Свами Даши.

Волк. Размышления о главном



скачать книгу бесплатно


ВОЛЧЬЯ ГОЛОВА – МОЙ КЛИЧ УДАЛОЙ.

СТЯГ МОЙ – С ВОЛЧЬЕЙ ГОЛОВОЙ.

КОГДА РЕЕТ ВОЛЧЬЕ ЗНАМЯ,

ДУХ МЯТЕЖНЫЙ ВЛАДЕЕТ МНОЙ.

Акын Суюнбай Аронулы, XIX век

1. Первая встреча

Глава о загадочных и необъяснимых событиях, произошедших тридцать лет назад, и о первой встрече с удивительным животным – волком.


Давным-давно, когда я был еще совсем другим человеком, я вдруг почувствовал, что со мной что-то происходит. Что-то новое и доселе неведанное. Это было лет тридцать назад. Я начал замечать в себе новые качества, новые желания и побуждения. Началось все с необъяснимого желания бежать куда глаза глядят. Я просыпался ни свет ни заря, еще затемно выходил на улицу и бежал. Бежал, пока не взойдет солнце. Тогда я себе объяснял это тем, что начинаю новую жизнь, а бег полезен для здоровья как физического так и психического – ведь во время бега наше тело производит «гормоны счастья», выбрасывая в кровь охапки эндорфинов, без которых жизнь может показаться сущим адом. Я наслаждался своим новым увлечением, а жизнь и правда начала меняться. И не просто в лучшую сторону, а в какую-то совсем другую степь – меня уводило от самого себя, но мне было не страшно потерять прошлое. На удивление, все изменения радовали меня своей новизной, а стремление бежать уводило все дальше от прошлых заблуждений. Во время своих утренних одиночных марафонов я стал осознавать некоторые ранее недоступные моему пониманию истины.

Но однажды произошло нечто из ряда вон выходящее. Дело было зимой, я был в своем лесном доме, в своем любимом одиночном «полете», когда ты можешь отрешиться от всего, что создает такой невыносимый сумбур в голове, что даже тело начинает болеть. Многим знакомо это ощущение: от обилия житейских проблем начинает ломить все кости в теле, суставы начинают трещать, а организм усиленно сопротивляется тому хаосу, что поселился в голове и не дает спокойно уснуть по ночам.

Было темно. Шесть часов утра. Зима. Лютая стужа, но без пронизывающего ветра. Все вокруг, казалось, застыло, и время остановилось. Электронные часы на моем запястье помутнели, цифры расплылись, и экранчик показывал какие-то кристаллические структуры вместо часов, минут и секунд. Я побежал в эту застывшую хрустальную чистоту, в эту тишину предрассветного леса. Я бежал и ни о чем не думал. И вдруг осознал, что бегу не один. Это ощущение было таким ярким и таким однозначным, что я повернул голову и увидел слева от себя бегущую собаку. И тут же припустил еще быстрее. Это была не собака. Это был крупный черный волк. Он смотрел вперед, но, когда я обернулся во второй раз, не сбавляя темпа бега, волк поглядел на меня. В этот момент первые лучи солнца упали на его морду, и глаза его показались мне отлитыми из чистого золота. Они блестели и испускали золотистый свет.

Волк бежал и смотрел прямо мне в душу. Я не чувствовал ног, но, к моему удивлению, продолжал бежать, не сбавляя скорости. Волк не отставал – мы бежали вместе и поглядывали друг на друга. Я понял, что он неопасен. Мне показалось, что это он мне сам сказал: «Не бойся. Я с тобой». Мы бежали и бежали, но, когда стало светать и над суровым зимним лесом взошло бесконечно далекое солнце, волк внезапно исчез. Я остановился и оглянулся вокруг. Стал думать, а уж не сплю ли я? Посмотрел на часы. Электроника отогрелась и показывала нечто невообразимое – было девять утра! Мы с волком бежали три часа, а я не заметил, как прошло время, я даже не устал и не запыхался. Оглядевшись по сторонам, я осознал, что понятия не имею, где нахожусь. Я был в самой чаще непролазного леса.

Интуитивно я кое-как нашел дорогу обратно и пришел в свой лесной сруб уже только к полудню, если не позже. Но что удивительно, я не замерз, но был полон невероятной энергии и испытывал такой эмоциональный подъем, что не было никаких сил даже есть. Я тут же стал сам себе пересказывать все произошедшее со мной. А потом понял, что надо делать. Я нашел старую тетрадь, смахнул с нее пыль и каким-то огрызком карандаша стал записывать события этого утра…

Недавно я снова был в том лесном доме и, выгребая ненужный хлам, наткнулся на эти записи. И понял, что хочу поделиться со всеми теми переживаниями, которые изменили меня навеки…

2. Сжигая мосты

Как можно познать себя с совершенно иной стороны, оставить позади все лишнее в жизни – ненужные чувства, мысли и людей.


Когда-то я был совсем другим волком. Я был оборотнем. И принадлежал к стае таких же оборотней-волков, которые жили по волчьим законам. С волками жить, по-волчьи выть. Эта поговорка хорошо отражает ситуацию тех лет. О, это было целую вечность назад и кажется, что не со мной, а с каким-то другим человеком.

Недавно старые друзья пригласили меня на праздничное мероприятие по случаю дня рождения одной из ключевых фигур. Все эти годы мы поддерживали хорошие отношения, не теряя друг друга из виду. Но в этот день я вдруг понял, что никуда не пойду. Я осознал, что наше общее прошлое осталось далеко позади, и произошло это уже давно. Просто мы не замечали этого, общались «на автомате», не задумываясь, зачем вообще нам это нужно. Говорить «о тачках, телках и бабках» мне давно неинтересно. А в этом кругу тематика разговоров строго ограничена старой традицией, которая стала настолько банальной, что просто тошно. Я понял, что оборотень растворился во мне и исчез без следа, а его место занял благородный волк, которому неведомы злоба, мелочность, мстительность и прочие сомнительные качества и активности.

Встретив своего настоящего волка и познав себя с совершенно другой стороны, я понял, что ушел от старой этой идеи. Я больше не оборотень. Я отрезал себе путь назад. Стал другим волком. Волком-одиночкой. Мне больше не нужна стая. Стая, которая предала свои принципы, стая, которая снова и снова зовет меня в стиле «Чего не общаешься со старыми друзьями? Чего не хочешь к нам в баню подъехать?», чтобы снова и снова произносить привычные слова, которые, увы, не имеют ничего общего с реальностью. На словах-то все так, да по жизни сидят на пятой точке, ровно сидят. Мало кто остался настоящим оборотнем. А я уверен в себе и в своем пути. Мудрость, интуиция, бесстрашие – все читается в глазах моего волка. Все, что внутри, можно прочитать в глазах. И любовь, и преданность, и многое другое. Волк молчит, но глаза его говорят с тобой. Волк смотрит, и каждый видит в его взгляде что-то свое. Волк – это зеркальное отражение тебя. Заглянув в его глаза, ты увидишь там себя истинного, со всеми страхами, недостатками, проблемами и непониманием.

Я такой, как есть, и точка. Мой черный волк ведет меня, и я уже не прячусь от солнца, а наоборот, бегу навстречу восходу. Каждое утро каждого дня своей жизни. Не оглядываясь назад, направляя внимание только вперед, навстречу новому дню. Так же, как это делает мой волк с золотыми глазами.

3. Петля

Даже если человек сбился с избранного им пути, он способен выйти из этой ситуации и извлечь уроки


Спустя какое-то время после встречи со своим волком я, что называется, «сбился с дороги». Не то чтобы я разделял свой путь на правильные и неправильные шаги, о нет. Да и пути как такового нет. Но можно сказать, я сделал «петлю», в очередной раз вернувшись к одной проблеме, которая мучила меня в те годы. В очередной раз хочу подчеркнуть, что я не стесняюсь признать – да, есть вещи, которые очень сильны, но через них тоже надо пройти, и пройти, не прячась от ужаса, а наоборот, встречаясь с ним лицом к лицу.

Тогда я уже прошел свое первое «посвящение» сорокадневным голодом, когда я запер сам себя в своей квартире. Я уже общался с Мариной Михайловной, моим первым Учителем с большой буквы. Я уже поверил в ее необычайный дар предвидения и исцеления, когда она спасла меня от заражения крови после того, как доктора вшили в меня спасительную капсулу «Эспераль», которая под страхом смерти удерживала меня от выпивки. Но вот действие «Эсперали» закончилось. Ну и, разумеется, как самый любопытный искатель истины в мире, я решил проверить, насколько сильно во мне еще желание «накатить». Я купил осетрины, хотя уже давно не ел продуктов животного происхождения, встал на Аничковом мосту в Питере и, собственно, «накатил». Осознанно набухавшись, я на радостях пошел вразнос. И вот раннее хмурое утро, часов пять, на дворе белые ночи. Я выползаю из «Конюшни» – так назывался ночной клуб «Конюшенный двор», расположенный на набережной канала Грибоедова возле храма Спас на Крови. Представьте – бело-синее небо, особый запах свежего утреннего Питера, купола с крестами. Молись, да и только. И так меня накрыло, простите за выражение…

Я вышел на проезжую часть, рухнул на колени и взвыл. Мне было в тысячу раз хуже, чем когда-либо до этого. Я понял, что вот оно – то самое дно, которого все так боятся и избегают. Меня объезжали машины, обходили люди, даже те, кто вываливался из клуба, – они видели, как я плакал и молился. Зрелище, видимо, было, как говорится, «не для слабонервных». Это был крик души, бесконечное раскаяние, бесконечная мольба дать мне сил пережить этот кошмар и ужас, сделать так, чтобы это больше не повторилось никогда. Это была молитва вне догмы.

Потом я кое-как пришел в себя и поехал домой, чтобы снова запереть себя в квартире и снова отголодать все то, что накуролесил, по-честному. Да, я запер себя, лежал, стонал и, простите, блевал. И думал о том, что даже волк может тоже обожраться до блевоты, еще раз прошу прощения за физиологические подробности.

К вечеру следующего дня интоксикация немного отпустила. Я смог встать, вышел из дома на берег Финского залива, увидел этот свет белых ночей, снова прослезился от красоты всего сущего. И осознал, что только коснувшись дна, можно от него оттолкнуться и всплыть на поверхность. Только так можно по-настоящему вырасти.

Этот случай окончательно привел меня к уединенной работе над собой. Я смеялся над своими глупыми мыслями, которые нашептывали мне: «Зашивка кончилась, можно распрягать лошадей и пить сколько влезет». Я медитировал, читал книги, но не давал себе спуску.

Это реально была последняя встреча с прошлым, с моим демоном. Я осознанно пошел на эту встречу, но на ином уровне сознания. Это был просто проигранный бой. Но сегодня я могу сказать, что войну я выиграл. И получил такой опыт: «Упал? Вставай, соберись, тряпка! Делай что хочешь, грызи асфальт, но вставай!» И я хочу подчеркнуть, что не упал. Я оступился. И не остался лежать в этой «канаве», и в этом проявилась моя волчья закалка.



С другой-то стороны, все, конечно, зависит от психики. Полно таких людей, которые каждые выходные вот так вот в белые ночи выходят из клубов в полном угаре, и им нормально, для них это в порядке вещей. Они отсыпаются и продолжают свою ежедневную жизнь как ни в чем не бывало. Но я слишком чувствительный к такого рода «процедурам». Для меня этот ужасный эпизод на тот момент казался концом жизни. Но надо понимать, что алкоголь – это демон, и тут уже ничего не попишешь, ничего не посоветуешь. Это можно только прожить – выпить эту свою бочку, пока самому противно не станет. Иначе ты будешь снова и снова к этому возвращаться. С демоном алкоголя можно справиться только один на один. И победа зависит от силы твоей личности. Это фактически победа над самим собой. И нужно обязательно искать в себе силы и создавать себе иную жизнь, в которой не будет места этому демону. Ты должен заполнить ту пустоту, которую многие привыкли заливать спиртным.



СЕГОДНЯ Я МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО ВОЙНУ

Я ВЫИГРАЛ. И ПОЛУЧИЛ ТАКОЙ ОПЫТ:

«УПАЛ? ВСТАВАЙ, СОБЕРИСЬ, ТРЯПКА!

ДЕЛАЙ ЧТО ХОЧЕШЬ, ГРЫЗИ АСФАЛЬТ,

НО ВСТАВАЙ!»

4. Аутсайдер

О том, почему не стоит бояться прослыть аутсайдером, а также о том, в чем польза регулярного бега.


Я всегда существовал отдельно от социума в той или иной степени. Не могу сказать про себя, что я стадное животное, нет, я одиночка. И даже там, где принято кучковаться компаниями, где социальные группы – это один из инструментов выживания, я остаюсь верен себе: я всегда в стороне от массовых сосуществований, одному мне гораздо проще и понятнее. Я даже не аутсайдер, нет. Я просто очень глубоко асоциален. Я вне. Слово «аутсайдер» имеет некий лузерский оттенок, мне не хочется с ним ассоциироваться. Да и бог с ним.

Когда я жил в Индии, в Пуне, где принято сосуществовать сообществами, я был в своем роде отщепенцем. Я был один, ни с кем не группировался, для меня это было как соблюдать чистоту своего жилища или чем-то вроде личной гигиены. Не хотел впускать в себя чужие мысли, слова, действия. И была у меня там одна подруга, звали ее Аба (Abha). Она была очень красивой девушкой и в какой-то момент, что называется, пошла вразнос: спала со всеми подряд, как заправская эмансипированная женщина. Устроила так называемую сексуальную революцию. А мы с ней общались по-приятельски и были соседями. И вот однажды я иду и вижу: сидит Аба возле бассейна, и такая грустная-грустная. Что-то приуныла, как говорится. Я присел рядом, спросил, что за печаль ее настигла в такой прекрасный день. А я тогда был очень активен, бегал, медитировал, служил идее. И Аба так горестно вздохнула и говорит: «Все, что я хочу, это стать таким же джедаем, как ты, таким же волком-одиночкой!» И заплакала. Это был один из примеров, который меня очень тронул, до глубины души. Я проникся сочувствием к этой девушке, мне было ее жаль, потому что она в упор не видела, что творит, что она была неосознанной, и осознала всю бедственность своего положения уже постфактум. Это очень тяжело. Словно сидишь у разбитого корыта, когда твоя золотая рыбка уже обиделась и уплыла покорять другие моря-океаны.

Поэтому не думайте, что аутсайдеры – несчастные люди. Они более цельные, они хоть и сами по себе, но не страдают от этого, уж поверьте. А вот от многочисленных лишних контактов еще как можно пострадать.

Я не хочу быть серой массой. Не хочу быть одним из спящих, а ведь большинство людей спят, причем глубоко и со сновидениями. Я этого образа жизни не приемлю. Да, чтобы жить, мне нужен интерес к этой самой жизни. К тому же, я хочу быть интересен сам себе, хочу развиваться. И этот интерес я нахожу внутри себя, мне никогда не бывает скучно одному, с самим собой.

Я не представляю, что такое скука в принципе. Вот я приезжаю в дом, где буду отдыхать со всем своим семейством. Приезжаю на день раньше. Задергиваю шторы, опускаю жалюзи и лежу один сам с собой в полной тишине и покое. И это потрясающе.

Там, в Пуне, в ашраме Ошо, была своя система, свои законы, правила. Что-то было принято делать, а что-то – совсем не принято. Я внутренне всегда был против системы, мне всегда хотелось переть в другую сторону. Но я находил баланс между системой ашрама и самим собой. Потому что у меня всегда были свои непоколебимые принципы. Поэтому сначала все сообщество ашрама думало, что я просто бегун, качок и вообще body person, то есть человек, полностью сконцентрированный на своем теле, бицепсах-трицепсах. На меня косо поглядывали, но я не обращал внимания – я знаю, кто я такой на самом деле, и чужое мнение по поводу меня совершенно ничего не означало.

В кругу «черных роб» – тех, кто уже прошел множество тренингов, практик и семинаров, кто уже мог сам преподавать какие-то определенные техники, – была одна женщина. Очень мощная личность. Немка. Звали ее Панкаш. Она была такая вся сухая, техничная, тело ее было развито просто идеально. Особенно поражали ее ноги – это слабое место не только у большинства обывателей, но и у многих практикующих. Так вот, Панкаш была «человек-ноги», что мне в ней очень нравилось. Когда я проходил тренинг «Тибетские пульсации», которые я сейчас даю на своих семинарах и тренингах, я видел, как все слабы, и только Панкаш была для меня примером для подражания – я ее очень уважал. Я с ней подружился, и она стала со мной бегать по утрам. А вскоре за ней потянулись и остальные «черные робы». Многие из них присоединились к нашему ежеутреннему марафону и, кажется, были очень довольны. Так я вышел из надуманного обществом «подполья» и в каком-то смысле стал лидером «движения бегущих».

По поводу бега. Я заметил, что даже в фитнес-залах люди очень мало уделяют внимания тренировке ног. Это непростительно, это в любом случае даст дисбаланс. Поэтому тренировка ног – превыше всего. Как я всегда говорю на своих семинарах: «Без низа нет верха!» Бег – это в первую очередь вызов самому себе, а во вторую – волевое усилие. Ведь это надо же еще себя вытащить рано утром из постели, заставить в любую погоду выкатить свои телеса на улицу, в парк или в лес, заставить себя бежать, а не быстро идти в ленивую «перевалочку». В общем, это серьезная работа над своим эго. Сначала надо привыкнуть к волевому усилию, а многие к этому не готовы. И уже только потом надо это волевое усилие убирать, словно ненужный костыль, после того как перелом сросся и гипс сняли. Теперь бег – это удовольствие. Вы уже не мыслите себя без утренней пробежки, ваше тело, ваше сознание, ваш дух требуют этого утреннего заряда бодрости, этой продышки, этого движения вперед и только вперед. Бег – это медитация, это дыхательное упражнение, бег задействует все группы мышц, разгоняет застоявшуюся энергию по телу. Движение, дыхание, звук… Это фактически оргазм в беге. Для настоящего волка бег – это все. Даже когда нет ни парка, ни леса, а только асфальт, я бегу по каменным джунглям. И в первую очередь именно для жителей каменных джунглей я создал методику «Чакровый бег». Правильная техника бега в сочетании с дыханием, концентрацией и визуализацией – это глубокое погружение внутрь себя, физическая, ментальная и энергетическая работа на всех уровнях. Фактически любой человек может использовать эту технику. Даже если вы не можете бежать, а можете только идти, начинайте с малого, но двигайтесь, и через какое-то время, когда энергия начнет аккумулироваться внутри и наполнять вас, вы побежите, тело само попросит движения.

Я против любой системы, но все-таки создал свою собственную. И для меня очень важно быть личным подтверждением эффективности моей системы «Дух – Душа – Тело», чтобы система была сама подтверждением того, что она транслирует, что в себе несет. Я не верю врачу-натуропату, который на восьмой час межконтинентального авиаперелета начинает есть самолетную еду. Ну не верю я ему и его системе! Система всегда постулирует и продает, постулирует и продает. И когда тебе система предлагает кредит, она продает тебе долговую яму. Я могу выйти к любому президенту Академии наук или к самому заправскому тантристу-тераписту и доказать эффективность своей системы на своем же примере. Если я говорю «честность», я честен. Если я говорю «тотальность», то я полностью тотален.

Что же касается семьи, то я легко совмещаю свою любовь к моим близким со своей любовью к уединению.

Ведь семья – это в каком-то смысле тоже островок уединения от внешнего мира. Я никого никогда не приглашаю в гости, это табу. Я не люблю чужих людей в своем доме. Ко мне в гости никто не ходит. Я жестко защищаю свое личное пространство и пространство своей семьи. У меня не классическая, а очень обособленная семья. А я – тот самый волк, который присматривает за своим потомством.

Система координат в моей семье создана мной самим, и в нашем пространстве сосуществовать могут только члены «стаи». Я всегда в курсе всего происходящего в нашей семье, от новых учителей в школе до спортивных достижений своих детей. Я все обсуждаю с детьми, не отворачиваюсь от их проблем. И у нас все очень по-честному, все в радость. А вот когда это превращается в рутину: привезти, отвезти, накормить, одеть, обуть, – тогда это может стать в тягость любому семьянину. Поэтому мы стараемся не уходить в «день сурка», придумываем себе всякие приключения, вместе путешествуем. И никаких догм. Если что-то сделано неправильно, всегда можно все решить, развернуть ситуацию в другую сторону.

Но, конечно, семейство и уединение – это оксюморон. И я должен сказать, что моя семья уважает мои правила, особенно мой ежеутренний четырехчасовой вход в день. Все знают, что папу в этот момент лучше не трогать, папа медитирует, занимается, снова медитирует и вообще полностью погружен в себя. А потом уже можно аккуратно подкрасться к нему и обсудить новый день.



ОДИНОЧЕСТВО ВОЛКА – ЭТО УЕДИНЕНИЕ.

И Я УВАЖАЮ ЭТОТ ВЫБОР.

ВОЛК ПОЕТ ПЕСНЮ О СВОЕМ УЕДИНЕНИИ.

ОН ПОЕТ О СЕБЕ. О ТОМ, ЧТО ЕМУ

УДАЛОСЬ ПОЗНАТЬ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное