Святослав Лаблюк.

Боги с Родины. 3 книга трилогии



скачать книгу бесплатно

Николай залез на третью полку, к потолку. Обхаживая веником Артёма, старался Петя убедить, что тот мужик, – что выдержит парную и, получает удовольствие. Артём, – страдал, когда давал согласие, не думал о нещадной экзекуции. С трудом он выдержал такое истязание, и выскочив из бани нагишом, – воспользовался ситуацией, сбежал к реке. Ни на кого, внимания не обращал, бежал, быстрее прыгнуть в прорубь. Холод, и снег, не чувствовал, приятно было от контраста.

В проруби оказавшись, обжёгся ледяной водой, почувствовав, одновременно – наслаждение и, нежелание вылазить. Там и сидел бы, до потери пульса, – до охлаждения. Но разум, братья, подсказали, что, можно, так простыть, – по многу раз ныряя с головою в воду – ледяную. С трудом себя заставив, – выскочил из проруби и, как стрела, помчался в баню, видя, как из соседской бани бежали в прорубь женщины, девчата, в таком же, как и он наряде, не обращая на него внимания.

Дверь закрывая за собой в парную, увидел, – как бегут, из бань к реке, обратно – люди, кое-где, по берегу.

На экзекуцию не согласился больше, сам отхлестался с удовольствием, – на первой полке. Братья смеялись добродушно, и обзывая – слабаком, продолжили друг друга истязать, до полного измора, сверх удовольствия.

Утром почувствовал легко, прекрасно, как будто в детстве, когда хотел летать. Если бы крылья были, взмахнул бы ими и, в небо голубое устремился, – навстречу солнцу, облакам. Парил бы в нём над этим миром, любуясь, наслаждаясь – видом лесов заснеженных, полей и городов, мечтая…

Петровна отвлекла от сказки, к столу позвав, где ждала кружка молока парного, варёная картошка в кожуре и, хлеба чёрного кусок. – Так, вкусно! В удовольствие!


Артём задумался, позавчерашний день перебирая и, вспомнил первую парную, с Петром у Николая. Как будто было – на неделе, когда впервые, был в бане у Петра. Он не обиделся, – ведь был вынослив – менее, парная, в те мгновения, не приносила удовольствия, – жара была, не для него, тогда.

Субботы были выходными и, чтобы время укоротить, идущее днём медленно, способ нашёл использования – ходить стал в городскую баню. Понравилось, немного, – париться. Народу было мало, он с удовольствием сидел один в парной, температуру доводя до максимального значения. Ходили в баню в основном одни и те же посетители и, как само собой, друг друга знали все в лицо. Мало, в парной кто оставался, когда он заходил, зная, температуру разогреет высоко и, париться им станет нестерпимо.

Он не хотел – их обижать, но превосходства ощущение, манило. Наверное, потому, – одним из лучших в области на ринге, при скромном стаже, стал. Ему понравилось быть первым, и постепенно он, войдя во вкус, стал получать большое удовольствие, в контрасте – тела и воды холодной, после парной.

Позавчера была обычная суббота, в баню отправился попариться, время укоротить и получить для тела удовольствие. Людей, как и всегда – не очень было много.

Обмывшись, сразу ушёл – в парную. Там было человек двенадцать-десять.

– Не так и мало, думал он и, примостившись, на камни, черпаком поддал воды.

Парильщики, его увидев, вышли молча, в большинстве.

– Что-то прохладно здесь, бурчал Артём. Парку добавить, чтобы не заснуть?

Парильщики, оставшиеся с ним, молчали. Считая, знак молчания, – согласием, он поддал пару.

В парной стало просторно.

– Может ещё добавить? – спросил, минуты через две, оставшихся троих парильщиков.

– Не слишком будет жарко? – они, с предложенным, несогласились.

– Мне кажется, что нет, Артём ответил, не ожидая отрицательной реакции, плеснул из черпака на камни.

Сразу же, двое – недовольных, вышли. Остались: он и старичок в парной.

Смотря на старичка, оставшегося, принципиально вновь спросил Артём – добавить пару, трошки?

Тот усмехнулся добродушно, согласием ответил. – Добавь немного пару.

Артём не мог: остановиться, понимая, – для организма, это лишнее, и выглядеть пред старичком, залётным слабаком, не позволяла гордость. Подбросив пару черпаков, чтобы «добить» наверняка парильщика, услышал голос старичка. – Можешь ещё подбросить. Будет, что надо.

– Как скажите, ответил безразлично, небрежно бросив, черпачок воды, на камни.

Артём почувствовал, – не в силах, шевелиться. Как только пара порция ударила по телу, волосы встали, тело потемнело.

В открывшуюся дверь, зайти, один из завсегдатаев пытался, но окунувшись в воздух раскалённый, выскочил сразу же, с многоэтажным вздохом, захлопнув дверь.

– Там, можно, чокнуться, – под двести градусов! В ней, невозможно, находиться, не то, что париться!

Собрав всю волю, что осталась, – в рукавицу, Артём у старичка, как бы интересуясь, спросил, как тот относится к добавке пара.

– Давай, внучок, добавь немного пару, ответил тот Артёму, улыбаясь.

– Слово не воробей, подумал в ужасе Артём, выдержке деда удивляясь. Учитывая, – тот сидел на полке – выше.

Он не встречал парильщика такого. Не мог себе представить, что бывают. Подбросив черпачок воды на камни, Артём мгновенно замер, не в состоянии пошевелить ресницами, ни то, что головой, рукой, ногой.

А старичок не унимался. Через минуту, разрешить просил – Артёма, на камни чуточку воды подбросить.

Артём, прощаясь с белым светом, разрешил, с трудом, кивком ответил, – не против предложения.

Старик, спустившись к камням, на печь воды подбросил и, повернувшись, улыбаясь, Артёму, сказал, мягко:

– Я парюсь много лет, с прошлого века. Иди под воду, охладись, я посижу немного.

Артём, не помнил, как, сползал, с трудом огромным, с полки и, выйдя, добирался к крану, в душевую.

Включив воду холодную, чуть ли не лёд, стал под неё и понял, – не чувствует контраста холода. С трудом руку подняв, проверил, открыта ли горячая вода. Прекрасно понимая, – не ощущает холода – из-за того, что сильно перегрелся, стоял он в душевой под ледяной струёй воды и терпеливо ждал, когда почувствует вновь, тело – холод. Прошло не меньше получаса, когда почувствовал прохладу. Глаза бессмысленно смотрели в сторону парной. Туда шли люди медленно, оттуда, вылетали пулей.

Вздохнув с огромным облегчением, он вышел в раздевалку, присев на лавочку, искал парильщика глазами, так сильно наказавшего – за гонор превосходства.

– Не видел я того лишь время, когда стоял под душем, подумал он, ища того повсюду, взглядом. Учитывая, что остался он в парной, потом ему обмыться нужно, и вытереться и, одеться, то вряд ли он успел уйти. Тем более, прошёл бы мимо душевой, его бы я увидел. Найти бы деда нужно. Извиниться.

Пройдя у зеркала, он машинально посмотрел в него и, незнакомого увидел человека, с лицом, – взамен глаз – с щелями, оно было коричневым и шире настоящего в два раза. Смотря на тело, опустив глаза, увидел, что распухло также, – в объёме увеличилось, как и лицо.

– Ну, ничего себе, допарился, – парильщик! – только и смог сказать Артём себе, за свой проступок укоряя.

Не видя старичка ни в раздевалке, ни в купальне, направился в парную, удивляясь, если он там, найдёт того. Открыв дверь, заглянул в неё и, чувствуя ожог, закрыл, мгновенно. Секунды, что осматривал парную, ему хватило, чтобы убедиться, – пустая, никого в ней не было.

Пройдя через купальню в раздевалку, всех осмотрел внимательно, в ней находящихся и, не найдя, стал спрашивать. Все, словно сговорившись, плечами пожимая, отвечали, – здесь не было такого.

С трудом одевшись, в дом отправился, к Петровне. Как шёл, не помнил. Вечер только начинался, было светло, но он сразу улёгся. Спал крепко, долго, – Петровна беспокоилась.

Проснулся утром ранним в понедельник, проспав всё воскресение, субботу.

Петровне рассказав про старичка за завтраком, он напугал старушку. Перекрестившись, тихо прошептала – так это же парильщик проучил. Никто того, кроме тебя не видел.

Спаси тебя и, сохрани Господь. Спасибо, что он отпустил и, не запарил до смерти. Понравился, наверно, чем-то…


Пару недель спустя, вновь братья пригласили в баню, решив, в очередной раз «утереть нос» слабаку, он там нагнал такого пару, что на вторую полку Николай, забрался – из-за гонора. Пётр, ругаясь, не поднялся с первой полки. Зато Артём три раза бегал в прорубь окунаться и, с удовольствием влезал на третью полку.

Глава 3. Иллюзия? Наивность. Случайность?

Вообще-то, городок пришёлся по душе Артёму. Люди в нём были, в основном, без червоточины. Если подумали о человеке плохо, то говорили в лоб об этом, – не стеснялись. Конечно, ведь в семье не без урода и, попадались изредка лишь – хитроделанные, но их достаточно знать было всех в лицо, общение свести до минимума с ними, и их, как будто не было, вообще. И алкоголик, лишь с чернилами живущий, – так называли местные плодово-ягодные вина, достоин уважения. Практически с любым из них, можно идти в разведку.

Ему пришлось подраться в городке, возле районного ДК (дома культуры), чуть ли не в первый день, с пятью их представителями молодёжи.

Конечно, помогла наука бокса и дерево, растущее возле забора. Заняв в углу позицию, легко атаки отражал непрофессионалов в драках, «ставил на место» нападающих.

И, в результате, по заслугам, положенное получив, те обещали, – вскоре встретимся с тобой, – приезжий. На что, ответил им, – не против. Пошёл смотреть фильм – в дом культуры, культуры набираться. Думал о продолжении, идя – к ночлегу своему, – обратно.


ДК г. Чашники.


Выйдя, оглядывался по привычке, когда обратно шёл к мосту, ждал нападений: сзади – исподтишка, как практикуется нередко в городах: Ростове-на-Дону, Воронеже, да и в других посёлках, где, не всегда в Чести, – такое слово. Но нападений, не произошло. На следующий день он убедился в обещанных событий – справедливости. Встреча произошла в центральном злачном месте, куда зашёл он, выпить пива.

Там встретился, с одним из крепких – вчерашних нападавших, став в очередь за кружкой пива. Друзья того стояли рядом. Тот обомлел, Артёма видя, стоящего за ним спокойно, будто вчера, «знакомства» между ними, не происходило. Потом, на спор, с ним пили, – кто больше выпьет литров. Победу одержал Артём, за восемнадцать минут, выпив 20 кружек. Правда, он тут же выскочил, и слил, всю жидкость в одно место. Но это было третьим делом, так как соперники по пиву, за ним, «повтор» произвели, при меньшем выпитом количестве. Всё – «вылили».


Работа в целом приносила удовольствие. Ему немало помогли руководители – всех предприятий города. Он, как-то быстро с ними познакомился, за помощью к ним обращаясь, по работе.

В АТП – 9 [2] выделяли автотранспорт, в ДРСУ [3] – дизтопливо – к насосу и компрессору, для трактора, в Бумажной фабрике брал экскаватор, бетон на РБУ [4] строительства ГРЭС Новолукомльской, крупнейшей ТЭС в Европе [5].


22
  [2] АТП – автотранспортное предприятие [3] ДРСУ – дорожно-ремонтное строительное предприятие [4] РБУ – растворо-бетонный узел. [5] ГРЭС – гидроэлектростанция. ТЭС – теплоэлектростация.


[Закрыть]

Он понимал, – не личная заслуга, городу был нужен мост. Единственный мост деревянный, – старый, слабый, с ограничением – в пятнадцать тонн, мог развалиться вскоре. Тяжеловесный транспорт, не мог пройти, крюк делал через Лепель – грузопоток, большой. Сложились обстоятельства и, люди помогали.

Хотя, когда перевели однажды в Витебск, чтобы освободить для брата место – по отцу, руководителя МСР-5, помощь, внезапно прекратилась. Артёма в этом не было заслуги. Хотел бы, не успел, настроить никого, – сборы с ним были быстрыми. В течение пол дня он передал дела, и увезли его мост строить через балку – в парк Фрунзе, в центре Витебска, недалеко от пл. Свободы к кинотеатру [6] летнему на улице Доватора.

33
  [6] В настоящее время кинозал «Витебск».


[Закрыть]

Потом, начальник новый – участка Чашникского, попросил – руководителя, прислать Артёма в помощь, Артём поехать, отказался, аргументировав, – вдвоём, там делать нечего. Пришлось, Артёма возвращать руководителю, так как бетон возили с Витебска, а не из Новолукомля, машин свободных в АТП не стало, дизтоплива в ДРСУ – самим едва хватало, далее…


Построенный мост в парке им. Фрунзе.


Не знал он, почему так получалось. Из этого всего, мог объяснить – одну лишь связь. Она случайно появилась, после работы на участке, – через месяц.

Опыта не было – перед чинами преклонения. Решил, попробовать – мечту Мацкевича исполнить – выйти на гендиректора строительства крупнейшей ТЭС [7] в Европе.

Стал ожидать в приёмной, когда найдёт тот, время для него, чтобы смог с просьбой обратиться. Помощник объяснила популярно, что зря надеется, – у гендиректора, секунды не найдётся, чтобы встретиться и, предложила – ей, письмо оставить с просьбой. В течении недели, месяца, рассмотрит.

Момент улучшив, лишь помощник отвлеклась, открыл дверь в кабинет, с вопросом – разрешите?

Не видел раньше никогда, таких огромных кабинетов, ни в фильмах, ни в журналах. Могло в нём разместиться стоя, за тысячу людей, а за столом большим сидеть, – сто человек, не меньше. И, от него, к столу директора, – двенадцать метров. И много стульев у стены, – больше полсотни.

Подняв глаза, смотрел директор удивлённо, то на него, то на помощницу, готовую пасть в обморок. Она пыталась оправдаться, – не разрешала заходить, одновременно вывести пытаясь Артёма, силой, взяв под руку.

Директор с неподдельным интересом, спросил, – что хочет, от него?

– Нужен бетон нам срочно, Артём ответил робко. Мост строим в Чашниках восьми пролётный, в опору каждую – шестьсот кубов. Возим из Витебска в ЗиЛах, – малопригодный и, вариантов нет других, – как строить РБУ, склады цементные. Для этого, объём незначащий. На Вас только, надежда.

Директор попросил – Артёма и помощницу из кабинета выйти, жестом.

Стоял в приёмной он недолго, выслушивал упрёки. Негодование – рекой огромной, обрушивалось, с перерывом, – в секунду, две и, вновь потоком, на голову – неслось, со вздохом, пожеланием.

Выйдя от гендиректора, к двери напротив направляясь, не глядя, главный инженер, Артёму бросил на ходу, – письмо с гарантией оплаты за бетон, доверенность со всеми реквизитами мостостроительного предприятия. Быстрее привози, пока он добрый. Как видно, смелость – города берёт, а ты бетон на нашем РБУ. Бывает, что… везёт…, ведь, смелость города берёт.


Пока наряды проверяла нормировщик, зашёл, спросив у инженера разрешения.

Было обеденное время, тот не спешил и, предложил Артёму, почаёвничать, вместо обеда.

Дмитрий Сильвестрович Артёму симпатичен был со дня знакомства. С радостью с ним согласился, время обеда провести вдвоём. Тем более, у них есть тема для общения, другим не интересная.


– На протяжении большом – по времени, пытаюсь мир познать, себя, смысл своего существования, Артём признался, ожидая, пока чай в чайничке заварится.

Он сокрушался, – осознание приходит медленно ко мне. Я зачастую путаюсь в происходящем, не находя ему, не только объяснения, и восприятия, вместо того, чтобы понять, принять. Желание стать лучше и, казаться – себе умнее, убеждение даёт, что путаница мыслей, возникающая в голове, и есть – единственное правильное представление, происходящего в наших мирах: невидимом и видимом.

– Желание, умней себе казаться, и эго непомерное, открыто отражает в скрытом подсознании, все внутренние убеждения, тебя, как личности. Ведь знаешь, – не умней других, ответил Дмитрий Сильвестрович ему, заварку наливая. Из этого, ты сделал такой вывод.

Тот, кто допустит в мыслях путаницу в голове и, не уверен в том, как быть должно всё – в мире им воспринимаемом, понять не сможет, что – мир не такой, как кажется ему.

– Пытаясь сам себя исследовать, развить способность понимания различий – от истинного к иллюзорному, запутался – в сравнении происходящего, из-за не убеждённости – в действительности восприятия.

Как я могу определить, где истинное восприятие действительности, где – неверное? Как отличить реальность от иллюзии и ирреальности?

– Я попытаюсь объяснить, ответил Дмитрий Сильвестрович, налив в заварку кипяток Артёму и себе.

Всё, что воспринимаешь ты – себя и мир, – игра воображения, иллюзия, – программа существующая в подпрограмме, сознание в сознании, (матрёшка, находящая себя в матрёшке [8]).

Наукой современной установлено, что тело человека – со всеми свойствами, не только возникает из программы, и, существует по программе, в программе сохраняется, в самостоятельном воспроизводстве, записанной в шифровке ДНК – компьютере мощнейшем, – превосходящем многократно мозг.

Не только управляет в человеке – ДНК, всеми процессами, и существует, – в телах других, когда исходное исчезнет тело.

Не ДНК есть в человеке, а человек есть в ДНК. Это должно – задуматься заставить человека, о том, насколько ум запутан. Считает внутреннее – внешним, а внешнее – считает внутренним. Ведь человек считает внутренним – эмоции, и мысли, чувства, но это внешние вибрации сознания, а мир, с объектами, являющимися – лишь отражением в сознании, – считает внешним. Мир вывернутым видит – наизнанку, большое – малым, малое – большим. Так в восприятии казаться могут: атомы – вселенными, а бесконечное сознание в воображении – микроскопическим, лишь заключённым в коде ДНК.

И эта путаница не даёт возможности понять ему, кто он на самом деле, и вынуждает принимать происходящее, как жизнь свою, – на боль, страдания, тем самым обрекая [9] – себя и свою душу.

44
  [8,9] «Воображаемый мир. Особенности восприятия человека» – Станислав Милевич.


[Закрыть]

– Мне кажется, – программу эту, не смогу освоить. Запутанно.

– Не знаю. Но, возможно, сможешь, если мир станешь принимать, вселенную, как голограмму. То, что об этом думаешь, пытаешься понять – мир, окружающий, тебя от обывателей обычных отличает. Жизнь, понемногу изменяет всех – сознание. Помочь, найти прямое русло к истинному мирозданию, вот главное деяние, смысл разума.

Я думаю, что будет случаев немало в жизни – у тебя, когда происходить с тобою будут, – неправдоподобные, и, иногда, бессмысленными, кажущие – происшествия. Это, поможет разобраться в смыслах – происходящего.

– Со мной уже случалось многое, что вряд ли кто поверит, если об этом рассказать, настолько всё, для восприятия обычного, необъяснимо.

– Значит, в тебе я не ошибся, различия между реальностью и кажущим, ты видишь. Подобное случается со многими, но замечают это, мало, кто.

– События со мной происходящие, без – кажется, не видеть невозможно, как и в происходящие поверить – вероятности.

– Ты понимаешь, – сверхъестественного не бывает, есть наше лишь непонимание – причин событий. Не видим ясности. Наши суждения бездоказательны, лишь оттого что мы неграмотны, до нужной степени. Придёт и к нам период знаний и понятий, событий кажущихся нам сегодня – сверхъестественными.

Обеденное время пролетело. Всего лишь час, вопросов много снял. Артём прекрасно знал, случайного, не так и много в мире, и этим объяснить нельзя, всю путаницу, нужную, кому-то, и отделив происходящее. Господь, систему создал? Зёрна от плевел отделить? Или, после него, здесь, Кто-то намудрил? Тогда, как это допустил? Ответ, найти мне, невозможно, самому.


Он обратился – дать гарантию на Новолукомльскую ТЭС о том, что МСР-5 гарантирует оплату за бетон, полученный по факту, ежемесячно.

– Помог райисполком, на руководство выйти ТЭС? – спросил Мацкевич у Артёма, в восторге восхищения – активностью начальника прорабского участка.

– Нет. Был у ген директора строительства – ГРЭС, ТЭС.

– У генерального директора? – испуганно спросил Сельвестрович, Артёму, пристально смотря в глаза.

Он даже заикаться стал, услышав эту новость.

– Разыгрываешь ты меня, делая выводы из разговора?

Ты соображаешь, что могло с тобою быть, если бы только, попытался подойти, на расстояние – в сто метров? Тебя отправили в психушку, сразу бы? Пример иллюзии….

– Нет. Путаницы, – малого с большим. Никто меня и никуда не забирал. Там, у него – охраны, я не видел.

– Не смог, её увидеть. Разработки есть, всё видеть и, записывать.

– Следить за действиями, их фиксировать? Возможно. Значит, не показался им опасным.

Какой-то бред. К нему записывается, вперёд за месяц…, в удобное для генерала время, сам председатель райисполкома.

– Дмитрий Сильвестрович! Вы дайте гарантийное письмо, потом решайте, после результата, – иллюзия для Вас, невероятность? Или, простая сказка.

Тот, молча осмотрел Артёма и, понимая, что тот не больной, ушёл к руководителю за гарантийным – на бетон, письмом.


На деревянном мосту, через Ульянку, на въезде в Чашники с Заречной слободы, весел знак, запрещающий проезд автомобиля, – 15 тонн грузоподъёмностью.

Мост был на вид довольно крепким и руководство МСР, Артёма попросило – обследовать его, – возможен ли проезд на базе КрАЗа, автокрану г/п 16 тонн, чтобы не гнать в объезд, за восемьдесят километров. Весил тот кран – за 20 тонн.

Учитывая – в дополнительном объезде, участок грейдера под 20 километров, – похожий на стиральную доску, предложено – узнать возможность риска, – проезда по мосту.


Проехав через Уллу, Артём остановился, невольно обратив внимание на стелящийся по земле туман. Решив всё-таки залезть под мост и осмотреть настил, опоры, и места их сопряжения, … и понял (?), что с туманом, к ним пришла зима, увидел под собою лёд. Всё изменилось вмиг, как и сам мост.

Услышав выстрелы и, злобный лай собак, крики – бегущих по мосту людей, затем падения с моста на лёд убитых, раненых, Артём предельно испугался. В душе, неистово метался, не в состоянии собраться и, определиться.

Вспомнил Мацкевича, реальность – кажущуюся, проверить не решался. – выйти из-под моста, попробовать нарушить ирреальность, если есть таковая в этом факте. На льду лежали раненные, и – стонали, убитые – молчали.

Сверху – раздался смех и возгласы: «Жиды живучие, ни лед, ни пуля не берёт!», и вновь услышал выстрелы. – Добили раненых.

Артём настолько испугался, что не заметил, что замёрз. Вскоре всё стихло. Осторожно, из-под пролёта высунулся. Огляделся. Артём не видел никого, кроме убитых распластавшихся на льду, в застывших позах, неестественных. Он в ужасе, фуфайку снял с убитого, чтобы сильнее не замёрзнуть, понять пытаясь, что произошло, куда попал он – снова, что делать, в этой ситуации ему. Пошёл по следу машинально, невдалеке увидел, – под конвоем, идущую к Заречной Слободе, колонну, – в триста, больше, человек. Люди безропотно, как овцы на заклание, шли медленно, без ропота



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное