеюсь, внутри будет так же красиво, как и снаружи», – подумал он и двинулся к подъезду По своему относительно небольшому опыту риелтора он знал, как разительно может отличаться фасад от внутреннего состояния дома.

Войдя в прохладный холл, Петер быстрым профессиональным взглядом окинул помещение и остался довольным. Темные оливковые стены казались немного мрачноватыми, но лепной орнамент из гипса молочного цвета делал небольшой холл просторнее и светлее. Хорошо сохранившаяся сиреневая мозаика на полу изображала какую-то витиеватую ленту и вела к изящной лестнице.

«Мило и очень буржуазно, – подумал Петер. – Госпоже Вайс должно понравиться».

Полусонный старик-консьерж, внимательно изучив риелторское удостоверение Петера, кивнул и выдал ему ключи.

– Квартира номер восемь на пятом этаже, – проскрипел он, когда Петер уже открывал дверь лифта. – Там она единственная.

Петер нажал на кнопку. Кабина несколько раз дернулась и не без труда начала подниматься.

«Лифт старый, – отметил про себя Петер, но, выйдя на лестничную площадку, невольно залюбовался. Изогнутые деревянные перила, расписанные затейливым растительным орнаментом стены, небольшие светильники в виде лилий, мозаичный пол – все соответствовало стилю здания и отличалось изысканностью art d?co.

«Видно, владелец не жалеет средств на содержание дома, – подумал Петер. Настроение его заметно улучшилось. – Неужели заказ мадам Вайс будет наш?!»

Петер остановился перед деревянной двустворчатой дверью с массивной медной ручкой и сунул ключ в замочную скважину. Дверь не открывалась. Промучившись минут пять, Петер спустился к консьержу. Потревоженный старик нехотя покинул свою каморку и поплелся за Петером. В лифте Петеру пришлось несколько раз надавить на кнопку с цифрой 5, пока механизм не понял, чего от него хотят. Наконец кабинка дрогнула и медленно поползла вверх.

– Задержитека здесь лифт, – попросил старик, когда они вышли на верхнем этаже. – А то его потом не дождешься.

Петер кивнул и нажал на кнопку «стоп». Вдвоем они промучились еще минут пять. Наконец дверь поддалась. По разумному совету консьержа на время осмотра квартиры Петер решил оставить дверь открытой.

Квартира также вполне удовлетворила Петера. Большая и очень светлая, она занимала весь этаж, и выходила на три стороны. Петер прошелся по полукруглым залам двух просторных гостиных. Одна из них была с эркером, за высокими узкими панорамными окнами хорошо просматривались улица и река. Далее шли три спальни с роскошными декорированными мрамором ванными комнатами, рабочий кабинет, кухня-столовая, небольшая, но уютная, а также комната для прислуги.

Расхаживая по квартире, Петер тщательно проверял состояние дверей, окон, сантехники. Это было его обычным делом. По опыту он знал, на что важно обратить внимание, а что можно и пропустить. Но этот заказ был особенным, и важным здесь было все. Петер умел безошибочно, с точностью до сантиметра, определять метраж помещений и высоту потолков. Это было его пунктиком. Когда-то у себя на родине, в Югославии, он подрабатывал на восстановлении разрушенных войной домов, и легко обходился без измерительной техники. Теперь его хороший глазомер и интерес к архитектуре сослужили ему хорошую службу. Хозяин риелторской фирмы, господин Перментье, оценил это и не уволил Петера в первые полгода, как двух других стажеров.

«Жилая площадь – метров 290–300, две гардеробные по 15 метров, потолки высокие – 3. 10, коридор – метров 12…» – проговаривал он про себя, переходя из комнаты в комнату.

Наконец дело было сделано. Петер взглянул на часы и остался доволен: осмотр занял не более получаса. Он вышел на маленький балкончик и закурил, любуясь открывающимся видом на реку. Да, на такое жилье ему самому никогда не заработать.

Посмотрев вниз, он отыскал взглядом свою малолитражку. Какой-то мотоциклист в красно-белом комбинезоне и черном шлеме остановился возле «пежо» и заглядывал в салон. Петер свистнул ему и пригрозил кулаком. Парень поднял голову и, увидев на балконе Петера, рванул прочь.

«Ладно, пора уходить», – подумал Петер и затушил сигарету. Он решил, не откладывая, отзвониться в офис и доложить о результатах осмотра.

Мадам Жорж сразу взяла трубку.

– Квартира что надо, – бодро начал Петер. – Дом в отличном состоянии, модерн, двадцатые годы…

Перечисляя достоинства апартаментов, он прошел к выходу.

Его взгляд неожиданно привлекла полоска света, слабо пробивающаяся из-под узкой дверцы в комнатку, слева от входной двери. Попрощавшись с мадам Жорж, Петер убрал телефон и подошел ближе.

«Странно, как я мог ее пропустить… Наверное, еще одна гардеробная или комната для обуви», – подумал он и распахнул дверь.

В небольшом помещении, похожем на кладовую, на полу, в самом центре, лежала женщина. По каким-то непонятным признакам Петер сразу понял, что она мертва. Темная юбка была задрана, выбившаяся бледно-розовая блузка помята и расстегнута, чулок на одной ноге порван, черные туфли на высоком каблуке валялись рядом. Женщина лежала ничком, немного боком. Голова и шея ее были обмотаны шелковым сиреневым шарфом, край которого, мятый и грубо разорванный, закрывал лицо.

Петер замер в дверях. Ему, конечно, приходилось видеть покойников – за свою долгую эмигрантскую жизнь он повидал всякого. Но вот так, неожиданно, обнаружить труп на полу в дорогих апартаментах! Первым порывом Петера было желание выскочить из квартиры и спуститься вниз. Но он медлил: что-то неуловимо знакомое показалось ему в распростертой на полу фигуре. Он нерешительно шагнул в комнату, наклонился над телом, осторожно, двумя пальцам, взялся за край шарфа и потянул. Шелковая ткань подалась и соскользнула, приоткрыв лицо. То, что Петер увидел, заставило его резко отпрянуть: из-под сиреневого шелка на него глядели широко открытые мертвые глаза Элизабет Вайс.

2

Н есколько секунд Петер смотрел на застывшее лицо женщины, не в силах оторвать взгляд. Резкий телефонный звонок вывел его из оцепенения. Он осторожно опустил край шарфа и полез за телефоном.

– Петер, где ты, черт возьми, пропадаешь?! Я уже пятнадцать минут сижу в «Трех львах»! Так долго я еще ни одного парня не ждала! Доедаю второе пирожное! И вообще… через пять минут собираюсь уходить! Если ты не появишься…

Это была Алиса. Ее высокий торопливый голос ударил Петеру в уши и тут же вернул в реальность.

– Подожди, крошка… У меня тут…

– Во-первых, никакая я тебе не крошка! Во-вторых, мог бы предупредить, что опоздаешь! Кто на прошлой неделе уговаривал меня поужинать в «Трех львах»? Я отменила деловую встречу! Примчалась! Сижу здесь, как дура. И это в то время, когда я должна быть…

– Я тебе все объясню…

– Нет уж! С меня хватит! Я ухожу… Я с самого начала знала, что ты…

Петер понял, что у него есть только одна возможность остановить поток слов.

– У меня здесь труп, – выпалил он.

В трубке воцарилось молчание. Довольный произведенным эффектом, Петер представил, как медленно расширяются ее глаза.

– Да ну! Врешь! Настоящий? Не может быть! – опять затараторила Алиса. – Постой, ты вроде говорил, что работаешь риелтором, а не комиссаром полиции? Откуда у тебя труп? Слушай, не держи меня за идиотку. Скажи уж честно, что…

– Алиса, крошка, я тебе клянусь, я сейчас стою перед трупом!

– Так это правда? Ты не шутишь? – ее голос наконец сделался серьезным.

– Дождись меня, я тебе все расскажу.

Петер убрал телефон и еще раз посмотрел на тело.

«Надо позвать консьержа», – подумал он и вышел из квартиры. В коридоре он перегнулся через перила и позвал старика-консьержа. Ответа не последовало. С высоты пятого этажа Петеру хорошо была видна напольная мозаика в виде сиреневой ленты, ведущей от входной двери к лестнице.

«Черт возьми, точь-в-точь – шарф на ее шее», – мелькнуло в голове.

Он запер дверь на ключ и вызвал лифт. Лифт не поднимался. Петер подождал немного, еще раз позвал старика-консьержа и стал спускаться пешком.

Проходя между третьим и вторым этажами, он взглянул на большое овальное окно. Оно представляло собой витраж – Ангел в красном одеянии стоял во весь рост и держал одной рукой большой крест. Другая рука была вытянута вперед, и что-то лежало на раскрытой ладони. Что, Петер так и не успел рассмотреть. Оказавшись внизу, он невольно вздрогнул, когда его нога ступила на холодную сиреневую плитку.

Старик дремал в своей каморке и был очень удивлен, когда Петер, протиснувшись в узкое окошко, разбудил его. Спросонок он никак не мог понять, о каком трупе толкует этот парень и зачем вообще нужно звонить в полицию. Отчаявшись что-то ему объяснить, Петер сам набрал номер ближайшего отделения.

Дежурный внимательно выслушал его и распорядился ничего не трогать, пока не приедет следователь.

– Проследите, чтобы не было посторонних. Берегите следы, – строго сказал он напоследок.

– Понимаю-понимаю. Не волнуйтесь, квартира на последнем этаже. К тому же я ее запер, – успокоил его Петер. – А когда приедет следователь?

– Точно не могу сказать. Сейчас на месте никого нет, – буркнул дежурный и дал отбой.

Петер грустно посмотрел на часы. Бедная Алиса!

Тем временем старик окончательно проснулся и забеспокоился.

– Слышали, что сказали в участке? – грозно сообщил Петер побледневшему консьержу. – Никого не впускать и не выпускать. Нужно сохранить следы!

– Как, никого не пускать? Я не могу запретить жильцам пройти в квартиры – это их собственность! – возмутился старик. Потом он задумался и осторожно спросил у Петера: – Как вы думаете, мне нужно сообщить о случившемся хозяину? Все-таки – труп!

Петер не успел ответить, – зазвонил мобильный. Это был Гийом.

– Куда ты пропал? Почему не берешь трубку? – набросился на него Петер, не дав сказать ни слова. – С какой стати я должен ездить по твоим заказам?

В ответ Гийом лепетал что-то про аварию, полицейский участок, извинялся и обещал скоро приехать. Услышав про труп, он замолчал.

– Труп? – переспросил он через некоторое время.

– Ну да, труп. Я нашел его в одной из комнат… – Петер хотел добавить, что узнал в покойнице их богатую клиентку, госпожу Вайс, но Гийом перебил его:

– Труп в квартире на Альфонса Фосса? Ты уверен? Ты его видел?

– Собственными глазами. И уже вызвал полицию.

– Вызвал полицию? Зачем?

– А что я, по-твоему, должен был сделать? – Петеру надоело отвечать на его дурацкие вопросы. – Ладно, пока, – закончил он. – Мне еще тут следователя ждать. И все по твоей милости.

Гийом хотел что-то спросить, но в это время дверь подъезда открылась, и в дом, шаркая ногами, зашла пожилая дама с собачкой на руках. Петер отключил телефон и дернулся ей навстречу. Однако мопс так злобно зарычал на него, что он невольно отшатнулся.

В конце концов, почему он должен торчать здесь и охранять какие-то следы. Это дело полиции Он всего лишь риелтор.

– Добрый день, мадам Бишон, – нервно улыбаясь, поздоровался с ней все еще бледный консьерж.

Мадам Бишон молча кивнула и прошаркала мимо. Ее мерзкая собачонка продолжала рычать и скалиться на Петера.

– Это мадам Бишон с четвертого, – шепотом поведал Петеру старик.

Минут через пять в подъезд вошли двое парней. О чем-то оживленно беседуя, они едва взглянули на Петера и консьержа. По кивку старика Петер понял, что эти двое тоже живут здесь. Затем женщина с девочкой и два господина.

«Не останавливать же их всех подряд», – подумал Петер, глядя вслед очередному жильцу, выходящему из кабинки внезапно заработавшего лифта.

Прошло еще минут двадцать, прежде чем наконец появился полицейский. Петер поморщился. Он рисовал в своем воображении пожилого комиссара с суровым мужественным лицом, в плаще и трубкой в зубах, похожего на Жана Габена в фильме «Мегрэ расставляет сети». Этот же выглядел моложаво, на вид не больше тридцати пяти лет, был высокий, тощий и абсолютно лысый.

«Напоминает какое-то насекомое…» – подумал Петер.

– Простите, что заставил ждать – центр, пробки… Поль Сотрель[1]1
  Sautterelle – кузнечик (фр.).


[Закрыть]
, комиссар полиции, – представился полицейский, показывая удостоверение, и Петер не смог скрыть улыбки. Кто обнаружил труп, вы? – обратился он к Петеру.

– Да. Видите ли, господин комиссар, я риелтор, осматривал квартиру… вдруг вижу на полу…

– На каком этаже квартира? – прервал его Сотрель, задрав голову вверх.

– На пятом.

– Квартира номер восемь на пятом этаже, она там единственная, входная дверь справа, – вставил консьерж.

– Пойдемте оба, покажете. – Инспектор кивнул Петеру и консьержу и бодро двинулся к лифту. – Оба, – повторил он, оглянувшись и заметив, что старик топчется на месте.

Они вошли в лифт, но кабинка опять встала как вкопанная. Все попытки заставить ее тронуться с места были напрасны.

– И часто у вас так? – поинтересовался полицейский.

– Часто, – признался консьерж. – А иногда застревает между этажами, – добавил он обиженно.

– Хорошо, пойдем пешком, – скомандовал комиссар, вышел из кабины и быстро зашагал по лестнице.

Петер с трудом поспевал за длинноногим комиссаром и, еле переводя дыхание, в который раз за последние полчаса излагал историю обнаружения трупа. Старик пыхтел сзади. Возле двери полицейский остановился и протянул Петеру руку.

– Ключ, – коротко скомандовал он.

– Ключ? – Петер похлопал себя по карманам. – Я оставил его внизу.

Комиссар вздохнул и с укором посмотрел на Петера. К этому времени на площадке показался консьерж, весь зеленый то ли от подъема на пятый этаж, то ли от предстоящей встречи с мертвецом.

– Вы захватили ключ от квартиры? – с надеждой в голосе спросил комиссар, едва старик перевел дух.

– Что? – переспросил тот, позеленев еще больше.

– Ладно, я сбегаю, – предложил Петер. – Где он находится?

– В шкафчике, на крючке под номером восемь, – пролепетал старик дрожащим голосом и прислонился к стене.

Спустившись вниз, Петер снял с крючка ключ с брелоком «Этаж 5, кв. № 8» и бегом помчался наверх. Втроем они потратили еще минут пять, по очереди пытаясь отпереть проклятую дверь. Наконец она поддалась, и Сотрель первым шагнул в квартиру.

– Вон там, справа. – Петер указал на узкую дверь в кладовку, оставаясь на пороге и пропуская комиссара вперед. У него не было никакого желания еще раз пялиться на мертвую Элизабет Вайс.

Комиссар Сотрель распахнул дверь и вошел в комнатушку. Через секунду он вышел.

– Вы уверены, что обнаружили труп именно здесь? – спросил он и внимательно посмотрел на Петера. Не дожидаясь ответа, он развернулся и прошествовал в глубь апартаментов.

Недоумевая, Петер заглянул в распахнутую кладовку. Трупа там не было.


Он вошел в комнатку и остановился, не решаясь наступить на то место, где совсем недавно лежало мертвое тело. Он еще раз осмотрел ее. Комнатка была совсем маленькой, узкой и абсолютно пустой.

«Полтора на три двадцать, максимум на три тридцать», – почему-то мелькнуло в голове Петера.

Появился комиссар Сотрель. Он уже раза три успел обойти всю квартиру.

– Так где же труп? – поинтересовался он, глядя, как Петер топчется в кладовке. Консьерж, который все это время простоял у входной двери, выглянул из-за угла и тоже вопросительно посмотрел на Петера.

Петер почувствовал себя полным идиотом.

– Господин комиссар, я вам клянусь, труп только что был здесь! Вот на этом самом месте.

Он стал кружить по комнате, отыскивая хоть какое-нибудь доказательство своих слов. Но ни волоска, ни обрывка сиреневой нитки от шарфа на полу не было.

– Хотелось бы знать, это был труп мужчины или женщины? – произнес Сотрель, сложив руки на груди и наблюдая за перемещениями Петера. – А может, собаки или голубя? А может, это вообще был таракан?

– Женщина! Это была женщина! – вне себя заорал Петер. – Она лежала вот так, рука вывернута, лицо закрыто сиреневым шарфом! – Он хотел добавить, что это была Элизабет Вайс, клиентка их агентства, но удержался.

– Интересно, а как вы определили, что она мертва? – раздался голос консьержа. Услышав, что труп исчез, он осмелел и продвинулся дальше порога.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное