Святослав.

Боги с Родины. 2-я трилогия. 2-я часть 2-й книги. Ритмика



скачать книгу бесплатно

© Святослав, 2017


ISBN 978-5-4485-0912-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Разговор с духом. Перевоплощения

Курбан и Тансулу, – Артёма и Татьяну, «не замечали» долго.

При пересмотре дела – по обвинению Артёма, признали их семью, – виновными. Двоим им, дали срок – условный, по году.

Динару посадили на три года, режима общего – на зоне.

Петрова – на двенадцать, строгого, определили, с подельниками.

Были другие фигуранты, Артёму, незнакомые. Он, показаний не давал, не узнавал о них. Были ему они, неинтересными.

Открыли секту, вовлекающую молодёжь, в круг колдовской. Умасливали духов, жертвами. Доказывали, что реальны духи, в пещерах и на яйле. Им, не поверили на следствии, в суде, тем более.


Поднялся ветер, гнул деревья, порывами и завываниями, запугивал – существ, ряд сущностей, как будто.

Артёму, явно, тот напоминал – ночь тёмную, в деревне Довжица. Только сейчас, даже, не вечер, а день обычный.

Не знал, как быть. Обрадоваться встрече? Но, не было бы, никогда – пещеры… И, в результате, – комы Тани, его на зоне, мытарства. Тогда, возможно.

А так?

Но тот, вновь был рядом.

– Ты появился? – спросил Артём у духа.

– Я не к тебе направился.

– А как же, рядом оказался? Случайно, завернул на полуостров? Быть может, заблудился?

– Нет, не случайно и, не заблудился. Причина есть, для этого. Проведать нужно монстров.

Ты с ними, не встречался. О них, не знаешь, толком.

– Те существуют, на самом деле?

– В меня, не верят – многие, но я ведь – существую. И, не доказываю – прямо, боком.

– Будьте, предельно осторожными, оно вам – неизвестно и, незаметно.

Когда является и, осязаемым становится, скрывается, под обликом – простого человека, предупредил Артёма, дух во время разговора.

– Словно Курбан с Динарой?

– Те, разве монстры?

Просто хотели – существа, забрать твой дом, – им приглянувшийся, «ушедший», прямо – из под носа, одновременно, сделать жертвой – сущности подземной, – изголодавшейся по энергетике – души и тела. Убить, – двух зайцев и, не сумели.

Себенс в процесс вмешался.

Одно пространство, замениться, может, на другое.

– Другое измерение?

– Нет. В этом же.

Пространство может, небольшим быть – полем, – как островок, в том самом измерении.

Контроль, за ним, есть в подсознании у человека, и существа разумного.

Невольно, – существо, ему откроется, практически, любое. Препятствовать, не получается.

Их, в каждом, две-четыре – в среднем, сущности. Прекрасно, если – светлые, а если тёмные, – прощай гармония, навек пригрел существ, тех.

Когда умрут лишь, переселятся.

Ты помнишь, Энки говорил Думузи, что он узнал от Геры, что сущности вселяются в любых существ, гармонии не нарушая.

Их, в каждом человеке, две-четыре – в среднем, сущности.

Прекрасно, если – светлые, а если тёмные, – прощай гармония, на целый век пригрел, – существ, тех. Когда умрут лишь, переселятся.

Когда преобладает в существе, огромной силы сущность, то существо, становится, той сущностью, фактически. Так появились, Гитлер, Сталин, Чикатило, и многие, другие. Назвал – тебе известных, только.

– Но, как всё связано с природой Ноосферы?

– Причина катаклизмов на планете – есть выбросы энергии, из Ноосферы, накопленного в ней потенциала – заряда, явно – определённого, взаимодействующего с направленностью их, и качеством характера.

Где, отрицательная энергетика скопилась, там, происходят катастрофы.

Где положительная, – светит ласковое солнце – нежно, – не обжигая и не опаливая существа и, сущностей. Благоприятствует развитию природы. И помогает им – в гармонии.

Там, где конфликты, ложь, обман, – «на волю выпускает» катастрофы.

Притягивая и объединяя, накапливая – до времён критичных, ждёт часа.

У человека, язвы от волнения, в желудке.

В доме, где правилом событий в жизни – обман и ложь, несчастья происходят, присутствует бедлам и полтергейст, грязь в отношениях и, счастье не приходит.

Там, где всё слажено, в семье царит добро, «плохие» силы, ту семью не «трогают», их защищают – дружит с ней и, «домовушка», тех, от беды спасает.

В квартире, доме, на планете, одни и те же принципы взаимодействия и общежития всех сущностей.

Все ураганы, катаклизмы – последствия преступной деятельности – закономерность действий сил, вами подпитанных энергосущностей.

Жизнь многогранна. Любой поступок, действия, имеют продолжение, последствия. Всё связано, не только на Земле и в Космосе, – во всех вселенных Мироздания и в созданном вам макросе [1].

11
  [1] В языках ассемблера, а также в некоторых других языках программирования, макрос – символьное имя, заменяемое при обработке препроцессором на последовательность программных инструкций.
  Для каждого интерпретатора (языков ассемблера) существует специальный синтаксис объявления и вызова макросов. Макрос может «разворачиваться» в различные последовательности инструкций при каждом вызове, в зависимости от сработавших разветвлений внутри макроса и переданных ему аргументов.https://ru.wikipedia.org/wiki/


[Закрыть]

– Нам, созданном? Нас, спрашивают, разве?

– Предложенном, как многое, чем пользуетесь вы, на протяжении – десятков, сотен тысячелетий.

Выбор решений, мнений, разрешений соотношений с допуском ограничений, текстов шифрованных, старинных пояснений, религий… – Всё коротко не перечесть, что вам дано для жизни и развития.

Это – для них игра. Для вас всех, – жизнь, с переплетением событий, судеб и, нитей, ведущих – в измерения многообразные. За эти нити, – вы, ответственные.

Вам, не понять, не хватит мыслей, хотя и созданы вы по подобию Создателей. Для это, увидеть нужно, то, что – навеки скрыто и, быть – внимательней.

– Как объяснишь, что Миру слышала Татьяна?

– Так, стали, одним – целым.

И, в результате, вы очистились от скверны. Друг друга вы спасали. Ради другого – жизнью, волей, рисковали и, закалили свой характер, отношения.

– И стал я отрицалой! Теперь дилемма. От клятвы, не могу отречься и, жить – преступником, – не по нутру. – Не в состоянии, людей я обижать, и заставлять, из-за себя – страдать,

– Ты можешь – перевоплощаться.

– Другим стать, – не Артёмом?

И, потерять Татьяну! У нас, сын будет, скоро. От сына отказаться? Как, это – представляешь?

Благодарю! Останется, – как прежде.

Решу дилемму, самостоятельно. Я думаю, об этом ты, узнаешь. Зря, понадеялся.

– Терять жену и сына, – не советовал. Меня, превратно понял.

Ведь можно, перевоплощать, на время – небольшое, в другое существо и, даже – в сущность.

– Ну, ты, хватил?

– Ты был Думузи, Световидом, – не забыл?

– Такое, не забудешь и, не расскажешь, никому. Не верили – об острове, свои – товарищ и подруги.

Ты не учитываешь, я – действительно, ведь, перевоплощался, не по желанию, а самопроизвольно.

Я не умею, делать это, – когда захочется, под принуждением и добровольно.

– Я научу. Всё, очень просто. – Приказ дай разуму, и всё.

Также, – обратно.

– Такого, я не пробовал, – действительно.

Возможность – охренительная!

– За всё, нужно, платить.

– Тебе я должен, заплатить?

– Не мне. Иначе, был бы должен, – много.

Советов получал – немало, от меня. Тебя, они спасали, – неоднократно.

– Кому, тогда?

– Время придёт, узнаешь.

– Но я хочу, сейчас, об этом, знать! Вполне, возможно, откажусь – от дара.

– Себенсу и Энлилю.

Сам, должен, понимать. Тебя спасали, – они, уже два раза.

– Спасали, это – точно. Один раз, – от приматов. В другой – от тупого, жертвоприношения, в пещере.

– Ладно. Прощай. Я задержался здесь, с тобой. Сейчас, быть должен в Деренкуйо, там нужно, с монстрами, решать проблемы.

– Я слышал, о Деренкуйо. Там вход, в другое измерение?

Ответа, он не получил. Дух улетел, в пространстве – необозримом, для человека, существ обычных, сущностей.

Ветер, мгновенно, стих.


Начало сентября – прекрасная пора. Нет духоты, уже не жарко, градусов 26 по цельсию. На воздухе – приятно.

Второй раз зацвела клубника и появилась завязь. От ветра, яблоки опали, груши.

– Немного, но собрать бы нужно, Артём подумал, чтобы, не пропали.

Корзину, взяв, собрал. Вышла во двор Татьяна. Присела на скамью, прислушалась. Спросила.

– Ты слышишь – ветерок, птицы поют? Как хорошо здесь и, мы вместе.

Меня сюда, как будто, кто-то звал сейчас. Соскучилась я по тебе. Не виделись, так долго!

– Минут пятнадцать-двадцать.

– И это – много…

Мне, плохо без тебя, тоскливо. Не понимаю, как жила я раньше, когда тебя – не знала. Была лишь – пустота, одна, её, сейчас – заполнила.

Когда мне было девятнадцать, впервые, я влюбилась. – Так думала. Считала, не могу, прожить и дня, его не видя.

Сейчас, я понимаю, – была влюблённость. Любовь узнала, лишь с тобой, мой милый, Артём любимый.

Он подошёл к скамье и, обнял, – свою любимую.

– Любить тебя, я буду – вечность. Нет в мире, тебя лучше. Когда, тебя не вижу – долго, и я, скучаю. В душе и сердцем.

– С кем, только что, ты говорил?

– Договорились мы, – друг другу верить? Даже, когда, нелепо, – с чем-то, сопоставить?

– Давно, договорились.

– Дух, мимо пролетал. Его почувствовав, позвал.

Он дал совет и научил, как мне – по воле собственной, мгновенно, перевоплощаться.

Я не рассказывал тебе, о ранних перевоплощениях.

Был раньше, – в прошлом, – анунаком, Жрецом Верховным Междуречья; звали меня Думузи.

А в будущем, стал Световидом, от Северного полушария планеты, был представителем в Совете Властелина – Великого Оана.

Здесь, – в настоящем, я Артём.

– Признаюсь. – верится с трудом. Тебя, не знала бы, подумала – шизофрения.

– Чтобы сомнения, развеять – все, я перевоплощусь в котёнка. Посмотри.

Артём исчез. Вместо него, на лавочке сидел котёнок. Дрожал от страха. – увидел домового и, испугался. Мгновенно, вновь, в Артёма превратился.

– Увидела?

– Увидела. Возможно, наваждение, галлюцинация, гипноз?

Ему, ты в зоне научился? И, разыграл меня, устроив демонстрацию – показ, способностей?

– Родная! Снова, мне не веришь.

Боюсь, в такое верить. Мне хватит, тех воспоминаний – о пещере.

Боюсь я, превращений, сил мистических, таинственных.

Тебе я – верю, верю, верю, верю, заплакав, повторяла.

Артём, прижался к ней и, замурлыкал.

Татьяна оттолкнувшись, убежала.

Артём догнал и, извинившись, обнял и, долго целовал.

Они забыли, обо всём – на свете.

Любили, обнимались, наслаждались. Её берёг, как мог. Её и сына. Быть, только сзади мог, но, знал, как Тане, по другому, доставить удовольствие и, были счастливы, от близости. Кроме того, Татьяне нравилось, делать минет ему.

Был, нежен с ней, в ответ и ласков, будто – был с ней он, в первый раз.

Без, лишних слов и фраз, друг другу отдаваясь, дарили радость, негой наслаждаясь.

Были, всегда, друг с другом – счастливы. Считали, – длиться будет, – десятилетия. Перерастут – мгновения и, постоянным будет счастье наслаждения и радость нежности прекрасной.

Мечтали, – вместе жить и в старости, друг друга видеть и любить, в горе и в радости. Всегда. Не знать печали, – от друг друга, никогда.


Звонок отвлёк. По телефону, звонила Ника. Взяла Татьяна, трубку.

– Привет, подруга. Решила с Машей, к Вам приехать. Это, возможно?

– Одна, без Славы?

– С ним, разошлась. Сейчас я в отпуске.

Не бойся, к Артёму, не полезу. Не буду отбивать его. Ты, лучшая моя подруга. Я, не посмею этого.

Ты говорила, что беременна. Рожать будешь в Ростове?

– Наверно. В декабре.

– Год будет, как из комы вышла. Как пролетело время, быстро.

Артём у Тани, трубку попросил.

Скрепя сердечко, трубку отдала, прекрасно понимала, – отказывать нельзя, ведь – Маша, дочь его, родная.

Здесь, нужно – жертвовать, своим уютом, спокойствием, стараться быть – благоразумной, приветливой…, даже – для вида.

– Привет! – здороваясь с подругой, спросил о дочери. – Как, Маша. Когда к нам в гости привезёшь её?

– Хоть завтра.

– Конечно, приезжайте.

– Приедем мы, без Славы. Не возражаешь?

Мне разрешит, приехать к вам, Татьяна?

– А почему, одна?

– Я развелась, недавно?

– Я, думаю – неправильно. Тебе, я говорил об этом.

Хотя, тебе виднее.

Пока. Позвонишь, как надумаешь, приехать.

– Считай, я собралась.

Сегодня, ушла в отпуск, так что – свободная и, дочь со мной.

Такси, сейчас же вызову, отправляюсь, к главному автовокзалу.

– Приедешь на автобусе? Когда?

– На 22 часа, к автобусу успеем. Сейчас, лишь только 20. Ещё есть – два часа.

– Ещё, на 22.00 – успеете. Прибудете, в 10 утра?

Вас, с Таней, встретим.

– Я не хочу, её встречать.

Один поедешь, насупившись, ответила Татьяна. Не бойся, ничего – я против, не имею, пускай привозит, твою дочь.

Я знаю, – её видеть хочешь. А, её маму, не захочешь? Я с животом, она красивая.

– Татьяна, понимаю. Прошу тебя, – не надо, воспоминаниям тем, предаваться.

В друг друга были мы, немного влюблены. И, с Клеопатрой, вместе были, друг другу радость, удовольствие дарили.

Что было, то ушло.

Тебя люблю – одну! И, ты родишь нам сына. Мы будем счастливы с тобой, всегда.

– И, не втроём!

– Об этом, и не думал.

Если, втроём, – с тобой и сыном.

Ты, не ревнуй меня, пожалуйста. Ведь ты, – моя жена, любимая.

– Другая, будет – менее любимая?

– Другой, не будет больше, никогда. Ведь ты, моя – единственная.

Он, на руки её поднял, отнёс домой, к огромному дивану и, аккуратно, усадив, прижался, головой, к ней. Долго, так сидели.

Смотрели сериал по телевизору – Совесть богов, с планеты Родина.

Осадок и волнение остались, от телефонного звонка и разговора.

Предполагали, ожидали встречи, утренней – с Никой и Машей, – волнительной.


К автобусу подъехали, чуть раньше десяти. Начало сентября. С утра, – не многолюдно.

Автобус из Ростова, прибыл. Немного раньше времени.

Ника стояла с Машей у платформы, ждала Артёма с Таней.

Увидев сабурбан, навстречу, радостно пошла. Артёма обняла и, кротко поцеловала.

Артём ответил, поцелуем лёгким, по-дружески и, Машу с земли поднял. Стояла девочка, с большими, открытыми глазами, хотела плакать. – Дядя большой, взял на руки, но он, не папа и, не дедушка, – чужой. А мама, не говорит тому, ни слова.

– Не бойся, тихо, сказала Маше мама. Это – твой папа, крёстный.

Маша, не понимала, слова – крёстный, заплакала, – мама её, обманывала, для чего-то.

Ника, в машину села и, обняла Татьяну, расцеловала в губы, щёки, живот поцеловала.

– Не бойся, не глазливая, больные это знают и, не боятся, когда здоровья им желаю, Тане – испуганной, сказала.

Артём, к ним Машу подсадил и, сев за руль, отправились к селу, где жили, Артём и Таня.

Добрались, меньше, чем за полчаса. В дороге, Таня с Никой – ворковали. Природой восхищались.

Вид гор зелёных, чистый воздух, – пьянили, головы кружили. Осень, не чувствовалась, – ещё, ни в чём. Лето продлилось.

Обед готовили вдвоём – Ника и Таня.

Артём с дочуркой, в саду игрался.

Их оторвали, друг от друга, когда, обедать сели, – вчетвером.

Борщ был наваристым. Бульон сварили из костей бараньих; добавили, немного мяса – баранины, чуть-чуть свинины. За уши, от тарелки, отдирали.

А на втрое, – каша гречневая, на масле сливочном, готовленная. Её в тепле держали, – долго, чтобы, сильней распарилась.

После обеда сытного, чуть не заснули – крепко.

Маше, у крёстного отца и крёстной мамы, сильно нравилось. Она, мгновенно, к крёстному Артёму, и к маме крёстной – Тане, привязалась.

И, даже Ника, удивлялась, хотя, прекрасно понимала – ведь это дочь его. Их гены, во многом, одинаковы.

И, не могло быть, по-другому.

Не зря ведь, Слава её не отдавал,–  отцу родному, до развода.

О Славе, Маша, не вспоминала, как будто бы, того, и не было. Забыла, скоро?

Глава 2. Телекинез. Решение

– На море съездим? – спросил Артём, после обеда, чрез два часа, как Машенька проснулась. Немного поигралась с ним, чуть-чуть повредничала.

Народа в сентябре, – будет немного. Вы, беспроблемно, отдохнёте, на пляже в Коктебеле.

А почему, – вы отдохнёте? – спросила Ника.

Беременным, купаться можно, если больших нет волн. Даже, полезно.

– Артём, имел ввиду, что он, не станет раздеваться, на общем пляже, – при народе, Татьяна, пояснила. – Наколками, не хочет рисоваться.

Неправильно поймут и будут, на него показывать, не пальцами, так – взглядами.

– Здесь, есть, недалеко, нудистский пляж? – спросила Ника. Мне, это классно, было бы.

Маше, пока, ведь – всё равно. Артём, спокойно там, разденется.

До плавок, только, добавила, растерянно смотря, в глаза Татьяне.

Я ни о чём, не думала.

Ответила Татьяна, – тебе, я, ничего, об этом, не сказала.

Один, мы знаем, добавила она, ей улыбнувшись, примирительно.

Хотя, здесь их, – немало, рядом. Но к этому, ведёт дорога. Можно доехать на машине, почти, до берега. Галька – некрупная; ногам (ступням) приятно.

И, сразу – неглубоко. Для Маши, неопасно.

Татьяна, ревность не показала, отвернувшись, слезу смахнула, чтобы не заметили.

Прекрасно, понимала, ревность – глупость, но, всё равно, с собой, не совладала.

Вспомнила, – Боаделлу. Ника была, с Артёмом.

Она – в отеле «Ригат Парк», в Ллорет де Маре, с ней, той ночью.

Отбила Нику у Артёма

– Нормально всё, тихо сказала.

Внимания, не обращай. – беременность и, перепады настроения. И у тебя, такое – было, думаю.

Они, немного помолчали, затем, Ника продолжила.

– Поехали. Хотя взяла, костюм купальный, но буду рада, – без него, позагорать и, искупаться в море. Ведь я в душе – нудистка!

– Помним, ответила Татьяна. Там чувствуешь себя – свободно.

Они отправились, к заводу винному в Коктебель и, от него, свернули влево.

Дорога была лучше, видимо, – проехал грейдер, подравнял дорогу. На пляже, несмотря, на ясную погоду, было – людей, немного.

Нашли место свободное от них, разделись.

Артём, купался с Машей, рядом с берегом. Татьяна с Никой плавали, – на глубину, не заплывая; все вместе, загорали. И снова плавали, в морской воде купались.

Себе – не верили, что может быть, так, хорошо. Ведь, снова, они вместе.

Маша, привыкла – ещё дома, к Артёму – папе крёстному.

Учил он плавать Машу. Девчонке, море – нравилось. Обратно, не желала уезжать. Заплакала, когда собрались.

– Была бы воля, здесь осталась, прокомментировала Ника.

Приедем завтра мы на море, снова, дочурке – обещала.

В машине, Маша успокоилась и, Таня подобрела к Нике, она не видела – стремления, её к Артёму. Не ревновала, больше.

Много, не выпивали вечером и, в 23, были в постелях.

Утром проснулись, Ники с Машей, не было. Вещи – дорожные – на месте.

Забеспокоились, Артём с Татьяной.

– Куда они исчезли?

Звонили ей по телефону. Тот оказался, в доме.

Перекусили, кое-как, не лез кусок им, в горло.

– Поехали, на общий пляж, в коктебеле, поищем, Артём Татьяне предложил.

Может, решила, не беспокоить, отправилась с ребёнком, на рейсовом автобусе.

– Ты поезжай, а я останусь дома. Вдруг, разминёмся, Татьяна возразила.

Действительно. Быть может, с раннего утра уехала в Коктебель.

Ты, когда дом купил, рассказывал, что часто, автобусы маршрутные, почти от дома – в Коктебель ходят.

Решила, не будить нас, с дочкой, отправилась на море.

– Как ты сказала, сделаем, Артём с Татьяной, согласился. Пройду по набережной – по всей бухте. Быть может, там увижу их, – на пляже, где-то. Не думаю, что с ними, произошло, неладное.

Коктебель, рядом. Пять киломе’тров, мелькнули быстро.

Машину бросив на стоянке, у автостанции на Ленина, по улице Десантников, направился к Морской. Морская улица была, одновременно, и, набережной Коктебеля, граничила, с огромным пляжем, являлась местом для любителя, – прекрасным, где было можно, восхищаться – телами загорелыми, красивыми. Бывают, и такие.

Народу, не очень много. Родители с детьми, по школам разбрелись, остались с взрослыми детьми и, сами дети, – взрослые. Нику увидел, почти сразу.

Сидела в окружении мажоров, о чём-то, с ними говорила. Тех было – пятеро. Дочь, сидя на песке, ноги в воде морской, мочила.

Ника, была красавицей и, как само собою разумеющееся, слетались к ней, чтобы – с той, познакомиться, если удастся, позабавиться.

Почувствовав неладное, он подошёл, спросил – всё у тебя, нормально. Она вскочила, бросилась к Артёму.

– Они пристали, не отпускали. Пугали дочерью.

Двое крутых, поднялись на ноги и, угрожающе, вплотную, подошли.

– Ты, кто ей – муж или объелся груш? – спросил, что был покрепче.

– Я друг её. Достаточно?

– Вали отсюда! И мы друзья.

Ты – лишний. Может, не справиться та тёлка, с лишним. Ясно!?

– Повежливей, пожалуйста! И, попрошу на Вы, Артём ответил.

– Ты – выб..док! со смехом, оттолкнул крепыш, Артёма и, получил по морде, вмиг.

– За это слово, не могу я, не ответить.

Сорвав с себя, футболку, бриджи, Артём стал в стойку.

– Мы не на зоне здесь, подал, свой голос, третий. Нас, ни хрена, не испугаешь, своими звёздами. Вали, отсюда!

С песка поднялись, оставшиеся – трое. Что крепче, кинулся и, получив удар сильнейший, облившись кровью, – рухнул, в ноги друзей своих, – бесславно.

– Я вас предупреждал. Кто следующий. Не прочитали вы по перстням, что я убийца. Не понимаете, а прыгаете – вошки, как мандавошки, – педики. Поехали!

Те, испугавшись, приготовились, сразиться, одновременно, ментов вызвав, мол, к ним пристал, нахально – тот убийца.

Дочь встала, – было, меньше ей – двух лет.

Рукою провела по воздуху и, всех мажоров, в стороны, как мусор, разнесло, мгновенно.

Она, устало, безразлично, присела снова в воду. – С теми, не нужно, заниматься, больше.

Они пошли, затем, – втроём, по улице Десантников, к машине, – с трудом воспринимая – произошедшее.

Одно было понятно, Маша, – мутант, с огромной силой – неимоверной, телекинеза и, наделил её Господь и силы – Высшие, возможностью, – перемещения предметов в воздухе, на расстоянии.

Лежащего – парня умыли и, в чувство привели, – мажоры, когда, немного отошли, от чувства страха, навалившегося, неожиданно.

– Не поняли мы сразу, что произошло – такое, нереально, предположил, один из них.

Мы разметались, как пушинки – по песку, – так не бывает. Нам видно, показалось.

– И, то что нос разбит? – спросил крепыш.

– Возможно, перегрелся? Кровь с носа, и пошла.

– А девушка с ребёнком, – красивая, сидела, с нами? Малыш, огромной силы – оказалась.

– Сам понимаешь, так не бывает. Мы, видно, под гипнозом, чьим-то были, возможно, всё усугубило – пиво.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное